ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

среда, 13 февраля 2019 г.

На службе Башкурдистану: как татарские офицеры поддержали политический проект Валиди

https://m.realnoevremya.ru/articles/127998-tatarskie-oficery-na-sluzhbe-bashkurdistanu-ch-1?_url=%2Farticles%2F127998-tatarskie-oficery-na-sluzhbe-bashkurdistanu-ch-1&utm_source=desktop&utm_medium=redirect&utm_campaign=mobile&fbclid=IwAR0w9emD6iQCdJvsA9Jb6M_2tVXYcEcy6tSvU9xEDL_rz5I1uXl2HP90f-0#from_desktop


На службе Башкурдистану: как татарские офицеры поддержали политический проект Валиди
Источник : https://m.realnoevremya.ru/articles/127998-tatarskie-oficery-na-sluzhbe-bashkurdistanu-ch-1?_url=%2Farticles%2F127998-tatarskie-oficery-na-sluzhbe-bashkurdistanu-ch-1&utm_source=desktop&utm_medium=redirect&utm_campaign=mobile&fbclid=IwAR0w9emD6iQCdJvsA9Jb6M_2tVXYcEcy6tSvU9xEDL_rz5I1uXl2HP90f-0#from_desktop

На службе Башкурдистану: как татарские офицеры поддержали политический проект Валиди

1918 ГОД: ТАТАРСКИЕ ОФИЦЕРЫ ОКАЗАЛИСЬ НЕ У ДЕЛ

Уфимский историк Рустем Таймасов в колонке, написанной для «Реального времени», приоткрывает любопытную страницу истории Гражданской войны на территории Урало-Поволжья. Наш колумнист рассказывает об участии татарских офицеров в создании Башкирской автономной республики, на ранних этапах именовавшейся Башкурдистаном, — одном из интереснейших политических проектов.
К началу масштабной Гражданской войны на территории Урало-Поволжья (конец мая 1918 года) значительная часть татарских офицеров была сконцентрирована в Казани, Уфе и Оренбурге. Это было связано с двумя основными причинами.
С середины 1917 года в России началось активное обсуждение вопроса о формировании мусульманских частей, которые должны были, с одной стороны, стать альтернативой разлагающейся бывшей царской армии, с другой стороны, укрепить мобилизацию российских мусульман для решения своих социальных и общественно-политических проблем внутри страны. Причем в первой задаче было больше заинтересовано Временное правительство, а во второй — общественные организации мусульман. Поэтому неудивительно, что эти две политические силы смогли прийти к соглашению, что позволило с начала осени 2017 года приступить к системному формированию на фронте и в тылу мусульманских частей.
Опуская подробности образования фронтовых мусульманских частей, сразу перейдем к тыловым войскам. По решению Харби Шуро (центральная военная мусульманская организация в 1917 — начале 1918 года) и с согласия российских властей в Уфе, Казани и Оренбурге началось формирование мусульманских полков. Разумеется, что на самых первых этапах становления этих частей актуализировался вопрос с командным составом, который, по понятным причинам, должен был формироваться из тюрко-мусульман. Непосредственной организацией кадрового пополнения офицерами мусульманских полков занимался Харби Шуро, лидеры которого в полной мере воспользовались имеющимися полномочиями в рамках сложившихся к осени 1917 года партнерских отношений с Временным правительством.
Немаловажным будет добавить, что помимо вышеуказанных целей в образовании мусульманских частей Харби Шуро, превратившийся в серьезного политического игрока на фоне ослабления центральной власти, стремился наполнить идейным содержанием этот процесс. Не вдаваясь в подробности проектов «автономии тюрко-татар внутренней России и Сибири» и «Идель-Урал» (о которых мы рассказывали в предыдущих материалах), отметим, что многие татарские офицеры закономерно становились своеобразным идеологическим рупором Харби Шуро в созданных им войсках.
Известия Всероссийского мусульманского военного Шуро. Фото предоставлено Госархивом РТ
После Октябрьского переворота и прихода к власти большевиков в стране эта деятельность приобретает особую важность и актуальность, поскольку вместо слабого и безвольного Временного правительства появляется жесткая и бескомпромиссная политическая сила. Положение поборников проекта «Идель-Урал» еще больше усложняется, когда башкирское национальное движение в ноябре заявляет об образовании автономной республики — «Башкурдистана». Чуть позже III Всебашкирский курултай как представительный народный орган формализует это решение и назначает национальное правительство для реализации концепции территориальной автономии. Это неизбежно отразилось на настроениях расквартированных в Башкирии мусульманских войск. Так, в Оренбурге татарские офицеры, агитировавшие солдат мусульманского полка (среди которых было много башкир) разогнать всебашкирский курултай, были избиты и выставлены из казарм.
Но основные драматические события для офицеров мусульманских тыловых частей разыгрались в Казани, где весной 1918 года Харби Шуро был полностью разгромлен большевиками. Причем поражение было не военным (в редких вооруженных стычках погибло всего несколько человек), а политическим. На поверку проект «Идель-Урал» оказался востребованным только узким кругом татарской интеллигенции, то есть по-настоящему народным он так и не стал даже среди тюрко-мусульманского населения Казанской губернии. Солдаты еще несформированной мусульманской бригады (как и других мусульманских частей, расположенных в Уфе и Оренбурге) мирно разошлись по домам, а их командиры остались не у дел.
Был и другой фактор, который удерживал татарских офицеров на территории Урало-Поволжья. Очевидно, что подавляющая часть из них проживала на этой территории и уезжать им было некуда.
Таким образом, к лету 1918 года в Казани, Оренбурге и Уфе было довольно большое количество татарских офицеров, оказавшихся ненужными ни большевикам, ни их пока еще совсем слабым оппонентам.
Комуч первого состава — И.М. Брушвит, П.Д. Климушкин, Б.К. Фортунатов, В.К. Вольский (председатель) и И.П. Нестеров. Фото wikipedia.org 

НОВАЯ НАДЕЖДА — БАШКИРСКОЕ ВОЙСКО

Выступление чехословацкого корпуса в конце мая 1918 года вдоль огромной по протяженности железнодорожной линии от Пензы до Дальнего Востока резко изменило расклад сил на Востоке страны. Отряды Красной Гвардии, до этой поры имевшие полное военное преимущество перед разрозненными силами подполья и партизан, неожиданно оказались лицом к лицу с хорошо подготовленными регулярными частями. Даже при сильной растянутости чехословацких частей их сил хватило для достижения быстрых побед и захвата ряда ключевых городов.
В изменившейся военно-политической обстановке члены упраздненного Харби Шуро пытались восстановить свои прежние позиции, в том числе в организации вооруженных сил, но все их попытки в конечном итоге не увенчались успехом. Из своих самых преданных сторонников некогда могущественной организации удалось образовать лишь один полк под командованием капитана (по другим данным, полковника) Мухамед-Акрама Биглова, который вошел в Народную армию Комуча, затем — в состав вооруженных сил Директории и чуть позже Верховного правителя Колчака. То есть послужить интересам Харби Шуро татарскому полку так и не получилось.
Между тем в это время на территории Урало-Поволжья и Сибири формируется мощный альянс антибольшевистских сил. Главными их участниками стали левое Самарское правительство (Комуч) и центристское Временное Сибирское правительство. Чуть позже в эту коалицию вступили Оренбургское и Уральское казачьи войска, а также Башкирское правительство (тоже пострадавшее от агрессии большевиков), которое развернуло бурную деятельность по формированию регулярных национальных частей и отрядов военной милиции на территории «Башкурдистана». В лице Комуча — единственного правительства, обладавшего во всем антибольшевистском лагере хоть какими-то формальными признаками общероссийской власти — башкирские лидеры нашли партнера по ключевым вопросам национально-государственного самоопределения и создания собственных вооруженных сил.
В течение лета 1918 года, находясь в условиях постоянного вооруженного противостояния с большевиками и политической борьбы с другими членами коалиции, не имея значительных денежных и административных ресурсов, Башкирское правительство сформировало один кавалерийский и пять пехотных полков, а также около 12 отрядов военной милиции (добровольческие отряды). Регулярные части к концу лета были сведены в Отдельный корпус двухдивизионного состава. В сентябре были дополнительно сформированы еще один кавалерийский и один пехотный полки.
Территориально-административными границами республики (проект так называемой «Малой Башкирии») стала восточная часть территории башкирских кантонов, упраздненных в 60-е годы XIX века. Фото kk.convdocs.org
Важно отметить, что вооруженные силы башкир создавались в рамках реализации проекта автономного «Башкурдистана», который из формата политической декларации конца 1917 года стал приобретать черты реального государственно-территориального образования с характерными для него органами центрального и местного управления, госаппаратом, бюджетом и госсимволикой. Территориально-административными границами республики (проект так называемой «Малой Башкирии») стала восточная часть территории башкирских кантонов, упраздненных в 60-е годы XIX века. Национальные части формировались и отправлялись с призывных пунктов сразу в бой под лозунгом защиты «Башкурдистана».
Таким образом, в рядах «белых» правительств Востока появилась интересная и успешная политическая сила, сильно отличающаяся от своих союзников по коалиции. Для многих татарских офицеров появилась возможность вернуться в строй и принять участие в реализации башкирского проекта. Эта возможность коррелировала с реальными потребностями Башправительства в тюрко-мусульманских офицерах для командного состава национальных частей.
Первоначально были максимально привлечены башкирские офицеры, но их было недостаточно и подавляющее большинство среди них были в чине обер-офицеров, тогда как для командования батальонами и полками требовались штаб-офицеры. Поэтому первыми командирами башкирских частей наряду с башкирами стали русские офицеры, назначенные командованием Сибирской армии. Эта мера была вынужденной для Башправительства, поскольку между башкирскими солдатами и русскими офицерами были очевидные коммуникационные проблемы, в первую очередь языковые. Поэтому уже в июле 1918 года главный военный орган Башправительства — Башкирский военный совет — приступил к активной вербовке офицеров из числа возрастных башкир, а также татар призывного возраста.
Поступление на службу в башвойска татарских офицеров осуществлялось на добровольной основе, тем более что союзники по коалиции препятствий не создавали. В Челябинск, где располагался в июле 1918 года Штаб башвойск, стали прибывать десятки офицеров-татар из разных городов Урало-Поволжья. Из Казани приехало особенно много офицеров, в том числе из числа литовских татар (Ледзинский, Мухарский, Якубовский, Байрашевский и другие).
Первоначально были максимально привлечены башкирские офицеры, но их было недостаточно и подавляющее большинство среди них были в чине обер-офицеров, тогда как для командования батальонами и полками требовались штаб-офицеры

КАСЫМ ЕНИКЕЕВ — КОМАНДУЮЩИЙ 4-М БАШПОЛКОМ

Наибольший вклад в военное строительство «Башкурдистана» внесли представители известных родов Еникеевых и Терегуловых — потомков мурз из Темникова. Остановимся на них подробнее, тем более что они оставили заметный след в различных документах тех лет.
Штабс-капитан Касым Еникеев начинает активно фигурировать в официальных документах Башкирского военного совета с середины июля 2018 года. Вместе с уполномоченными Башправительства в Оренбурге Еникеев приступил к формированию 4-го пехотного полка. В задачи штабс-капитана входила военная и строевая подготовка новобранцев. Вопросами мобилизации и обеспечения полка всем необходимым занимались представители Башправительства. Очевидно, что Еникеев приложил руку и к привлечению в полк офицеров из числа татар и башкир, состоявших на службе в Оренбургском казачьем войске. Именно в 4-м стрелковом полке удалось сконцентрировать наибольшее число ротных командиров тюрко-мусульманского происхождения.
К сентябрю 1918 года данный полк насчитывал около одной тысячи штыков. 16 сентября первый батальон полка был отправлен на штурм города Орск, который оренбургские казаки пытались безуспешно взять на протяжении двух месяцев. 27 сентября состоялось кровопролитное сражение у стен и внутри города, которое принесло башкирам и казакам победу. Красные оставили Орск и отступили к Актюбинску. Начальник штаба Оренбургского военного округа А. Вагин по случаю этого крупного военного успеха телеграфировал командующему Отдельным Башкирским корпусом Х.-А. Ишбулатову: «Выражаю искреннюю благодарность доблестным сынам Башкурдистана за их вызывающую общее удовлетворение службу на пользу нашей дорогой Родине!»
Сразу после взятия Орска 4-й Башполк был переброшен на Актюбинский фронт, где вместе с другими башкирскими частями принял участие в тяжелых боях с красными войсками. Верховный главнокомандующий российской армии (к этому времени было образовано Всероссийское правительство — Директория и все территориальные армии были формально консолидированы в одну) В. Болдырев отправил в адрес башкир пышную телеграмму: «Выражаю сердечную благодарность славным Башкирским полкам, честно и мужественно сражающимся за всеобщее русское дело».
Из документов тех лет хорошо видно, что Касым Еникеев провел большую плодотворную работу. Во многом благодаря его стараниям 4-й Башполк стал одной из лучших башкирских частей. Здесь был организован военный оркестр, который вскоре приобрел статус общевойскового для башчастей. Еникеев честно исполнял свою службу и с самого начала согласился войти в подчинение уполномоченных Башправительства, признав тем самым верховенство политического руководства республики над собой в военно-административных вопросах.
Офицер башвойск в новой униформе
В начале августа Еникеева вместе с другими офицерами назначили членом комиссии по выработке новой униформы военнослужащих башкирских войск. За основу было решено взять элементы формы армии Комуча, где отказались от погон и применяли нарукавные нашивки. В качестве главного отличительного цвета был выбран синий, который присутствовал на головном уборе, лампасах и нашивках. 
В ноябре башкирское руководство доверило ему временное командование 1-й Башдивизии с совмещением должности комполка. Однако его политическая надежность все же имела границу.
Директория в конце октября 1918 года распустила все региональные правительства Урала, Поволжья и Сибири и объявила о создании единой армии. В этих новых условиях не оставалось места для территориальной автономии и национальной армии, что неизбежно привело к нарастанию конфликта между башкирскими лидерами и новым правящим режимом востока страны. Ноябрьский переворот в Омске окончательно оформил политический портрет антибольшевистской всероссийской власти на востоке России, принявший основные черты всех остальных «белых» правительств на других территориях страны — полное доминирование военных в политических вопросах, правоцентристская платформа, откровенный нигилизм в отношении земельного, национального и других вопросов.
После этих событий башкирские лидеры кардинально пересмотрели свою дальнейшую стратегию. Вместе с членами бывшего Комуча они попытались организовать вооруженное восстание против режима Колчака и отвоевать свою территорию у белых. Восстание планировалась начать в начале декабря в Оренбурге при поддержке расквартированных там башкирских частей. Однако планы заговорщиков были раскрыты, и они были вынуждены ретироваться из города.
Рядовой башвойск в новой униформе
Башкирские полки по приказу Заки Валидова самовольно покинули свое месторасположение и отошли южнее Оренбурга в район села Ермолаево. Эти политические виражи выдержали не все офицеры башчастей. Очевидно, что среди них был и Касым Еникеев (в декабре 1918 года он был уже подполковником), который не был готов к конфронтации с колчаковским режимом. В начале февраля 1919 года он был освобожден от командования полком и отбыл неизвестном направлении. Как сложилась его дальнейшая судьба, неизвестно.
Окончание следует

Шаг к полному контролю над интернетом в РФ

https://golosislama.com/news.php?id=35922&fbclid=IwAR3j3HN2Kt9tdRaIV2lgfkFeLUFpcTSeUYS9tnJInUf3X7BG2A6AEiytoJ8

Шаг к полному контролю над интернетом в РФ

Закон об изоляции российского интернета, как уже окрестили проект депутатов Клишаса и Лугового наблюдатели, о котором мы недавно писали, принят сегодня Госдумой РФ в первом чтении. Символично и закономерно, что это произошло на следующий день после публикации статьи отставного кремлевского "серого кардинала" Вячеслава Суркова, в которой он в качестве ноу-хау путинского режима на мировой арене выделил именно регулирование интернета.
Что ж, так как свои мысли и эмоции по сути проблемы мы выразили еще в прошлый раз, в этот, пожалуй, можно углубиться в детали.
И тут надо отметить, что авторы и сторонники законопроекта с негодованием опровергают, что его цель отключить Россию от интернета, заявляя, что все обстоит ровно наоборот. По словам Клишаса, напротив, претворение в жизнь данного закона "обеспечит устойчивую работу сетей связи, а также качество предоставления услуг связи. Это позволит сделать российский сегмент Интернета устойчивым к угрозам, обеспечить доступ к российским сайтам и возможность для российских граждан пользоваться Интернет-сервисами (почта, Интернет-банкинг) при любых внешних угрозах". 
Но как же это будет сделано? О деталях пока говорить, видимо, рано, но в общих чертах замысел таков, что должны быть "упорядочены", то есть, взяты под контроль информация о доменах и сетевых адресах сайтов, вещающих на Россию, а также маршруты и содержание их трафика. Для этого будет использовано дорогостоящее оборудование, с которым должны быть интегрированы все операторы связи, предоставляющие доступ в интернет в России.
Обоснование этому дается, конечно, смехотворное - если агрессивные западные империалисты вдруг начнут запрещать российские сайты, а то и вовсе решат отключить от всемирной паутины Россию, то система "суверенного интернета" позволит им продолжить свою работу. 
А теперь вопрос - сколько российских сайтов было отключено, в частности, в России в результате действий западных регуляторов? Таких прецедентов мы не знаем. Зато российскими властями в лице того же Роскомнадзора на данный момент на территории России заблокировано 147 117 материалов, подавляющее большинство которых находятся на российских сайтах. Так кто и от кого их тогда должен защищать?!
В реальности, конечно, закон Клишаса-Лугового преследует две цели: оперативно-техническую и глобально-страховочную. Первая, по его замыслу, должна позволить лучше контролировать, точнее, цензуририровать контент запрещенных сайтов - не просто по их IP, но и через маршрутизацию трафика. Вторая в случае необходимости, действительно, должна позволить отключить вещание на Россию всех технически неконтролируемых сайтов. 
В каком случае может возникнуть такая необходимость? Ну, это как раз понятно - в случае начала массовых выступлений, российского Майдана или чего-нибудь посерьезнее. На этот случай режим хочет быть уверенным в том, что сумеет полностью контролировать виртуальное пространство, посредством которого протестные силы часто координируют свою деятельность.
Удастся ли это ему? Далеко не факт. На все про все для этого пока предполагается выделить 20 миллиардов рублей. Сумма, не сказать, чтобы маленькая, но ведь противостоять с ее помощью планируется всей технологической мощи глобальной информационной системы, в которой бюджет какой-нибудь крупной транснациональной компании превышает весь бюджет РФ. Что говорить об отключении на эти средства всего интернета, если сопоставимые суммы, уже выделенные на блокировку Телеграм, не смогли решить даже этой задачи, так как реально желающие им пользоваться в России, продолжают это делать.
Поэтому, как говорится, в России глупость законов компенсируется их неисполнением. Скорее всего, это произойдет и в этот раз. Но то, что власть сегодня сделала еще один, вызывающий шаг к тотальному контролю над российским обществом и изоляции его железным занавесом от мира, это очевидно всем. 

АВТОР: ИКРАМУТДИН ХАН

Сурков и Путин: сеанс самогипноза

https://golosislama.com/news.php?id=35914&fbclid=IwAR1AYlvTtRt0muqRrvhg8kr3DJmeOnpVB4sCTndyXNFoS4MxQELZU3bi_rg
Сурков и Путин: сеанс самогипноза


Статья Владислава Суркова, бывшего замглавы администрации президента, в прошлом "серого кардинала" Кремля стала главной политической новостью сегодняшнего дня. Что ж, не обойдем ее стороной и мы.
Выводя за скобки сомнительные рассуждения Суркова на тему русской истории, попытаемся вычленить для наших читателей основные тезисы его памфлета:
- у России нет выбора, по какому пути ей развиваться, поэтому, какую бы идеологию в ней ни пытались претворять в жизнь, все будет заканчиваться данностью государства как военно-репрессивной машины, которую олицетворяет ее лидер;
- это там, на Западе, сплошные мерзавцы в политике пытаются прятать свою истинную сущность под маской приличия - российская же власть свою истинную сущность не скрывает, и эта "честность" привлекает в мире тех, кто разочаровался в западной демократии;
- в то время, как многие прочили миру будущее глобального открытого общества со свободным интернетом и падающей ролью правительств, путинская Россия начала отгораживаться от мира, регулировать интернет, ограничивать деятельность неправительственных организаций, а через какое-то время по тому же пути последовали и другие страны;
- в свое время Путин в свое Мюнхенской речи бросил вызов американоцентричному миру, а сейчас уже не только весь мир устал от Америки, но и сами американцы устали от нее (ее мирового господства).
Ну что тут скажешь, фактически Сурков бахвалится либо теми вещами, которых скорее надо стыдиться, либо теми, которые произошли отнюдь не благодаря ему и его сообщникам.
Да, то, что политическая система на Западе во многом лицемерна и неприглядна, очевидно, и об этом ее западные критики писали и говорили еще тогда, когда Сурков и Путин октябрятами в школу ходили. Но никто кроме откровенных маргиналов не считает, что альтернативой ей должна стать честная в своей мерзости, как ее характеризует сам Сурков, российская, путинская система. Потому что, существующая система на Западе критикуется с целью заставить ее быть честной в своих идеалах и соответствии им, а не для того, чтобы она была честной или откровенной в своей мерзости, как это предлагает Сурков.
Это же касается и России как альтернативы Америки, которой ей, как пытается доказать Сурков, удалось стать вопреки всему. На самом деле, нет - во-первых, как это пишет он сам, это сами американцы устали от бремени мирового жандарма и с определенного момента решили сосредоточиться на решении собственных проблем, а во-вторых, если кто реально и заполняет высвобождающиеся от этого ниши, то это растущие экономики Китая, Индии, Бразилии, Турции, а отнюдь не Россия с деградирующей экономикой, которая повсюду пытается встревать со своими нелепыми ЧВК, хакерами и "петровыми-бошировыми".
А теперь о главных выводах статьи. По сути, архитектор путинизма не просто признает, но и бравирует тем, что за почти 20 лет его существования, в России не было создано эффективного и самодостаточного государства, работающего, как часовой механизм по установленным для него процедурам и в интересах его граждан. Такое государство он презрительно называет deep state, заявляя, что вот на Западе де такое "глубинное государство", зато у нас в России вместо него "глубинный народ". Далее он пишет:
"Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно".  
Этот панегирик Путину как воплощению чаяний "глубинного народа" Сурков завершает не менее пафосно: "По существу же общество доверяет только первому лицу. В гордости ли никогда никем не покоренного народа тут дело, в желании ли спрямить пути правде либо в чем-то ином, трудно сказать, но это факт, и факт не новый... Современная модель русского государства начинается с доверия и на доверии держится". 
Словом, как декларировалось в советские времена, "мы говорим партия, подразумеваем Ленин, мы говорим Ленин, подразумеваем партия". И можно было бы сказать в ответ на это: "без комментариев", но нет, один комментарий все же придется сделать.
Практически одновременно со статьей Суркова были опубликованы последние данные всероссийского опроса Левада-центра, согласно которым, за прошедший год доля не доверяющих властям увеличилась с 37 до 52%, а количество тех, кто считает, что страна движется по неверному пути, достигло 45%, что является максимумом с 2007 года.
Ранее сообщалось, что по данным последнего на сегодняшний день опроса ВЦИОМ, рейтинг Путина достиг исторического минимума за все время его пребывания у власти, упав до 33%.
Так что, реальная жизнь рассеивает самогипнозы Суркова и Путина. И если их государство началось и держалось на доверии одному лицу, то с его утратой оно, следуя их же логике, и закончится. Как это уже было с его историческими предшественниками. 
АВТОР: ИКРАМУТДИН ХАН

Обращение муфтия Аширова к таджикскому мэру и всем, кто пытается "бороться с религией Аллаха"

https://islamnews.ru/news-obrashenie-muftiya-ashirova-k-tadzhikskomu-meru-i-vsem-kto-pytaetsya-borot-sya-s-religiej-allaha?fbclid=IwAR0AKv68Jqkd3VeALVeJO2p9r_A1QGA9BAbi9hPCory_EbkBybIcWgNj8Uc
Обращение муфтия Аширова к таджикскому мэру и всем, кто пытается "бороться с религией Аллаха"
Чиновников призвали задуматься над своим поведением

Недавно мэр таджикского города Истаравшана Бахром Иноятзода, выступая на пресс-конференции перед журналистами, рассказал о вреде мечетей. «Никто, войдя в мечеть, не вынес оттуда здравого смысла. Большинство молодежи, которое примкнуло к экстремистским группам, именно в мечетях вбили в их головы такие мысли», - процитировал его выступление портал Аkhbor-rid. В свете очередного чиновничьего перла следует отметить, что не только он, а многие т.н. «этнические мусульмане», как из числа власть имущих, так и простых обывателей, нередко в силу своих амбиций, стремления сделать карьеру или иных обстоятельств позволяют себе действия и высказывания, идущие вразрез с основами веры и её интересами! За отказ от защиты своей религии, а тем более за участие в борьбе против её основ, за проявление религиозности в виде совершения намазов, ношения платков мусульманками и т.д. они удостаивается особого доверия, поощрений, похвал и карьерного роста. На первый взгляд, такое поведение в отношении религии Всевышнего не сулит им никакой сиюминутной беды и даже простого дискомфорта. Более того, такую позицию принято называть «интеграцией» в окружающую общественную среду! Хочу им сказать: это не так, и вот почему! Мусульмане, которые верят в вечную жизнь и божье воздаяние, порой становятся перед сложным выбором между верой и предательством. И вера даёт им силы, необходимое мужество для того, чтобы сохранить наиболее важное, отказавшись от временного и проходящего, твёрдо веря, что продолжение этой короткой жизни, по милости Аллаха, будет радостным и светлым! При этом люди, по разным причинам выступающие против Аллаха - будь они чиновники, наделенные властью, или их рядовые помощники - должны помнить о риске потерять то благое вечное, что они могли бы обрести, если бы не боролись с религией в погоне за призрачными и временными приобретениями этого короткого периода, называемого «жизнь». Хочу напомнить: Бог в Коране говорит о тех, кто борется с религией и проявлением религиозности, что на них за это падет проклятие Аллаха и всех проклинающих! А тем, кого проклял Аллах, нет спасения и защиты: «Воистину, тех, которые скрывают ниспосланные Нами ясные знамения и верное руководство после того, как Мы разъяснили это людям в Писании, проклянет Аллах и проклянут проклинающие». Далее Всевышний говорит: «За исключением тех, которые раскаялись, исправили содеянное и стали разъяснять Истину. Я приму их покаяния, ибо Я - Принимающий покаяния, Милосердный». Таким образом, богоборцам и предателям религии, даётся шанс спастись, заслужив прощение Аллаха, ибо Он - Милосердный, Прощающий! Для этого необходимо принести искреннее Покаяние в содеянном, исправить принесенный вред, а затем разъяснить людям своё заблуждение и указать на Истину, которую они скрывали и против которой боролись, совершая предательство! Только тогда у них может появиться надежда на спасение! Во истину, Аллах - Владыка миров, Милостивый и Милосердный в отношении кающихся! Автор: Нафигулла Аширов

«Идентичность человека топором нарубить на кусочки непросто»: Валерий Тишков о россиянах как едином народе и о том, как запишут татар в переписи-2020

«Идентичность человека топором нарубить на кусочки непросто»: Валерий Тишков о россиянах как едином народе и о том, как запишут татар в переписи-2020

«Идентичность человека топором нарубить на кусочки непросто»: Валерий Тишков о россиянах как едином народе и о том, как запишут татар в переписи-2020
«Идентичность человека топором нарубить на кусочки непросто»: Валерий Тишков о россиянах как едином народе и о том, как запишут татар в переписи-2020
Научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН им. Миклухо-Маклая Валерий Тишков в интервью «Татар-информу» дал оценку национальной политике Татарстана и рассказал о спорных моментах, связанных с подсчетом народов России, предстоящей переписи населения.
– Валерий Александрович, давайте сначала поговорим о крупном мероприятии, которое пройдет в Казани в этом году. Расскажите, пожалуйста, подробнее о конгрессе антропологов и этнологов России. Каких интересных спикеров мы ждем? Какие проблемы будут они обсуждать? Что станет конечным итогом форума?
– ХIII конгресс антропологов и этнологов России пройдет в Казани со 2 по 6 июля. Такие конгрессы проходят раз в два года на протяжении уже четверти века. Приедут люди, занимающиеся наукой, которая раньше называлась этнографией, а сейчас называется этнологией. В неразрывной связи находится и антропология – как физическая (о биологических и физических различиях среди разных народов и рас), так и социально-культурная.  наука.
Есть городская антропология, медицинская, сейчас много разных ответвлений. Это большое мультидисциплинарное сообщество, одно из самых больших наук мира. Наверное, в мире нет ни одного крупного университета, где бы ни было факультета антропологии. Существует международный союз, который называется Союз антропологических и этнологических наук. Раз в пять лет проводятся мировые конгрессы. Существуют международные и национальные ассоциации. У нас с 1995 года существует Ассоциация этнологов и антропологов России. Это общероссийская организация с региональными отделениями.
На конгрессе ожидается 600-700 человек плюс около 100 местных специалистов. Приедут представители всех регионов Российской Федерации, где проводятся научные исследования, работают университеты или научные центры. Это специалисты из Москвы, Санкт-Петербурга, столиц разных республик, где есть академии наук и научные институты, в том числе из Института этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая РАН. Ожидаются гости из стран бывшего СССР. Мы ждем на пленарное заседание коллег из западных и европейских стран. Надеемся, что Президент Республики Татарстан найдет возможность выступить перед нами. На пленарном заседании будет сделан доклад, который расскажет об опыте Татарстана, его развитии, культурной ситуации, межнациональных отношениях. Будет рассказано о том, как сохраняются и поддерживаются традиции, обряды, обычаи разных народов и, прежде всего, татар.
Только на организацию секций и круглых столов уже поступило 60 заявок. Мы дадим полтора-два месяца на подачу докладов в эти секции. Их поступит примерно около 1000. После этого проведем отбор, так что спикеры будут разные. На пленарном заседании предполагается выступление нашего коллеги из Венского университета. Это профессор, который всю жизнь занимается коренными малочисленными народами Севера. Также выступят люди, которые занимаются государственной национальной политикой.
Мы исследуем динамику межнациональных отношений, состояние демографической ситуации, подготовку к переписи населения, статистику. Есть прорывные, интересные направления. Это антропология разных субкультур – молодежной, бюрократической, городских и сетевых сообществ. Мы определили одну интересную сквозную тему – это антропология современных коммуникаций. 
– Интересуется ли этнографией современное общество? 
– 25 лет тому назад, когда распался СССР и старый строй, включая идеологию, многие научные основы гуманитарных знаний обесценились. Почти всё, что писали философы, экономисты, социологи, ушло на свалку. Однако интерес к традициям, обычаям, обрядам и ценностям не уходит из нашей жизни. Это всегда интересно, начиная от материальной культуры – пищи, одежды, жилища и заканчивая духовными ценностями – фольклором, обрядами.
Интерес к этнографии сейчас даже повысился. Этнотуризм, этномода, этническая кухня – это все то, чем мы занимаемся. Наиболее популярные книги, которые мы издали за последнее время, растащили рестораторы. Их интересуют традиционные обряды во время приема пищи у народов мира, напитки, календарные обычаи.
– Почему Казань местом проведения встречи?
– Казань – один из интереснейших городов. Это крупнейшая республика в нашей стране, я бы ее вообще называл «республика номер один». Здесь есть колоссальный, интересный опыт жизни и очень успешный опыт управления таким сложным обществом по религиозному и этническому составу.
Мы проводили предыдущие конгрессы в Ижевске, Саранске, Петрозаводске, Омске, Нальчике, Москве, Санкт-Петербурге. И многие спрашивали: «Когда будет Казань? Когда очередь дойдет до Казани?» Мы очень рады, что руководство республики дало согласие на наше предложение провести здесь конгресс. Мы проводим конгрессы там, где есть хорошие традиции и коллективы, с которыми можно организовать мероприятие.
В Казани такие есть. Во-первых, существует школа казанской этнографии, начиная с революционных времен. Здесь есть институт истории с отделом этнографии, федеральный университет с кафедрой этнологии и хорошим музеем, есть совместные труды. Мы только что издали второе издание тома «Татары» из серии «Народы и культуры» под моей редакцией. Это издание из 700 страниц – самая полная сводка на сегодняшний день историко-этнографических знаний о татарах как о народе.
Здесь есть три необходимые составляющие: сама жизнь, региональное сообщество, научные традиция и потребность в дальнейшем развитии. Мне кажется, что местная этнография и антропология были оторваны от общероссийского контекста, в связи с тем что в отделении Российской академии наук нет гуманитарной составляющей. Поэтому общие программы и проекты, которые у нас были последние 20 лет, обходили стороной Казань. Я думаю, что конгресс сыграет свою роль, тематика интересов местного сообщества расширится. Кстати, в 1960-е годы именно здесь зародилась наша этносоциология. 
– Как вы думаете, достаточно ли внимания уделяется сохранению традиций народов и языков в современной России и в Татарстане? 
– В России в целом, я бы сказал, хорошего больше, чем плохого, даже включая советский опыт. И это при всех безобразиях, которые были связаны с депортацией ряда народов во время сталинских репрессий, гонением религиозной жизни и религиозных институтов. За советское время ни один язык не исчез, не исчезла ни одна культура.
Существовали автономные и союзные образование. То есть этнотерриториальная автономия была в виде союзных, автономных республик, областей и краев. В целом этот опыт даже мировая наука оценивает как опыт противоречивый, но во многом позитивный. Кстати говоря, некоторые вещи заимствованы были у Советского Союза в остальном мире. Поэтому и мы кое-что взяли для себя уже в новой России. Это, в частности, само устройство Российской Федерации с этническим компонентом.
У нас, наряду с краями и областями, существует еще и территориальные образования для основных, наиболее крупных народов в виде республик, автономные области и округа.
Я оцениваю в целом позитивно поддержку этнокультурного развития наших народов, не только крупных, но и самых малочисленных. К примеру, в 20-м веке в мире было создано примерно 70 новых письменностей, из них почти 50 – это территория бывшего СССР. Это наши коренные малочисленные народы Севера. Исчезали порой десятки, если не сотни малых групп – в Африке, Океании, в Западном полушарии. У нас фактически все народы сохранились. Такого вымирания языков и культур не было в 20-м веке. Это, конечно, достижение нашей страны.
Есть проблемы межнациональных отношений и проблемы языковой политики, ситуации с языками. Есть вопрос, связанный с сохранением традиционной среды обитания и традиционных систем хозяйствования, особенно малых народов, которые проживают в уязвимой экологической среде. Это тундра, арктические регионы, высокогорная местность. Как раз вот такие крупные республики, как Татарстан, от этого не так страдают. Здесь есть мощные промышленные базы. А вот если где-то вырубается тайга, значит, конец жизни, конец культуры, понимаете? Если прекращается рыбный промысел или охота на морского зверя, значит, заканчивается культура этого народа. И это ситуация очень сложная.
Существуют проблемы обеспечения и занятости. Молодежь вынуждена мигрировать или заниматься чем-то, чем нежелательно заниматься. Наша страна очень большая и разная. Есть проблема ассимиляции, особенно языковой. Хорошо это или плохо – другой вопрос, но есть добровольная ассимиляция в пользу русского языка. Русский язык в нашей стране не только государственный, но и более престижный. Это язык подавляющего большинства населения. На нем лучше получать образование, поступать в крупный университет. У нас культуры равноправные. Но у носителей большей культуры всегда есть большие преимущества, чем у тех, которых мы называем меньшинствами.
– Как вы оцениваете национальную политику в Татарстане? 
– Позитивно. Я был свидетелем эволюции национальной политики в Татарстане с конца 80-х годов. Я в 1992 году был председателем Государственного комитета по национальной политике, вел переговоры с представителями Татарстана. В музее парламентаризма, в здании Госсовета РТ сегодня увидел свою фотографию, где на бывшей даче Сталина мы вели переговоры с делегацией из Татарстана. Так что это все было на моих глазах.
В 92-м году я сюда приезжал, сложное было время. Но тогда была еще более сложная ситуация в Чечне, не говоря уже об открытых конфликтах, которые последовали после 1994-го года. У меня были очень хорошие отношения с Минтимером Шариповичем Шаймиевым и с Фаридом Мухаметшиным, когда обсуждалась одна из острых ситуаций в 92-м году. Мы с Шаймиевым организовывали целую серию международных встреч «Гаагская инициатива». Это переговоры с лидерами сепаратистских регионов, которые были после распада СССР. Мы искали пути миротворчества на территории бывшего Советского Союза, это тоже был интересный опыт.
Интересным был этап, связанный с подготовкой к 1000-летию празднования Казани, в котором я участвовал. Тоже были очень сложные, большие дебаты. Но в конечном итоге у меня есть медаль 1000-летия Казани – правительственная награда. Так что этот сложный период мы прожили, и я его оцениваю очень хорошо. В регионе очень мощная сила – экспертная и политическая. В целом это все пошло на пользу России.
– Расскажите, пожалуйста, про предстоящую перепись-2020. Будут ли учтены работы над ошибками прошлых лет? Может, вы какие-нибудь новации посоветуете организаторам?
– Если говорить об ошибках, то все-таки переписи 2002 и 2010 годов прошли неплохо. Есть все-таки в нашей стране опыт. Отечественная статистика – одна из сильных в мире. Первая советская перепись 1926 года была уникальной по своей достоверности и качеству. Постсоветские переписи 2002 и 2010 годов были неплохие, но, как и все переписи, они не являлись самым достоверным источником о населении нашей страны. Сейчас некоторые страны в связи с всеобщей цифровизацией уже не проводят переписи, поскольку через интернет все обо всех известно. Вот, скажем, страны Балтии, по-моему, не проводят переписи. У них есть реестр жителей.
Нам нужна всеобщая перепись жителей 2020 года. А если говорить об ошибках, то чтобы ускорить перепись, сделать ее дешевле, была внесена поправка к закону накануне переписи 2010 года, которая позволила переписчикам проводить перепись без прямого контакта – захода в квартиру или дом, а по данным паспортных столов.
Слишком многие этим воспользовались, поленившись зайти в дом, может, не с первого, а со второго, третьего раза. Пострадали, прежде всего, некоторые вопросы, которые касаются сферы национальностей. Оказалось, что 5,6 миллиона человек не указали свою национальность, а точнее – у такого количества людей эти данные не были получены, ибо их нет в административных органах. Мне кажется, эту поправку нужно убрать, все-таки нужно доходить до человека.
Появилась новация, которую обсудим за круглым столом, в рамках конгресса в Казани. Она связана с переписью по интернету. Это может затронуть часть населения, какие-то крупные города. Сельское население пускает переписчиков к себе в дома, у нас проблем с этим нет. Нам не ясно, как люди будут отвечать по интернету на вопрос о национальности. Есть список возможных ответов с кодами, и это так просто получить ответы без контакта с переписчиком. Потом труднее будет классифицировать и закодировать присланные по Интернету ответы.
Государственная комиссия по подготовке переписи уже утверждена. В этот раз мы в ней не увидели представителя Российской Академии наук. Я входил в состав комиссий двух предыдущих переписей, а в этот раз от нашего института никого нет. Хотя Росстат работает именно с нами по части языковых вопросов и вопроса о национальности.
Думаю, мы все равно будем как-то взаимодействовать с Росстатом. Еще есть время до 2020 года. Вопросник будет утверждаться. Не думаю, что он претерпит серьезные изменения по сравнению с 2002 годом. Мы считаем, что это не такой уж плохой опросник.
 С точки зрения языка и национальности более-менее всё нормально, но есть некоторые тонкости. Как потом публиковать материалы? Кого считать народом России? Считается, что в России живет 193 народа. Было 128, стало 193. Но я считаю, что можно посмотреть снова, кого считать народом России. Например, в Англии живут 200 тысяч русских, но они народом Великобритании не считаются. А у нас 600 британцев в России считаются народом? Или 500 американцев, или 700 японцев? Сейчас появились нигерийцы, сомалийцы, эфиопы, сирийцы, если мы всех будем отдельными народами считать…
Одно дело болгары, которые исторически живут в нашей стране, или поляки, которые живут со времен польского восстания XIX века: есть польские деревни в Сибири. Другое дело, разбросанные по всей стране коммерсанты или кто-то, кто женился на русской женщине и уехал из Америки.
Мне кажется, нужно обязательно считать четыре народа: бухарские евреи, горские евреи, грузинские евреи, просто евреи. Можно указать один народ с тремя подгруппами. Точно также можно поступить с грузинами, которые сейчас в российской переписи делятся на четыре народы. Но это мое мнение, некоторые мои коллеги с этим не согласны. Они считают, чем дробнее, тем интереснее для этнографии, для имиджа страны, но если мы показываем 700 американцев, то надо показывать и 500 нигерийцев, даже если половина из них в тюрьмах сидит у нас. Так что здесь много интересного, но это уже стадия подведения итогов.
В перечне национальностей есть одна спасительная категория, которая называется «другие национальности». Вот в «другие национальности» можно записать американцев, шведов, датчан, эльфов, скифов, булгар, чудь белоглазую. Это достойная категория, ничего в ней обидного нет. Там примерно 60 тыс. на 140 миллионов. Мы, кстати, вручную посмотрели эти ответы в переписи 2010 года. Кое-что из этого опыта учли, но ни одного народа не было пропущено. Здесь численность – не главное: есть малочисленный народ с отдельным языком в Сибири или народ, который в горном Дагестане живет в одном-двух аулах, а есть просто заезжие мигранты или разбросанные по стране выходцы из других стран..
– Считаются ли татары России единым народом и должны ли быть опасения у татар, что их по итогам переписи окажется меньше по каким-либо техническим причинам? 
– А почему вы считаете, что меньше — это хуже? А больше — это лучше, да? За счет кого должно быть меньше тогда?
 Поэтому лучше, чтобы все росли или по крайней мере не уменьшались. В этом интерес нашей экономики, обороноспособности страны. В целом, к сожалению, численность нашего населения уменьшается, поэтому нужно быть готовым к тому, что крупные народы, как правило, дают этот отрицательный показатель. Хотя некоторые крупные народы у нас растут, это в основном аварцы и чеченцы, народ Поволжья. Они примерно на таком же уровне, как русские, у них средние по России демографические показатели. Последний год показывает небольшое уменьшение населения нашей страны за счет русских, татар и украинцев — крупных народов, потому что кавказский народ в позитиве.
Если вы имеете в виду, что какие-то народы у кого-то оторвут и объявят другим народом, это тоже беспокоит Татарстан. Внутри одного большого народа есть группы, которые в переписи тоже выделяются, мы их называем «подгруппы». То есть они существуют самостоятельно и в то же время часть другого, большого народа. К примеру, казаки и поморы среди русских. Они и русские, но в переписи указываются как поморы в составе русского народа. Хотя есть некоторые буйные казаки, которые говорят: «Мы отдельный этнос, хотим быть отдельным народом». Но когда их жен спрашиваешь: «Вы хотите из русских уйти?», они говорят: нет.
Поэтому самый лучший вариант – это инновация, которую мы ввели в переписи 2002 года: показывать группы и подгруппы. Вот так мы решили очень сложные, больные проблемы с кряшенами в составе татар. Кряшены были в переписи 1926-го года отдельным народом. Потом их в советское время переписывали, они назывались кряшены, но их записывали как татар. Этого мы не имеем права делать по Конституции. Кем человек назвался, тем он и должен быть в переписи. Нельзя переписывать его в другую национальность.
Это, наверное, на сегодняшний день выход из ситуации и более точное отражение этнического самосознания. Также и сибирские татары: в составе татар и в то же время показаны отдельно. А крымские татары — это отдельный народ, они показаны отдельно от татар: у них другие язык, история, культура, хотя и много общего, особенно по части вероисповедания.. Есть еще группы внутри татар, но это вопрос спорный, его надо отдельно смотреть. Астраханские татары: отдельные или внутри татар? Скорее, это вопрос научный и общественно-политический. Если есть какое-то очень мощное общественное движение, то почему, скажем, возникла проблема кряшен в 90-е годы? А сколько кряшенские активисты наш институт досаждали: петиции, обращения, обсуждения! Писали Патриарху о том, чтобы восстановить кряшен как самостоятельный народ. Хотя есть ситуации и более сложные. Кряшены в Татарстане не возражают быть одновременно и татарами, и кряшенами. А в Удмуртии, наверное, они говорят: мы не татары, а кряшены. Для них татарин — это мусульманин. Есть тонкости, связанные с идентичностью человека, которые топором нарубить на кусочки непросто. Перепись — это некоторое упрощение нашей реальной жизни и нашего реального самосознания.
Общего между нами с вами гораздо больше, чем различий. Мы говорим на одном языке, поем одни песни, смотрим одни и те же фильмы и телепередачи, болеем за одну и ту же нашу олимпийскую команду. Есть много общего в нашей манере поведения и во взгляде на мир, общие переживания, общие истории побед, достижений и драм. Поэтому российский народ — это, конечно, исторически сложившийся, очень мощный народ.
Конечно, есть общероссийская идентичность, самосознание, патриотизм и культура тоже. Вы же не разрежете культуру профессиональную нашу: Гергиев — это осетинская, Нетребко — это украинская, они все – российские. Это часть общероссийской культуры. Поэтому мы и говорим о многонациональном российском народе как о полиэтничной гражданской нации.
Наталья Рыбакова, sntat.ru
Фото: Султан Исхаков

Александр Невзоров / Невзоровские среды // 06.02.19


Тальков о Путине 1 в 1, неизвестная песня. Как в воду глядел.


THE ENIGMA 2017 FULL ALBUM VOL 4 SHINNOBU


Красивый Транс на татарском языке


ПРЕМЬЕРА! Очень Мощная и Красивая Музыка! Потрясающий Трек "Футуро"


Mio, min Mio (Russian version of Track 21: Mio My Mio