ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

понедельник, 18 ноября 2019 г.

Языки народов России: гайки могут сорваться

https://riaderbent.ru/yazyki-narodov-rossii-gajki-mogut-sorvatsya.html?fbclid=IwAR2pdP1vqIopI5O-ikYiGdC9xth-RZTcrMNjv7siRDMdUxDxB4p_rBLFaEU

Языки народов России: гайки могут сорваться


В ноябре произошло несколько событий, которые показывают, что национальный и языковой вопросы в России будут набирать всё большую остроту. Примечательно, что об этом свидетельствуют уже не рассуждения о российских народах и языках, а отсутствие их в этих рассуждениях. Это вполне закономерно, так как, несмотря на Конституцию и федеральные законы, подчеркивающие особое значение многонациональности и многоязычия, а также федеративные устои нашей страны, они были задвинуты в дальний угол.
От общероссийского к русскому
А ведь это те самые скрепы, если выражаться современным языком политической элиты нашей страны, на которых держится наше государство. Однако было решено избавиться от них. Тем не менее, несмотря на то, что действующее законодательство сильно ограничило возможности развития национальных языков России, разумеется, за исключением русского языка, на этом решили не останавливаться, просто исключив их из общей повестки, то есть лишая их того декоративного статуса, который они еще имеют благодаря Конституции страны.
В преддверии дня народного единства в «Известиях» вышла статья академика Валерия Тишкова под названием «Общность бытия», в которой обозначается новое место (точнее его отсутствие) народов России и их языков в общероссийском политическом пространстве. Да, он там пишет, что этническая культура также важна, но при этом уточняет: «но она входит в состав общероссийской, обогащая ее». Однако это общероссийское у него сливается с русским, как он показывает на примере литературы.
В статье вообще не говорится о федеративном устройстве, взамен которого рассказывается о «чувстве малой родины». В общем, все то, что должно быть четким, определенным, у Тишкова приобретает расплывчатые эфемерные формы. Ценность для него имеет лишь общероссийское единство. Он, по сути, отметает многосоставной характер нашей страны, выраженный в разграничении предметов ведения между центром и субъектами федерации, общепризнанные принципы равноправия и самоопределения народов, то есть то, что отражено в Конституции и должно определять внутреннюю политику нашей страны. Не выходя за пределы русского мира
Но Тишков не ограничивается границами страны. В контексте празднования Дня народного единства он пишет о соотечественниках, которые, по его мнению, наряду с гражданами России и являются тем самым народом – с этого начинается его статья.
«Это более широкая общность — Русский мир — люди, объединенные прежде всего знанием русского языка, любовью к русской литературе и истории», – разъясняет он свою мысль. Тем самым он фактически вычеркнул тех соотечественников, которые имеют иное выраженное этническое самосознание, основанное на собственной культуре и языке. Там, правда, использован оборот «прежде всего», но и только, так как он не разъяснил что не входит в него.
Такой подход совпадает с национальной политикой нашей страны, не признающей черкесов в качестве соотечественников, а также игнорирующей проблемы лезгин и других разделенных народов в Азербайджанской Республике (см. публикацию о взгляде Леонида Калашникова  на российско-азербайджанские отношения). Поддержка на государственном уровне языков и культур других российских народов за рубежом почти полностью отсутствует или, в очень редких случаях, носит декоративный характер.
Пещерные русофобы и не только они
Недавнее выступление Президента России Владимира Путина на заседании Совета по русскому языку, благодаря которому появился новый мэм «пещерные русофобы», также целиком находится на «столбовой дороге» госнацполитики. Отметив громадную ответственность страны за сбережение, развитие и распространение русского языка и литературы, Путин заявил о том, что русскому языку объявили войну.
«Сегодня мы сталкиваемся с попытками искусственно, грубо, подчас бесцеремонно сократить пространство русского языка в мире, вытеснив его не периферию», – прокомментировал глава государства события, происходящие за пределами России. Но цинизм этой ситуации заключается в том, что руководство России ровно так же поступает внутри страны по отношению к языкам народов России, причем даже к тем из них, которые имеют статус госязыков республик.
Можно не сомневаться, что пересмотр федеральных законов о языках, к которому призвал Президент РФ, еще дальше отдалит реальную языковую политику от принципов, заложенных в Конституции страны. Жесткие языковые ограничения, и юридические, и фактические, оказались недостаточными для Кремля, хотя и до этого русскому языку в России, вопреки совершенно беспричинным страхам, ничего не угрожало. Однако видимо было принято решение и дальше закручивать гайки, не думая о том, что резьба может сорваться. А отдельные представители академической науки создают для первого лица комфортную идеологическую конструкцию, угодливо популяризуя антиконституционное языковое неравноправие.
Амиль Саркаров

"В тюрьме к мусульманам отношение хуже"

https://www.idelreal.org/a/30268966.html?fbclid=IwAR2U8Chni-hWWlzN8RrtXj4LWDGUAbdsc-d3aSMlVeW2jWizvoHPmYH_A0o

"В тюрьме к мусульманам отношение хуже"

Заключенный колонии в селе Сосновка, Мордовия. Архивное фото
1 ноября осужденные ИК №7 п. Сосновка Республики Мордовия объявили голодовку. Через неделю, 9 ноября заключенные решили приостановить голодовку. В феврале этого года начальником колонии был назначен Сергей Сергушкин — ужесточение условий содержания в исправительной колонии связывают с его приходом. Адвокат Марат Ашимов, который представляет интересы одного из осужденных, в интервью Радио Азатлык рассказал , что привело осужденных к таким радикальным мерам и удалось ли им прийти к соглашению с руководством колонии. — Почему осужденные прекратили голодовку? Пришли к какому-то соглашению с руководством?
— Скорее всего, действительно пришли к какому-то, скажем так, предварительному соглашению. Потому что туда и общественная наблюдательная комиссия выезжала, и сегодня (12 ноября — ред.) большая комиссия побывала, нашей ОНК, Мордовии. Представители этой организации выезжают в тюрьмы, имеют право доступа в камеры, могут везде смотреть, задавать вопросы. Я так понимаю, что какое-то соглашение было достигнуто, и они все прекратили голодовку.
— А из-за чего они решили объявить голодовку?
— Первая причина — это плохие условия содержания. В камерах тесно, холодно, сырость. Питание плохое. Нет медицинского обслуживания, людей не лечат, лекарств не дают.
Во-вторых, очень частые нарушения прав осужденных. Их без причины закрывают в ШИЗО. Находят формальный повод — и в штрафной изолятор, независимо от физического состояния, независимо от нарушения.
Медицинская помощь не оказывается. Среди заключенных есть люди с тяжелыми заболеваниями. У одного эпилепсия, у другого травма позвоночника, у третьего опухоль мозга, и все они по полгода, а некоторые годами сидят в ШИЗО. Например, там сидит один таджик, его уже несколько лет не выпускают из камеры. А у него уже пошли нарушения психики, его надо лечить, спасать — но человека заперли в камеру и вообще не выпускают.
Осужденные жалуются вот на такие вещи. Я писал об этом в Фейсбуке, там есть подробности.
— Вы писали, что большинство голодающих — мусульмане. С чем связано, что в этой колонии так много мусульман? Или это во всех тюрьмах так?
— Мусульман в тюрьмах, действительно, много. Но особенно в строгие условия попадают кавказцы. У них менталитет свой, они что-то сделают, их — туда, на строгие условия.
— То есть, это не какая-то особая исправительная колония, куда целенаправленно направляют мусульман?
— Нет, это практически во всех колониях так. — В этой колонии мусульмане, помимо того, что вы перечислили, терпят еще и притеснения из-за своей религии. Им не дают читать намаз, оскверняют коврики, заставляют есть свинину. Такое встречается во всех колониях?
— Это зависит от начальства. Если начальник — нормальный человек, порядочный, с нормальными, хорошими понятиями, то он не трогает, дает возможность. А есть сотрудники, которые специально провоцируют. Скажем, осужденный читает намаз, человек знает, что просто пару минут надо подождать, и можно с ним разговаривать, а он специально приходит, дает какие-то приказы. Осужденный не подчиняется, и уже нарушение. А когда наступает месяц Рамадан, начинают кормить свининой.
Колонии разные. Но такое, скажем, предвзятое отношение к мусульманам, действительно, есть. В целом. Мусульманин — значит, какой-то он такой, подозрительный, какое-то нехорошее отношение. Нельзя сказать, что везде так, зависит от человеческого фактора. Если там оперативники — изверги, то они любой способ используют, а если люди нормальные, то с ними проблем не бывает.
Многие не выдерживают таких условий, совершают суицид, режут вены. Надо понимать, что подобная акция, как массовая голодовка - это крайняя мера. Значит, условия настолько ужасные, что у заключенных больше не было сил терпеть.
— Многие сообщили, что голодовку объявили таджики, а вы написали, что там татары тоже есть. Много там татар?
— Татар не много. По моей информации там в основном азербайджанцы, ну и азиаты — таджики, узбеки. И много кавказцев — армяне, грузины. Татар, по моей информации, всего пара человек.

Полтора года в ШИЗО, избиения, смерть. Монолог Нины Межуевой, отсидевшей восемь лет в мордовских лагерях

— Такого рода сообщения все время приходят из тюрем на территории Мордовии. С чем это связано? Просто там много колоний, или в Мордовии особо жестокое обращение с заключенными — не только с мусульманами. Участница Pussy Riot Надежда Толоконникова тоже сидела в Мордовии.
— Да, она тоже сидела там. Вы знаете, если слушать заключенных, разных, мне с ними приходится общаться — то они говорят, что в Мордовии плохо. По сравнению с другими колониями Мордовия им не нравится. Плохо, очень плохое отношение. И мусульмане, и не мусульмане – от всех я слышу такие слова. Может быть, и не особая жестокость, но что-то такое есть.
— С чем это связано — такая традиция, кто-то ее заложил, и так продолжается?
— Может быть. Колонии существуют давно, и традиции давние. Не знаю, не могу даже сказать. На этой неделе в Саранске пройдет конференция, где будут обсуждаться все эти вопросы. Приедут представители УФСИН из Москвы.
— Конференция связана с этими событиями?
— Нет, так совпало. Конференцию организуют мусульмане Мордовии, она была запланирована уже давно. Оригинал публикации: Радио Азатлык

В Шиес в 4 утра введена Росгвардия Ноябрь 17, 2019 11:59 дп

https://mayday.rocks/v-shies-v-4-utra-vvedena-rosgvardiya/?fbclid=IwAR3yikC1JVbu-H624oE9NDPkJk-08e0LJYR8yDVTtzeh1hC0NR1_OEeR24I

В Шиес в 4 утра введена Росгвардия

Ноябрь 17, 2019 11:59 дп


Elena Mir:
«В Шиес в 4 утра введена Росгвардия. В соседнем п. Урдома — военное положение.
Дороги перекрыты. Отключена связь, интернет, электричество.
Говорите, не война?
Представьте себе — вы жители Архангельской области. Сильные, независимые люди, потомки тех, до кого ни татаро-монгольское иго не добралось, ни крепостное право.
Вы не клерки, не наемные работники — тем более, и работать-то больно негде.
Вас кормит родная земля — лес, реки.
Вы ею живёте. Это ваше место в жизни.
И вот наглая московская сволочь, которая делает миллиарды на мусоре, повернула свои заплывшие от жиры глазки в сторону ваших краев.
Она уже порядком загадила Подмосковье и соседние области и теперь облизнулись на вашу землю — решила построить там мусорный полигон. Решила, что ей подходит — не очень далеко, малолюдно, из центра не видно.
Ваша земля эту сволочь устраивает. Она назвала будущую огромную свалку, куда должен свозиться чуть ли не весь московский мусор «экотехнопарком», но как ни назови — помойка она и есть помойка. Гигантская.
И сволочи этой плевать, что земля это ваша, что она даёт вам жизнь — решила засрать и её.
Ей плевать, что это санитарная зона источников питьевой воды.
Что места здесь болотистые, и свалка через проточные воды отравит почву, растения, лес, которые кормят вас и ваших детей.
Что загрязнится сначала река Вычегда, а потом — и Северная Двина.
Что экологически чистые до этого места будут уничтожены.
Но тут сволочь встретила неожиданное препятствие — вы пытаетесь сопротивляться.
Вас мало, но вы люди. Сначала вы пытаетесь взывать к власти, но скоро понимаете, что сволочь, которая пытается изуродовать вашу землю, — это и есть власть.
И тогда вы просто не пускаете эту сволочь — разбиваете палаточный городок, охраняете вашу землю и мусорный полигон строить не позволяете.
И станция Шиес, около которой разворачиваются все эти события, становится знаковой для России.
Это место сопротивления властному беспределу.
И вот честное слово — дело не только в свалке.
Дело в том, что вы люди и не хотите отдавать свою землю сволочам, дело в справедливости.
На вашей стороне сначала даже местная полиция — и тогда сволочь набирает отряды подлецов со всей страны и пытается сладить с вами с их помощью.
И так проходят весна и лето. А осенью сволочь понимает — сейчас самое время.
Московские политические бури поутихли, впереди зима, вам все труднее будет сопротивляться.
И сволочь эта активизируется.
С помощью Росгвардии прорывает ваше оцепление, отключает в домах, где живут ваши дети, электричество и интернет — чтобы страна не знала о происходящем.
Сволочь очень хочет денег — и будь ее воля, она убила бы вас, закопала бы в северные земли.
Её сдерживает только возможная огласка — слегка сдерживает.
За сволочью власть, росгвардия. Вас небольшая горстка. Представили? Вот именно это сейчас и происходит в Шиесе, где строительство мусорного полигона превратилось в военную спецоперацию.
В спецоперацию такой важности, что в соседнем с Шиесом поселке Урдома введено военное положение, по сути, осада.
Что курирует эту спецоперацию сам полномочный представитель Президента в Северо-Западном федеральном округе Александр Гуцан, недавно прилетавший в Сыктывкар.
Что на станцию Шиес лично приезжал министр МВД Республики Коми Виктор Полоников.
Это настоящая оккупация, война — война, развязанная против жителей края. Развязанная ради огромной наживы.
Защитники Шиеса — смелые люди. Но они не могут в одиночку справиться с Росгвардией, с МВД, с катком власти.
Нам бы всем миром поехать туда, в Шиес, и грудью встать против оккупантов — но мы не можем этого, мы не готовы, мы слабы.
Но мы можем сделать так, чтобы об этом знала страна.
Мы можем распространить эту информацию — и это тоже помощь, посильная.
Расскажите всем о том, что делается в Шиесе, пишите об этом — не молчите!
Сегодня они расправляются с защитникам Шиеса, завтра придут к вам».

"Источник мира": сирийцы поддерживают турецкую интервенцию

https://golosislama.com/news.php?id=37545&fbclid=IwAR0DH64qF6HmOYOz7slFUt16fUOPf6b7_Ye-K8WGdXNQyhihG4_qYGHGEj0
"Источник мира": сирийцы поддерживают турецкую интервенцию

После уже исторического объявления Дональда Трампа о выводе американских войск с северо-востока Сирии и начала турецкой операции «Источник мира», пропагандисты с обеих сторон вызвались толковать волю жителей охваченных войной регионов. И те и другие без устали твердят о том, чего же на самом деле хотят сирийцы, и как они относятся к Турции/СНА либо РПК/СДС. В итоге, однако, мы до сих пор не знаем, как жители районов под контролем СДС относятся к операции «Источник мира» - проклинают ли они «турецких захватчиков» или ждут «освобождения»?
И вот на днях были опубликованы результаты первого социологического опроса среди жителей названных районов. Отчет был опубликован международной исследовательской группой Gallup. Сразу отметим, что авторство отчета вызвало скепсис у некоторых критиков, которые заявили, что это не тот Gallup Inc., который широко известен и пользуется доверием. Однако, другие аналитики заметили, что Gallup уже долгое время представляет из себя по сути федерацию исследовательских организаций, а конкретно это исследование провела Orb International, заслуживающая доверия организация.
Международные исследовательские институты Gallup (Лондон и Дамаск) отслеживают общественное мнение с момента начала сирийского военного конфликта в 2012 году, и в течение десяти дней опросили (лицом к лицу) репрезентативную выборку из 600 взрослых людей (601, если точнее) в Ракке и Хасаке, двух регионах, в которых сосредоточена турецкая интервенция. Авторы подчеркивают, что хотя они не смогли получить доступ к тем городам и деревням, которые в настоящее время подвергаются нападениям со стороны турецкой армии и СНА, они также включили 100 курдов, покинувших эти деревни в течение последней недели. Опрос проходил 13-26 октября этого года, что следует учитывать, поскольку с тех пор произошли некоторые изменения в Сирии (например, полноценный союз СДС с Дамаском пока так и не состоялся, а американцы не ушли полностью).
Результаты показывают, что трое из пяти опрошенных (58%) поддерживают решение президента Трампа вывести войска из их районов, но среди курдов, что неудивительно, мнение очень разнится (33% поддерживают, 67% выступают против). Но многих может удивить, отмечают авторы, что та же самая пропорция (57%) поддерживает военную интервенцию Турции.
При этом, стоит отметить, что хотя арабское население широко поддерживает операцию (64%), курды по понятным причинам не полны энтузиазма (77% выступают против нее), но на удивление авторов отчета 23% курдов ее все таки поддержали.
«Основываясь на наших результатах предыдущих опросов и проводимых качественных исследований, мы предполагаем, что существует три возможных причины раскола курдского мнения о турецкой интервенции. Во-первых, существует глубокий внутри-курдский раскол. Многие курды в Сирии идеологически не согласны с PYD - левым филиалом РПК с несирийским руководством. Многие из этих людей в настоящее время перемещены и ожидают успешного завершения турецкой операции, чтобы они могли вернуться домой.
Некоторые молодые курды бежали в Турцию и зону операции «Оливковая ветвь», чтобы избежать призыва на военную службу. Турецкая интервенция, направленная на разгром PYD / СДC, отвечает их интересам, однако эти люди также не приветствуют захват режимом Башара Асадом своих территорий, потому что они также заставляют людей сражаться за них. Турецкий контроль является самым безопасным средством избежать вовлечения людей в насилие. Но более фундаментально, что многие курды, присоединившиеся к началу сирийской революции, рассматривают PYD как союзников Ассада и группу, которая ранее передала многих активистов режиму. Турция сейчас считается менее близкой к режиму Асада, чем PYD».
На протяжении многих лет общественное мнение последовательно показывало, что Турция считается единственной страной, которая оказывает положительное влияние на дела внутри Сирии. И многие люди в Ракке и Хасаке говорят о желании жить под контролем Турции, завидуя ее относительному процветанию, как, без сомнения, сильной нации, способной противостоять Асаду. Опрос показал, что 55% из этих двух провинций считают, что Турция оказывает положительное влияние на регион, что выгодно отличается от Международной коалиции против ИГИЛ* (24%), России (14%), США (10%) и Ирана (6%).
Результаты опроса также указывают на потенциально тревожные последствия интервенции. Почти три из четырех респондента (69%) согласны с тем, что «если Асад получит больше территории в регионе, я поддержу применение насилия для защиты наших прав». После того как СДС по сути присоединились к Башару Асаду (соглашение, которое поддерживают только 23%), кажется неизбежным, что режим будет контролировать большую часть северо-восточной Сирии. Действительно, 79% респондентов согласны с тем, что «вывод американских войск из Сирии увеличит вероятность того, что Асад получит больше территории». Почти три из четырех (70%) также согласны с тем, что «если режим Асада получит больше территории, Сирия будет на самом деле контролироваться Ираном».
Но гораздо больше беспокойства у опытных наблюдателей вызывают те 57% населения, которые согласны с тем, что «жить под ИГИЛ было бы предпочтительнее, чем жить под контролем Асада». Gallup International недавно взяла интервью у женщин, которые покинули лагерь Аль-Хол и разделяют подобные взгляды. Авторы делают вывод, что возвращение асадитов увеличивает вероятность возрождения ИГИЛ (или чего-то подобного) гораздо сильнее, чем вывод американских войск сам по себе. Многие на Западе утверждают, что ИГИЛ потерпело поражение - в военном отношении наверняка, но в идеологическом плане, похоже, еще есть чем заняться, отмечают исследователи. Поскольку 62% опрошенных заявили, что «очень / несколько вероятно», что ИГИЛ снова увеличит свой контроль в ближайшие месяцы, было бы наивным полагать, что Сирия избавилась от ИГИЛ.
В общем, вряд ли стоит подробно объяснять, почему такие результаты опросов не устроили всех. Как-бы то ни было, это первый и пока что единственный по настоящему серьезный научный статистический опрос тех, кого это война касается в первую очередь, и от имени которых выступают все без исключения участники конфликта.
* - запрещены в РФ
АВТОР: ЯКУБ ХАДЖИЧ

«Мы задыхаемся в объятиях «Норникеля» Почему шахтерам на руднике «Таймырский» не хватило кислорода

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/11/18/82764-my-zadyhaemsya-v-ob-yatiyah-nornikelya?utm_source=fb&utm_medium=novaya&utm_campaign=kak-montazhniki-rabotayut-v-tsehu--gde-temp
«Мы задыхаемся в объятиях «Норникеля»

Почему шахтерам на руднике «Таймырский» не хватило кислорода


На руднике «Таймырский», принадлежащем «Норникелю», 22 октября произошла авария, во время которой погибли три человека. Пресс-служба компании сообщила, что «чрезвычайное происшествие» возникло на глубине 1345 метров, где в 16.30 мск вторника трое сотрудников «были обнаружены без признаков жизни». После аварии на руднике начались проверки, которые идут до сих пор. Официальная версия — нехватка кислорода. Это похоже на правду, но вызывает много новых вопросов. За ответами спецкор «Новой» отправилась в Норильск.
Небольшой, гламурно-фиолетовый, в подсветке тех же цветов аэропорт Норильска встречает всех прилетевших паспортным контролем (на внутренних рейсах!) и долгим ожиданием багажа, но заняться есть чем. Например, переодеться. Тут минус 25, самолеты летят из Москвы примерно в одно время и улетают тоже. По воскресеньям аэропорт отдыхает. Сотрудники «Норникеля» преимущественно летают самолетами компании «Нордстар». Комбинат полностью или частично компенсирует стоимость билетов, но только при полетах этим перевозчиком, что нравится далеко не всем.
Еду в гостиницу. По дороге, уже в Норильске, нас обгоняют на высокой скорости две машины (внедорожники). Местные предполагают, что это автомобили директора заполярного филиала «Норникеля» и его охраны, которые якобы могут ездить по своему городу на большой скорости и без остановок. Говорят, так прописано неким внутренним регламентом компании.
Проезжаем центр Норильска. Главная улица ухоженная, дома все отремонтированы, освещение, электрические сакуры — такая московская урбанистика. Ленинский проспект похож уже на Петербург, если его ужать и упростить.
Но самое сильное впечатление было еще на подъезде к городу, ведь дорога идет мимо Надеждинского металлургического и медного заводов «Норникеля». Несмотря на мороз, в воздухе держится стойкий запах газа.
Шахтеры на руднике «Таймырский», принадлежащем ГМК «Норильский никель». Фото: РИА Новости
«В Норильске мало стариков, это молодой город, все, отработав свой стаж на предприятии, стараются уехать отсюда, но программа переселения севера года три как застопорилась», — рассказал мне Александр, молодой человек, с которым я пересеклась в кафе, где ждала встречи с руководителем общественной организации «Мой дом» Русланом Абдуллаевым. Руслан живет в Норильске с трех лет, он очень любит свой город и исключительно в рамках закона старается помогать его гражданам. «Понимаете, в Норильске фактически упразднили Росприроднадзор, государственную инспекцию по труду и природоохранную прокуратуру. Глава города — ставленник «Норильского никеля», он бывший руководитель одной из его дочерних структур (предыдущее место работы Рината Ахметчина — заместитель руководителя Горно-металлургической дирекции ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» по персоналу. — Ред.). Городской совет депутатов больше чем на половину сформирован из действующих и бывших работников руководящего состава того же «Норильского никеля». Все муниципальные органы, вместе с городским советом депутатов, ориентированы на компанию, — рассказывает Руслан Абдуллаев. — Может быть, так и нужно, все-таки «Норникель» — градообразующее предприятие. Но это одна сторона медали, а вторая сторона — это фактическое положение дел. Мы пытаемся объяснить:
ребята, у вас все классно, есть пиар-служба, которая рассылает пресс-релизы, в которых все красиво рассказывает, но мы, понимая, что «Норникель» для города — это все, начинаем задыхаться в его объятиях.
Все хорошее, то есть социальные пакеты, гарантии стабильности — это «Норникель», но и все плохое — это тоже он. Это отсутствие какой-либо возможности отстаивать права на элементарное качество повседневной жизни. У нас коммунальные услуги, вода и электричество — это монополия «Норильского никеля», одной из его дочерних структур. В советское время все принадлежало комбинату, но с приходом капитализма в наши края, понимая, какой это груз ответственности, «Норникель» стал скидывать инфраструктуру на жилой фонд, причем без капремонта. ТЭЦ принадлежит дочерней компании, тепло они дают по трубам, которые скинули городу. Передали в убитом состоянии. Принимая то или иное имущество, надо же хотя бы удостовериться, что оно передано в надлежащем техническом виде. Но у нас органы местного самоуправления — из числа представителей «Норильского никеля», поэтому им просто скинули хлам, а там огромные потери тепла. Добавьте к этой истории информационный вакуум. Если ты работник комбината, ты только хрюкни — и тебе тут же начнут на рабочем месте создавать невыносимые условия. Вы пообщайтесь с людьми и сами увидите, сколько из них согласятся говорить под своим именем».
Процент запуганности в Норильске и правда оказался очень высоким. Но есть и те, кто уже устал бояться.
Руслан Абдуллаев. Фото из архива
«Огромная проблема — это профзаболевания, мы выходили в суд, требовали компенсации морального вреда по установленным зафиксированным фактам профзаболеваний, когда человеку, работавшему в шахте изначально в тяжелых условиях, не обеспечиваются все надлежащие условия, — продолжает рассказывать о своей, по сути, правозащитной деятельности Руслан Абдуллаев. — В коллективном договоре прописано, что при стопроцентной потере трудоспособности «Норильский никель» выплачивает добровольную одноразовую компенсацию морального вреда — триста тысяч. При 60%-ной потере трудоспособности рабочие получают единоразово 180 тысяч рублей. Но по закону после этого положено выплачивать определенный процент от средней заработной платы, причем в прямой зависимости от степени потери трудоспособности. Деньги платят фонды социального страхования. Поэтому так тяжело, почти невозможно встать на учет к профопатологу. Профзаболевание свидетельствует о том, что работодатель не обеспечил надлежащие условия труда. Вы вот сами, как думаете, работодателю это нужно? Соответственно, он все делает для того, чтобы эти факты скрыть».
По словам Абдуллаева, не так давно арестовали женщину-профпатолога за то, что та брала взятки за выполнение своей работы. Но это распространенная практика.
Многие дают взятки врачам, влезая в кредиты и долги. Такса, говорят, доходит до полутора миллионов рублей.
«Еще одна проблема — это «сетка вредности». Есть районный северный коэффициент, выплачивается он только за то, что мы работаем в суровых условиях, — говорит Абдуллаев. — Вредные условия труда по списку, по «сетке» в народе, может быть, первая, вторая. Многие предприятия, которые раньше проходили по первой сетке, стали второй сеткой или вообще выведены из этой системы. У работодателя, который этого добился, нет обязанности тратиться на дополнительные выплаты, хотя условия труда остались неизменными. Компания каждый год проводит проверки, многие люди не проходят эти комиссии, списываются. Так и проходит «оптимизация рабочих мест». Людей списывают по состоянию здоровья, но потом они не могут доказать, что приобрели заболевание на работе».
Руслан приносит огромную папку с делами людей, которые после шахт или плавильных цехов теперь ходят в суды, как на работу. Бывает, выигрывают, но компенсации назначают небольшие.
А главный шок лично для меня — зарплаты. Миф о «северах» разбивается о норильскую реальность. Но и альтернативы у людей нет, кроме бегства «на материк».
Большинство тех, с кем я общаюсь, действительно скрывают имя, опасаясь, что потеряют работу. А если человек пенсионер, то дети у него работают на комбинате или в подрядной организации, поэтому молчат уже от страха за них.
Суровый климат, желание выиграть схватку ввязавшихся добровольно в войну за получение стажа на вредном производстве, постоянно растущий план, отсутствие выбора места работы, желание услужить руководству, чтобы получить свою награду, формируют тут особых людей. Даже и таких, кто получает по-настоящему солидные премии за «оптимизацию» более слабых и за принуждение их к опасным работам с нарушением техники безопасности.
Шахтеры на руднике «Таймырский», принадлежащем ГМК «Норильский никель». Фото: РИА Новости
По данным журнала «Форбс», «больше всех по итогам прошлого года потратила на выплату премий своему управленческому персоналу ГМК «Норильский никель» — в общей сложности 6,8 млрд рублей». Да, они переплюнули и «Газпром», и «Роснефть».
«Я работаю в цеху, под самой кровлей. Мы монтажники в плавильных цехах. Проходим по второму списку в «сетке вредности», спрашиваем, почему у плавильщиков, работающих у печей, первый список, а у нас, в том же цехе — второй, — делится проблемой Леонид (имя изменено). Он монтажник в дочерней структуре «Норникеля», ООО «Норильскникельремонт». — Раньше мы все относились к комбинату, но потом они создали дочернюю структуру, вывели всех сервисных работников отдельно, а на комбинате оставили технологов, что и сказалось на зарплатах. Температура внутри плавильных цехов доходит до 70 градусов во время работы. Да, это вредное производство, в таких условиях мы работаем семь на два часа, из них 50 минут работаем и 10 минут отдыхаем. Если совсем плохие условия, то 45 минут работы, а 15 — отдыха. Если ты работаешь на крыше плавильного цеха, то там действуют ограничения, по-моему, до 52 градусов мороза. Года два назад была температура минус 48 градусов на улице, и нас вывели на крышу. Эту смену мы отработали, но на следующий день вся наша группа заболела. Поорали на нас, да и отстали, но бзики такие реально есть. На участке розлива файнштейна (промежуточный продукт в пирометаллургической фазе получения никеля или меди. — Ред.) люди всегда проходили по первой категории вредности, теперь они работают по второй категории. Хотя это расплавленный металл, в цехе газ. Есть цеха, где был второй список вредности, но у них вообще вредности теперь нет».
По словам Леонида, отдельно стоит вопрос премий. Больше всего получает руководство, в том числе за «оптимизацию расходов на оплату труда»: «В нашем конкретно случае сдельно-премиальная работа. Мы не знаем ее стоимость по документам. Нам обещают по 30 тысяч, но по бумагам проходит другая сумма. А по итогам руководитель нам говорит, что план не выполнен, а значит, премии не будет вообще. В этом случае только добросовестность линейного руководителя может играть какую-то роль.
В итоге в конце года он получает премию 900 тысяч рублей за то, что весь год он с нами якобы не успевал выполнить план, а на самом деле сэкономил на нас деньги.
Кроме того, максимум, до которого мы можем доработать, это до 5-го разряда, 6-го вообще не предусмотрено в сетке нашей организации».
Чтобы получить зарплату в 60 тысяч рублей, Леонид в месяц должен дать выработку на 500 тысяч. Тогда, может, и премию в 10 тысяч рублей дадут. И еще накинут, если с планом справится весь коллектив. Раньше выработка была меньше на 200 тысяч рублей. «Нам мастер говорил: вы этот объем сделайте, плюс шабашка, вам премии дадут. Мы год так справлялись и получали большие зарплаты, а на следующий год нам шабашку добавили в основной объем и сказали: вот этот объем сделаете, плюс шабашка, вам премии дадут», — вспоминает Леонид. Сегодня зарплата мастера в этих условиях по 3-ему разряду 50–60 тысяч рублей, теперь это в Норильске считается недурно, да еще и с бесплатным проездом по городу! «Есть еще внешние подрядчики, у них сдельная оплата, им хуже, чем нам. Я-то получу какие-то деньги, даже если нет работы, а когда ее много (такие бывают периоды), могу до 120 тысяч рублей получить. Преимущество у нас — это стабильная минимальная зарплата», — ищет хоть какой-то позитив Леонид.
Шахтеры на руднике «Таймырский», принадлежащем ГМК «Норильский никель». Фото: РИА Новости
Трагедия на руднике Таймырский, стоившая трех человеческих жизней, не удивляет самих шахтеров. Удивляет скорее новость о том, что летом этого года Енисейское управление Ростехнадзора уже приостанавливало на три месяца работу некоторых участков рудника «Таймырский» из-за найденных там грубых нарушений правил промышленной безопасности. На руднике никто не заметил «приостановки работы», даже частичной. Сейчас рудник работает в штатном режиме.
Не так давно прокуратура Норильска установила, что ПАО «ГМК «Норильский никель» скрыло несчастный случай на производстве. 8 сентября этого года горнорабочий подземного участка очистных работ рудника «Таймырский» пострадал в результате обрушения горной массы, получив тяжелую травму позвоночника. Предприятие в течение суток не отправило информацию о случившемся в прокуратуру города и другие органы. Должностные лица предприятия не организовали расследование причин и обстоятельств произошедшего. Было возбуждено административное дело по факту «сокрытия страхователем несчастного случая при обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».
Своим мнением о том, что произошло в тупиковой выработке 22 октября, со мной поделился Ринат Файзулин, эксперт по анализу, добыче и производству драгоценных металлов, бывший заместитель начальника информационно-аналитического отдела службы экономической безопасности «Норникеля»:
— Воздух, который закачивают принудительно в шахты, состоит из 80 процентов азота и 20 процентов кислорода. Когда доля кислорода падает до двух процентов, человек моментально теряет сознание. Два мастера, которых отправили в тупиковую выработку, моментально потеряли сознание. Почему в этом тупике доля кислорода упала до 2%, если закачивается воздух с содержанием 20%? Кто или что «ест» кислород? Я поднял литературу. Глухая выработка — это значит, что кругом стены. В стенах — выходы руды. «Таймырский» — уникальное месторождение, тут содержание серы самое высокое, 26% минимум в руде. Получается, что активная поверхность стен в глухой выработке — сульфиды. Они поглощают кислород в процессе реакции окисления. Версия, судя по всему, единственно верная, что кислород, расположенный в выработке, был израсходован на окисление сульфидов в стенах. Там шел неуправляемый природный процесс, и все эти годы никто не следил за состоянием выработок. Впрочем, это общеизвестный факт, что в тупиковых выработках кислорода нет. Два специалиста пошли и не вернулись, третий пошел их спасать. Он надел маску, но она его все равно не спасла. Значит, она была неисправна? Самоспасатель как устроен? Человек выдыхает воздух в маску, происходит химическая регенерация, и вдыхает он опять кислород. Есть нормативные документы, где написано, что работы по выработке, где содержание серы 26 процентов, считаются особо опасными. Горняцкие работы — это работы повышенной опасности, и все правила безопасности написаны кровью.
Но что могло заставить руководство отправить сотрудников в потенциально опасную выработку. У Рината Файзулина есть версия и на этот счет:
— Сейчас не безопасность, а план превыше всего. Семнадцать и три десятых миллиона тонн руды добывают в год. Фабрика не готова столько перерабатывать. Такого не было никогда. В 1992-м добывалось 10 миллионов тонн руды в год. Инфраструктура не готова. Талнахская фабрика не в состоянии столько перерабатывать. И поэтому комбинат вынужден снимать только сливки, а пирротиновый концентрат, например, отправлять просто в хранилище. При этом относят его к наименее опасному четвертому классу опасности, а на самом деле это второй. Комбинат ежегодно недополучает под два миллиарда долларов, а все из-за того, что металлы, которые можно извлечь по действующей технологи, отправлять в хвосты. Получается, что шахты сейчас работают на износ, а перерабатываются только сливки.
Шахтеры спускаются в подъемной клети в шахту рудника. Фото: РИА Новости
На износ работают и шахты, и люди. Иван Воловик (и это настоящие имя и фамилия) работал в шахте рудника «Таймырской» с 2010 года по 2018 год. Потом получил профессиональное заболевание, в результате чего прямо на работе упал в обморок.
— Я работал подземным горнорабочим четвертого разряда, — рассказывает свою историю Воловик. — Мы испытывали крепь (искусственное сооружение, возводимое для предотвращения возможности обрушения окружающих горных пород в горных выработках. — Ред.). Приборы, которые мы постоянно носили с собой, весили порядка 25 килограммов. Например, нас клеть (лифт) высаживает на 1050-м горизонте, а то и ниже, но возвращались мы на 900 метров. Там расположено место, где можно отдохнуть, покушать. Поднимались на своих двоих. Между горизонтами клеть не перевозит. Горизонт устроен под уклоном 30–35 градусов, нужно подниматься вверх со всем оборудованием. Плюс мы берем с собой еще бутылку воды, потому что там питьевой воды нет. Нашими средствами индивидуальной защиты были перчатки, респираторы, у нас они называются «лепестки» — самые дешевые. Это ватно-марлевые повязки с железными перепонками на носу. А более дорогие, так называемые «триэмовские», нам не выдавали, их типа дорого заказывать. Так у всех — и у бурильщиков, и других шахтеров. Самоспасатели у нас были, это маска, которая выделяет кислород, фонарь.
Самоспасатели часто не срабатывают. Идешь на смену и не знаешь, вернешься ты или нет.
Часто даже нечем работать, рукавов, по которым воздух поступает, нет, их наращивать надо, но это в порядке вещей. На руднике «Таймырский» пока сетка вредности первая, и семичасовой рабочий день. За это у нас 86 дней отпуска, пенсия в 45 тысяч, карточка питания. Правда, насчет повышенной пенсии я не знаю, вон Михалыч 30 лет в шахте отработал, и у него пенсия меньше 30 тысяч.
Все упирается в медицину, — продолжает Иван Воловик. — Наш невропатолог мне сказал: чтобы заработать профзаболевание, надо 10, а то и 15 лет отработать. Я попросил все это мне указать на бумажном носителе. Когда я в Москве проходил профобследование, мне профессор сказал, что в один день можно заработать профзаболевание. Народу списывают немного, многие не проходят по зрению, по слуху, но они вынуждены покупать комиссии, чтобы сохранить работу. Потому что понимают, что другой работы они не найдут. На рудник тоже мало кого принимают в последнее время. Профсоюзы у нас все развалены, есть мнимый норникелевский, там председателя поставили, у которого трое детей, ипотека, он ручной.
Предыдущий начальник у меня был Холичев Евгений Алексеевич, большой профессионал. Он говорил: видите, что опасно: развернулись и ушли, мне вы живыми нужны. После него пришел Гилязев, у этого другая политика: почему не выполнен наряд? Он как-то пытался меня оставить на вторую смену, но я не остался.
Важный факт, у нас в коллективном договоре написано, что один день предоставляется для прохождения медицинского осмотра. Но в Трудовом кодексе прописано, что за счет работодателя проходится медосмотр в рабочее время. Они нас заставляли после смены или перед ней проходить медосмотр. Было дело даже Туманова Елена Петровна на нас ругалась. Она депутат от «Единой России», работает в ОРП (отдел работы с персоналом), это церберы от высшего руководства.
И вот в 2018 году Иван вышел на работу, переоделся, надел оборудование, дошел до клети и упал в обморок. Вызвали скорую, которую долго не пропускали на территорию. Пришли два медика, сняли кардиограмму и сказали Ивану, мол, никому в руки ее не давать. Сделали сигнальный лист для больницы, но на скорой почему-то довезли только до подъезда, а не в больницу. Около подъезда Ивана уже ждал начальник, чтобы сопроводить меня до квартиры. Ивана отстранили от работы и отправили в отпуск без содержания. Уволили через год, по состоянию здоровья.
— Мама нашего начальника работает в нашей поликлинике. Пропала медкарта, как только я сдал ее для прохождения комиссии, —
вспоминает Иван. — Потом ее нашли со скандалом, я всю карту отфотографировал перед тем, как отдать в поликлинику, но на прием к профпатологу за год не смог попасть. И по сей день не попал. Я не отказывался от работы, я пытался попасть на прием к Николаю Уткину (директору Заполярного филиала ГМК «Норникель»), чтобы перевестись куда-нибудь, в команду мастеров по вентиляции, там работа без нагрузок, но там тоже сокращения, хотя уже сейчас один мастер за двоих, за троих работает.
Один больничный они мне вообще оплачивать не хотели после того, как мне начальник сказал: иди дергай 30 штанг один (штанга — это крепь выработок стволов шахт. — Ред.). Я ответил, что один в шахту не пойду, открывай инструкцию и читай. Он все время пытался нарушать технику безопасности. Я так и не пошел один в шахту, ушел на больничный.
Получается, что в ситуациях, когда должны были оказывать экстренную медицинскую помощь и отображать в документах факт заболевания, который потом ляжет в основу профзаболевания, этого не происходило. Иван Воловик потерял надежду на то, что кто-то ему поможет, на справедливое разрешение вопроса как такового. Его случай — не единственный, скорее речь идет о системе. В конце октября прокуратура Норильска провела проверку в ПАО «ГМК «Норильский никель» после жалоб его сотрудников на то, что предприятием долго рассматриваются документы о профессиональных заболеваниях. На сайте Генеральной прокуратуры РФ опубликована новость от 24 октября: «Установлено, что работодатель не проводил расследование случаев профессиональных заболеваний, выявленных более чем у 30 работников предприятия, а также уклонялся от подписания актов о случаях профессиональных заболеваний на протяжении длительного периода времени (в некоторых случаях более года).<…> Посредством принятия мер прокурорского реагирования в настоящее время уже завершено расследование случаев профессионального заболевания в отношении пяти работников». В качестве наказания для компании — дисциплинарная и административная ответственность.
Зато свою оценку работе «Норникеля» и его владельца дало политическое руководство страны. 11 ноября «за большие заслуги перед государством и многолетнюю добросовестную работу награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени президент и основной акционер ГМК «Норильский никель» Владимир Потанин».
Норильск