ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

вторник, 22 января 2019 г.

Татар стратегиясе: җыр-бию, Путинга мәдхия һәм тамада Шәйхразиев


Татар стратегиясе: җыр-бию, Путинга мәдхия һәм тамада Шәйхразиев


Васил Шәйхразиев чыгыш ясый

Татар халкының үсеш стратегиясенең беренче өлгесе халыкка тәкъдим ителде, татар бакчаларын, мәктәпләрен, татар университетын булдыру максаты бар, ә татар дәүләтчелеге хакында ләм-мим.
Татар халкының үсеш стратегиясенең беренчел өлгесе (аны эскиз дип атаганнар) әзер, кичә Арчада беренче тапкыр аны халыкка тәкъдим итү булды. Бу беренче шундый очрашу. Моннан соң Дөнья татар конгрессы, Милли шура, Татарстан Фәннәр академиясе һәм башкалардан торган эшче төркем Татарстан районнары, Русия төбәкләре буйлап йөриячәк. Февраль-март айларында җиде федераль округта җәмәгать тыңлаулары узар дип көтелә. Апрель азагында Казанда фикер алышуга җыелалар. Эшче төркем барлык теләк-фикерләрне, тәкъдимнәрне туплап ахыр чиктә документтан кәнфит ясарга тиеш булачак. Бу эшләр 30 августка – Татарстанның суверенитет турында декларация кабул иткән көнгә төгәлләнәчәк дип вәгъдә ителде.
Татарны, аның телен яшәтер өчен республикада азмы-күпме кануннар бар, тик аларны эшләтү механизмнары каралмаган. Татар халкының үсеш стратегиясен булдыручыларның максаты да татар проектларының тормышка ашыру юлларын уйлап табу булып тора. Стратегиядә нинди чаралар күреләргә тиеш, Русиядә булырга мөмкин сәяси вазгыятьтән чыгып (ә ул төрле була ала) татар халкының исән калу юллары барланырга тиеш. Төгәл проектлар да стратегиягә керерме – шулай ук билгесез. Татарстан казнасыннан татар халкы, аның теле, мәдәнияте өчен финанслар бүленәчәкме һәм нинди күләмдә? Әллә ул матур купшы сүзләргә нигезләнгән коры документ булып калырмы? Бу сорау да хәзергә ачык кала. Әлегә халыкка, журналистларга ярты ел буе сөйләнелгән стратегиянең "Кем мин - татар булмагач" дигән шигаре, берничә слайдтан торган нигезе күрсәтелде, аңлатылды. Сүз уңаеннан, бу эскиз Татарстан Фәннәр академиясе, Дөнья татар конгрессы, Шиһабетдин Мәрҗани исемендәге Тарих институты, Галимҗан Ибраһимов исемендәге Тел, әдәбият һәм сәнгать институты, Татар энциклопедиясе һәм төбәк өйрәнү институты, Альфред Халиков исемендәге Археология институты һәм Казан федераль университеты галимнәре тарафыннан язылды дип әйтелде. Тик алар төгәл кемнәр – билгесез. Бу хакта хәтта конгресста эшләүчеләр дә тәгаен белми. Күптән түгел узган очрашуда кайбер галимнәр бу мәсьәләне күтәргән, ләкин ябык утырышта да бу сорауга җавап бирелмәгән. Фәннәр академиясенең вице-президенты Дания Заһидуллина, Энциклопедия институты мөдире Искәндәр Гыйләҗев, Археология институты мөдире Айрат Ситдыйков, тарихчы Искәндәр Измайлов катнашканы гына билгеле. Документның өч варианты булган.
16 гыйнвар Арча көллиятендә узган очрашуга Арча, Балтач, Саба, Кукмара, Әтнә районнарыннан кешеләр җыелган иде. Башта "Әлифба" музее белән таныштыру, ашау-эчү, җыр-бию, аннары гына эшлекле сөйләшү булды. Әйтергә кирәк, җыелганнарның күбесе – хатын-кызлар. Әйтерсең лә, татар халкы язмышы ирләрне кызыксындырмый! Чыннан да шулаймы, әллә ирләр чакырылмый калганмы – бусы аңлашылмый калды. Залда утыручыларның күбесе татар теле укытучылары, китапханәчеләр һәм "Ак калфак" оешмасы активистлары булып чыкты. Яшьләр бик аз иде, катнашканнары да көллияттә белем алучы студентлар яки "Бердәм Русия" фиркасенең "Яшь гвардия" хәрәкәте вәкилләре иде. Барысы да ихтыяри-мәҗбүри рәвештә китерелгән кешеләр. Арткы рәттә Арча көллияте студентлары урын алды. "Әгәр башка кешеләр килсә, студентларны кайтарып җибәрегез" диеште үзара оештыручылар. Шуңа да очрашуда җыелучылар нәрсә сөйләделәр - шуны тыңлап утырдылар.
Чарада катнашучылар
Чарада катнашучылар
Якынча 40-45 яшьлек аудитория каршында Милли шура рәисе Васил Шәйхразиев микрофонны кулыннан төшермичә татар халкының стратегиясенең мөһимлеген аңлатты. Шулкадәр озынга сузылды бу документны шәрехләү, хәтта залдагы кайбер ханымнар: "Электричкага соңга калабыз", дип борчыла башлауларын белдерделәр.
Шәйхразиев татар халкына дәүләт оешмаларына таянып эшләргә кирәк диде. Алай гына түгел, ул "Русия президенты Владимир Путин имзалаган яңа милли сәясәт стратегиясе белән бергә эшләргә кирәк", ди. Урыслаштыруны күзаллаган документка ул мөкиббән киткән.
Васил Шәйхразиев
Васил Шәйхразиев
"Владимир Владимирович илкүләм лидер буларак Русиядә яшәүче халыклар өчен стратегия кабул итте. Без аны карадык. Ул безнең стратегиягә бик матур гына бара. Андагы маддәләр белән безнеке дә бәйләнә. Сөбханаллаһ! Бу яктан ярдәм бар. Русия хөкүмәте шушы стратегияне тормышка ашырыр өчен планын кабул итте. Моңа акча бүленә. Монда без дә катнашырга тиеш", диде Милли шура рәисе Васил Шәйхразиев.
Стратегиянең төп юнәлешләре белән Татарстан фәннәр академиясенең вице-президенты Дания Заһидуллина таныштырды. Дөресрәге, моңа омтылыш булды, ләкин галимә ике тапкыр ютәлләп алганнан соң мөнбәргә кабат Васил Шәйхразиев менде һәм галимә урынына чыгышын дәвам итте. Халык Милли шура рәисе авызыннан сәгатьләр буе генерация, адаптациянең нәрсә аңлатканын да, шаяруларын да тыңлады. Башка кешеләргә исә Васил әфәнде кырысрак булды, чыгыш ясаучыларга "7 минут" дип кенә сүз бирде. Үзенә күрә тамаданы хәтерләтте "Милли шура" рәисе.
Документтагы эскизларга караганда, берничә төп юнәлеш билгеләнгән: татар тормышын оештыру, мәгариф, мәдәният, мәгълүмати мохит булдыру.
Татар тормышы дигәндә, авыл да, шәһәр дә күз алдында тотыла. Авылларда инфраструктура булдырырга, гаилә-нәсел формасында оешкан кече һәм урта бизнесны үстерергә ярдәм итү күзалланса, шәһәрдә татар телле мохит булдыру максаты тора. 

Мәгарифкә килгәндә, татар өчен бакчасы да, мәктәбе дә, югары уку йорты да булырга тиеш дигән фикер нигез булып ята. Татар университетын ачу максаты стратегия эскизында язылган. Әйтергә кирәк, бу – сәяси ихтыяр көчен таләп итә торган эш. Татарстан җитәкчелеге моны ахыр чиктә тормышка ашырырмы, әллә күз йомармы, әллә гомумән ахыр өлгедә ул юкка чыгармы - әйтеп булмый. 

Мәдәният юнәлешендә татар шәһәр мәдәниятен үстерү максаты куелган. Заманча музыка, рәсем сәнгате фестивальләре уздыру, милли уен коралларын пропагандалау, шәһәр урамнарын милли бизәкләр белән тулыландыру кирәклеге язылган. 

Мәгълүмати мохит юнәлешендә татар журналистларын әзерләү, телевидение, радионың тәүлек буена татарча эшләвен тәэмин итү, балалар өчен мультипликацион, нәфис фильмнар булдыру, тәрҗемә системын җайга салу, татар тарихы турында мультимедиа продукцияләре булдыру, интернетта һәм социаль челтәрләрдә милли юнәлештәге эшчәнлекне активлаштыру кебек максатлар куелган.
Галимә Дания Заһидуллина алгы планга мәхәллә, татар авылы һәм Татарстанны чыгарды.
Дания Заһидуллина
Дания Заһидуллина
"Мәхәллә дигәндә, ниндидер дини йортлар тирәсенә җыелган кешеләр төркеме генә күзалланмый. Нәсел, туганнар булып яшәүчеләр дә, чит төбәкләрдә татарлар булып берләшеп яшәүчеләр дә, иҗтимагый оешмалар, мәчетләр тирәсендә берләшүчеләр дә керә. Татар тормышын оештыручы берлекләр керә. Ә таяну ноктасы булып Татарстан, Казан тора. Татар авылларында заманча шартлар тудыру, халыкны эшле итү, социаль хезмәт күрсәтү объектлары төзү кирәк.
Шәһәрдә татарча яшәү тирәлеген булдыру кирәк. Оешмалар булып, татарча яшәү тирәлеге булдырып, мәхәллә булып оешмаган җирләрдә шундый тирәлек булдыру - иң зур максатларыбызның берсе. Татарстанда татар милләтен үстерү моделен эшләү кирәк", диде галимә.
Искәндәр Гыйләҗев
Искәндәр Гыйләҗев
Татарстан Энциклопедия институты мөдире Искәндәр Гыйләҗев чыгышында "Бу мәсьәләгә иң кирәкле вакытта, Татарстанның 100 еллыгы якынлашкан чорда тотынабыз. Стратегия турында сөйләшәбез икән, тарихи тәҗрибә турында да онытмаска кирәк. Бәхәсләшүне, тәнкыйтьләргә яратуны читкә куйыйк. Битараф булмыйк. Бу минем эш, минем балаларым, оныкларым өчен эшләнә диеп карыйк", дип өндәде.
Азатлыкка ул: "Өстән ниндидер галимнәр, сәясәтчеләр програмны кабул итсә, бу продуктив күренеш булмас иде. Хәзер бик дөрес юл сайланган. Уйлану өчен нигез. Һәр татар кешесе моның белән танышып, аңлап, үз фикерен әйтә ала. Ачык элемтә, вакыт бар. Һәр төбәктә вәкилләр үз тәкъдимнәрен өсти ала", диде ул.
Тарихчы Альберт Борһанов төп эшчәнлек татарлар күпләп яшәгән урыннарда булырга тиеш дигән фикердә.
Альберт Борһанов
Альберт Борһанов
"Башкортстан, Мәскәү, Себер, Урал, Пенза, Нижгар - бу татарларның сакланып яшәгән җирләре. Шушы җирлекләргә төп игътибар булырга тиеш. Татар авылларын, бистәләрне саклый алсак, татар исән калачак. Кадрлар һәм финанслар кирәк", диде ул.
"Битараф булмыйк, киләчәкне үзебез билгелибез" дигән сүзләр яңгырады, кешеләргә дә ачык микрофон форматында үз фикерләрен әйтергә тәкъдим ителде. Зал тутырып кеше җыелса да, җәмәгать тыңлауларын халык өчен оештырылган дип әйтеп булмады. Очрашуда барлыгы биш кеше чыгыш ясады. Халыктан язмача килгән сорауларның берничәсенә җавап кайтырылды. Ахыр чиктә сүзне җыр-бию белән йомгакладылар. Шулай да без сораштырган кешеләрнең күтәрергә теләгән мәсьәләләре калган.
Сабадан килгән укытучы Илдар Сафин төбәк тарихын мәктәпләргә кертү мәсьәләсен күтәрергә теләгән.
Илдар Сафин
Илдар Сафин
"Татар һәм төбәк тарихын укытуны мәктәпләргә кертергә кирәк. Бу - районнар, авыл тарихы дигән сүз. Моны түгәрәкләрдә генә өйрәнеп булмый. Анда бөтен бала йөрми. Утыз ел тарих укыткан кеше буларак шуны әйтәм: татар һәм төбәк тарихы укыту җәдвәлендә булырга тиеш", диде Илдар Сафин.
Мамадыштан килгән Рузалия Ибраһимова балалар бакчасы мәсьәләсен күтәрергә теләгән. "Татар бакчаларында эшли башларга кирәк. Саф татар гаиләләре булсын өчен нәни балаларны тәрбияләү җитми", диде ул.
Арчада тәкъдим ителгән татар халкының стратегия өлгесендә төрле юнәлешләр колачланган, әмма ни татар дәүләтчеле турында, ни Русиядәге федерализм, Татарстан республикасының дәүләтчелек символлары булган президент институты, республика Конституциясе телгә алынмаган. Федераль үзәктән милли төбәкләрне юкка чыгару җилләре көчәйгән вакытта татарлар өчен бу мөһим нигезләр исәпкә алынмавы сәер. Документ өлгесендә бүгенге вазгыятькә гомумән анализ ясалмаган. Сәяси мәсьәлә бөтенләй күтәрелмәде.
Дөнья татар яшьләре форумы рәисенең беренче урынбасары Айрат Фәйзрахманов сүзләренчә, татарның киләчәгенә бәйле сәяси проблемнар күтәрү җитми.
Айрат Фәйзрахманов
Айрат Фәйзрахманов
"Документның структурасы мантыйкка туры килә, әмма бу гына җитми. Проблемнарны анализлау кирәк. Татар халкы бүген нинди хәлдә, соңгы 15 елда бер миллион татар ни өчен үз телен югалткан, кеше үзе өчен татарлыкны ничек билгели? Стратегиядә моны язарга кирәк. Монда дәүләтчелегебез, федерализм турында сүзләр җитми. Татарстан мөстәкыйльлегенең киләчәге бармы? Булмаса, нишләргә? Республиканы ничек саклап калырга? Бу сорауларга җавап эзләргә кирәктер", ди Айрат Фәйзрахманов.

О веротерпимости в СССР,в частности к исламу в 30-е годы 20 столетия

Нет описания фото.

Пьяный набег силовиков на московских мусульман

https://golosislama.com/news.php?id=35782&fbclid=IwAR2fvSenV-WYVZtWi3Wknlhx_889IGa8B4FZRBFGRlj950EupjAj9Qz7yH4
Пьяный набег силовиков на московских мусульман



В Юго-Восточной административном округе Москвы в минувшую субботу около семи часов вечера, когда в местной региональной организации мусульман (МРОМ) «Седьмое поколение» проходила субботняя встреча, в здание МРОМ ворвались сотрудники МВД, потребовав покинуть помещение. Вооруженные автоматами и одетые в маски незнакомые люди перепугали детей и потребовали от всех присутствующих погрузиться в автозаки, якобы для проверки документов. Впрочем, когда им предлагали проверить документы прямо на месте, силовики отказывались, ссылаясь на то, что людей много, и их всех надо доставить в отделение для снятия отпечатков пальцев.
Силовики разрешили все таки уехать родителям плачущих и шокированных детей, хотя для этого понадобились долгие уговоры и состояние стресса у маленьких прихожан. Впрочем, паспорта этих граждан все же сфотографировали Остальным же прихожанам велели сесть в автозак, чтобы вести их в отделение.
Очевидцы сообщают, что через некоторое время в здание МРОМ вошел руководитель отдела ЦПЭ по ЮВАО Харисов Ирек Ринатович. Интересно, что по словам свидетелей, вел себя Харисов так, как обычно ведут себя очень нетрезвые люди — медленно и с задержкой отвечал на вопросы, плохо координировал движение, при этом зрачки глаз у него было сужены. Пьяный Харисов допросил сотрудников МРОМ, а уже в отделении словесно унижал и издевался над задержанными прихожанами, около 30 человек.
Сотрудников МРОМ держали в отделении более пяти часов, до глубокой ночи. Именно столько понадобилось силовикам, чтобы снять отпечатки пальцев и допросить всех задержанных.
Кому и зачем понадобилось проверять мусульманскую организацию, которая ни разу не была замечена в экстремизме и вообще в какой-то политической позиции? Скорее всего, объяснить это можно столь же просто, сколь и абсурдно - «а чтобы не расслаблялись».
АВТОР: ЯКУБ ХАДЖИЧ

Рәфис Кашапов: "Азат Идел-Урал" белән кавказлар һәм уйгырлар да кызыксына"

https://www.azatliq.org/a/29722348.html?fbclid=IwAR0jdf6cUbaUJYWXlnxb8WL3K0IBCIFpuYNTFs2hkzZ2gFpuoD2JGzRKJoc

Рәфис Кашапов: "Азат Идел-Урал" белән кавказлар һәм уйгырлар да кызыксына"

Рәфис Кашапов

Рәфис Кашапов

20 гыйнвар Лондонда "Азат Идел-Урал" хәрәкәтенең Британиядәге бүлекчәсен оештыру җыелышы узды. Хәрәкәткә нигез салучыларның берсе Рәфис Кашапов әйтүенчә, "Азат Идел-Урал" белән кавказлар, кырымтататрлар, уйгырлар да кызыксына башлаган. Җыелыш хакында Кашаповның үзе белән сөйләштек.
– Рәфис әфәнде, чарада ничә кеше катнашты?
– Оештыру җыелышында 15ләп кеше булды. Башта планлаштырганда чит илләрдән һәм Англиядән 60лап кешене чакырган идем. Әмма мин чит илдә әле беренче тапкыр гына чара уздырам. Шуңа әлләни тәҗрибәм юк. Бераз ялгышлык җибәрдем. Шулай да мин бик канәгать калдым.
– Британиядәге бүлекчәне кем җитәкләячәк?
​– Монда яшәгәч, әлбәттә мин инде. Монда бит юридик нечкәлекләрне дә истә тотарга кирәк. Без Киевта берничә тапкыр җыелып, аннары гына "Азат Идел-Урал"ны булдыру турында игълан иттек. Ни өчен болай эшләдек? Идел буендагы татар, чуаш, удмурт, мари, мукшы, эрзяларны туплау өчен бит оешма барлыгын игълан итәргә кирәк. Аннары мин бит үз тарафдарларымны да табарга тиеш. Бүген бер чечен кешесе "Азат Идел-Урал" бүлекчәсен Франциядә төзүдә ярдәм итәргә теләген белдереп элемтәгә чыкты. Кырымтатарлар, чеченнар да безнең бүлекчә турында ишеткәч кызыксына башлады. Шуңа Лондондагы бүлекчәнең ачылуы турында җәмәгатьчелеккә җиткерү бик мөһим.
– Оешманы рәсми теркәргә җыенасызмы?
– Минем таныш юристларым бар, украин танышларымның юристлары бар. Без әле бу хакта киңәшләшәчәкбез. Чөнки Киевта булганда банк хисабы ачылды, устав язылды, мөһер булдырылды. Барлык юридик эшләр эшләнде. Бу эшләргә дүрт ай вакыт китте.
– Бүлекчә нинди гамәлләр башкарачак? Facebook-та максат – Идел-Уралның азчылык халыкларын яклау дип язгансыз. Британиядә нәрсәләр эшләнәчәген төгәлрәк әйтә аласызмы?
– Британиядә эшчәнлек алып бару уңайлы. Демократик ил буларак эшемне иркен алып бара алам. Беренче максатым - Идел буе халыклары вәкилләрен табып туплану. Инглиз, урыс телләрен камил белгән ярдәмче кирәк. Юрист, сәркатиб кирәк. Киләчәктә чаралар уздыра башласак, хисапчы да кирәк булачак. Конференция вакытында яңа кешеләр белән таныштым һәм алар миңа ярдәм итәргә вәгъдә бирде.
Лондонда "Азат Идел-Урал" хәрәкәте бүлекчәсен ачуда катнашучылар
Лондонда "Азат Идел-Урал" хәрәкәте бүлекчәсен ачуда катнашучылар
– Чарада Төньяк Кыпрыс байрагын тоткан кеше күренә. Бу танылмаган республика вәкиленең катнашуы сезнең хезмәттәшлекне аңлатамы?
– Без фикердәшләр эзлибез. Чуашлар, гагаузлардан кала төркиләр бит ислам дөньясы вәкилләре. Без фин-угырлар, христианнар, православлар белән дә эш алып барабыз. Оешмабызда урыслар да бар. Киевта оешма булдырганда дини проблемнарга артык кереп китмичә, барлык халыклар белән дә эш алып барырга килештек.
– Катнашучылар арасында Шәркый Төркестан байрагын тотучы да күренә. "Азат Идел-Урал" уйгырларны яклау чараларында да катнашачакмы? Шәркый Төркестан вәкилләре белән эш алып барырга җыенасызмы?
– Без төзеләчәк барлык бүлекчәләрдә дә уйгырлар белән эшләячәкбез. Аларның хокукларын яклаячакбыз. "Безнең һәм сезнең азатлык өчен" дигән шигар белән генә алга барып була.
– Сез элегрәк Азатлыкка "Британиядә качак статусы алгач АКШ, Канада, Болгарстан, Финляндия, Төркия, Польша, Германия, Франциядә татар-башкорт, фин-угыр оешмалары белән танышырга уйлыйм. Бу илләрдә төрки халыклар оешмалары җитәкчеләре белән очрашырга җыенам" дигән идегез. Фикерегез үзгәрмәдеме?
​– Фикерләр үзгәрмәде. Төркия, Финляндия, Украина, Германия, Франция, АКШ, Канада, Азәрбайҗан, Казакъстанда булырга исәплим. Бу илләрдә татар, эрзя, мукшы, чуаш, удмурт, мари гына түгел, бөтен фикердәшләрне дөнья күләмендә табарга кирәк. Оешмаларны, җәмгыятьләрне, югары дәрәҗәдә эшләүче хокук яклаучыларны табып, "Азат Идел-Урал" эшен киңрәк җәелдерү мөһим. Киңрәк җәелдерсәк, үзебезнең Идел-Урал төбәгендә яшәүче халыклар да күрәчәк һәм аларда безнең оешмага ышаныч артачак. Шуның өчен дөньякүләм масштабта эш алып барырга тиешбез. Беренче булып Украина, Төркия, Финляндиягә барырга исәплим.
– Русиядәге хәзерге вазгыятьне исәпкә алганда, Сез үзегезнең эшчәнлегегез белән нәсрәдер үзгәртеп булыр дип уйлыйсызмы?
– Төрле дөнья илләре парламентлары, иҗтимагый, хокук яклаучы оешмалар, дини оешмалар безне яклый башларлар. Тарафдарларыбыз арта. Идел-Урал халкы алдагы елда безне яклап чыгар дип уйлыйм. Шул ук вакытта аларга каршы Русия репрессия машинасы да эшләячәк. Соңгы айларда хатлар язалар, киңәш бирәләр. Алар бу хакта җәмәгатьчелеккә шаулап йөрмиләр. Азат булырга теләүчеләр күбәя.

Рәфис Кашапов

Рәфис Кашапов – Русия президенты Владимир Путинны Кырымны аннексияләүдә һәм Украина көнчыгышында сугыш оештыруда гаепләп интернетта тараткан язмалары өчен өч ел төрмәдә утырып чыккан элекке сәяси тоткын. 2018 елның мартында ул Киевта "Азат Идел-Урал" хәрәкәтенә нигез салуда катнашты, шул елның ахырында Британиядә сәяси сыену алды. 2014 елның ахырында кулга алынгангакадәр күп еллар Чаллы милли хәрәкәте җитәкчеләренең берсе булды.

"Азат Идел-Урал" хәрәкәте

"Азат Идел-Урал" хәрәкәте оешу турында 2018 елның мартында игълан ителде. Аңа татар милли хәрәкәте активисты, интернетта Путин сәясәтен тәнкыйтьләгән язмалары өчен өч ел төрмәдә утырып чыккан, 2018 ел ахырында Британиядә сыену алган Рәфис Кашапов, эрзя милли хәрәкәте активистлары Сыресь Боляень һәм Ростислав Мартынюк нигез салды. Әлеге хәрәкәт Идел буе республикаларындагы халыкларның милли хокукларын, телләрен яклап төрле чаралар уздыра.

Жителей Башкортостана травит колониальный капитал

https://golosislama.com/news.php?id=35788&fbclid=IwAR1dXhcCqJcwZxDkBkmh6K28bSX67DmtNrBIYP4NN2BRn-6n_0Wdw1vkaZU
Жителей Башкортостана травит колониальный капитал


Несмотря на замалчивание властями, экологическая катастрофа в башкирском Сибаестала достоянием неофициальных СМИ и социальных сетей.
Так известный московский блогер и урбанист Илья Варламов написал об этом статью с недвусмысленным названием "Людей травят".
"В середине ноября горожане заметили что с воздухом в городе что-то не то. Так, пустяк – запахло сероводородом, а всё вокруг накрыл смог. Ну с кем не бывает – что-то подымило, повыбрасывало вредные вещества и успокоилось. Но вот только смог в Сибае стоит по сей день.

По официальной версии, запах и дым исходят из заброшенного карьера, где произошло окисление руды. Вторая версия неофициальная: источником выброса стал местный завод по производству реагентов. Сейчас в карьере работают спасатели, заливая руду смесью, а работу завода приостановил суд. Итог один – смог остаётся в городе. И если в декабре МЧС отчитывалось о допустимой норме содержания сероводорода в воздухе, то на днях по факту загрязнения воздуха возбудили уголовное дело, а жителям стали раздавать медицинские маски и активированный уголь.

Одновременно в Сибае ограничили прогулки в детсадах и уличные уроки физкультуры в школах, а власти Крыма предложили принять в республиканских профилакториях несколько сотен сибайских детей. По словам главы врио главы Башкирии Радия Хабирова, очистить воздух удастся только в течение двух следующих недель.

Не особенно доверяя власти, местные жители координируются в соцсетях, публикуют фотографии смога и обсуждают, как лучше защищаться от подступающего дыма. У кого-то болеют дети, кто-то сам плохо себя чувствует, а кто-то уже опасается, что сера спровоцирует онкологические заболевания.

Но это просто слова. Слова о городе, накрытом дымом. Они не отражают состояние людей, постоянно ощущающих неприятный запах, беспокоящихся из-за негативного влияния серы на организм, не видящих на улице соседние дома, потому что они окутаны смогом. Нельзя передать состояние города, с угрозой которому никто ничего не может поделать. Ну, разве что купировать источник и вывезти детей из зоны поражения. И то не всех. И то через два месяца", - пишет Варламов.

Отметим, что страхи жителей абсолютно не беспочвенны. По мнению местных врачей, диоксид серы в реакции с влагой выпадает сернистой кислотой, и при попадании в лёгкие образуется яд. С ними согласны и московские коллеги. Так, профессор-пульмонолог Александр Карабиненко оценивает эту ситуацию следующим образом: "Диоксид серы является достаточно токсичным соединением, и длительно им дышать не есть хорошо. Будет обязательно хронический бронхит, могут опухолевые процессы инициироваться. Это плохо влияет и на систему дыхания, и на нервную систему, и на почки, и на печень. Все органы страдают".
Ему вторит и доктор геолого-минералогических наук Александр Портнов, который считает, что уже необходима эвакуация всех жителей Сибая. Однако по мнению комиссии МЧС, поводы для паники отсутствуют и "неблагоприятная обстановка" угрозы для жизни людей не представляет. Напомним при этом, что Башкортостан и в целом Урал, загаженный подобными вредителями-предприятиями, уже давно представляет собой зону онкологического бедствия, естественно, не разбирающего людей по национальностям и религиям.
В данном же случае причиной смога является окисление руды на шахте Сибайского филиала АО «Учалинский горно-обогатительный комбинат». Предприятие принадлежит частной корпорации "Уральский Горно-Металлургический Комбинат", основным собственником которой является Искандар Махмудов, по неофициальным данным - бухарский еврей, представляющий интересы глобального еврейского бизнес-истеблишмента, которым в России благоприятствует нынешний режим.
Отметим в этой связи, что колониальная политика этого режима в отношении не только башкирского народа, но и всех коренных народов России, уже давно строится по принципу "приватизации прибыли и национализации убытков". Прибыль в данном случае уходит в офшоры транснациональному капиталу, а убытки в виде экологического геноцида остаются местному населению.
Липового патриота, временного исполняющего обязанности главы Башкортостана Радия Хабирова, который недавно призвал "сделать Башкортостан великим снова", эта ситуация, судя по его бездействию, вполне устраивает. 
АВТОР: ИКРАМУТДИН ХАН

Египет собирается переместить 51 000 госслужащих в новую столицу

https://golosislama.com/news.php?id=35790&fbclid=IwAR0VyZPNmyz_-BxP7YgbCJsH--Gw0GFrnFR0lBQFnAJGPHwF25-OQKp58mc
Египет собирается переместить 51 000 госслужащих в новую столицу



Египет планирует перевести около 51 000 государственных служащих в новую административную столицу (НАС), начиная со следующего года, согласно проектам планов, которые видело издание «Аль-Маси Аль-Йаум».
Государственные служащие из 31 департамента, в первую очередь из Министерства финансов, будут перемещены в два этапа, детали которых должны быть завершены в ближайшие несколько месяцев. Персонал будет перемещен в соответствии с его оценкой на тесте способностей; те, у кого есть желаемые навыки, такие как знание английского языка, с большей вероятностью обеспечат себе место в новом городе, предназначенном для ослабления демографического давления на Каир.
Переедут также более 3000 сотрудников из министерств иностранных дел, социальных служб и электроснабжения, соответственно, и более 2000 сотрудников из Министерства здравоохранения и Министерства юстиции.
Строительство НАС является главным приоритетом в правительственном плане устойчивого развития на 2030 год, и все работы по проекту должны быть завершены в этом году. Предполагается, что на восточной окраине Каира между Нилом и Суэцким каналом разместятся около 6,5 миллиона человек.
Тем не менее остаются сомнения относительно того, как будет завершен многомиллиардный проект, после того как переговоры между Египтом и китайской компанией China Fortune Land Development Co. (CFLD), которой было поручено завершить строительство делового района города, провалились в прошлом месяце из-за разногласий о том, как делиться доходами от проекта.
Два года тяжелых переговоров, как сообщается, подошли к концу, когда CFLD отказался предоставить Египту 40 процентов прибыли, которую он требовал, предлагая только 33 процента.
«Мы посчитали, что это неприемлемо, особенно потому, что у них будет участок премиум-класса», - сказал представитель египетской компании Халед аль-Хусейни, курирующий новый столичный проект.
Сообщается, что переговоры между Каиром и находящимся в Дубае ПАО Emaar Properties по разработке другого участка в НАС также зашли в тупик. Ранее обе стороны изо всех сил пытались прийти к соглашению в 2015 году, когда Emaar должен был возглавить мегапроект, но впоследствии был отвергнут, когда китайские компании выразили заинтересованность в финансировании.
Продолжающиеся переговоры отражают борьбу Египта за привлечение ведущих иностранных компаний в план развития. Экстравагантная цель президента Абдуль-Фаттаха ас-Сиси по превращению полосы пустыни площадью 700 кв. км в деловой и жилой центр неспешно привлекает финансирование, поскольку инвесторы опасаются участвовать в проекте в условиях сохраняющейся экономической неопределенности.
Несмотря на плавающую валюту и принятие строгих мер жесткой экономии в рамках соглашения об условном кредите с Международным валютным фондом (МВФ), прямые иностранные инвестиции в Египет сократились на 200 млн долл. США до 7,7 млрд. долл. США в 2017-2018 финансовом году, согласно данным центрального банка, причем большая часть финансирования по-прежнему сосредоточена в газовом и нефтяном секторах.
Хотя работа над NAC все еще продолжается, она была предпринята министерством жилищного строительства, военными и египетскими подрядчиками, которые приобрели небольшие участки земли.
АВТОР: ЯКУБ ХАДЖИЧ

Позвольте Вас спросить юные татары дамы господа.



 Позвольте Вас спросить юные татары дамы господа.

Мы члены партии Ватан татарскому народу желая возрождения,
Ведем борьбу, за это, хоть не проста она.
Но без нее не обретет татарский народ свои права.
Но есть у нас вопросы к Вам молодые  дымы, господа.

Вы ведь татары то же как и мы,
Так не ужели  не волнует Вас дальнейшая судьба татарского народа?
На откуп чужакам отдадим мы   будущее нашего народа?
Они и так достаточно уж постарались чтобы лишить татар развития навсегда.

Нас бьют ,а мы молчим, немного дома возмущаясь, не смеем даже возражать?
Но почему должны мы все терпеть и не борясь за судьбу свою им все отдать?
Ведь мы татары и наши предки смогли нам сохранить  язык наш и  культуру, господа.
Ведь и тогда, времена были не лучше чем сейчас, но смогли они бороться за свои права.

Так не ужели мы сейчас все отдадим, сдадимся?
Поддавшись  увещеваниям чужих, - «что борьба за свои права это не модно, вредно господа»?
 Татарский и все нерусское, национальное  им не нужно было никогда
Дуслар так сохраним же мы себя, борясь, на зло им, мы отстоим свои права -татарами остаться навсегда.

С уважением, Аскер Бикбаев Заместитель Председателя НДП Ватан askerbey@gmail.com                 22 января 2019 года

«Прыжки», «скачки», «рывки», «толчки»… А результат?

https://www.opentown.org/news/248179/?fbclid=IwAR0WvamntdwQWN2aAn8wHCQosuy8_tPw23OG2Ci-9QsVIKcoSiRq3JznnLA

«Прыжки», «скачки», «рывки», «толчки»… А результат?

  •  243      2
  • источник: rusrand.ru
2018 год осчастливил Россию новым-старым президентом, который после долгих лет консервации существующей государственной системы, прежде всего — ручного контроля и управления над политической конкуренцией и финансовыми потоками — вдруг заговорил о рывках и прорывах . Это после почти 20 лет нахождения В.В.Путина у руля страны, хотя, по логике политических процессов, любые рывки и прорывы в государственном секторе свойственны революционерам, пришедшим к власти с программой радикальных перемен. Но не сваливающимся в кювет истории диктаторам, к коим западные партнёры Путина относят своего восточного партнёра .
В апреле 2018 года Путин объявил решительный прорыв в социальной сфере (правда, следом повысил пенсионный возраст). В том же месяце — прорыв технологический .
В августе страну ждало известие о начале научного и образовательного прорывов .
В октябре был объявлен настоящий прорыв в экономике для обеспечения благополучия и нового качества жизни граждан, укрепления конкурентоспособности страны, её лидерства в тех сферах, которые, безусловно, определят будущее и России, и всего мира .
В ноябре круг заявок замкнулся и пошёл на второй — вновь прорыв в науке, здравоохранении и образовании.
В декабре снова — технологический прыжок технологический прыжок .
Голубями по всей России летят кепки в небо, гармонями растягиваются переполненные гордостью груди граждан, самолётами и поездами, автобусами и одиннадцатым номером по калмыцким степям и сибирским снегам тысячи репортёров всего мира устремились в российские глубинки лицезреть великое преображение путинской России. Надо полагать, что весь 2019 год нас ждут новые путинские прорывы , прыжки , скачки , рывки , толчки . Причём во всех сферах, которые только можно себе представить. Сказать, что Путин осознал ожидающий Россию научный, образовательный, экономический и технологический крах только в свой четвёртый президентский заход, пожалуй, нельзя. Интернет хранит множество громких заявок президента и в былые годы. Например, в канун последних президентских выборов, выступая в Ярославле с открытым уроком Россия, устремленная в будущее , Владимир Путин призывал школьников к прорывам и рывкам , без которых Россию попросту сомнут.
Угрозы государственности Путин видит: Есть страны, которые по количеству населения несопоставимо больше нашей страны. Есть страны, государства, где технологии, современные способы управления гораздо эффективнее, чем у нас . Но понимает ли, каким образом преодолеть тот колоссальный научно-технологический провал, в который угодила Россия за годы правления самого Владимира Владимировича, его команды и предшественника? Вряд ли.
Во всяком случае, если судить из выступлений штатных пропагандистов Кремля. Вот, Кирилл Клеймёнов с Первого канала пытается сравнить путинские скачки со сталинским прорывом, когда аграрная, нищая, зависимая от иностранного капитала страна превратилась в мощнейшую военно-индустриальную державу мирового масштаба, в центр новой социалистической цивилизации. Нищее и неграмотное население царской России превратилось в одну из грамотнейших и образованнейших наций в мире.
Самые высокие темпы роста национальной экономики за всю историю мировых наблюдений были именно во времена сталинских пятилеток. То есть мы умеем идти на прорыв, умеем не хуже других , — вещает Клеймёнов. Режим в своих бурных фантазиях о прорывах апеллирует к историческому опыту. Только умалчивает при этом, что это был опыт революционного социалистического строительства, а не либерально-олигархического погрома.
На встрече с руководителями ведущих вузов страны и институтов Российской академии наук, а также Министерства образования и науки В.В.Путин говорит: Шансы у нас, безусловно, есть, несмотря на все потери, которые российская наука понесла в середине 90-х — начале 2000-х годов. Потенциал, заложенный и вами, и вашими предшественниками, — колоссальный, и он, слава Богу, остался . В данном случае президент апеллирует к исторически имеющемуся потенциалу исчерпанного советского наследия, при том, что сам же признаёт потери, понесённые наукой за годы своего руководства и низведение её до уровня мировых периферий.
Путин апеллирует к профессионализму и трудолюбию правительства, призывая его активно работать над выполнением национальных проектов, являющихся необходимым условием для прогресса и развития . При этом, подобно двуликому Янусу, параллельно взывает к свободному обществу без бюрократической мертвечины , что следует понимать как адресацию к непрофессиональным, поверхностным, банальным решениям и действиям управленцев.
На фоне этих (надо сказать) многолетних апелляций ко всем и вся, по уровню технологичности экономики Россия на сегодня в несколько раз отстает от развитых стран. Это признаёт и сам Путин и члены правительства. Курс на построение современной рыночной экономики ими вроде бы как взят, но структура экономики, по сути, не изменилась со времени распада СССР. Мы по-прежнему добываем и продаем за рубеж сырьё — нефть, газ, лес и металлы, а ввозим машины, оборудование, транспортные средства, компьютерные и цифровые технологии. При этом нужно отметить, что последние годы существования СССР мы как-то присутствовали на глобальном рынке готовой технической продукции, в том числе компьютерной. Сейчас же России нет не только на нём, но и на собственных прилавках, разве что за редким исключением. Разработанный в конце 2018 года Мониторинг и анализ технологического развития России и мира(подготовил Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования) показывает целый ряд тенденций путинских технологических рывков и наглядно демонстрирует до неприличия колоссальное отставание России от наработок западных стран.
Сразу обращает на себя внимание заточенность Запада и лидеров Азиатского континента на перспективные направления экономики будущего и полная противоположность отечественных прыжков , устремлённых опять же в продолжение существования сырьевой модели. При этом Запад и азиаты находятся в стадии реализации проектов в то время, как путинская Россия преимущественно марширует на парадах демонстрации кузькиным матерей .
Например, китайский космический аппарат с луноходом Chang’e-4 вышел на орбиту спутника Земли и в начале января 2019 года приземлился на обратной стороне Луны, а мы демонстрируем самолеты-недоделки 5-го поколения СУ-57, которые до конца 2019 года ещё будут проходить стадию опытно-конструкторских испытаний. Японский почтовый оператор Japan Post начал доставлять почту при помощи дронов, в то же время у нас инженеры только разработали грузовой БПЛА SKYF, а начало серийного производства ожидается в 2020 году. Да и то — будет ли спрос при нарастающей нищете и вымывании оборотных средств предприятий — вопрос.
Во Франции принята программа развития энергетического сектора, закрытие всех угольных электростанций и запуск ветряных и солнечных электростанций планируется к 2022 году. А у нас на столе рапорт — запущена первая в России дистанционно управляемая солнечная электростанция . Роботы и искусственный интеллект заменили в 2017 году часть сотрудников в 12% британских компаниях, у нас только идёт завершение опытной эксплуатации промышленного робота .
Отставание — налицо. Мониторинг состояния дел в технологическом развитии страны буквально пестрит многообещающими сочетаниями — выдержала испытания , первое в России , сдала в эксплуатацию , разработан проект , получен патент , совершил первый полет , разработали способ , „приступили к наземным испытаниям“ и т.п. То есть дистанция между пунктом, А — начала работ и пунктом Я — получением от них экономического эффекта — катастрофическая.
Некоторые презентуемые в мониторинге технологии вообще озадачивают: а зачем они нужны и какой от них будет толк? В смысле для рывка или прыжка , в конце концов, развитие государства — это же не станция юных техников. И, конечно же, просто бьёт наповал зависимость российских разработок от тех же компонентов западных стран, в частности, реализация пилотного проекта сетей 5G, запуск которого мир уже увидел во время Олимпиады в Пхенчхане.
С 2009 года добыча нефти в РФ неуклонно растет, но на разведанных месторождениях в РФ уже добыта большая часть легкодоступной нефти. А добыча оставшейся стоит больших денег. Плюс для этого нужны технологии и оборудование. Поэтому значительная часть мониторинга посвящена углеводородной энергетике — тем же сырьевым яйцам , на которых пока ещё худо-бедно удерживается российский правящий режим. Хотя есть совершенно иные достойные примеры: аграрная пятимиллионная Дания за счёт развития туризма, сельского хозяйства, лёгкой промышленности и инноваций экспортирует в долларовом эквивалетне больше, чем гордость нации — Газпром .
Нет, конечно, нельзя сказать, что Россия при Путине деградировала до состояния каменного века. Мы пока ещё входим в пул государств, с которыми принято считаться. Но в основном только как с территорией, которая обеспечивает развитие передовых стран. Подносчик снарядов, говоря военным термином. Или по- футбольному — мальчик, подающий мячи игрокам на поле. Технологическое развитие РФ все больше затормаживается, несмотря на бравурные речи чиновников и президента. Количество патентных заявок на изобретения упало до 36454 — это самый низкий показатель с 2006 года. Идёт сокращение уровня инновационной активности в российской промышленности. По динамике инновационного развития промышленность в 4−6 раз отстает от ведущих индустриальных стран. Причины — низкий уровень защиты интеллектуальной собственности, нецелесообразность научных изысканий для бизнеса, рыночная ситуация в самой России, заставляющая компании вести консервативную стратегию работы, направленную на максимальную экономию и защиту от государства, а не повышение эффективности.
Не блещут чистотой рук и помыслов и функционеры созданных на средства налогоплательщиков исследовательских центров. Весь 2018 год сопровождался громкими уголовными делами о хищенияхв госкомпании АО Роснано , возглавляемой небезызвестным Анатолием Чубайсом. В ноябре стало известно, что расследуется дело о растрате 1 миллиарда рублей. На эти деньги должны были построить суперсовременный завод по производству лекарств, причем четыре с половиной года назад.
А что же сам Чубайс? А он докладывает общественности о провале инновационной стратегии. При этом (внимание) Чубайс считает, что в государстве нет понимания природы инновационного бизнеса, что тут нужно оставить либеральные фантазии , эта отрасль не заработает без помощи государства и что такого не было ни в Азии, ни даже в США . Вот тебе и либералы. Разбомбить всё, что было создано в СССР, опошлить достижения своих предков, ввергнуть страну в феодализм, а теперь причитать о безвременно почившем в бозе государственном секторе.
Особенно примечателен вот этот опубликованный пассаж, отчётливо характеризующий действительность путинской России: Я прихожу к людям, которых знаю, а они мне говорят: ты кто такой? Тебя нет в списке Forbes. А мы есть. Вот поработаешь, заработаешь — тогда приходи . Скажете, что это бояре обнаглели? Нет, это царю всё по барабану, что происходит в родном Отечестве.
Инновационный центр Сколково — тоже пример путинских прыжков . Правда, народ в сетях всё больше пишет о кидках , называя Сколково то чёрной дырой по воровству государственных средств, то конденсатором великодержавного мошенничества. Ещё в 2013 году Генпрокуратура РФ констатировала: При строительстве „Сколково“ украли 125 миллиардов рублей . А дальше — завышение консультационных услуг с ущербом на 400 миллионов рублей, аренда помещения за 23 миллиона, лекции депутата по 22 миллиона, работы без заключения договоров — неполный перечень размашистой коммерческой деятельности данной государственной структуры. Около 2,1 миллиарда рублей в нарушение условий грантовых соглашений было отвлечено от научной деятельности и в целях извлечения дохода размещено на депозитных счетах.
Счётная палата опубликовала отчёт о проверке (совместно с ФСБ) инновационного центра Сколково за 2013 2015 годы. При собственных доходах 4,5% центр вполне неплохо вознаграждал себя, любимых. В структуре расходов фонда оплата труда составила более 8,9 миллиарда рублей (13,7% от общей суммы расходов, произведённых за счёт субсидии из федерального бюджета). На исследовательскую деятельность денег потрачено в два раза меньше. В 2015 году среднемесячная зарплата в фонде составляла 468,4 тысячи рублей, что в 13,8 раза превышало аналогичный показатель в целом по экономике Российской Федерации.
Интересно, что за счёт средств налогоплательщика сколковцы финансировали иностранных граждан, причём весьма щедро. Израильскому строителю, к примеру, арендовали квартиру за 300 тысяч рублей в месяц. Из вложенных в Сколковский институт науки и технологии 12 млрд рублей почти 4 миллиарда ушли по соглашению главному учебному заведению страны вероятного противника — американскому Массачусетскому технологическому институту. Это в то время, когда Дмитрий Анатольевич Медведев на всю страну вещал, что денег нет, но вы держитесь .
Некоторые СМИ и блогеры, впрочем, считают, что проблема технологической революции в России не в низкой, мягко говоря, компетентности управленцев и не в воровстве бюджетных ресурсов, а в том, что одни нехорошие парни заказали других нехороших парней, произошёл наезд , разборки , а пострадала наука. Вот с такими полукриминальными подходами и делается всё в путинской РФ. Это при том, что в сравнении с главными конкурентами на мировой арене Россия и так не густо финансирует науку и высокие технологии.
Американцы тратят на науку 511,1 млрд долларов, почти в 13 раз больше России. При этом по соотношению затрат на науку в валовом внутреннем продукте (ВВП) США занимают всего лишь 11 место в мире. Китай, находясь на 15 месте в мире по соотношению затрат в ВВП, вкладывает в науку 451,2 млрд американских долларов, в 11 раз больше России. Япония — $168,6 млрд, Германия — $118,5 млрд, Республика Корея — $79,4 млрд, Франция — $62,2 млрд, Индия — $50,1 млрд, Великобритания — $47,2 млрд, Бразилия — $41,1 млрд, Россия — $39,9 млрд. По показателю удельного веса затрат на науку в ВВП Россия существенно отстает от ведущих стран мира, занимая место в четвёртом десятке стран. Причём с весьма скудной динамикой данного процесса — с доли 1,1 в валовом внутреннем продукте (ВВП) до 1.11% за год.
На фоне полного удовлетворения позитивными динамиками со стороны правительства РФ, дерибанов бюджетных средств назначенцами, апатии бизнеса, заточенности на вымывание ресурсов из России олигархии, апелляций В.В.Путина то к чиновникам, то к учёным, то к народу, как-то не просматривается света в конце тупикового тоннеля, по которому ведут Россию кремлевские рулевые.
Отсутствие в Конституции РФ закреплённых принципов участия государства в экономической деятельности на основе научного государственного прогнозирования, планирования и программирования развития, которые предлагаются Программой Сулакшина и проектом новой конституции, попросту нивелирует все усилия научного сообщества вернуть Россию на путь технологического успеха.
Создаётся устойчивое мнение, что у Кремля нет чёткого понимания, чего Россия желает получить в краткосрочной, долгосрочной перспективах, и что для этого государственным инноваторам необходимо предпринять. Ну, кроме разъездов со свитой по выставкам, презентациям, составлениям мониторингов и распилам казны. Ведь это не результат. Результата попросту не видно, нет даже показательных наказаний виновных в саботаже, халатности и воровстве.
Даже в критикуемом кремлёвской группировкой СССР существовала научная конкуренция между институтами и конструкторскими центрами. В России — всё в одних руках, всё под контролем, везде друзья и партнёры, всё под крышами , и нигде нет порядка и успехов. Весь российский рынок современной компьютерной и коммуникационной техники отдан на откуп иностранным компаниям. Импортозамещение превратилось в фетиш и посмешище. В этой атмосфере в России не возможна никакая технологическая революция, а прорывы могут быть только в бездну.
Автор Владимир Викторович Волк — Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

«Если татарин татарина не затоптал в грязь, то день не день, жизнь не жизнь…»


https://www.business-gazeta.ru/article/410106?utm_source=discussable-box&fbclid=IwAR1aGqjkMTbkXacnshNzmcBHA1bzrai0lzBPOjjOXGt3OE-7H8EHzUsaukM

«Если татарин татарина не затоптал в грязь, то день не день, жизнь не жизнь…»

Круглый стол «БИЗНЕС Online»: нужна ли стратегия татарского народа и почему татар решили «немного придушить». Часть 1-я
«Мы можем 100 стратегий написать, но кто им будет следовать — мы сами?» — задавались вопросом участники круглого стола «Стратегия развития татарского народа: ждать ли прорывного документа?». Стратегия — это образ будущего, но кем станут татары через 50 и 100 лет? Куда идет нация и какие у нее цели? На эти вопросы пытались найти ответы эксперты «БИЗНЕС Online».
Стратегия — это образ будущего, но кем станут татары через 50 и 100 лет? Куда идет нация и какие у нее цели?

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА

Руслан Айсин — политолог.
Римзиль Валеев — общественный деятель, журналист.
Гульнара Габдрахманова — заведующая отделом этНияз Игламов — заведующий литературно-драматической части Камаловского театра, театральный критик.
Дамир Исхаков — доктор исторических наук, член «Милли шура» всемирного конгресса татар.
Рустам Курчаков — экономист, публицист.
Айрат Файзрахманов — заместитель председателя всемирного форума татарской молодежи, кандидат исторических наук.
Юлай Шамильоглу — историк, профессор Висконсинского университета (США).
Модератор: Рашид Галямов — издатель «БИЗНЕС Online». 

ДАМИР ИСХАКОВ: «АВТОНОМИЯ — КАК МЕРТВАЯ ПЕТЛЯ ДЛЯ ТАТАР»

— Тема нашего круглого стола — «Стратегия развития татарского народа: ждать ли прорывного документа?». Хотелось бы услышать от вас, в чем причина того, что за более чем 25 лет постсоветского времени стратегия так и не была подготовлена теми же структурами ВКТ или другими татарскими организациями, группами интеллектуалов. Кстати, хотелось бы понять, есть ли аналогичные документы у других народов? Должна ли стратегия ограничиваться только татарами, проживающими на территории России? Предлагаю начать с Рустама Султановича Курчакова, который попросил несколько слов вначале произнести, так сказать, для некоего камертона.
Курчаков: Так получилось, что, когда мне позвонили и пригласили на этот круглый стол, я посмотрел — а это время пятничного намаза (круглый стол прошел в пятницу в 11:00  — прим. ред.). Это знак, на самом деле, ведь мы собрались обсуждать такой вопрос… Я скептически отношусь к этой теме и к возможности сейчас выстроить стратегию. Но об этом чуть позже. А здесь, мне показалось, это очень важный знак, который нам нужно учесть. Алла бирса, если нам удастся во время этого обсуждения максимально пребывать в состоянии «ас-салят», то есть связи со Всевышним и следовании Его воле, не сбиваясь с этой путеводной нити — «сират-ат-дин». Это было бы очень хорошо, потому что судьба тюрко-татарского народа — я думаю, так правильнее будет сказать, потому что татары — это просто отдельная, особенная, со своими плюсами и минусами, где-то продвинутая, а где-то подотставшая часть тюркского мира…
Если уж серьезно постановку сегодняшней темы воспринять, это «язмыш» (судьба), а не просто стратегия. Стратегия — это лишь форма, можно так оформить, а можно по-другому, в виде стратегического документа или рабочей записки, а можно вообще не озвучивать, потому что настоящие стратегии не декларируются и не озвучиваются. Их внутри носят те, кто их реализуют. Это получается «язмыш язу» — некий эскиз судьбы, прикидка. А это суперответственное дело, и без обращения к Создателю или Творцу я бы просто не брался за это дело, потому что это как высокое напряжение: электрические провода голыми руками возьмешь без подготовки — все оторвет. В истории тюрков и татар линия единобожия, как дуга, протянулась от Тенгри к Алла. Не зря в нашем языке это сохранилось — Тенгри, Ходай, Алла. Эта линия на татарский народ накладывает особую ответственность, это очень важно.
— После того, как в сентябре 2018 года  Рустам Минниханов на ежегодном послании сказал о необходимости стратегии: покритиковал ВКТ, сказал, что необходимо искать некие факторы консолидации нации — после этого забурлил процесс, оживился ВКТ, интервью пошли и так далее. Как говорил Михаил Сергеевич Горбачев, процесс пошел. Мы тоже решили внести свою лепту, тем более что процесс-то только в самом начале. Слово предлагаю дать Дамиру Мавлявеевичу Исхакову. Почему ему? Потому что первый вопрос — в чем причина, почему за 25–30 лет постсоветского времени так и не была подготовлена стратегия развития татарского народа, хотя, насколько мы знаем, попытки предпринимались. Никто лучше Дамира Мавлявеевича, идеолога национального движения, на этот вопрос не ответит.
Читатели наверняка будут интересоваться, есть ли аналогичные документы у других народов. Предваряя эти вопросы, я принес сюда книгу «Русская доктрина». Один из главных ее авторов и редакторов — Андрей Борисович Кобяков, известнейший экономист, политолог, друг нашей редакции. Она, конечно, официально не принята, тем не менее широкий круг интеллектуалов написал, по-моему, великолепнейший труд. Можно критиковать или не критиковать, но такая доктрина есть. Возможно, как специалист, вы, Дамир Мавлявеевич, подскажете, имеется ли нечто подобное у других народов. Надеюсь, мы, татары, не изобретаем заново велосипед.
Хотел также показать вторую книгу, наверное, все ее знают — «Татарский век». Мы ее начали делать в начале нулевых, делали пять лет нашей командой — тогда это был «Восточный экспресс», сейчас ядро той команды работает в «БИЗНЕС Online». Мы сделали порядка 80 интервью с крупнейшими реальными лидерами мнений. Сразу скажу, что чиновников там нет, кроме Минтимера Шаймиева и Зили Валеевой, которая тогда была вице-премьером по культуре, идеологии. Брали интервью у тех, кто жил не только в Татарстане, но и в Москве, Турции, США… Это, например, Ахмет Тимер, выдающийся историк из Турции, который уже умер. Я считаю, эта книга — лайт-версия татарской доктрины, потому что выдающиеся люди нации, лидеры размышляли, где она сейчас, наша нация, что получилось, что нет, кто ее символы и т. д. и т. п. Так что некий кирпичик для фундамента стратегии есть. 
Исхаков: Когда речь идет о создании доктринальных документов (как бы их ни называли: концепция, стратегия, неважно), там есть ряд ограничений, которые далеко не всем позволяют создать такие стратегическо-концептуальные документы. Потому что они носят характер весьма абстрактных обобщений. Для того чтобы достичь такого уровня обобщений, необходимо наличие большого круга экспертов, причем представляющих разные отрасли знаний, экспертов, которые привыкли в коллективе работать. Стратегический документ — документ именно коллективного характера, один человек не может такой документ создать.
Одна из причин того, что у нас, татар, такой документ не родился, заключается в том, что фактически в целом татарская нация оказалась недостаточно успешной. Не все понимают, что имеется в виду под этой формулировкой. Я просто скажу, что в тюркском мире татары, которые занимали важные позиции к началу XX века, являются единственным народом, который в советских условиях получил очень плохую урезанную автономию и, вместо того чтобы развиться, пошел, наоборот, назад. Это весьма интересное явление, историками не изученное. Для чувашей, башкир, марийцев автономия была шагом вперед. Для татар она оказалась мертвой петлей, которая в значительной степени татар удушила. Народ как таковой не исчез, потому что татары умеют очень хорошо приспосабливаться и большинство из них находилось за пределами автономии, они как-то выживали, и общество в целом не потерялось. Но институционально татары не смогли выстроиться. Яркий критерий, пример — это отсутствие национального университета. Всем было ясно уже в начале XX века, что надо его создавать, но он так и не был создан. Это одна из проблем глобального характера, причина, почему татары ничего не смогли сделать против такой политики и в итоге мы оказались в таком положении.
Вторая проблема, которая связана с первой, — результаты «четвертой татарской революции», то есть постсоветская революция. Сейчас уже можно абсолютно четко сказать, что во время этого последнего подъема задачи революционными татарскими отрядами были поставлены, но в принципе ни одну решить не удалось. Сейчас мы имеем даже еще более урезанную автономию, чем в советском периоде, я считаю. В этнокультурном отношении мы практически ничего не достигли. Наоборот, сейчас отчетливо видно, в том числе из-за политики федерального центра, что мы шаг за шагом отступаем и уже подошли к серьезной грани, когда татарскому языку просто грозит исчезновение. Мое общение со множеством групп татар, разных экспертных сообществ показывает, что татарским интеллектуалам не удалось нащупать пути выхода из этого кризисного состояния. То есть нет на сегодняшний день конкретных механизмов, что нам делать в ближайшем будущем. Когда речь заходит о том, что надо создать стратегический документ, я думаю, что наиболее важным звеном того, что будет происходить, является даже не этот документ, а само осознание татарским сообществом, есть ли у нас силы, которые способны создать такой документ.
— То есть сам процесс работы на ним?
Исхаков: Да, сам процесс важен. И мы должны посмотреть друг на друга и увидеть, каковы наши реальные возможности. Но если учитывать, что уже возникла непосредственно угроза существования самих республик, то может случиться так, что пока мы тут будем барахтаться в попытке создать что-то, уже и республики могут быть ликвидированы. А у нас нет институциональной базы для существования в безреспубликанской среде. Ярчайшим примером того, в каком положении мы находимся, является состав «Милли шура», избранный всемирным конгрессом татар. Он носит совершенно случайный характер и ни в коей мере не может служить национальным парламентом, если республика будет ликвидирована. То есть у нас нет самой базы, нет объединенных интеллектуальных групп. Мой опыт за последнее время в татарском мире по поводу нащупывания различных групп показывает, что чрезвычайно трудно объединить наличные интеллектуальные ресурсы. Все очень разношерстные, не заточены под коллективную работу. Какие-то отдельные группы пишут отдельные записки, Рафаэль Хакимов — отдельно, из Москвы отдельно поступают идеи, из Петербурга — тоже, потом все это куда-то уходит. И ядра, которое все это обобщало бы, нет. И самих подходов нет. В принципе, я настроен весьма скептически по поводу того, что у нас в итоге может родиться. Главная проблема, как я уже сказал, — это само состояние татарской нации, к сожалению, весьма прискорбное.
— У других национальностей вообще есть подобные документы?
Исхаков: Кроме как у русских в России такого опыта нет, за исключением немцев. Русских немцев. Этот документ был создан довольно давно, но при поддержке Германии. Когда немцы стали уезжать в Германию в большом числе, тогдашние немцы из ФРГ решили поддержать тех, кто остается, чтобы хоть какая-то рука здесь оставалась. Они сделали такой общий концептуальный документ. Он был принят российским правительством и имеется в доступном виде, можно почитать. Похожий документ еще есть у башкир — называется «Программа развития башкирского народа» 1996 года. Этот документ интересен тем, что до его подготовки крупные ученые (два человека на самом деле — Равиль Гумерович Кузеев и Гилязетдинов, известный социолог) разработали концептуальный каркас этого документа — он опубликован, тоже доступен. Там были разработаны многие проблемные вещи, которые формируются перед тем, как писать конкретную программу. Можно сказать, что башкиры нас тогда превзошли. Но этот документ имеет один недостаток: он был нацелен на поддержку башкир как государствообразующего единственного народа. Опыт показал, что этот документ не сработал. По этой причине.
В Казахстане есть подобный документ…
Курчаков: У евреев еще есть подобный документ, но он закрытый.
— Может быть, стратегия это вообще алогичный документ?
Исхаков: Не вполне. Она имеет право на существование.
— Как оцениваете русскую доктрину?
Исхаков: Она наиболее проработанная из существующих документов, потому что работали специалисты высокого класса. Это важный, фундаментальный документ, который необходим для идеологической проработки будущего.
— Я ее пролистал перед нашим круглым столом. В принципе, вообще можно брать по главкам…
Айсин: И вместо русских татар вставлять?
— Нет. Работать по этой кальке. Допустим, что делать со школами: татарская школа, вопросы религии, культуры, хозяйства, социальный капитал…
Исхаков: Нам необязательно следовать этому, но иметь в виду надо. У нас, татар, положение другое, так что мы не можем всё использовать.
Курчаков: «Русская доктрина» 2008 года — я ее тоже полистал. По каким-то частным вопросам, как вы сказали, про школу — это вообще интересный культурный опыт. Но после 2008 года начался глобальный кризис, финансово-экономический.
— Там он описан.
Курчаков: А в 2013-м — гибридная мировая война.
— И про нее есть в доктрине, и про Запад, и про давление. Очень актуально.
Валеев: У меня реплика. Здесь не надо смешивать понятия «стратегия», «госпрограмма» или «программа» и «доктрина» — это разные вещи. Действительно, в 2000-е годы немецкая программа была государственная, как раз тогда я был председателем федеральной автономии татар. И в московском Белом доме мне говорили, что я лучше сделаю. То, что Дамир Мавлявеевич сказал, больше похоже на госпрограмму. Это понятно, поскольку стратегия должна быть обоснованной и реализуемой…
Исхаков: Римзиль Салихович, без концепции никакой программы не бывает.
Валеев: Сама стратегия не то чтобы документ, она так же, как идея строительства коммунизма и моральный кодекс строителя коммунизма, должна уместиться на полстраницы – четыре фразы, на несколько альтернативных алгоритмов. Это, конечно, мое субъективное мнение. Не только у русских — у евреев, турок, казахов точно давно уже есть своя стратегия. В соответствии с этой стратегией они и существуют. Нет ни одного государства и крупного народа, которые не имели бы стратегии. У нас она в подстреленном виде тоже есть, в сердцах и головах… 

НИЯЗ ИГЛАМОВ: «МЫ ПОМНИМ МИТИНГИ НАЧАЛА 1990-Х! А СЕЙЧАС ПОЗОВИ НА МИТИНГ — ДА НИКТО НЕ ВЫЙДЕТ…»

— Спасибо. Слово Ниязу Игламову.
Игламов: На самом деле татары — такой удивительный народ, очень разобщенный и ревнующий к успехам другого. Это такая черта характера национальная, как у кого-то лень, у кого-то — уживчивость со всеми. Если татарин татарина не затоптал в грязь, то день не день, жизнь не жизнь, карьера не удалась. Мы не можем радоваться успехам своих соплеменников. Поэтому и не была написана стратегия. Вспомните, как все эти лидеры национальных движений к концу 1990-х начали друг с другом сражаться. Развалили движение — и утратили доверие народа. Мы помним митинги начала 1990-х! А сейчас позови на митинг — да никто не выйдет. Потому что национальная идея, к сожалению, не воплощена в фигурах, которые пользуются кредитом доверия у народа. Народу, по большому счету, все равно, он выживает сам, он видит, что его интересы никто не представляет ни в Госсовете, ни в каких-то других структурах. Он видит, что его чаяния и надежды никак не реализуются, вот каждый и идет своим путем. Мы можем сто стратегий написать, но кто им будет следовать — мы сами? Хорошо, если мы сами начнем им следовать, и за нами кто-то потянется. Для меня, конечно же, в первую очередь большая проблема в этом, а не в написании стратегии. Тут очень много умных людей, а я практический человек. Я считаю, что параллельно с разработкой стратегии нужно думать о тех инструментах, которые позволят эту стратегию воплощать. Просто написать красивые слова…
Практически готовую стратегию Римзиль Валеев нам представил на одном из заседаний ВКТ. Очень внятная стратегия — вот ее бери за основу и доделывай, вопрос двух недель. Но кто ей будет следовать и какие инструменты есть для ее воплощения? Как мы ее до бабушки в Пестречинском районе, до студента аграрного техникума в Буинске донесем? Вот они прочли в «БИЗНЕС Online» или на другом ресурсе, что будет опубликована эта стратегия. И сразу запишут: «Я буду неукоснительно следовать этой стратегии!» Да не будет такого. А надо подумать о том, каковы механизмы влияния.
Валеев: А почему ты думаешь, что будет недостаточно того, если 20 представителей элиты, начиная с президента, будут выполнять? Почему думаешь, что другие не последуют?
Игламов: Хорошо, если президент туда подключится.
Валеев: Да, президент и его 25 соратников.
Игламов: Может быть… Но, понимаете, это будет некая инициатива «сверху», и отношение к ней будет такое же, как к инициативе «сверху». Это как с партией «Единая Россия».
Валеев: Почему? Если «снизу» пришла идея, а они выполняют?
Игламов: Не рассказывайте сказки. Это как уйдет Путин — и все верные путинцы станут антипутинцами… Есть определенная логика. То, что спускается «сверху», — это то, что спускается «сверху». И отношение «внизу» к ней такое: «Пока у него сила и власть, а уйдет…»
Правда, я пришел сюда, на круглый стол, и на заседания ВКТ хожу, желая помочь, внести свою лепту и, в первую очередь, говорить о профессиональном искусстве, национальной культуре. Потому что сфера применения, например, татарского языка ограничена только гуманитарной сферой. Если человек — ученый, ему татарский язык не нужен, потому что не бывает татарской физики или татарской астронавтики.
Исхаков: Не совсем. Есть кое-где.
Игламов: Причем тут наука на татарском? Это можно сделать, совершая некое насилие над природой. Даже русский язык не нужен в научном сообществе, потому что индексы цитируемости все английские, китайские или испаноязычные, арабоязычные. Есть пять-шесть гиперязыков, на которых основные направления в науке существуют. Мы тут татарский все равно не вставим. Поэтому нам лучше развивать гуманитарную сферу по-настоящему: татарское языкознание, философия, религиозная мысль и прочее, культура, искусствоведение… Вот что нужно. У нас настолько слабое литературоведение, что литературный процесс фактически никак не осознан татарскими литературоведами.
Исхаков: Потому что сама литература слабая.
Игламов: Я бы не сказал. У нас есть пять-шесть прозаиков мирового уровня, просто мы их не переводим. Мы же переводим наших поэтов-депутатов, председателей союзов писателей на русский и другие языки.
Исхаков: Гузель Яхину переводим.
Игламов: Яхина — это коммерческий проект. Я двумя руками за нее, потому что она ни у кого денег не просила. Это как бы коммерческий проект. Слабая литература, на мой взгляд, не более того, не то, чтобы в нее бросаться. У нас есть кого продвигать, но мы этим не занимаемся. Вот на что должна быть направлена стратегия. Нас, татар, в мире не знают. Скажу без тени смущения — а я человек не скромный, меня называют в театральном мире послом татарской культуры. Потому что столько, сколько я рассказываю, ездя как эксперт «Золотой маски» от Владивостока до Бреста в год по два раза, не рассказывает о татарской культуре никто. Все узнают про наш театр имени Камала в основном после моих о нем рассказов, потом с нами начинают делать какие-то проекты. Это тоже очень важно. Если бы еще несколько человек такого уровня были…
А то мы же варимся в своем котле. Мы ничего не делаем, чтобы себя как-то позиционировать. Сколько можно переводить Тукая? Надо понять психологию зарубежного издателя, ему интереснее работать с живыми авторами. Тукай в свое время не прозвучал, что сейчас с этим делать? Наоборот, через современных авторов можно вернуть Тукая, а не называть все, что попало, его именем. У нас скоро будет площадь Тукая, памятник Тукая, орден Тукая — наградить орденом Тукая в ознаменование 150-летия Тукая... Абсурд. Потому что наши руководители никого кроме Тукая не знают.
Айсин: Ты много ездил. Может, у других народов есть…
Игламов: Я знаю, к сожалению, только народы Российской Федерации и Казахстана, где я постоянно бываю. В принципе, везде все то же самое, что у нас, только хуже. Все те проблемы, которые есть у татар,  у башкир сильнее — и дальше по нарастающей. Чем меньше народ, тем больше у него проблем — языковых, культурных, скрепоносных. С ними меньше считаются.  
Файзрахманов: А Саха (Якутия)?
Игламов: Саха и Тува — это два удивительных случая. Они живут практически сегрегационно. Как у нас была сегрегация до революции: не смешивались татарское и русское население. Там они живут слишком на особицу. Они сохраняют язык просто потому, что в принципе у них нет такого понятия, как смешанные браки. У них смешанных браков — 0,5 процента, у нас — 30. О чем-то это говорит?
Курчаков: Нияз Рауфович, вы сказали, что не столь важна стратегия, сколько — что?
Игламов: Сколько инструменты и механизмы по следованию этой стратегии, по ее реализации, использованию. За последние 10 лет я принимал участие в написании кучи всяких документов: это и закон о театре, и долгосрочная концепция культурного развития… Все эти документы лежат где-то в архивах, и никто им не следует.
Курчаков: А какие механизмы? Из того, что вы сказали, я уловил, что, если, допустим, в области экономики, социально-экономической сферы Татарстан сделал прорыв и миру стал известен, чего не было 25 лет назад, то в области же культуры и искусства нужно сделать то же самое. Так? Я правильно вас понял?
Игламов: Да, абсолютно.
Валеев: После стратегии обязательно тактика идет, потом — инструменты.
Курчаков: Их не надо смешивать.
Игламов: Я их не смешиваю, они должны параллельно идти. Я же не против стратегии, я говорю о том, что нужно параллельно продумывать инструменты.
— Зачем вообще нужна стратегия? Вот беру русскую стратегию — там есть блок, посвященный искусству. И авторы стратегии считают, что должна быть иерархия искусств: на первом месте — архитектура, театр на седьмом месте у них! Отдельный блок — шоу-бизнес. Они говорят, что русские должны вкладываться в шоу-бизнес, потому что это инструмент влияния на сознание.
Валеев: Есть ли там блок про то, что русский народ надо развивать за счет ассимиляции внутрироссийских народов?
— Нет такого.
Валеев: Но ведь реализуется. И было это десятилетиями. Тем не менее демография пополняется за счет других народов.
Игламов: Сегодня — и в мире это абсолютно признано — самым главным искусством в России и вообще является театр, а никакая ни архитектура.
— Кино, архитектура.
Игламов: Это ошибочно. Российское кино просто в глубоком дне.
Курчаков: Это ранжирование с точки зрения внешнего взгляда.
— Нет, с точки зрения идеологов.
Валеев: Политтехнологии являются сегодня самым главным искусством. 

ЮЛАЙ ШАМИЛЬОГЛУ: «СТРАТЕГИЯ — ЭТО НЕ РАБОЧИЙ ПЛАН, А ПУТЬ К ЦЕЛИ, ТО, ГДЕ МЫ ХОТИМ НАХОДИТЬСЯ ЧЕРЕЗ 10 ЛЕТ ИЛИ ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЯ»

— В театр сегодня ходят 3 процента, а кино — это 100-процентный охват, те же телесериалы. Сейчас не об этом дискуссия. Зачем нужна стратегия? Опять же, вопрос иерархии целей, задач. Инструменты тоже важны. Слово нашему известному выдающемуся историку из Америки Юлаю Шамильоглу, который имеет спектральный взгляд на эти проблемы.
Исхаков: Он сейчас представляет Университет имени Назарбаева, где является руководителем одного из подразделений, поэтому очень хорошо знает казахскую практику.
Шамильоглу: Спасибо большое за приглашение. Я в гостях здесь, я не гражданин РФ, но член татарской диаспоры из Америки. Сейчас я работаю в Казахстане, значит, знаком с положением там. Я не в состоянии ответить на вопрос, почему у татар нет такой стратегии. Однако могу сказать, что в Казахстане есть очень важная новая стратегия. Это третья модернизация Казахстана, первая и вторая была экономическая и политическая, принятая в 1990-х годах. Новая, третья, была заявлена в апреле прошлого года, называется «Рухани жангыру» — духовное обновление. Она о национальной идентичности или самосознании в XXI веке — эти определения из статьи президента Казахстана. Конкурентность, прагматизм, сохранение национальной идентичности, культ знания, эволюционное развитие Казахстана. Открытый взгляд на мир. Для будущего — шаг за шагом переход на латиницу, новые гуманитарные знания, перевод 100 международных учебников на казахский язык в области гуманитарных и социальных наук. Третье — патриотизм, который начинается с любви к своей малой родине, к земле, со своего аула, города, региона. Есть программа «Туған жер» — она должна стать основой для настоящего патриотизма. Четвертое — это сакральная география Казахстана, это может быть дерево или еще что-то, в общем, те места, которые имеют духовное значение для казахов. И новая казахская культура в глобальном мире. Последнее — это 100 новых лиц Казахстана, потому что есть разные иконы: Чокан Валиханов или Мухтар Ауэзов. Но есть и лица императорского периода, которые служили и Российской империи, и иконы советского периода, которые  служили Советскому Союзу. Поэтому нужны новые лица. Здесь речь о новых композиторах, врачах, драматургах, писателях…
Это главные пункты стратегии или программы для развития. Если мы хотим обустроить дом, надо знать, сколько комнат, где будет дверь, окна. Стратегия — это не рабочий план, а путь к цели, то, где мы хотим находиться через 10 лет или через столетия.
— Это образ будущего.
Шамильоглу: Да. Кем вы хотите быть? Где вы хотите работать? Что вы хотите в жизни? Надо это знать. Куда нужно идти.
— Кроме казахов, у других народов есть стратегия? Вы же по всему миру работали, много ездили. У американского народа есть стратегия?
Шамильоглу: Что такое американский народ?
— У белых англосаксов-протестантов есть своя стратегия?
Шамильоглу: Об этом, к сожалению, ничего не знаю. Если искать другую программу в тюркоязычном мире, надо посмотреть на Ататюрка, какие главные пункты были у него, потому что это тоже была стратегия. И у Эрдогана, может быть, есть ревизия этой стратегии.
— После Ататюрка какие-то документы рождались у турков?
Шамильоглу: Это конец халифата в Османской империи, переход на латиницу, желание иметь свою, нерелигиозную историю, иметь национальную историю и т. д. — Руслан Айсин работал в ВКТ, варился в этом соку, поэтому, наверное, может ответить на вопрос, почему за 25 лет у татар не появилась стратегия?
Айсин: Этот вопрос действительно сложный. Все-таки какие-то подходы к этому документу были, и Дамир Мавлявеевич разрабатывал в рамках центра этномониторинга. Но, я так понимаю, не было некой воли политической у руководства Татарстана. Потому что в тот период, достаточно благонадежный, в 1990-е годы, все были упоены некоей суверенизацией, построением экономической модели. Надо сказать прямо — за прямым обогащением элиты, за этой ширмой, за материальной составляющей упустили самое главное: мы не подготовили базис для решения тех проблем, которые мы сейчас имеем. Я думаю, что основная причина, конечно, в этом — не было политической воли, не было понимания. Было ощущение, что Татарстан, который мы схватили когтями, никогда уже из наших стальных когтей не выйдет. Но оказалось, что хватка разжимается достаточно быстро и то, что для нас является сакральным — язык, Конституция, республика — отдаются так же легко, как приобрелись.
Это говорит о том, что за целое поколение мы не создали фактически ничего, раз сегодня мы находимся в ситуации тяжелого кризиса и не можем ни на что опереться. У нас нет ни системы образования, ни национальной инфраструктуры за пределами Татарстана. Мы в самой республике боремся за татарский язык, за каждую табличку, за каждую постановку театра. Это на самом деле смешно, потому что вместо того, чтобы энергию свою пускать на другие цели, мы здесь, внутри ядра, сплачиваем это ядро. Когда говорят о том, что нужны механизмы — естественно, нужны, но без целей эти механизмы, конечно, смешны. Был такой известный французский философ Гастон Башляр, который очень близок татарам, я так считаю, потому что он называл себя сельским философом.
— И фамилия «баш».
Айсин: Да, тем более. Он был выходец из села, как и большинство татар. У него есть такие прекрасные книги о метафизике огня. Он говорил: «Вы посмотрите, как люди добывали огонь: никто к ним не пришел и не дал эти палочки, которые терли. Была идея огня». Потому что не могут два неандертальца сесть и тереть эти палочки, должна быть идея.
Игламов: Он глубоко заблуждался, на мой взгляд.
Айсин: Я считаю, что идея должна быть. Когда ты даешь идею, то инструментарий автоматически к ней подверстывается. Что касается вопроса о том, что нам даст эта стратегия, почему она не стала возможной? Я этот пример приводил, но еще раз приведу: Япония, революция Мэйдзи. Когда перед японцами встал вопрос, куда двигаться…
— Быть или не быть по большому счету…
Айсин: Или открыться миру, Западу, или идти собственным путем. Так как японское общество было сильно милитаризированным, офицеры создали комитет национального спасения, назвали его словом, которое не очень благозвучное в русском, — «сиси», оно переводится как «люди высокой цели». Обратились к императору и японскому народу, мол, кидайте свои программы, предложения по тому, как нам быть.
Исхаков: По-русски это будет «люди длинной воли» на самом деле.
Айсин: Да, люди длинной воли, если выражаться по-гумилевски. И что получилось? В первый год пришло семь предложений, семь! Через несколько лет их было 300 тысяч. И на этой волне подъема японцы к началу следующего века получили и Мукден, и стали одной из ведущих мировых держав. Получили этот зонтик из восьми секций, который как бы курировал всю Азию. То есть японцы смогли в принципе. Это ответ на вопрос о том, нужна стратегия или нет.
Возвращаясь к вопросу, почему не смогли сделать стратегию мы. Потому что не было общего видения. Я согласен с Ниязом относительно того, что мы разобщены, но разобщены мы по естественным причинам. Мы до периода начала новой России фактически не общались с татарами, которые живут в Сибири, на мишарском архипелаге, я уж не говорю про Казахстан, Узбекистан и так далее. Все это мы сшивали в 1990-х и нулевых годах. И здесь не родилось понимания, может ли татарский мир существовать без государственности, образно говоря — экстерриториальный Татарстан. Этого понимания нет. Сейчас мы приходим к тому, что экстерриториальный Татарстан действительно может случиться. Как в этом случае жить? Мы можем взять опыт еврейского рассеивания — «галута» на иврите звучит. Применить этот опыт и понять, что в случае потери Татарстана у нас есть экстерриториальный Татарстан, но для этого нужно в регионах компактного проживания татар создать инфраструктуру. То есть живут в Томске татары — президент что должен сделать? Купить здание — у татар должно быть свое какое-то здание, свое предприятие, свои лоббистские возможности, структуры и т. д.
Игламов: Не дадут.
Айсин: К сожалению. И касательно того, есть ли эти стратегии у других народов. Здесь говорили про русский народ, казахов, есть у евреев. На самом деле у них существует система, которая основана и на Талмуде, и на Торе, и на Галохе — фактически еврейская доктрина.
— Они все изданы.
Айсин: У других народов я не знаю. Но по крайней мере есть у китайцев — это уж точно. У них несколько концепций: до 2025 года, до 2050-го, до 2100-го. Они сейчас это активно реализуют — по той экспансионистской политике, которую они ведут, это видно достаточно четко. Я думаю, что татары, будучи большим и — не побоюсь этого слова — величайшим народом, должны иметь свою стратегию. Если ее не будет, это будет позор и посыпание пеплом к 2020 году.
Игламов: Я про японцев хотел сказать одну вещь — им не нужно придумывать механизмы, инструменты, император для них — священная особа. Вообще, чинопочитание в Японии, особенно в эпоху Мэйдзи…
Айсин: У нас тоже чинопочитание! 

РУСТАМ КУРЧАКОВ: «КОГДА ПРОЗВУЧАЛ ЛОЗУНГ «ОБОГАЩАЙТЕСЬ!» СО СТОРОНЫ ТАКИХ «ШАЙТАНОВ», КАК ЧУБАЙС И ПРОЧИХ, ВСЕ РИНУЛИСЬ ТУДА»

 Рустам Султанович, наконец-то вам слово. Вы начинали, теперь те мысли, которые я оборвал, просьба высказать.
Дамир Исхаков: Он сначала выступил как религиозное лицо.
— Да, как камертон духовный.
Курчаков: Я человек не религиозный, как раз об этом хочу сказать. Почему за четверть века не создана стратегия? Потому что не о том думали.  
— Кто? Тот, кто писал, или тот, кто заказывал?
Курчаков: Нет, все. Кто писал, я знаю по Дамиру — он думал о концепции. Но в целом и руководство, и широкая общественность думали не о том. Строго говоря, концепция судьбы — слово «стратегия» мне не нравится — татарского народа есть, она изложена в Коране. Не только в Коране — когда я о нем говорю, я имею в виду Книги писаний: Таурат — Тора, Инджиль — Евангелие, а Коран — просто завершающая редакция, последняя и окончательная. Там все изложено. «Сират-ат-дин» — это критерий для всего. 
— Вы как Гейдар Джемаль, который говорил, что есть «партия Аллаха» и есть «партия Шайтана». Соотвественно, у каждой партии — своя стратегия.
Курчаков: Ну, в принципе, да. В спокойной, мирной обстановке это размыто. Тут надо учесть, что сейчас мы вступили в полосу цивилизационного кризиса. Я не буду говорить про весь мир западный, но Россия — в кризисе, что документально зафиксировано. 
«Сират-ат-дин» — не что-то религиозное. Почему? Потому что ислам — это не религия, это «дин». А «дин» — это вообще многозначное понятие: внутренний закон, образ мировосприятия, способ мировосприятия, то есть как я вообще мир воспринимаю. Отсюда — образ жизни. Но этого же у нас нет. У нас ислам — это отдельная религия, есть ряд религий, а вот у нас особое место занимает ислам. Религия — это же не живая вера, а только внешняя оболочка. Да, это мостик, чтобы изучить, вступить, при этом есть определенная система обрядов, есть просветители, наставники, посредники. Не умеешь напрямую общаться с Богом — вот тебе мулла, посредник, имам… И ушли в эту формальную сторону. Я почему говорю о священной истории татарского народа? Вот к Дамиру Мавлявеевичу обращался недавно с вопросом (поскольку историческая тема была затронута, тут и круглые столы, и выступления историков) — можете показать священную историю? Он вроде отрицательно ответил, сказал, что это требует дополнительной работы.
Игламов: Что такое священная история? Давайте определимся.
Курчаков: Духовная история. Оттенки.
Исхаков: Восхождение татарского духа не изучено.
Курчаков: Татары вроде от Сима, то есть это дух прежде всего. В семье народов отличие — это дух. Он приводил в прежние времена к перекосу в сторону воли, отсюда — рубка безбашенная, письменность сохранили мало. Слава богу, китайцы за тюрками все записывали, их потом ассимилировали… Первое — это стратегия «сират-ат-дин», этого нет, пока у нас ислам останется отдельной религией, мы будем плестись в хвосте у самых лицемерных арабов. Этот конфликт: на арабском или на татарском — мы с ним не определились. Там куча вопросов на самом деле. Второе — это вопрос властной элиты и духовной. Здесь уже говорили об этом. То есть кто создает? Духовная элита. Руслан сказал, как там самураи собрались. Где эти самураи?
— Самураев нет в нашем обществе, но  по типологии — это кшатрии, воины по духу. Которые в современном мире отождествляются с управленцами, кстати.
Курчаков: Ну, может, брахманы — я не знаю, как там у них. Третье — если коротко, у нас что получилось? Почему за 25 лет ничего не выдали? 25 лет назад все же ринулись в экономику, зарабатывать деньги, и это касается не только верхней части.
Исхаков: Чумара!
Курчаков: Да, чумара (смеются). «Эй, приезжай скорей, открываем бакалей, вход со двора, будет чумара», — эта дореволюционная формула наша опять сыграла. Когда прозвучал лозунг «Обогащайтесь!» со стороны таких «шайтанов», как Чубайс и прочих, все ринулись туда. Но кому-то повезло больше, кому-то — меньше.  

ГУЛЬНАРА ГАБДРАХМАНОВА: «МНОГИЕ НАРОДЫ ХОТЕЛИ БЫ СОЗДАТЬ ПОДОБНЫЙ ДОКУМЕНТ И С БОЛЬШИМИ НАДЕЖДАМИ СМОТРЯТ НА ТАТАРСТАН»

— Спасибо. Гульнара Габдрахманова, заведующая отделом этнологии института истории Академии наук РТ, доктор социологических наук. Вы один из соавторов последнего труда «Татары», отчасти посвященного постсоветской эпохе. То есть это тоже часть некоей доктрины татарской в определенном смысле, раз у книги название «Татары».
Габдрахманова: Рустам Султанович с языка у меня снял мысль о причинах, почему не писалась стратегия развития татарского народа. На самом деле было не до того. Вспомним тяжелые 1990-е годы, когда страна разваливалась, федеральный центр был сосредоточен на сохранении целостности России, регионы стремились каким-то образом накормить людей, сохранить социальную стабильность. 2000-е годы — это этап формирования новой политики федерального центра, это этап, когда регионы, в том числе и Татарстан, стремились сохранить свои позиции в этнокультурной сфере, в этнокультурной политике, отвоевать некоторые позиции. Сейчас уже можно говорить о том, что и федеральный центр расставил некие приоритеты, и регионы тоже понимают правила игры, в которых им можно выстраивать свою этнокультурную политику в отношении поддержки тех или иных народов.
Я хочу напомнить, что 7 декабря президент России Владимир Путин подписал указ о внесении изменений в стратегию реализации национальной политики РФ, где прописано, что Россия — это многонациональная страна и государство берет на себя обязанность поддерживать народы, проживающие в Российской Федерации. Конечно, федеральная политика имеет свои плюсы и минусы, которые мы прекрасно понимаем и знаем. Тем не менее, повторюсь, сегодня регионы уже получили определенные возможности — правовые, политические — для того, чтобы формировать собственную политику в отношении своих народов. Это первая причина.
Вторая причина, мне кажется, в том, что в течение 25 лет (наши социологические исследования это очень убедительно показывают) наблюдался активный рост этнического самосознания и у татар, и у других народов нашей страны. Если в 1990-х годах, по нашим исследованиям, около 40 процентов татар говорили, что они никогда не забывают о том, что они татары, сегодня эта цифра достигает 85–95 процентов в некоторых регионах, например в Западной Сибири. Наступила некая точка кипения, когда «верхи» имеют определенные возможности, а «низы» стали готовы, чтобы каким-то образом требовать и надеяться на создание подобного документа, я имею в виду стратегию развития татарского народа.
— То есть она вызревает органически? Не потому, что Минниханов импульс дал?
Габдрахманова: Она вызревала, мне кажется, естественным путем. Обратим внимание на молодежь, которая выросла за 25 лет. Мы получили новое поколение, которое ждет, которое может и которое хочет что-то делать. Оно этнически ориентировано, оно образованное, владеет современными технологиями. Это поколение, которое сегодня тоже пытается что-то делать в плане поддержки татарского народа. Вот объективные причины, которые зрели как со стороны, так и внутри самого татарского народа для того, чтобы появился этот документ.
— Как ученый, можете подсказать, у других народов есть подобные документы? Вы читали их?
Габдрахманова: Я это немножечко, по верхам знаю. Действительно, у казахов есть очень серьезный документ, государственная политика ведется в этом направлении. Но у российских народов, мне кажется, таких важных, серьезных документов нет.
— Кроме русского.
Габдрахманова: Да. Но когда ездишь в регионы, брожение, конечно, очень сильное. Многие народы говорят о том, что они нуждаются, хотели бы создать подобный документ, и с большими надеждами смотрят на Татарстан и татарский народ, который может дать некий импульс этому движению для того, чтобы в регионах тоже начали формироваться подобные документы. Желание есть. Например, Алтай очень активен. Там очень надеются на то, что получат какой-то опыт от нас и смогут потом что-то сделать сами.
Курчаков: Насколько накипело у русских?
Габдрахманова: Накипело. По социологии это очень хорошо видно. Опять-таки в 1990-е годы мы видели, что русские находились в некоторой растерянности от того, что распался Советский Союз, от того, что народы заявили о своих этнокультурных правах и потребностях. Тогда, конечно, идентичность, по нашим опросам, была очень низкая у них. Мало кто из русских говорил, что помнят, что они русские. В 2000-х годах — как раз наши исследования показывают — очень сильная этническая идентичность у русского населения. Сегодня в Татарстане количество русских, которые говорят о том, что они никогда не забывают о своей национальности, примерно такое же, как у татар. То есть они подтянулись по уровню своего самосознания — русские до татар.
Курчаков: А великорусский шовинизм тоже подтянулся?
Габдрахманова: По регионам ситуация очень разная. 

АЙРАТ ФАЙЗРАХМАНОВ: «ЛЮБОЙ ЯЗЫК, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ РАЗВИВАТЬСЯ, ДОЛЖЕН БЫТЬ ЯЗЫКОМ НАУКИ, ВЫСОКОЙ КУЛЬТУРЫ»

— Слово Айрату Файзрахманову.
Файзрахманов: Хочу обратить внимание, что подобные книги у русских начали возникать в 2000-е годы, когда как раз заканчивался кризис русской идентичности. А помимо русской доктрины еще есть «Проект „Россия“». Таких книг на самом деле много. Я купил книгу, где целый сборник указателей на разные русские доктрины особого русского пути. Их становится все больше и больше. Такие труды в какой-то мере, конечно же, подняли русское самосознание.
— Или стали выразителями поднятого самосознания?
Файзрахманов: Все-таки подняли русское самосознание и привели к сегодняшнему всплеску, к «русской весне» в том числе.
— К «русскому миру», к доктрине.
Файзрахманов: Да, к доктрине «русского мира». В этом смысле татары в какой-то мере повторяют этот путь. Сегодня очень много статей, книг относительно того, кто мы, татары, куда мы движемся. Разные мысли, естественно. С какими-то можно согласиться, с какими-то — нет. Можно сказать, что начинается именно с того сборника, который был в 2008 году. Я соглашусь с Гульнарой Фаатовной, что не все так плохо на самом деле, что самосознание в какой-то мере поднимается. У молодого поколения пропадает язык, но есть самосознание. Много разных этнических маркеров появляется — не только тюбетейка и чак-чак. Разность этнических маркеров на самом деле, мне кажется, работает на татар. Пусть в каком-то регионе не знают языка, но там есть свое понимание, кто такие татары, как мы должны жить. К ответу на вопрос возвращусь — почему появилась такая необходимость написать стратегию? Прежде всего это феномен, даже нонсенс — создание стратегии народа. Как мы здесь услышали, ее ни у кого практически нет.
— По крайне мере, в открытой форме нет. Может, в скрытой есть у некоторых.
Файзрахманов: Я замечу, у Казахстана — это не стратегия развития казахского народа, а Казахстана.
Это действительно естественный виток развития татар — необходимость написания стратегии. Она вызвана в том числе и некоторыми кризисными явлениями, в особенности в самом Татарстане. Какие кризисные явления и какие требования, которые до сих пор не реализованы? Это развитие татарской школы — ее как таковой нет ни в самом Татарстане, ни тем более за его пределами. Это татарский университет — в течение 30 лет об этом говорится. Это отсутствие внятной политики исторической памяти. Это очень тонкий пласт современной татарской культуры — он сформировался сам по себе, пока только-только начинает получать некую поддержку, стимулирование. Его не замечали долгое время, а сейчас он становится более заметным. Кризисные явления тоже привели к необходимости написания стратегии.
Но даже не написав стратегии, мне кажется, татары все равно будут развиваться и жить. То есть сам по себе татарский театр будет жить и развиваться, соцсети на татарском языке — тоже. Исламская инфраструктура будет жить и развиваться — мечетей, мы видим, становится больше. Но если Татарстана не будет, станет гораздо сложнее открывать новые мечети. Есть интересные татарские истории, шоу-бизнес, наконец, на татарском языке. Все это развивается без всякой стратегии и будет развиваться. Стратегия, возможно, нужна для того, чтобы вложить их в какое-то русло, стимулировать какие-то формы. Например, если мы говорим о современной татарской музыке, какие формы стимулировать? Если мы говорим о татарских театрах, какие из них нужно поддержать — может, музыкальный театр или мюзиклы на татарском?
— Нужно ли кино развивать? Что делать со СМИ?
Файзрахманов: Да. Стратегия — это придание определенного русла тем явлениям, которые есть, будут существовать и без стратегии. Я хотел бы различить доктрину: самосознание татар в этом мире — в глобализирующемся, в российском, в тюркском. Такая доктрина действительно нужна как некий идеологический документ. Исходя из этого идеологического документа строится уже стратегия, если мы говорим о стратегии как о некоем таком менеджерском документе, где есть разделы, отрасли, региональное представление, как в этом макрорегионе должны развиваться татары. Исходя из стратегии должны сформироваться дорожные карты, которые должны быть интегрированы в государственную программу, естественно. И мы должны задуматься о негосударственных институтах развития татарского народа. Это тоже вопросы стимулирования создания таких институтов. Здесь говорилось о науке на татарском…
— Что не нужна физика на татарском, потому что она международная.
Файзрахманов: Если мы говорим, что не нужна физика на татарском, мы тем самым перечеркиваем существование татарских школ — и уже их существование практически перечеркнуто. Когда большие чиновники из министерства образования говорят: «Зачем нам физика на татарском?» — это приводит к тому, что нет татарских школ. Нет татарских школ — нет потребителя татарского контента, мало таких потребителей. Любой язык, если он хочет развиваться, должен быть языком науки и языком высокой культуры. Только языком высокой культуры — ничего не получится. У нас были татарские группы в вузах, они сейчас исчезли именно из-за такого представления.
Исхаков: Еще не совсем, но на стадии исчезновения окончательного.
Файзрахманов:  КИСИ, КНИТУ-КХТИ, КГАСУ, сельскохозяйственный, ветеринарный — все это было. Училища, техникумы были. Все в итоге сводится к тому, что у нас нет образования на татарском языке и нет массового потребителя высокой культуры. Есть лишь интеллектуалы и небольшая прослойка татар, которой нужен будет шоу-бизнес, театр, музыка, соцсети на татарском. Но это будет тонкая прослойка.
Игламов: И ее вполне достаточно.
Файзрахманов: Тогда риторический вопрос: татары — кто это? Это тонкая прослойка интеллектуалов или все-таки мы говорим о татарах как о широких массах?
— Стратегия — это образ будущего, важнейшая вещь. Кто такие татары через 50 и 100 лет? Если этого образа в голове не сформировать и доктринально, то тогда вообще куда мы идем? Это ключевая вещь: кто ты такой, татарин?
Файзрахманов: Как мы должны реагировать на технологии будущего…
— Андрей Девятов говорил, что стратегия — это захват будущего в собственных интересах. Ты рисуешь образ будущего, потом захватываешь это будущее. Эта дорога и есть доктрина, стратегия к этому будущему.
Файзрахманов: Откуда необходимость написания стратегии? Причина — кризис, в том числе татарстанской идентичности.
— Татарской?
Файзрахманов: Татарстанской. Последние 25 лет обращалось внимание именно на развитие татарстанской идентичности. К сожалению, языковой конфликт привел к большим трещинам в татарстанской идентичности.
Айсин: Оказалось, что и нет никакой татарстанской идентичности…
Файзрахманов: Она есть, но произошел ее кризис.
— По сути, нужна концептуальная пересборка республики…
Курчаков: Но это и хорошо. Когда кризис, это всегда возможность обновления.
Игламов: Я не имел в виду школьное образование и даже послешкольное — я имел в виду науку как науку, как открытие чего-то нового, не законы Ома — я сам так учился.
Файзрахманов: Европейские университеты посмотрите: там присутствуют региональные языки в науке. Нет, например, статей про открытия на каталанском языке, но все равно есть научные журналы на каталанском языке, на валлийском языке есть статьи научные, есть на фламандском. 

РИМЗИЛЬ ВАЛЕЕВ: «СТРАТЕГИЯ ЗАЛОЖЕНА В ОБЫЧАЯХ, ТРАДИЦИЯХ, ДАТАХ, В КОНЦЕПЦИИ ПРИНИМАЕМЫХ ЗАКОНОВ…»

— Римзиль-эфенди, вам слово. Вы участник всех этих событий за последние 25–30 лет и соавтор, думаю, массы неопубликованных протодоктрин.
Валеев: Причина создания такой стратегии назрела, потому что прежняя стратегия, которая была у нас с 1990-х годов, выполнена. Или она в какой-то степени невозможна к выполнению, но то, что можно проглотить и реализовать, сделано. Например, повышение уровня республики до статуса союзной в новых условиях реализовано.
Исхаков: А где она сейчас?
Валеев: Теперь это как лидирующая республика — Татарстан — в России. Усиление роли татарской культуры, просвещение, создание инфраструктуры, СМИ, Академии наук — все это есть. Выросло другое поколение, совершенно новое.
— Здесь отдельные представители сидят, кстати.
Валеев: Но сейчас мы дальше так жить не можем, ибо элита и простой народ, молодежь не имеют единой цели. По старым целям будет никому непонятно. Поэтому надо сформулировать новые цели. Я не согласен с тем, что надо писать эту стратегию, потом утверждать. Ее надо придерживаться, сделать выбор — есть там несколько альтернативных вариантов. Каким способом действовать — правовым или неправовым? Восстание или мирный способ? Поднимать народ в Татарстане или в регионах, в Поволжье и Урале, или на Дальнем Востоке, или во Франции? Варианты почти взаимоисключающие, поскольку в каждом должен быть свой приоритет. У нас это решено? Нет.
Главную причину я хотел бы сформулировать так: дилетантство или недостаточная готовность чиновничества и всех участников этого процесса говорить именно о приоритетах и задачах. Эта работа нациестроительства, это немного этнокультурные дела, это этнология. У нас в масштабах России проблемами строительства нации занимается известный академик Валерий Тишков. Все остальные — исполнительная власть, спецслужбы и информационные ресурсы — подчиняются высказанной им идее. А мы изредка, рефлексируя, возражаем Тишкову, немножко ропщем, но эта машина нациестроительства идет вперед, сейчас она повернулась против дальнейшего развития татар.
Я недавно был на юбилее федеральной автономии татар и два высочайших чиновника федерального уровня там сказали: «Вы так здорово, татары, работаете! Вы так единодушны. Вы так эффективно работаете, язык государственный отстаиваете — вы насторожили, напугали народы России и даже тот же федеральный центр. Ассимиляторов точно напугали». И возникла необходимость — или это была чья-то подсказка — что надо татар немножко придушить. Так было при Столыпине — в 1910 году состоялось особое совещание. Так было во времена царского самодержавия, это делалось и в 1920-е годы. Мы все равно сами виноваты, потому что были к такому не готовы. Посмотрите: в Йошкар-Оле, на заседании совета по межнациональным отношениям президент РФ сказал, что заставлять человека изучать язык, который для него родным не является, недопустимо. Мы могли решить проблему у себя в республике. Зачем надо было менять федеральное законодательство? Можно было инструкцию выпустить: не хочешь учить татарский язык — пиши заявление. Скажем: «Я сын офицера, мы постоянно переезжаем из региона в регион». Или: «Не хочу учить по религиозным убеждениям». И все! И решили бы вопрос на уровне директора школы или гимназии. Мы этого не сделали.
— Не сделали почему? Не было инструментов реагирования?
Валеев: Мы вообще не сформулировали для себя позицию в новых реалиях нашего времени. В 2007-м был взят курс на уничтожение национального образования под видом единого национального образования. Мы на это за последние 10–15 лет никак не среагировали. Что это, некомпетентность? Может, умышленная? Получается, что строительством нации или антинациестроительством занимается кто?  Политтехнологи, отдельные федеральные исполнительные органы власти, правоохранительные органы. Они в тесной связи. Даже в 1990-е годы против нас такого не было. Теперь против нас административный ресурс и негласный информационный ресурс.
— Ой ли! Вы прямо настаиваете, что против так уж и работают? Не перегибаете ли палку?
Валеев: А у нас нет специалистов, у нас есть Дамир Исхаков, этнолог. Он говорил раньше — этносоциолог.
Исхаков: Бывший.
Валеев: Он академический этнолог. Он почти Тишков. Но даже он любитель, ибо Тишков — академик, профессор. Жалко, что Дамир не академик. Гульнара Фаатовна у нас здесь, она социолог. Кто еще у нас есть? Кто у нас занимается строительством татарской нации? Два этнолога — и то на полпрофессии.
— У нас вообще-то есть Академия наук Татарстана, институт имени Марджани, аппарат президента…
Валеев: Первый секретарь Горьковского обкома ВЛКСМ Сергей Кириенко, секретарь Актанышского райкома комсомола и секретарь обкома комсомола по сельскому хозяйству Ильдар Гильмутдинов, офицер-силовик Баринов, работник бывшей комсомольской школы, работник Госкоммолодежи Александр Терентьев, завотдела пропаганды Комсомола и завотдела обкома партии Ринат Закиров — мои товарищи. Я — выпускник высшей комсомольской школы и работник «Комсомольской правды», да мы все комсомольские работники. Мы разные. Что делают комсомольские работники сейчас? Они политтехнологией занимаются — те, которые в банки не ушли. В комсомоле какие были приоритеты? Во-первых, пиар. Во-вторых, выполнять задачи, поставленные сверху, и докладывать то, что требуется. Это вообще-то имитация дела…
Нациестроительством в национальных делах татар занимаются бывшие комсомольские работники и пиарщики. Главное, хочу подчеркнуть: в документах и программах, стратегиях говорится о безопасности, согласии, диалоге, но почти никогда не говорят о сохранении татар и других коренных народов, кроме русского и русского языка. То есть это ассимиляторский подход. Мы сами должны стать нациестроителями. Даже Дамир Исхаков — классический этнограф, а не нациестроитель, он не располагает инструментами, ресурсами. Гульнара Габдрахманова — чистый социолог, выполняющий замеры общественного мнения по заказу с заранее известными параметром. Протатарских этнологов, нациестроителей с правами в системе образования, СМИ, культуре, местной власти нет. Нет в системе власти и кадров с гуманитарным и татарским образованием.
А в Татарстане мы должны были объединить и элиту, договориться с федеральным центром, профессионально решать задачи строительства нации при сохранении и развитии федерализма. И, конечно, закрепление — национальное развитие вопреки всем нашим возражениям — это часть демократии. Федерализм — это тоже часть демократии. Но об этом российское общество еще не договорилось, еще не убеждено в этом. Поэтому пока что процветают и взаимодействуют с нами монархисты. А мы держимся только за формулировку Путина, что Россия — многонациональная страна. Но в этот период процветают и растут, увеличивают свой сектор в том числе и монархисты, и расисты, и фашисты. В этих условиях мы должны, обязаны сформулировать свои цели.
Курчаков: Только речь не о развитии, а реанимации федерализма, потому что его же убили, закопали…
Окончание следует.
Гульназ Бадретдин
Фото: Ирина Ерохина
Видео: Амир Сафин
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: 
https://www.business-gazeta.ru/article/410106?utm_source=discussable-box&fbclid=IwAR1aGqjkMTbkXacnshNzmcBHA1bzrai0lzBPOjjOXGt3OE-7H8EHzUsaukM

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: 
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/410106?utm_source=discussable-box&fbclid=IwAR1aGqjkMTbkXacnshNzmcBHA1bzrai0lzBPOjjOXGt3OE-7H8EHzUsaukРУСЛАН АЙСИН: «МОЖЕТ ЛИ ТАТАРСКИЙ МИР СУЩЕСТВОВАТЬ БЕЗ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ, ОБРАЗНО ГОВОРЯ — ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ТАТАРСТАН?»