ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

среда, 19 февраля 2020 г.

Навальный vs Президент РТ


https://www.facebook.com/tatarf/posts/1376309069215241?__tn__=K-R

Навальный vs Президент РТ
Навальный продолжает усердно торпедировать Татарстан. Теперь его расследование направлено на цель №1 – президента Республики. Сначала штаб Навального в Казани выложил в сеть своё расследование о президентском самолёте, затем его расшарил на всю страну сам Алексей Анатольевич, который большой мастер мочить крупных федеральных чиновников, банкиров и их любовниц, но в случае с Татарстаном как всегда получается не очень. Что ж опровергнем теперь ряд тезисов и фактов из этого «расследования».
1. Минниханов действительно летал в Нью-Йорк только не для того, чтобы увидеться с местными татарами, а ради выступления с докладом в ООН и проведения рабочей встречи с генсекретарем Гутерришем. Если кто не знает, Татарстан активно участвует в различного рода международных программах под эгидой этой главной всемирной организации. Была встреча и с деловыми кругами США. С татарскими диаспорами он встречается часто, но всегда по мере возможностями.
2. Главы любимых Алексеем скандинавских государств тоже летают бортами №1 прежде всего во время официальных или государственных визитов в другие страны. Для запланированных рабочих поездок они действительно пользуются самолётами регулярных авиалиний. Иногда, по необходимости бывает задействована военно-транспортная авиация. В визитах на высшем уровне таких стран, как Россия, США, Франция и т.д. фрахтуют сразу несколько самолетов, включая резервный борт для главы государства и отдельные воздушные суда для членов официальной делегации, прессы, протокольной службы и т.д. На фоне всего этого маленький самолётик Минниханова просто меркнет.
3. Экономика Татарстана сильно завязана на имиджевую составляющую республики и торговые связи с внешним миром. К примеру, объём поставляемой на мировые рынки продукции из РТ сопоставим с показателями экспорта Хорватии, Латвии и других независимых стран. При этом республика занимает 5-е место среди субъектов РФ по данному показателю. В результате внешнеэкономической активности президента Татарстана открываются новые возможности для сбыта продукции РТ, привлекаются иностранные инвесторы, которые создают рабочие места для татарстанцев. Имиджевые бенефиты вообще не поддаются числовому измерению, а для Татарстана они очень важны. Если вкратце, то один международный контракт для Татнефти и «Фалькон» окупается на годы вперёд. Хотя не исключено, что его вообще никто и никогда не покупал, а взяли в лизинг на пару лет, а 3 млрд – плод фантазии ФБК. Вдобавок, Президент Татарстана является по совместительству председателем совета директоров Татнефти, одной из самых успешных компаний России. Учитывая вышесказанное, вероятность того, что самолёт у неё на балансе, – высока.
Ну и самое отвратительное: лидер ФБК уже традиционно упаковывает свои ролики в броскую националистическую обертку. По замыслу автора, наверное, у населения России должно полыхнуть от того, что эти татары там себе позволяют… Выстраивая ложные дихотомии в попытках увязать дороговизну самолета с низкими зарплатами бюджетников, Навальный, по-видимому, завершает серию ударов по Татарстану (полпредства, минкультуры и теперь президент). На поверку выясняется, что татарстанский блок расследований ФБК – это полуправда, игнорирование объективных реалий, простые ответы на сложные многоплановые вопросы, передёргивание, подмена понятий, игра на публику в угоду третей могущественной силы и националистический флажок сверху. Навальный – это политический интриган, задача которого сломать, разрушить и зачистить территорию.
Послан очередной сигнал, и что важно, через Навального, будто бы одна из кремлевских башен хочет общаться с Казанью именно так. Руководству республики нужно понять, что истинным источником их власти и последней опорой является никто иной, как народ, благосостояние которого не растёт прямо пропорционально капитализации Татнефти. Это удручает людей и делает риторику Навального популярной.

Россия пошла в широкомасштабное наступление на Донбассе

https://inforesist.org/rossiya-poshla-v-shirokomasshtabnoe-nastuplenie-na-donbasse/?fbclid=IwAR22DzO9E1qNgH-SxSJ_ryMJMAoxvi51rpgVy1d2OfilJFxs-qUa3fNCGA4

Россия пошла в широкомасштабное наступление на Донбассе


Российские боевики атаковали позиции ВСУ сразу у нескольких населенных пунктов. ВСУ несут потери, бои продолжаются. Об этом сообщает Штаб ООС.
«Сегодня утром 18 февраля вооруженные формирования Российской Федерации атаковали позиции подразделений Объединенных сил вблизи населенных пунктов Новотошковское, Орехово, Крымское, Хутор Вольный. Оккупанты ведут обстрелы по нашим защитникам из запрещенного минскими соглашениями вооружения. Враг применяет минометы калибра 120 мм. Также противник ведет огонь из гранатометов различных систем и крупнокалиберных пулеметов», — говорится в сообщении. Российские оккупанты под огневым прикрытием перешли к активному наступлению и предприняли попытку продвижения через линию разграничения.
По состоянию на сейчас идет бой (08:40). К сожалению, в результате вражеских обстрелов украинские защитники понесли потери.
Бойцы ВСУ обороняются и дают адекватный ответ российским вооруженным формированиям. По ним ведется огонь для подавления их активности. Потери противника уточняются.
Как сообщает журналист Юрий Бутусов, Россия атаковала позиции ВСУ в районе разведения сил у Золотого. Бой идет несколько часов.
«Противник на широком фронте накрывает боевые порядки 72-й и 93-й механизированных бригад в районе участка разведения Золотое-Орехово-Новотошковка. На одном из опорных пунктов был ближний бой с российской штурмовой группой. Наша артиллерия открыла ответный огонь, подтягиваются резервы», — написал он.
Журналист отметил, что таких широкомасштабных боевых действий на фронте не было с 2018-го года.

В конституции предлагают зафиксировать «нерушимость» империи

http://region.expert/no_alienation/?fbclid=IwAR3xkdtScM-bLaKDowooj3-BwRO1p1otvNLy3-IXVgnVi_bHFS6Mr2aNbv4

В конституции предлагают зафиксировать «нерушимость» империи

В конституции предлагают зафиксировать «нерушимость» империи

Президент РФ Владимир Путин согласился с предложением рабочей группы конституционно запретить отчуждение территорий России.
Эту новость восторженно комментирует имперский идеолог Борис Рожин:
В условиях, когда старое международное право разрушается, главное для государства – это способность защищать свои территории. Естественно, у соседей возникают различные претензии на некоторые территории Российской Федерации, поэтому лучше законодательно закрепить невозможность их отчуждения и записать эту норму в основной закон. Причем речь ведь идет не только о Крыме, но также и о Курилах и Калининграде, например. И если в главном документе эту тему закрепят, то любому следующему президенту гораздо сложнее будет ввести «горбачевскую» политику в отношении территорий и интересов страны. Поэтому такую поправку к Конституции можно только приветствовать.
Борис Рожин придерживается сталинистских взглядов, но почему-то забывает, что именно при его кумире в конституции СССР 1936 года появилась статья:
За каждой союзной республикой сохраняется  право свободного выхода из СССР.
«Горбачевская» политика означала лишь реальное воплощение этого права – на основе свободных выборов в каждой республике, состоявшихся в 1990 году. Но примечательно, что в российской конституции 1993 года аналога этой статьи уже не было. Ни одна республика (не говоря уж об областях и краях) не обладает конституционным правом свободного выхода из РФ.
Но «рабочая группа» решила еще более усугубить эту «единонеделимость». И прямо утвердить характерный для империи двойной стандарт: присоединять территории других стран (Крым) РФ законодательно вправе, но если какой-то российский регион пожелает самоопределения – об этом запрещено даже думать. На страже «территориальной целостности» и без того уже стоит уголовный кодекс, но теперь подобный запрет планируют прописать и в конституции.
Помимо прочего, такая поправка будет блокировать любые свободные выборы в регионах РФ. Если какой-то кандидат в губернаторы или местные депутаты заявит в своей программе идею расширения регионального самоуправления, его выдвижение постараются максимально затормозить, пугая общество повторением «горбачевской» политики.
Но в любом случае, попытка остановить исторический процесс российской деимпериализации конституционными «поправками» выглядит смешно. В брежневской конституции было прописано «построение коммунизма» – ну и где оно теперь? Советский гимн начинался со строки о «Союзе нерушимом» – и похоже, авторы нынешних «поправок» до сих пор живут в той эпохе…

Песков заявил, что Кремль не проверял сообщения о пытках фигурантов «дела ‘’Сети’’»

https://www.znak.com/2020-02-18/peskov_zayavil_chto_kreml_ne_proveryal_soobcheniya_o_pytkah_figurantov_dela_seti?fbclid=IwAR2cohC_NOyl1_0L-cqrjzuhBJGGKe2300f0GSmirx26VS2SDqApD_ENZ7U
Песков заявил, что Кремль не проверял сообщения о пытках фигурантов «дела ‘’Сети’’»


Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Кремль не проверял сообщения о пытках фигурантов дела о сообществе «Сеть» (запрещено в России). 
«Это не проверялось со стороны администрации. Сама администрация и не может это проверять. Это не функция администрации президента», — цитирует Пескова ТАСС
Дело «Сети» было возбуждено в 2017 году. По версии следствия, члены организации, признанной в России террористической и запрещенной, планировали устроить мятеж и серию взрывов во время чемпионата мира по футболу и президентских выборов. Пока шло следствие, многие фигуранты дела заявляли о том, что к ним применялись пытки. На прошлой неделе в Пензе суд огласил приговор семерым фигурантам дела «Сети» (организация запрещена в России) Подсудимые обвинялись по частям 1 и 2 статьи 205.4 УК РФ («Организация деятельности террористического сообщества или участие в нем»). Дмитрий Пчелинцев, которого ФСБ считала организатором сообщества, приговорен к 18 годам колонии, Илья Шакурский — к 16 годам, Андрей Чернов — к 14 годам, Максим Иванкин — к 13 годам, Михаил Кульков — к 10 годам, Василий Куксов — к 9 годам, Армана Сангынбаева приговорили к 6 годам в колонии.
Несмотря на то, что делу «Сети» больше двух лет, широкий общественный резонанс вызвал только приговор. К настоящему времени в поддержку осужденных высказались сообщества ученых, учителей, художников и галеристов, книгоиздателей, режиссеров-аниматоров, психологов. Правозащитники и журналисты критиковали приговор. Также в поддержку выступил лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. Музыкант, фронтмен группы «Алиса» Константин Кинчев, выступая на фестивале «Чартова дюжина», посвятил «Сети» песню «Воздух».  

Служба новостей

И никакого местного самоуправления! Как музеи участвуют в башкиризации татар

И никакого местного самоуправления! Как музеи участвуют в башкиризации татар

Радий Хабиров

Радий Хабиров

Обозреватель "Idel.Реалии" Ильнар Гарифуллин рассуждает о специфике работы Национального музея Башкортостана в контексте предстоящей переписи населения.
Удивительные метаморфозы преподносит Башкортостан, особенно в последний год. Связаны они с предстоящей в октябре переписью населения.
Вот любопытный документ, весьма наглядно характеризующий реальность сложившейся административной конфигурации в РБ.
Власти напрямую вмешиваются в деятельность органов местного самоуправления и подконтрольных им организаций, руководствуясь интересами башкирского этноса
Если коротко, то Национальный музей республики Башкортостан приказывает всем отделам культуры муниципальных районов и районным музеям проводить не реже 2-3-х раз в квартал (т.е. ежемесячно) мероприятия по продвижению башкирского языка, истории, культуры. И именно всем муниципальным музеям республики. И подтверждать проведение этих мероприятий необходимо разного рода фото- и видеоматериалами с обязательным отчетом "наверх".
Ну, и что здесь не так, спросите вы? В этой истории смущает многое.
Первое и самое главное — Национальный музей отдает приказ органам местного самоуправления. Странно, не правда ли? Т.е. государственное бюджетное учреждение, подчиняющееся министерству культуры Башкортостана, напрямую вмешивается в деятельность органов местного самоуправления, а также финансируемых и подототчетных им муниципальных музеев, напрямую указывая идеологическое направление их работы. Слово "вмешивается" тут не образное выражение, а реальность. В приведенном документе черным по белому пишется "В обязательном порядке предоставить отчет".
Второе. Обратите внимание на то, что распоряжение музеям дается на основании поручения главы республики по итогам встречи с представителями местных курултаев башкир районов и городов РБ. То есть власти напрямую вмешиваются в деятельность органов местного самоуправления и подконтрольных им организаций, руководствуясь интересами башкирского этноса. Стоит отметить, что помимо встречи с представителями башкир руководство Башкортостана провела лишь встречу с представителями русских — речь идет о том, что Радий Хабиров участвовал в работе V съезда русских Башкортостана (апрель 2019-го). Почему для представителей русского народа было сделано такое исключение, понятно — как теперь принято говорить устами московских политтехнологов, народ это государствобразующий, а значит, требующий особого внимания. А вот другие народы Башкортостана, в том числе и татары, которые в реальности не уступают по численности двум вышеобозначенным этническим группам и составляют третью часть населения республики, такой преференции не получили. И это не случайно.
Музей какого-нибудь условного Чекмагушевского или Туймазинского района будет обязан проводить мероприятия по пропаганде башкирского языка, культуры на территории, где проживает татарское население
Не стоит забывать, что башкирскими можно считать только юго-восточные и частично северо-восточные (за исключением Кигинского) районы Башкортостана. Только эти районы являются территориями компактного проживания башкирского населения. Территория к западу от Уфы — это зона сплошного компактного проживания татарского населения. Вот и выходит, что музей какого-нибудь условного Чекмагушевского или Туймазинского района будет обязан проводить мероприятия по пропаганде башкирского языка, культуры на территории, где проживает татарское население. Учитывая скудные финансовые бюджеты таких муниципальных музеев, на практике это будет означать, что, собственно, на продвижение татарского языка, истории и культуры уже не останется ни сил, ни возможностей. Тем более, сохранение "татарскости" в Башкортостане уже давно не приветствуется, а обществу постоянно посылаются месседжи в духе "татарскому языку, татарской идентичности, да и вообще татарскости здесь не место".
Ну, а если не забывать об активно проводимом официальными структурами и рядом государственных СМИ Башкортостана пропагандистском проекте по изменению этнического самосознания татар, то нетрудно понять, что в конечном итоге это распоряжение также является частью массированной кампании по подготовке к очередной фальсификации переписи, возможно даже большей чем в 2002 и 2010 годах. Т.е. цель всё та же — переписать татар башкирами, используя административный ресурс уже на этапе подготовки, закрепив всё это потом, по мере необходимости, уже прямыми приписками при подведении итогов. Естественно, говорить о каких-либо конституционных правах и свободах, а уж тем более о равноправии народов Башкортостана просто не приходится.
Цель всё та же — переписать татар башкирами, используя административный ресурс
А еще за последние полгода в татароязычных районах Башкортостана появилась доселе непрактиковавшаяся тенденция назначения на должности руководителей местных администраций (к примеру, Бураевский, Стерлибашевский и Кигинский районы) и заведующих отделов культуры (к примеру, Туймазинский) "варягов" — этнических башкир с юго-востока республики. Это, конечно, тоже неспроста: данные назначения также напрямую связаны как с предстоящей переписью, так и с общим вектором на башкиризацию татар.
Булат Зинуров
Булат Зинуров
Наблюдается ли аналогичное рвение властей Башкортостана в деле отстаивания интересов татарского населения республики, сохранения и развития татарского языка? Конечно же, нет. Более того, даже частным иницитативам татарских общественных организаций ставятся всяческие препоны. Помимо скандала с "Татарским диктантом" чуть не случился еще один: начальник Управления национального образования минобра РБ Булат Зинуров попытался запретить школьникам-призерам региональной олимпиады по татарскому языку ехать в Казань для участия в её финальной части. И это далеко не всё! Со слов самих татарских общественников, выяснилось, что этот же чиновник и вовсе пытался запретить сам республиканский этап, проводившийся в январе в Уфе. Только жалобы татарских активистов и перспектива нового скандала позволила дать "задний ход". Но, как говорится, "осадок-то остался".
Начальник Управления национального образования Булат Зиннуров попытался запретить школьникам-призерам региональной олимпиады по татарскому языку ехать в Казань
Большинство школ в республике также муниципальные, т.е. де-юре должны подчиняться напрямую органам местного самоуправления. Но и тут на деле выходит, что это не так.
Совершенно чётко видно, что вся конфигурация выстроена таким образом, что местное самоуправление целиком и полностью встроено в систему вертикали республиканской власти.
Принцип встраивания местного самоуправления в систему этой самой "вертикали" заложен в одну из поправок, внесенных Владмимром Путиным, в рамках предстоящего изменения Конституции РФ. Этот пункт подвергается резкой критике многим правоведами — как прямо противоречащий принципу независимости местного самоуправления. Тем не менее, идея еще только обсуждается и не принята. В Башкортостане же, выходит, этот пункт давно реализован на практике.
И ладно, если бы этот ценный административный ресурс тратился исключительно на социально-экономическое развитие республики, а не на реализацию сомнительных политических проектов по башкиризации татар. Мало того, распоряжения муниципальной власти могут отдавать даже "государственные музеи". И неважно, что всё это противоречит как действующей Конституции, так и всем гражданским правам и свободам, гарантирующим, в том числе, равноправие всем народам нашей федерации.
Принцип "всё для фронта (переписного)" в РБ реализован по полной.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не совпадает с позицией редакции.
Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.
  • 16x9 Image

    ильнар гарифуллин

    Политический обозреватель "Idel.Реалии". Историк, политолог, кандидат исторических наук. Специалист по вопросам государственной национальной политики и национальных движений. Анализирует события в республиках Башкортостан и Татарстан. Исследует исторические процессы, затрагивавшие в недавнем прошлом население России и Волго-Уральского региона.  

Руслан Хамитов Как быть . Мысли о татарском народе

https://www.facebook.com/groups/416145971924025/permalink/1259607227577891/

Руслан Хамитов

На изображении может находиться: 3 человека, люди стоят


Мы татары проводим в последнее время много малочисленных пикетов и митингов. Много пишем воззваний, петиций и т.д. в основном в Интернете.
В выступлениях призываем не допустить отмены названия «президент» для главы республики.
Требуем возврата татарского языка в школы.
Требуем вывесок на татарском языке, требуем прекратить переписывать татар в башкиры, в мифических булгар, мишар...... требуем еще чего то там.
В общем, складывается впечатление, что в татарском национальном движении сейчас царит полный застой, отсутствует всякая динамика, что-то все не так.
Хотя по идее должны поставить на повестку дня вопрос о свободе для Татарстана и татарской нации. Что бы нам татарам самим самостоятельно решать вопрос, каким языком нам пользоваться, какую графику родного языка использовать, какую веру исповедывать. Что же является причиной нашей нерешительности, что нам мешает провозгласить открыто, что мы своей главной целью имеем добиться провозглашения свободы для нашего государства и нашей нации, вне зависимости от того, хочет того Москва или нет?
Боязнь, трусость, нерешительность, равнодушие и безразличие к своему языку и своей родной культуре?
Известно, что всякий народ, утративший не по своей воле государственность, не расстается с мечтой о ее восстановлении, пока он существует. Так было и у евреев, и у армян, которые в конце концов дожили до осуществления своей мечты. Не является здесь исключением и наш народ, татары всегда мечтали о восстановлении своей свободы.
Под лежачий камень вода не течет. Поэтому можно напечатать сотни деклараций,воззваний,требований по разным адресам, но все это будет уподобляться пустой хлопушке,пока не будет реальных протестных движений со стороны масс населения, как это происходило в 90-х годах в Татарстане.Было время когда русское телевидение начинало новостной блок с событий в Татарстане. По ТВ мы видели массы людей с реальными требованиями национальной свободы. Именно благодаря реальной активности татарского народа стал возможен и договор о разграничении полномочий с Москвой и Декларация о суверенитете.И это все реальное достижение татарского народа.Обидно читать некоторые публикации,где вся заслуга приписывается Шаймиеву. Конечно он сыграл свою роль, будучи опытным аппаратчиком в переговорах с Москвой, но он вероятно надеялся на силу подписанных бумаг и считал, что в дальнейшем он сможет обойтись без поддержки реального национального движения и их неудобных лидеров из числа народа. Он ушел от народа, аппаратными играми заменил реальное национальное движение на подконтрольное ему ручные национальные образования в виде сабантуйного ВКТ. Пока в России был ельцинский запой, Шаймиеву была дозволена относительная свобода внутри республики и возможность обогащаться лично.Придя к власти,птенец из гнезда КГБ, имперец Путин показал,что ему не нужны всякие самостоятельные национальные образования.Он грезит возрождением русской империи и соответственно этому ведет свою политику и внутреннюю и внешнюю. Шаймиев еще видно надеялся на какой торг с Путиным по поводу национальных свобод,но быстро сдулся. Под конец своей власти он навряд ли думал о свободе народа,больше о личном богатстве.За что и заслужил индульгенцию в виде безопасности в отношении богатств семьи и денег на свияжск. Вот так и получилось, что татарский народ оказался для Шаймиева инструментом в достижении своих личных целей.Особенно это стало заметно в последние годы при лишении Татарстана последних полномочий, а от Шаймиева пару раз слышался какой-то робкий шепот "это неправильно мы считаем".
Мы татары смотрим на все это, и нам трудно понять: пассивность народа - почему это, или это затишье перед бурей или это отсутствие настоящего лидера, могущего пожертвовать ради народа собой и привлечь внимание к проблемам народа?
Одно радует, что сегодня, наш народ в своей массе начал говорить об этом. Возмущаться этим. Думать об этом, не смотря на массированную обработку федеральных (русских) СМИ.

Фәрит Мөхәммәтшин милли телләргә “республика теле” статусы бирүне хупламады

https://www.azatliq.org/a/30441660.html?fbclid=IwAR0sBfMUf3TwKpA4KNZKsfVwKfXWLcjqbq70Tzn9HD9EKNkPt2kRmqbw4gc

Фәрит Мөхәммәтшин милли телләргә “республика теле” статусы бирүне хупламады


Фәрит Мөхәммәтшин
Татарстан Дәүләт шурасы рәисе Русиядәге халыклар телләрен дәүләт теле статусыннан мәхрүм итү турындагы тәкъдимне якламады.
Татарстан Дәүләт шурасы рәисе Фәрит Мөхәммәтшин Русиядәге милли телләрне “дәүләт теле” статусыннан мәхрүм итеп, Конституциядә аларны республика теле дип атауны хупламавын белдерде дип яза “Бизнес Online”.
Телләрне дәүләти һәм республика дәрәҗәләренә аеру тәкъдимен Русиядә украиннарның милли-мәдәни мохтариятен җитәкләүче Богдан Безпалько яңгыраткан иде. Безпалько фикеренчә, Русиядә дәүләт теле берәү – ул урыс теле. Ә калган милли телләр “республика теле” була ала. Болай эшләгәндә телләрнең стауслары арасында буталчыклык килеп чыкмый, һәм төбәкләрдә милли телләрне “көчләп укыту” да булмый дип саный ул.
Фәрит Мөхәммәтшин бу турыдагы сорауга “Мондый әйбер булмаячак. Берни дә үзгәрми, шул килеш кала” дип җавап биргән. Ул үзе әгъза булып торган Конституциягә үзгәрешләр әзерләүче эш төркемендә телләрнең статусларын элеккечә саклап калдырырга кирәклеге әйтелгәнен белдергән. “Урыс теле өйрәнелә, һәм Русия субъектлары төп халыкларының телләре дәүләти була ала. Бу безгә ярашлы. Юрап маташмыйк, әлегә ачыклык юк” дигән Мөхәммәтшин.
Дәүләт думасының мәгариф һәм фән комитеты рәисе Вячеслав Никонов бу үзгәрешнең мәгънәсен аңламавын әйткән. “Бездә хәзер 32 дәүләт теле. Мин моны сүз уйнату дип аңлыйм, бу төзәтмәнең мәгънәсен аңламадым” дигән Никонов.
Урыс теленә “гомумдәүләт теле” статусы биреп, башка халыкларның телләрен “республика теле” итеп Конситуциягә язу тәкъдимен Безпалько узган атнада Русия президенты Вдалимир Путин белән очрашу вакытында әйткән.

Безпалько сүзләренчә, Русия субъектларында милли телләрне көчләп укыталар, укымаган өчен хәтта штраф та сугалар. “Урыс теле һәм субъектның дәүләт теле беррәттән кулланыла” дигән формулировканы еш кына “урыс теле урынына субъектның дәүләт теле кулланыла” дип аңлыйлар” дигән Безпалько. Шуңа күрә ул Конституциядә “субъектлар үз дәүләт телләрен урнаштырырга хокуклы” дигән сүзләр урынына “үз республика телләрен урнаштырырга хокуклы” дип язарга кирәк дип саный. “Бу республика телләренең әһәмиятен, аларны өйрәнүгә, үсешенә хокукны киметми” дигән Безпалько.

Нафигулла Аширов: «Смысл существования Совета муфтиев был оправдан тогда, когда он мог быть советом»

https://golosislama.com/news.php?id=38079&fbclid=IwAR1ImKRwwB04KNCSas0v8GYveuMyJ5-mYKUA9uCvU1D7pyv-vG4H_qWFGUk

Нафигулла Аширов: «Смысл существования Совета муфтиев был оправдан тогда, когда он мог быть советом»


Недавно председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла Аширов довольно критично высказался о деятельности ДУМ РФ, упрекнув структуру Равиля Гайнутдина в попытках перетянуть приходы под свое крыло. Заявление муфтия вызвало «аллергическую» реакцию в ДУМ РФ и бурные дискуссии в мусульманской умме. В интервью «Реальному времени» Нафигулла хазрат ответил на обвинения в свой адрес, рассказал о конкуренции муфтиятов и об установившейся вертикали в организации Гайнутдина.

«Когда создаются параллельные муфтияты, это вносит дезорганизацию»

— Нафигулла хазрат, что заставило вас выступить с критикой ДУМ РФ?
— Как и любого мусульманина, не только имама или муфтия, меня не могут не заботить процессы, которые происходят в Российской Федерации в области ислама и деятельности мусульманских организаций. Мы видим, что при всех усилиях духовных управлений уровень религиозности остается очень низким. Говоря об этом, конечно, прежде всего я имею в виду наших татарских и башкирских мусульман. Я, наверное, не ошибусь, если скажу, что 70—80% наших людей практически не совершают намаз, который является после признания веры одной из основных форм поклонения, которое возложено на каждого мусульманина.
Сегодня в регионах действительно созданы и создаются муфтияты. Некоторые говорят о 80 муфтиятах. Но все-таки мы не будем брать эту цифру за основу, потому что есть крупные муфтияты, в составе которых действует целый ряд региональных муфтиятов. К примеру, Духовное управление мусульман Азиатской части России — не просто одно духовное управление, оно, являясь централизованной организацией, объединяет ряд региональных духовных управлений, которые с учетом специфики и условий той или иной местности ведут свою работу. Поэтому многие, не зная, возможно, внутреннего устройства централизованных религиозных организаций, а порой и умышленно, чтобы придать остроту этому вопросу, постоянно транслируют эту цифру.
Конечно, создание духовных управлений не должно являться самоцелью, делаться ради бахвальства количеством своих организаций. Когда количество мечетей в том или ином регионе достигает определенного уровня, возникает вопрос их консолидации в рамках регионального духовного управления, которое будет взаимодействовать и представлять интересы общин перед органами государственной власти на местах. Сегодня муфтияты в регионах работают по мере своих возможностей, финансовых в первую очередь, и это на повестку дня поднимает острый вопрос их финансирования, в том числе и из Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования, который ставит вполне благородную цель — оказание помощи мусульманским организациям в их уставной деятельности. Но, как известно, отдельные муфтияты, имеющие прямой доступ к этому источнику поддержки, не всегда учитывают потребности организаций в регионах, оставляя их один на один со своими проблемами. И это один из важных вопросов, касающихся не только финансовых взаимоотношений, но и являющийся, по сути, лакмусовой бумажкой уровня взаимоотношений внутри самой организации. Мне известно, что в настоящее время в регионах ведется широкая дискуссия среди лидеров мусульманских организаций по этой проблеме. Также, я думаю, в результате обращений по данному вопросу наступает понимание и у самого руководства фонда.
Но проблемы возникают и другого характера. Это когда то или иное духовное управление вместо того, чтобы развивать и усиливать свои организации, где они есть, начинает деятельность по созданию параллельных муфтиятов и общин там, где они уже есть и ведется реальная работа! Несомненно, это вносит дезорганизацию в деятельность уже существующих организаций, как и не служит укреплению взаимного доверия, являющегося важной составляющей религиозной деятельности.
— То есть поводом для ваших высказываний послужило создание таких параллельных структур в регионах, которые относятся к юрисдикции Духовного управления мусульман Азиатской части России?
— Я не выступал касательно каких-то своих интересов, а как муфтий излагал общую проблему, которая существует в духовных управлениях мусульман в различных регионах России. Например, есть духовные управления, эффективно действующие в течение многих десятилетий, они зарекомендовали себя и наладили хорошие связи с органами государственной власти в решении различных вопросов мусульман. Но туда направляется какой-нибудь представитель другого духовного управления, который, прежде чем прийти в духовный центр или мечеть, идет в администрацию, сообщает, что его сюда делегировали, наделив полномочиями представлять мусульман. Естественно, это вносит фактор непонимания. При такой ситуации органы государственной власти, дистанцируясь от привнесенных разногласий, говорят: «Вы там разберитесь между собой, тогда и будем обсуждать вопросы». Таким образом, решение многих вопросов с администрацией, будь то получение участка земли или строительство мечети, остается в подвешенном состоянии.
— Для чего создаются такие параллельные структуры? С какой целью?
— Я думаю, главную роль здесь играет только желание укрепить свою организацию и расширить сферу влияния в регионах. Республики страдают от этого меньше всего: там есть устойчивая структура местного муфтията, четко обозначенные границы ее деятельности, налаженные связи с местными руководителями и меценатами. Проблемы же в основном касаются именно межрегиональных духовных управлений, действующих в различных регионах без четко обозначенной территории сферы своей деятельности при смешении общин.
— Вас задело именно то, что ДУМ РФ создает такие параллельные структуре в ряде регионов?
— Я уже об этом говорил. В данном вопросе я не выступаю как лидер духовного управления, а озвучивал и озвучиваю на примере нашего духовного управления общую проблему, которая нарушает гармонию взаимоотношений между мусульманскими организациями. Я открыто говорил об этом и приводил примеры, которые многим хорошо известны.
Да, такие инициативы были бы разумными, если бы проявлялись в какой-либо местности для оказания помощи при самой организации мусульман в общину, там, где нет организованных структур, допустим, в каком-нибудь селе, где нет даже мечети. Это пожалуйста, более того, это разумно и полезно! Но приезжать туда, где уже есть общины, муфтият, и создавать параллельные структуры, пытаться учредить еще одно духовное управление, в одностороннем порядке назначать ответственного от другой организации — это, несомненно, ведет к дезорганизации исламской деятельности и никому не нужной борьбе, отвлекающей силы и время от реальной работы.
Есть сотни городов и сел, где нужно открывать религиозные организации, строить мечети, будь то в азиатской или в европейской части страны, которые я не разделяю на чьи-то личные сферы влияния. Ни один разумный мусульманин не может быть против этого. Вот о чем я говорю при встрече с нашими братьями по религиозной деятельности, многие из которых понимают суть проблем. К сожалению, мои слова, в первую очередь направленные на гармонизацию отношений между крупными межрегиональными организациями, руководством духовного управления, породившего неадекватную реакцию «аксакалов», были восприняты как выпад в отношении их организации.
Я, как и каждый религиозный деятель, обязанный прямо и открыто высказываться о существующих проблемах в сфере нашей общей деятельности, уверен, что мои слова разделяют и многие лидеры мусульман в различных регионах нашей страны.

«Духовное единство живо только там, где есть совет и совещательность»

— Как у одного из заместителей совета председателя Совета муфтиев, у вас, наверное, была возможность инициировать обсуждение? Они не любят, когда к ним обращаются в прессе?
— Я должен уточнить, что не являюсь ни чьим заместителем. Централизованная религиозная организация — Духовное управление мусульман Азиатской части России — одна из старейших религиозных организаций современной России, получившая государственную регистрацию Минюста РФ в Москве еще в далеком 1998 году. По своему уставу является абсолютно самостоятельной религиозной организацией мусульман, структурно не входящей ни в какие другие организации или объединения. Вот уже в течение более 20 лет мы ведем свою деятельность сугубо в соответствии со своим внутренним Уставом. При этом мы сотрудничаем со многими духовными и общественными организациями мусульман. Да, можно сказать, что есть соглашения о совместном сотрудничестве, служащие для координации совместных усилий в решении различных вопросов, как, например, с Духовным управлением мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ) и рядом других центров исламской деятельности, в том числе и с Советом муфтиев России, но они имели силу, пока он оставался Советом.
Именно из желания придерживаться общих целей и задач мы стараемся со всеми поддерживать духовное единство, к которому всегда стремимся. Но этого единства невозможно добиться волевыми директивами или, тем более, принуждением! Духовное единство живо только там, где есть совет и совещательность, учет всего спектра мнений духовных лидеров организаций и выработка решений на основе общего консенсуса. Только такое решение будет приемлемым для широкого круга верующих, а иначе, как это часто бывает, оно не будет стоить и той бумаги, на которой оно напечатано.
Я открыто и честно говорил об этом и на последнем съезде СМР, где, к сожалению, в корне был изменен устав организации, что изменило и главную и изначальную суть организации, задумывавшейся как совет равноправных партнеров. В своем выступлении перед всеми его участниками я говорил о методах, которые считаю ошибочными и неприемлемыми, особенно в религиозной деятельности. Совет изначально предполагает совещательность, обсуждение имеющихся вопросов, выработку общей позиции, но и тогда этого не получилось. Более того, это вызвало желание обособиться, отстраниться от обозначенных вопросов, видимо, из-за отсутствия воли к их широкому обсуждению и совместному решению. То, что я высказал на съезде, было всего лишь результатом моих размышлений, бесед с руководителями других духовных управлений, поэтому я считал и считаю, что эти вопросы должны быть услышаны.
— Судя по реакции со стороны представителей ДУМ РФ, ваши слова были услышаны. Кроме письменных публикаций, была реакция на ваше выступление? Может, устные высказывания?
— Наверное, вы говорите о публикации на сайте ДУМ РФ? Что касается нездоровой реакции, транслированной через «аксакалов» на сайте, то их слова никем серьезно не были восприняты. Эти люди, по сути являясь просто сотрудниками организации, никогда серьезно не изучали ислам и просто исполнили очередное служебное задание. Что касается Гумара хазрата Идрисова, который, несомненно, религиозно образован, то его реакция вполне понятна. Он мог подключиться к этому опусу из обиды на то, что его открыто критиковали за запрет людям участвовать на молитве в мечети без обязательной белой рубашки.
Думаю, говоря о важнейших вопросах, касающихся нашей религии и ее будущего в нашей стране, не имеет смысла обсуждать их, как и говорить об их мнении относительно меня, которое вообще не вписывается в рамки исламской этики общения между мусульманами. Во всяком случае, те сложные вопросы, которые стоят на повестке дня, не могут обсуждаться и решаться на таком уровне, тем более такими методами! Поиск путей их решения должен обсуждаться на уровне глав духовных управлений — муфтиев России, с привлечением компетентных знатоков ислама. А на ваш вопрос о реакции на мое выступление отвечу: от муфтия Равиля Гайнутдина реакции не было, она была заменена публикацией «аксакалов», которые также некомпетентно высказались и о наших общинах.
Несомненно, процесс, когда общины в силу разных причин «перетекают» из одной духовной структуры в другую или наоборот, всегда имел и имеет место. Одни это делают из каких-то конъюнктурных соображений, другие — в поиске духовной или идеологической близости, и ничего трагического в этом нет. Например, сравнительно недавно две крупные мечети города Пензы, как и в районах области, вышли из состава ДУМ РФ и перешли в другое управление, но никто не драматизирует эту ситуацию, как и не заявляет об этом со злорадством. Понятия о братстве и этических нормах нашей религии не должны вообще позволять нам скатываться к недостойным выпадам и взаимным оскорблениям.
Продолжая тему, скажу, что общины должны быть свободны в выборе, с кем им удобнее и комфортнее вести свою религиозную и общественно значимую деятельность. Именно в этом вопросе я наблюдал несогласие многих муфтиев с предложенными новым проектом устава изменениями. Хотя нашего духовного управления они меньше всего касаются в силу юридической его самостоятельности, но в предложенных муфтиятам уставах есть пункты о том, что выбираемые общинами муфтии того или иного региона становятся назначаемыми мухтасибами. Также там есть пункт об отстранении (муфтия) мухтасиба от должности «в связи с утратой доверия» со стороны муфтия ДУМ РФ и т. д. То есть муфтий, годами работавший с общиной, теряет прямую связь как со своей общиной, так и годами наработанный авторитет и признание в глазах тех же органов власти, с которыми ему придется в дальнейшем работать для решения проблем мусульман, имея непонятный для чиновников статус «мухтасиба».
— Как я понимаю, лидера общины все-таки выбирает община, но утверждает муфтий. То есть вопрос именно в процедуре утверждения.
— Да, это так, но всегда ли будет утвержден тот, кого желают видеть и избрали имамы? Как и остается пункт об отрешении от должности «в связи с утратой доверия». Что это конкретно значит и чем это может обернуться для того или иного лидера общины или муфтията, мне трудно предполагать.

«Умножение количества общин, к которому стремятся муфтияты, не имеет большого смысла»

— Насколько корректно и целесообразно в наши дни измерять успешность муфтията количеством входящих в него общин? Какой критерий лучше использовать?
— Количество общин не всегда зависит от муфтията. Община создается самой инициативной группой граждан. Муфтият же постфактум регистрирует эту общину и, конечно же, поддерживает свои общины. Могу привести в пример Саратовский муфтият, хотя по количеству общин нельзя его назвать лидером среди духовных управлений. Но муфтият проводит большую работу. Налажена образовательная программа, есть свой учебный центр, организуются общероссийские детские и юношеские летние лагеря отдыха.
Умножение количества общин, к которому всеми способами стремятся отдельные муфтияты, не имеет большого смысла. Община должна созреть, люди должны осознать, что она им необходима для совместной деятельности. Мы [ДУМ АЧР] инициируем создание общины только там, где они действительно необходимы, подходим к этому вопросу продуманно, обсуждаем с будущей общиной перспективы, прикидываем свои возможности и силы. Например, так было при создании общины в Магадане, которая получила госрегистрацию совсем недавно, но уже обрела свое большое здание — бывший кинотеатр.
— Вы говорили о необходимости реформ [в системе мусульманских религиозных организаций]. Четыре года назад были проведены определенные преобразования. К чему они привели? И объясните, чем отличается Духовное управление мусульман РФ от Совета муфтиев России?
— Как говорилось ранее, идею СМР, концептуально призванного быть общей совещательной площадкой для российских муфтиятов, в результате кардинального изменения его устава мы потеряли. Внесенные изменения превратили его в обыкновенное очередное унитарное духовное управление, коих сегодня в России десятки. В общем, можно констатировать, что Совета, коим когда-то, пусть номинально, являлся СМР, сегодня уже нет. Я согласен с Дамиром Мухетдиновым (первый зампред ДУМ РФ, — прим. ред.), который в одной из своих публикаций предложил слить вместе СМР и ДУМ РФ, так как фактически эти организации — одно лицо. Я не могу ответить на вопрос, в чем смысл существования двух идентичных религиозных организаций с одной и той же администрацией, и в этом ключе инициатива Дамира хазрата, наверное, вполне разумна. Смысл существования СМР был оправдан только тогда, когда он действительно мог быть советом, а региональные муфтияты были представлены в нем ассоциативно, для обсуждения важных вопросов уммы и принятия по ним совместных выверенных решений.
— Но СМР и ДУМ РФ не совпадают по общинам.
— На это можно ответить так: например, в свое время ДУМ Республики Татарстан тоже принимало участие в работе СМР, но ДУМ РТ — это самостоятельная религиозная организация со своим самостоятельным внутренним уставом, просто ее руководитель, как и ряд других, участвовал в работе этого общего совещательного органа. Я повторюсь, раньше СМР был общим советом ряда самостоятельных духовных управлений, кроме, наверное, тех, которые непосредственно входили когда-то в ДУМЕР — и этим совет был ценен. Поэтому общины тех ДУМ, которые просто участвовали в работе СМР, так и останутся при тех или иных духовных управлениях, если самостоятельно не примут какого-либо другого решения.
— Раньше вы были сопредседателем СМР?
— Да, но ключевое слово здесь «был», как и муфтий Республики Татарстан, и другие сопредседатели, до внесения односторонних изменений в саму концепцию организации, о которых я уже сказал.
— Критики ставят в минус зависимость ДУМ РТ от региональной власти.
— В этом государстве, как и в любом другом, нет ни одного человека или организации, которые полностью независимы от государства. Мы все получаем гражданские или заграничные паспорта, беря с этим какие-то обязательства пред ним. Также координация работы с властью по многим вопросам деятельности духовного управления — прямая обязанность руководителя муфтията, так как он несет ответственность за свою общину. Но я совершенно уверен, что если, например, будет спущена какая-то директива, противоречащая основам ислама, мало кто это примет. К тому же я не думаю, что руководство того или иного региона будет диктовать религиозной организации условия, идущие вразрез с федеральным законом о свободе совести и религиозными принципами.

«Было абсолютной глупостью предлагать проект устава муфтияту Башкортостана»

— Объясните, пожалуйста, что означает фраза Ильдара Нуриманова (зампред ДУМ РФ): «Нафигулла хазрат комплиментарно отзывается о муфтиятах, изначально организованных в результате раскола или подлога». Что имеется в виду? Татарстан? Духовное собрание мусульман России?
— Я уже говорил о некотором невежестве моих критиков. Хотя в отношении Нуриманова я предполагаю другое: он просто мог непродуманно озвучить этот момент. Если говорится о подлоге, о котором он упоминает, намекая на некоторые муфтияты — идите в суд и докажите факт подлога. А если этого нет, то это голословное обвинение организации. Тут одно из двух: или государственный орган, регистрирующий религиозную организацию, совершенно не компетентен в своем вопросе, в чем я сомневаюсь, или это клевета.
— Нуриманов упоминает пленум ДУМ РФ как пример демократичности принятия решений внутри данного муфтията. Что это за орган?
— Тут нет ничего нового, пленум есть в любом духовном управлении — как орган, принимающий решения между съездами организации. Президиум — это более узкий круг, постоянный действующий орган, а пленум — более широкий, куда входят и имамы крупных мечетей. Не каждый раз же съезд собирать. Более крупные вопросы, касающиеся региона в целом, решаются не только президиумом, но и пленумом. Пленум — это внутренний рабочий орган в рамках своей организации, решения которого, кстати, как и ее съезда, абсолютно не распространяются на другие муфтияты.
Поэтому необходимо открыто обсуждать имеющиеся вопросы. Например, было абсолютной глупостью предлагать ранее упомянутый мной проект устава ДУМ Республики Башкортостан, по которому республиканский муфтият лишался большой доли своей самостоятельности, необходимой для решения специфических задач мусульман республики. И тут нет ничего удивительного, что он руководством муфтията был отвергнут.
Как известно, я принимал непосредственное участие в создании этого духовного управления еще в начале 90-х годов. С тех далеких времен ДУМ РБ является самостоятельной, самодостаточной религиозной организацией, насчитывающей более 700 мечетей.
И вообще, особенно муфтияты республик с преобладающим мусульманским населением, как Татарстан или Башкортостан, невозможно рассматривать иначе как самостоятельные духовные центры, способные решать все вопросы в тесном сотрудничестве с органами республиканской власти, как и организовывать свое внутреннее устройство и выбор своего духовного лидера.
— Как в Башкирии решился вопрос? Был избран согласованный с руководством республики муфтий?
— Я доподлинно не осведомлен, каково взаимодействие руководства республики с ДУМ РБ, у которого более 700 мечетей, но уверен, что такое взаимодействие необходимо и важно как для самой республики, так и для ее духовного центра, отвечающего за межнациональный мир и духовное здоровье общества. Кандидатура муфтия была утверждена и принята на съезде общин ДУМ РБ. При этом не исключаю, что могли иметь место некоторые консультации с руководством республики, именно оно в конечном итоге несет полную ответственность за все, что приходит в республике.
— В ДУМ РФ тоже? Муфтий говорил с кандидатами.
— Я знаю только об одном кандидате — это Айнур хазрат Биргалин, которого и избрали имамы ДУМ Республики Башкортостан своим духовным лидером, исходя из интересов общины. А что касается различных встреч и консультаций с муфтиями перед предстоящим съездом, несомненно, они были в более широком формате, чем только в рамках самой республики.
— Какой сейчас формат отношений между ДУМ РБ и СМР-ДУМ РФ?
 То, что ДУМ РБ не приняло предложенные изменения в свой устав, никоим образом не означает разрыва духовных связей с кем бы то ни было. Они, я считаю, никогда не должны прерываться, ибо это и есть основа исламского духовного единства и солидарности. Даже когда мы в начале 90-х начали организовывать различные региональные духовные управления, в том числе первыми были организованы ДУМ РБ и ДУМ РТ, мы не ставили цель разрыва всех духовных связей, даже с ЦДУМ (глава — верховный муфтий Талгат Таджуддин, — прим. ред.). Просто на тот момент, в свете изменений всей внутренней жизни государства и кардинального пересмотра отношения к религии, нужно было оперативно решать насущные проблемы мусульман на местах, создавать новые общины, инициировать строительство мечетей и открытие духовных учебных заведений. Однако мухтасибаты при ЦДУМ, о которых вы упоминаете, в силу отсутствия у них юридического статуса, никаких реальных полномочий для этого не имели.

«Заниматься каким-то сомнительным реформаторством неразумно»

— Насколько я понял, СМР сейчас нужен для поддержания формальных связей с другими духовными управлениями. Каковы перспективы?
— Связи имеют значение и смысл только тогда, когда они являются двусторонними и содержат в себе принцип партнерства, к чему я всегда призывал и призываю наших братьев по вере как в духовных управлениях, так и на уровне личностей. А они, духовные связи, могут быть еще более эффективными, когда представляют не строго выстроенную систему унитарной власти, а носят характер партнерских горизонтальных связей. Это ярко демонстрирует наше сотрудничество с рядом духовных управлений, будь то в сфере подготовки имамов, как с медресе г. Стерлитамак в Республике Башкортостан или с Исламским институтом в Казани, издания литературы для регионов и многое другое. Поэтому, считаю, нужно просто созидательно работать и своим трудом и помощью зарабатывать признание и авторитет общин. Нужно работать со всеми, не замыкаясь только на себе и своей организации, как и не нужно пытаться объять необъятное.
Что касается моих заявлений, в которых я говорил о проблемных точках во взаимоотношениях управлений, то при наличии доброй воли и желания можно многое изменить к лучшему, а если же цель другая, то вряд ли.
— Чем закончилась дискуссия о коранитах, которая достигла пика несколько лет назад? Она повлияла на ДУМ РФ?
— Я должен сказать, что лично не инициировал эту дискуссию. Также не знаком с их какими-то значимыми, судьбоносными для мусульман предложениями. Я думаю, что в их инициативах сокрыт некий поиск, попытка адаптации ислама к современной жизни и условиям, в которых находятся мусульмане сегодня. Но различного рода поиски и взыскания во все века сопровождали исламскую мысль, нужно учесть, что они должны вестись строго в рамках общеизвестных основ религии. Любой иджтихад (изыскание) в области ислама должен базироваться на твердых, глубоких знаниях всего широкого спектра религиозных наук, а не являться чьим-то желанием просто в соответствии с существующими условиями пересматривать неизменные основы послания Аллаха. Поэтому, опять же повторюсь, что в ситуации, когда огромное количество мусульман не приобщены к основам ислама, заниматься каким-то сомнительным реформаторством неразумно. Изначально надо, чтобы люди познали Аллаха, Его величие и начали Ему поклоняться, затем стремиться к обретению необходимых знаний и только потом, учитывая все условия и требования к муджтахиду (не путать с муджахидом), заниматься научными поисками в сфере религии.
— Основная критика сводилась к тому, что вы выступаете против единства уммы. Вы согласны с этим?
— Нет конечно! Кто может выступать против единства уммы нашего пророка Мухаммада (да благословит его Аллах)? Но нужно признать, что регионы России очень разные, и в каждом регионе есть своя специфика. Например, кавказские республики даже во время СССР в силу своих особенностей, отдельно от других регионов вели религиозную деятельность. Не думаю, что республики или сложившиеся крупные межрегиональные духовные центры остро нуждаются в том, чтобы их многолетняя деятельность была ограничена чьими-то директивами извне. Это во-первых. Во-вторых, даже внутри самой структуры, инициировавшей жесткую централизацию в виде вертикали власти, религиозные организации не приняли новые условия и новый устав, казалось бы, направленный на объединение. Напротив, это многих муфтиев внутри этой организации озадачило и в какой-то мере разъединило. На мой взгляд, это совершенно непродуманная инициатива, когда единство объявляется строго по условиям одной стороны, игнорируя мнения других сторон. Единство должно и может состояться только тогда, когда к нему движутся все заинтересованные стороны, как и оно предполагает учет интересов регионов и их добровольность. К тому же нужно учесть и уровень образования тех, кто призывает к единству, как и тех, кого они призывают.
Сегодня в различных регионах нашей страны есть высокообразованные признанные духовные лидеры, обладающие высокими знаниями в области религии и Корана, тут я ни в коем случае не имею ввиду самого себя, как и многих тех, кого называют «бухарцами». Разумеется, наше «бухарское» поколение религиозных деятелей сделало немало для создания новых духовных центров, восстановления духовно-нравственных начал ислама в постсоветском пространстве, это несомненный факт. Но вместе с этим я уверен, что сегодня претендовать на лидерство среди российских мусульман могут только те, кто уверенно сочетает в себе глубокие познания в области исламских наук, знание досточтимого Корана, а также неотъемлемое условие для духовного лидера — владение арабским как языком самого Корана. Тут у нас не должно быть никаких обид, ибо этого требуют современные условия, как и возросший уровень образования практикующих мусульман, которые уже на полном основании предъявляют соответствующие требования к тому, кто претендует на звание их духовного лидера.
Также некого единства организаций нужно добиваться эволюционным, а не революционным путем или рассылкой бюрократических директив. Хотя должен сказать, что абсолютного организационного единства, в силу вышеупомянутых причин и специфики обширных регионов страны, все равно не получится, даже в советское время было четыре отдельных духовных управления мусульман.
В заключение хочу сказать, что основа мусульманского единства — это «Нет бога, достойного поклонения, кроме Аллаха, и Мухаммад — посланник Аллаха». И тем более если это мусульмане, которые уже молятся в мечетях, соблюдают молитву, пост — они в этом уже едины. А мы же знаем, что есть тысячи, а то и десятки, сотни тысяч, миллионы наших братьев, которые не познали вкус поклонения, не познали вкус поста рамадана — вот с ними мы должны работать.
Ведь ислам ниспослан не для того, чтобы неистово бороться за количество общин «лично под моим началом», при этом разделяя их на свои и чужие, как и определять кого-то грешниками или неверными. Наоборот, вся жизнь пророка была посвящена тому, чтобы находить в людях крупицы веры, крупицы имана и выводить их из мрака заблуждения к свету истины, к свету веры, к свету благости — и в итоге привести их в рай. И даже когда Всевышний Аллах (Пречист Он и Велик) позволил испросить посланнику мольбу — она была: «Моя община, моя община, моя община». Пророк ничего не стал просить за себя, а молился о спасении общины верующих, несмотря на их различия или даже наличие грехов. И мы, современные религиозные деятели, следуя примеру пророка, не должны ввергать эту общину во вражду и противостояние, стремясь к какому-то эфемерному понятию личной власти, а трудиться и молиться о спасении каждого мусульманина, где бы он ни жил и к какой бы организации ни относился! Вот в этом состоит наша главная задача, будь то муфтий, имам или простой верующий.

АВТОР: РЕНАТ БЕККИН