ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

вторник, 15 января 2019 г.

Последний имам ханства: «Казани не от кого больше ждать помощи, кроме Всевышнего и Его ангелов»

https://www.turantoday.com/2017/10/kul-sharif-kazan-muscovy.html?m=1&fbclid=IwAR1o9zDJic6dyA8pTkmuRGH1zG5_B4RZoZCjAP3fiMOSPplK6Wq8WyHzFQo

Последний имам ханства: «Казани не от кого больше ждать помощи, кроме Всевышнего и Его ангелов»




Кул Шариф Хаджитархани (Астраханский) - имам, религиозный деятель XVI века, поэт, национальный герой татарского народа, возглавивший в октябре 1552 года оборону столицы Казанского ханства от войск московского князя Иоанна IV (рус.: Иван Грозный). 

Кул Шариф в последние дни жизни ханства являлся главой местного мусульманского духовенства. Андрей Курбский, один из полководцев Московии, описывая эпизод, связанный со взятием московитами Казани в 1552 году, называет Кул-Шарифа на европейский лад "великим епископом" ханства. В самой Казани Кул-Шарифа также нередко называли эмиром, то есть предводителем местных мусульман.

Судя по источникам, Кул Шариф, как и его предшественник на посту главы местного духовенства - Кул Мухаммед, был из рода крымских сеидов. Некоторое время Кул Шариф жил в Астраханском ханстве. Отсюда у него и псевдоним Хаджитархани, то есть "Астраханский".

Наиболее важным трудом, авторство которого многими исследователями приписывается Кул Шарифу, является произведение "Зафернаме-и вилайет-и Казан" (1550),написанное преимущественно прозой с небольшими поэтическими отступлениями. Помимо этого перу казанского имама принадлежит сборник стихов-мунаджатов, подписанных как раз псевдонимом Хаджитархани.

Эпоха, в которой жил Кул Шариф, - это трагическое время гибели Казанского ханства. Эмир и поэт оставил после себя строки, описывающие трагедию его народа. В частности, в "Зафернаме-и вилайет-и Казан" Кул Шариф говорит о Казани:

"Ханству неоткуда ждать помощи и поддержки, кроме покровительства Всевышнего и помощи ангелов. Из-за такой тяжелой ситуации падишахи города Казани обеспечивают безопасность своего государства путем соглашения со страной кяфиров. Было так: для благополучия народа и ради его жизни заключали договор с Москвой, между двумя сторонами ходили послы, обеспечивая взаимопонимание"."Зафернаме-и вилайет-и Казан", 1550.

Эти строки были написаны в 1550 году, но уже в апреле 1551 года началось новое наступление московитов, которые в июне обступили Казань.

"Настали тяжелые времена, и казанцы дрогнули: они послали "к Шигалею и к воеводам бити челом, чтобы государь пожаловал, гнев свой им отдал, а пленети их не велел, а дал бы им на государство царя Шигалея, а Утемешь-Гирея царя государь к себе взял и с материю Сююнбика-царицею" (Патриаршая летопись). С таким предложением к хану Шах-Али и русским воеводам приезжали "мулла" Кул Шариф и тюменский "князь" Бибарс Растов. Но они действовали не самостоятельно, а выполняли волю "всей земли Казанской", что отчетливо видно из грамоты казанцев, отправленной тогда Ивану IV. Лишь после угроз послы приняли условия Москвы, среди которых было и требование выдать Сююмбике с малолетним сыном-ханом. Ясно, что никакой личной вины у Кул Шарифа с Бибарсом в этом не было - они выполняли общегосударственное решение, да и то всего лишь как дипломаты".Дамир Исхаков, "Руководитель великих: воин, поэт и мыслитель Кол-Шериф".

Как показала история, московиты и не думали оставлять Казань в покое, а сдача казанцами своего хана с матерью лишь подстегнула князя Иоанна к дальнейшей деятельности против ханства.

В 1552 году московиты осадили Казань. Несмотря на численное преимущество врага, город защищался 41 день. Немногим более 30 тысяч воинов противостояли 150-тысячному войску князя Иоанна, оснащенному новейшим техническим вооружением. Столица Казанского ханства лежала в руинах и пожарищах.

Во время штурма Кул Шариф был одним из руководителей обороны. Со своими учениками он защищал возвышенность, где стояла 400-летняя мечеть с восемью минаретами. Вместе со своей богатой библиотекой эта мечеть считалась центром религиозного просвещения в Поволжье. Захватчики не оставили от здания и камня на камне. Кул Шариф, как и все защищавшие город его сподвижники, погибли в неравной битве.

Мусульманские адвокаты против самарской прокуратуры: переводы религиоведа Кулиева снова хотят внести в список экстремистских материалов

https://www.business-gazeta.ru/news/409452?fbclid=IwAR1rfG6GnCybdOEjES95HBP72FRB0daOTurUzmb4_0IU3pTJL-cjOlw40G0

Мусульманские адвокаты против самарской прокуратуры: переводы религиоведа Кулиева снова хотят внести в список экстремистских материалов

21 января в Красноглининском районном суде Самары стартует очередное громкое судебное дело о признании экстремистскими материалами целого ряда изданий из разряда исламской литературы. Об этом «БИЗНЕС Online» сообщил казанский адвокат Руслан Нагиев. По его словам, в качестве истца в деле выступает заместитель прокурора Самарской области. В частности, прокуратура требует запретить «Комментарий к Великому Корану Мухтасар (сокращенный) „Тафсир аль Куран аль-Азым“ Абу-ль-Фидаа Исмаила ибн Умара ибн Касира ад-Димашки» (Махачкала, Издательство «Китаб», 2013−2014, тома 2 и 3). А также — «Абд ар-Рахман бин Насир. Толкование Священного Корана „Облегчение от Великодушного и Милостивого“: Смысловой перевод Корана на русский язык с комментариями Абд ар-Рахмана ас-Саади: в 3 томах» (перевод с арабского Эльмира Кулиева, Москва: Эксмо: Умма, 2014, (тома 1 и 3).
Защитниками на суде вызвалась быть группа мусульманских адвокатов: Руслан Нагиев из Казани, Саид-Магомед Чапановиз Грозного, Равиль Тугушев из Саратова и Марат Ашимовиз Саранска. Ранее эти же юристы успешно защищали аяты Корана на Сахалине и учителей- мусульманок из татарского села Белозерье Республики Мордовия. В настоящее время адвокатская группа знакомится с материала дела.
Добавим, что переводы азербайджанского философа-религиоведа Эльмира Кулиева не раз попадали в списки запрещенных в РФ экстремистских материалов. Так, к примеру, в апреле 2009 года решением Фрунзенского районного суда города Владивостока Приморского края была признана экстремистской брошюра «Закят. Его место в исламе. Пост в Рамадане, его значение для мусульман» (авторы Э. Кулиев и Д. Бадави в редакции имам-хатыба города Владивостока Абу Ахмада Абдуллаха ибн Джамиля). В марте 2012 года Ленинский районный суд города Оренбурга вынес решение о признании экстремистскими 65 материалов об исламе, в том числе и книги Кулиева «На пути к Корану» (2008 года издания, издательство UMMAH). Эта же книга Кулиева (2003 года издания, издательство «Абилов, Зейналов и сыновья») была занесена в федеральный список экстремистских материалов решением Куйбышевского районного суда города Омска от 12 июня 2012 года и определением Куйбышевского районного суда Омска от 10 августа 2012 года. В сентябре 2013 года экстремистским был признан и кулиевский «Смысловой перевод Священного Корана на русский язык». Однако уже в декабре того же года Краснодарский краевой суд удовлетворил апелляционную жалобу Кулиева и вынес решение, которым отказал в признании экстремистской «Смыслового перевода Священного Корана на русский язык».