ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

вторник, 1 января 2019 г.

«Приятно слышать, что Марджани знают в мусульманском мире, но знаем ли мы сами его труды?»

http://tatar-congress.org/ru/yanalyklar/priyatno-slyshat-chto-mardzhani-znayut-v-musulmanskom-mire-no-znaem-li-my-sami-ego-trudy/?fbclid=IwAR0d7DVeuQx1qavk4ao8dvLMGTWl8_QDGgvvlIsYv0Av_cv9pMnwoHPSJRw

«Приятно слышать, что Марджани знают в мусульманском мире, но знаем ли мы сами его труды?»

«Приятно слышать, что Марджани знают в мусульманском мире, но знаем ли мы сами его труды?»

Завершается Год Марджани в Татарстане по случаю 200-летия со дня рождения легендарного мыслителя. И так получилось, что его последним аккордом прозвучала декабрьская конференция в Стамбульском университете, одним из участников которой стал исламовед доцент КФУ Азат Ахунов. О том, почему на форуме, посвященном Марджани, мало говорили о самом ученом, а из Татарстана на конференции было всего два делегата, — в материале для «БИЗНЕС Online» самого Ахунова.

ЮБИЛЕЙ ЮБИЛЕЮ РОЗНЬ

Завершается 2018-й. Он стал не только годом испытаний для татарской культуры и идентичности в целом, но и годом-маркером, который показал, who is who.
Этим маркером оказался 200-летний юбилей выдающегося татарского ученого-богослова и историка Шигабутдина Марджани. Еще в преддверии юбилейной даты возникало много вопросов: будет ли это событие отмечено на достойном уровне, не смажется ли на фоне чемпионата мира по футболу или по более прозаическим причинам, то есть исходя из так называемой политической целесообразности?
На сегодняшний день можно сказать уверенно, что Год Марджани состоялся. Прошел ряд мелких и крупных мероприятий во многих городах России, апогеем которых стал крупный международный научный форум, проведенный Институтом истории им. Марджани в сентябре этого года. В конференции приняли участие свыше 100 ученых, в том числе и автор данных строк. И это было настоящее, реальное научное событие, проведенное не для галочки, а по зову сердца.
Та неформальность и искренность, которая сопровождала все юбилейные мероприятия, говорит о том, что наш народ не забыл о своих корнях. Мало того, в условиях прессинга в отношении татарского языка национальные чувства обострились, татарская интеллигенция смогла объединиться, крепче сомкнуть свои ряды. И это понятно: в условиях неопределенного будущего и нестабильного настоящего люди всегда цепляются за прошлое, пытаясь найти успокоение в легендарных образах былых времен.
Юбилей Марджани не вызвал когнитивного диссонанса и у официальных властей Татарстана, поскольку его образ как патриарха традиционного ислама четко вписывается в последние тренды по конструированию местного татарского ислама. Обладая достаточно правильным бэкграундом, Марджани пришелся ко двору еще в советское время, тогда он представал как мыслитель и историк. И в этом его отличие от политэмигрантов Гаяза Исхаки и Садри Максуди, юбилеи которых (правда, не круглые) тоже были в 2018 году, но прошли вторым планом.

КТО ОН, ШИГАБУТДИН МАРДЖАНИ?

Он прожил долгую, очень яркую и насыщенную на события жизнь: служил имамом первой соборной мечети, был мухтасибом Казани, членом общества археологии, истории и этнографии при казанском университете, написал свыше 30 томов фундаментальных трудов, посвященных различным вопросам мусульманского богословия, истории татарского народа.
Марджани происходил из рода потомственных имамов. Он получил фундаментальное религиозное образование в знаменитых медресе Бухары и Самарканда, брал уроки у авторитетных богословов, самостоятельно работал в библиотеках.
В 1850 году Марджани вернулся на родину, и с тех пор вся его дальнейшая жизнь была связана с родной землей. В этом же году он назначен имамом первой соборной мечети (ныне казанская мечеть Аль-Марджани). В 1862-м кандидатура Марджани была выдвинута на должность муфтия — главы оренбургского магометанского духовного собрания, но не получила поддержки обер-прокурора святейшего синода Победоносцева. В 1867–1868 годах Марджани являлся ахуном и мухтасибом Казани, позже, в 1876–1884 годах, преподавал исламские науки в Казанской татарской учительской школе.
7-томный биобиблиографический труд Марджани «Вафийат ал-Аслаф ва Тахият ал-Ахлаф» («Подробное о предшественниках, их приветствия потомкам») был составлен им в 1838–1889 годах и сохранился в рукописи. В нем он дал подробные сведения о выдающихся общественно-политических деятелях, представителях науки и культуры мусульманского Востока и татарского народа периода VII–XIX веков.
В историю татарского народа Марджани вошел благодаря своему труду «Мустафад ал-ахбар фи ахвали Казан ва Булгар» («Использованные сведения к истории Казани и Булгар», 1885–1900), который был посвящен истории булгар, хазар, татар и других тюркских народов. Этот капитальный трактат стал первым в татарской исторической науке трудом, основанным на многочисленных, проверенных временем источниках.
Скончался Марджани 18 апреля 1889 года в возрасте 74 лет, похоронен в Казани.
В 1850 году Марджани вернулся на родину, и с тех пор вся его дальнейшая жизнь была связана с родной землей. В этом же году он назначен имамом первой соборной мечети (ныне казанская мечеть Аль-Марджани)Фото: «БИЗНЕС Online»

МАРДЖАНИ НА ТУРЕЦКОЙ ЗЕМЛЕ

Юбилей Марджани отметили и в Турции. 17–18 декабря в Стамбульском университете прошел крупный научный форум под названием «Şehabettin Mercâni: İslâm Tefekküründe Tecdit ve İhyâ» («Шигабутдин Марджани: Возрождение и обновление в исламской мысли»).
Мне посчастливилось стать участником этого международного симпозиума. Как ни странно, но из Казани присутствовали всего два человека: я и молодой исследователь Динара Мардановаиз Института истории им. Марджани. На самом деле заявки подавались заранее, некоторые доклады из Татарстана не прошли сквозь сито оргкомитета. Было и требование по языку: я выступал на турецком, а Динара — на английском.
Мой доклад посвящен проблеме исламизации предков татар, которая подробно рассматривается в исторических трудах Марджани, а Марданова рассказывала о теологических спорах, которые вел богослов со своими татарскими оппонентами.
На конференцию приглашались и наши аксакалы, но они не смогли приехать на этот очень важный и престижный форум.
В целом Татарстан никак не участвовал в данном мероприятии, оно полностью финансировалось турецкой стороной. А инициаторами форума, его драйверами стали хорошо известные в нашей республике турецкие ученые Исмаил Тюркоглу и Ибрагим Мараш.
На открытии Тюркоглу сказал, что конференция — лишь маленькая толика вклада Турции в дело празднования юбилея Марджани, что эта дата должна была отмечаться здесь шире и масштабнее, поскольку речь идет о крупном мусульманском ученом с мировым именем. По мнению Тюркоглу, в Турции Марджани знают плохо, потому что почти все свои труды он писал на арабском языке.
На протяжении двух дней прозвучало свыше 40 докладов, но конкретно о самом Марджани почти не говорили. Во-первых, мало кто в Турции занимается изучением его научного наследия, во-вторых, это связано с недоступностью его трудов. Их обязательно надо переводить на турецкий язык, ведь интерес к наследию татарского ученого просто огромный.
Если обобщить все доклады, которые прозвучали на конференции, можно сделать такой вывод: Марджани жил в то время, когда начались процессы модернизации во всем тюрко-мусульманском мире. И он не мог остаться от них в стороне. В XIX веке на арену тюркской интеллектуальной мысли выдвинулась целая когорта ученых, которые начали ставить вопросы: почему мы отстали от западного мира, в чем причина нашего полуколониального состояния, как добиться прогресса, нужна ли реформа системы мусульманского образования?
Реформаторские идеи Марджани, его жесткие споры с кадимистами — сторонниками старых традиций — в какой-то мере вытекали из этих общих обновленческих настроений, которые довлели тогда во всем тюрко-мусульманском мире. Татарский ученый, как и многие другие татарские интеллектуалы, питался из этого источника, поскольку он не владел русским и другими европейскими языками. В целом татарское общество XIX – начала XX веков больше ориентировалось на Восток, чем на Запад.
В Стамбульском университете прошел крупный научный форум «Шигабутдин Марджани: Возрождение и обновление в исламской мысли»Фото: из личного архива Азата Ахунова

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ МАРДЖАНИ — ЭТО НАШЕ БОГАТСТВО

Для себя я открыл много нового. До сих пор мы считали, что интеллектуальная мусульманская мысль зародилась в арабо-иранской среде. Оказалось, и это прекрасно представили докладчики, что тюркские исламские ученые и философы были ничем не хуже арабских или персидских. Они не так известны, поскольку их труды мало переводят на арабский или европейские языки. Речь шла о том, чтобы объединить усилия и издать совместные труды, посвященные тюркской религиозно-философской мысли. И туда надо включить работы Курсави, Марджани и других наших ученых прошлого.
На конференции были представлены лучшие умы Турции, многие из которых получили образование в Европе, арабских странах. Их уровень знаний заслуживает самой высокой оценки. Думаю, что некоторые из них оказались бы полезными, в том числе и для нашей Болгарской исламской академии.
Если вернуться к нашим реалиям, то и перед нами стоит много задач. Приятно слышать, что Марджани знают во всем мусульманском мире, но знаем ли мы сами его труды? До настоящего времени издана только небольшая толика его работ. Они разбросаны по разным изданиям и малодоступны. Необходимо издание собрания сочинений Марджани, состоящего как минимум из 10 томов на татарском, русском, английском, турецком, арабском языках.
Интеллектуальное наследие Марджани — это наше богатство, которое можно и нужно показать всему миру.
 Азат Ахунов

2018-й год: Мусульман заметили. Не пора ли заявить о себе?

https://golosislama.com/news.php?id=35655&fbclid=IwAR3qqOPfmx9W1TtBFdx3Wt10zP86HhRvScipu-cFSneLyi4wxE1d3D2hu_I

2018-й год: Мусульман заметили. Не пора ли заявить о себе?

Картинки по запросу всероссийское мусульманское собрание
Редакция "Голоса Ислама" не будет подобно неисламским СМИ завершать уходящий 2018-й год по григорианскому летоисчислению "хит-парадами" главных новостей, лучших материалов, авторов и т.д.
Но, тем не менее, не в порядке праздничного настроения, которого у нас нет, а в порядке своего рода отчетности, попытаемся выделить главный, на наш взгляд, медийный и общественно-политический тренд, возникший в отношении мусульман России в 2018 году.
Мусульман России и их проблемы, наконец-то, начинают замечать. Разумеется, не государственные и провластные СМИ и политики, которые продолжают не только гнуть антиисламскую линию внутри страны, но и распространять исламофобию во всем мире, как делают каналы вроде Russia Today. Но качественно и количественно гораздо больше внимания проблемам мусульман стали уделять серьезные медийные и общественные площадки противников существующей власти.
Настоящий прорыв по тематике преследования мусульман произошел в этом году на сайте Медиазона. Освещение регулярных задержаний мусульман, налетов на мечети, серьезные расследования похищений и бессудных расправ в отношении мусульман на Кавказе - все, о чем внутри исламского медийного пространства мы знали и писали годами, во многом благодаря этому сайту в последнее время вошло в повестку независимых российских СМИ. Так как Медиазону активно читают в журналистских кругах, эти новости стали появляться на других заметных площадках - ДождьСнобМБХ Медиа и других.
На этом фоне продолжил привлекать внимание к преследованиям мусульман, создавая таким образом информационные поводы вокруг них правозащитный центр "Мемориал", обладающий достаточными авторитетом и известностью для эффективного освещения соответствующих новостей.
На одной из ведущих оппозиционных плошадок - вильнюсском Форуме Свободной России с докладом о репрессиях против мусульман выступил правозащитник Руслан Камбиев. Это небольшой прорыв уже не просто медийного, а общественно-политического характера, так как многие российские общественники, воспринимавшие мусульман чуть ли не как опору существующего режима, впервые получили возможность узнать об их реальном положении и взглянуть на эту проблему иначе.
Мощными информационными "огневыми точками", создающими значительный резонанс вокруг проблем мусульман стали региональные проекты, наконец-то, заработавшей по-настоящему "Радио Свободы"Крым.РеалииКавказ.Реалии и отдельно стоит отметить вышедший в этом году на новый уровень сайт Идель.Реалии - эти условно светские медиа сегодня в полный рост говорят о проблемах мусульман, подвластных России, о которых молчит подавляющее большинство российских исламских СМИ.
Все это наглядно свидетельствует о том, что осознание важностии потенциала исламского фактора начинает доходить до наиболее активной части российского общества, которая еще недавно была склонна его игнорировать или намеренно замалчивать.
Но что на счет самого этого фактора? Получается, что на данный момент он выступает в качестве объекта пристального внимания внешних сил, пусть и не без активного участия своих агентов влияния в лице работающих в них мусульман. И это, безусловно, лучше, чем ничего, чем полное замалчивание и избиение при выключенных камерах, которое происходило до недавнего времени.
Но готовы ли мусульмане внятно, на адекватном политическом языке сформулировать свои устремления, как для себя, так и для своих партнеров по общественно-медийному пространству? Условно либеральный оппозиционный сегмент имеет видение не только того, в какой стране его сторонники не хотят жить, но и того, к чему они стремятся вместо этого. А как на счет мусульман? Будем откровенны - пока одни из них вообще боятся задаваться этими вопросами. Многие же из тех, кто их для себя решил, имеют на них ответ, совершенно несовестимый с сосуществованием на новых принципах с потенциальными союзниками. В итоге получается, что многие из мусульманских жертв нынешних репрессий способны быть только "пациентами" неисламских правозащитников и СМИ, которых они рассматривают как "полезных идиотов", хотя на самом деле все обстоит ровно наоборот...
"Голос Ислама" на этом фоне, без ложной скромности, остается единственной независимой и политически адекватной медийной площадкой собственно исламского гражданского общества. Ее сохранение в этом году было под вопросом не только из-за противодействия со стороны внешних врагов, но и неочевидности того, что такой сайт действительно нужен самим российским и связанным с ними мусульманам. В итоге, однако, сайт удалось сохранить, и то, что такая площадка осталась - это важный результат 2018 года не только для нас, но и для зачаточного исламского гражданского общества, имеющего в его лице свою трибуну, свой голос.
В то же время, мы достаточно реалистично оцениваем свои возможности. В сравнении с такими хорошо финансируемыми проектами как Медиазона, МБХ Медиа, Крым.Реалии, Кавказ.Реалии, Идель.Реалии и т.п. мы не располагаем возможностями производить интенсивный новостной продукт. С другой стороны, в условиях вирусного распространения информации по соцсетям это, возможно, и не так критично, хотя, конечно, свидетельствует о соотношении ресурсов и развития исламского и либеральных сегментов медийного и общественного пространства...
Втаких условиях свою миссию "Голос Ислама" видит в озвучивании именно исламского взгляда, взгляда изнутри исламского пространства, на события, происходящие как в нем самом, так и за его пределами. И в этом у него гораздо больше возможностей, чем у мусульман или их друзей, работающих в неисламских проектах.
И, тем не менее, успокаивать себя этим не стоит - не столько "Голосу Ислама", сколько тому, чьим голосом он из более-менее заметных медиа почти в одиночку выступает -исламскому гражданскому обществу. Если оно хочет выйти за рамки исключительно клиента или пациента оппозиционных либеральных СМИ и правозащитников, привлечение внимания которых к нашим проблемам мы всячески приветствуем, это общество устами своих авторитетов должно озвучить свое видение роли мусульман в будущем страны.
Понятно, что авторитета пары-тройких "бойких перьев" тут совершенно недостаточно - для этого требуется коллективная политическая декларация людей, обладающих весомым авторитетом у мусульман основных регионов и национальностей России. 
Созреют ли они для этого хотя бы в 2019 году?
АВТОР: ОТ РЕДАКЦИИ

Китайские мусульмане хуэй протестуют против сноса мечетей коммунистическими властями КНР

https://golosislama.com/news.php?id=35659&fbclid=IwAR2h0VrMfT5kE4P3Aa6jqMktKepOE4TdjzaCPQM2ADcM2a_ssYpzVgR2vCk
Китайские мусульмане хуэй протестуют против сноса мечетей коммунистическими властями КНР



Мусульмане хуэй, считающиеся весьма лояльными к Пекину, как культурно, так и политически, пока что редко попадают в поле зрения правозащитников, обеспокоенных угнетением религиозных меньшинств в Китае. Тем не менее, было давно уже понятно, что репрессии, развернутые против их единоверцев в Синьцзяне, доберутся и до хуэй.
В Нинся-Хуэйском автономном районе, где компактно проживают хуэй, в прошлом году была построена большая мечеть Вейчжоу, полюбившаяся мусульманам. Однако уже летом этого года власти заявили, что мечеть должна быть снесена, потому что она якобы, была построена без разрешения властей.
В документе, опубликованном в мае местным комитетом коммунистической партии Китая по проверке дисциплины, говорится, что Великая мечеть Вэйчжоу проводит «незаконные расширения» с 2016 года.
Комиссия заявила, что местные партийные чиновники не смогли должным образом контролировать процесс, который, по ее словам, частично финансировался за счет иностранных пожертвований.
Однако, в версию о незаконном строительстве не верит почти никто, включая противников и сторонников мечети. Само строительство мечети не началось бы, не будь у мусульманской общины разрешения. Два года строительства тоже невозможно было не заметить, тем более в Китае, где партия регулирует все сферы жизни.
Истинной причиной недовольства властей послужила не бюрократическая процедура, а архитектурный стиль мечети. Этот классический для Центральной Азии арабо-персидский стиль. Вопреки распространенному мнению, хуэй не являются простыми ханьцами, только мусульманского вероисповедания. По крайней мере не все из них. Часть хуэй, особенно та, что живет в Нинся, это потомки тюркских мусульманских воинов, служивших на рубежах Китая в эпоху династии Юань, а позднее и Мин. Они давно уже сформировались как китайская нация (одна из китайских наций, если точнее), но культурные предпочтения в архитектуре несут центральноазиатский отпечаток.
Вот почему даже предложение заменить купола мечети пагодами (а в Китае есть и такие мечети) местные мусульмане восприняли в штыки, считая это предательством веры. Разумеется дело не столько в архитектурных элементах (купол или пагода), сколько в противостоянии официальной политике китайских коммунистов, направленных на насильственное создание «китайского ислама» или «китаезацию Ислама», что логичным образом побуждает мусульман отвергать все китайское, как несовместимое с Исламом.
Решение властей снести Великую мечеть вызвало в августе массовые демонстрации протеста хуэй. Такие несанкционированные митинги в Китае вообще явление редкое, а в данном случае митинги собирали тысячи людей — с государственными флагами и банерами в поддержку КНР, компартии, этнического единства и религиозной свободы. Тогда эти демонстрации привели к приостановке решения властей, до выяснения способов реконструкции, как пояснили власти.
Но похоже, час Х настал. В минувшую пятницу сотни китайских силовиков ворвались в три мечети прямо во время пятничной молитвы, чтобы объявить об их закрытии. Конфликт с силовиками перерос в столкновения, многих верующих избили и арестовали. Сообщается, что по крайней мере одна пожилая женщина находится в критическом состоянии. Мечети были закрыты, опечатаны и ожидают сноса. Из имеющихся сообщений, пока не ясно, была ли среди этих мечетей Великая мечеть Вейчжоу.
В общем, хуэй имеют полно право ждать в отношении себя всего того же набора «воспитательных мер», через которые проходят уйгуры. В то время как уйгурские мусульмане, живущие в Синьцзяне, в последние годы сталкивались с растущим давлением, хуэй в значительной степени избежали этого.
Но возросшее подозрение в отношении «иностранных религий» в Китае, в частности Ислама и христианства, привело к тому, что отношение к хуэй начинает меняться. Это может иметь далеко идущие последствия, так как стратегически важная община хуэй традиционно играла своего рода посредническую роль между партийными чиновниками и другими группами мусульманских меньшинств из-за общего языка.
АВТОР: ЯКУБ ХАДЖИЧ

"Этноцид, переходящий в геноцид": в Казани прошел пикет в защиту мусульман Китая


https://www.idelreal.org/a/29677345.html?fbclid=IwAR0E-m2mLi-SVB1g3OZuT0rCrxE5vsCdaLfhDdDitBeTQtkMPXgFYbfbeso

"Этноцид, переходящий в геноцид": в Казани прошел пикет в защиту мусульман Китая



В акции приняли участие 12 человек.
Сегодня, 26 декабря, в казанском парке Карима Тинчурина активисты Всетатарского общественного центра (ВТОЦ) провели пикет в защиту мусульман Китая. В акции приняли участие свыше 12 человек.
Председатель президиума ВТОЦ Фарит Закиев рассказал "Idel.Реалии", что акция направлена на то, "чтобы обратить внимание мирового сообщества на происходящий в Китае этноцид, переходящий в геноцид".
— Кроме того, там происходит политика насильственной ассимиляции, что осуждается документами ООН. Мы считаем, что Совет безопасности ООН должен рассмотреть этот вопрос на своем заседании и осудить политику этноцида и геноцида. По нашему мнению, постоянные члены Совбеза ООН — США, Великобритания, Россия и Франция — должны осудить Китай за политику ассимиляции и особо обратить внимание на так называемые воспитательные лагеря, — подчеркнул Фарит Закиев.
Участники сегодняшнего пикета держали в руках плакаты "Председатель КНР Си Цзиньпин! Требуем допустить в Синьцзян представителей ООН и правозащитников!", "Председатель КНР Си Цзиньпин! Требуем прекратить геноцид тюрков-мусульман в Китае!", "Свободу узникам "воспитательных лагерей"!", "США, Россия, Великобритания, Франция! Требуем осудить геноцид в Китае!", "Фашистская Германия 1938 = Китай 2018", "Татары! Поднимемся вместе на защиту наших кровных братьев уйгур, казахов", "Уйгурам, казахам — узникам концлагеря — свободу!".
Первоначально организаторы планировали провести акцию у здания Генконсульства Китая — на улице Подлужная, однако власти Казани предложили перенести пикет в парк Тинчурина, поскольку у Генконсульства проводятся ремонтные работы.
Ранее "Idel.Реалии" писали о том, что в Китае созданы лагеря по перевоспитанию мусульман. Через эти учреждения, которые активисты называют тюрьмами, прошли уже свыше миллиона человек. По мнению двух американских конгрессменов Марко Рубио и Криса Смита, от 500 тысяч до 1 млн человек либо прошли, либо проходят "перевоспитание" в подобных лагерях. "Обучение" в лагерях законодатели назвали самым массовым на сегодняшний день случаем лишения свободы представителей национальных меньшинств.
В КНР проживает около 8000 татар. В основном, это потомки татарских предпринимателей, обосновавшихся в районе Урумчи в конце XIX - начале ХХ века. Большинство из них хорошо владеют родным татарским языком. В 2000-х годах при помощи Всемирного конгресса татар несколько десятков татарских студентов были приняты в казанские вузы. По окончании учебы многие пытались остаться в Татарстане, однако получить российское гражданство смогли далеко не все. В результате они были вынуждены вернуться в Китай.
Вадим Мещеряков
MeshcheriakovV-FL@rferl.org

Обращение Президента Республики Татарстан Р.Н. Минниханова по случаю Нового года

  http://tatar-congress.org/ru/yanalyklar/obrashenie-prezidenta-respubliki-tatarstan-r-n-minnihanova-po-sluchayu-novogo-goda/?fbclid=IwAR2FgS4kseRnd53SV7hnq3eR6xMlrEMNs_ET_zJ88JxoA5qAmvf6AQ6ogUI

 Обращение Президента Республики Татарстан Р.Н.         Минниханова по случаю Нового года

Обращение Президента Республики Татарстан Р.Н. Минниханова по случаю Нового года
Дорогие татарстанцы!
Сердечно поздравляю вас с Новогодним торжеством!
В преддверии этого волшебного праздника все мы традиционно подводим итоги и строим планы на будущее.
Благодаря созидательному труду 2018 год стал успешным для республики. Сегодня нас обнадеживают новые современные производства, радуют объекты здравоохранения и образования, культуры и спорта. Наши города и села украсились благоустроенными скверами и парками. Реализованы все социальные программы.
Многие татарстанцы отмечают праздник в новом жилье, около 46 тысяч семей испытали радость рождения детей и для всех них этот год стал особенным.
Всем нам запомнятся яркие игры мирового первенства по футболу, ставшие подлинным праздником спорта и добрых отношений между людьми. Татарстан посетили гости из 181 страны мира, что свидетельствует о возросшей привлекательности и открытости республики.
Актом международного признания наших достижений в сохранении историко-культурного наследия и духовно-нравственных ценностей стал Казанский форум межкультурного диалога ЮНЕСКО.
Насыщенной и интересной стала программа Года добровольца. Значительно возросла роль волонтерского движения, в целом социального служения.
Отрадно, что наша совместная работа, поддержка Президента Российской Федерации в реализации важнейших проектов республики улучшают качество жизни, делают её содержательнее и богаче. Голосование за В.В. Путина в ходе избирательной кампании 2018 года стало зримым актом всеобщего одобрения данного курса.
Уходящий год подарил нам немало радостей, не обошлось без утрат. Но главное, мы провожаем его с хорошим заделом на будущее, уверенностью в собственных силах.
Укреплению авторитета человека труда, созданию условий к освоению профессий будущего послужит проведение в столице республики мирового чемпионата «WorldSkills Kazan 2019», а также реализация программных мер в рамках Года рабочих профессий.
Важным событием наступающего года, экзаменом деятельности высшего законодательного органа власти и реализуемых программ социально-экономического развития станут выборы депутатов Государственного Совета Татарстана шестого созыва.
Дорогие друзья!
Для всех нас Татарстан – родной дом, который мы бережем, которым мы гордимся. Вера в добро, надежда на лучшее, стремление быть полезным обществу всегда объединяли и объединяют всех нас.
Пусть сбудутся самые заветные желания и исполнятся самые смелые планы, чтобы семейный уют, достаток и счастье сопутствовали всем нам.
Мира, добра и благополучия, дорогие татарстанцы!
С Новым 2019 годом!

О затянувшемся противостоянии искренних пензенских мусульман и тех, кто борется против них

Возможно, декабрь 2018 года стал переломным в затянувшемся противостоянии искренних пензенских мусульман и тех, кто борется против них.
Джафяр Куряев, председатель махалли "Соборная мечеть г.Пензы", долгие годы унижавший местных имамов и активных мусульман, наконец-то встретил жесткий отпор. Это произошло на собрании 23 декабря, которое было в итоге сорвано.
Джафяр привык проводить собрания своей махалли понарошку, чаще всего просто составляя протокол и не собирая участников мусульманской организации по имеющемуся списку. Например, так была проведена перерегистрация организации в 2013 году.
Непонятно, на что он рассчитывал, что решил после ряда скандалов в мечети провести собрание с повесткой дня о выходе махалли "Соборная мечеть г.Пензы" из Совета муфтиев России и переходе в крошечный марионеточный муфтият Асията Уразаева. На такой дерзкий вызов пензенские мусульмане ответили тем, что не стали помалкивать, как это происходило раньше, а пришли с целью не допустить такого неслыханного позора.
И не допустили - после выступлений самого Джафяра, имамов Рафика Шабанова и Юсефа Куряева, а также представителя Совета муфтиев России Рушана Аббясова, среди присутствующих возник шум, начались перепалки между сторонниками Джафяра и его противниками. Дело дошло до толкания друг друга – хорошо, что эти стычки не переросли в массовую драку. Джафяр понял, что проиграл – увидел, что противники превосходят его сторонников и числом, и силой – и объявил, что собрание на этом закончено, а он пожалуется губернатору и кому-то еще.
В итоге Джафяр с братом Рифатом и муфтием Уразаевым поехали в Москву – объясняться с муфтием Равилем Гайнутдином. Там вроде бы договорились пока не менять статус мечети. Если только Джафяр втихаря не состряпает нужный протокол и не переведет свою организацию к Уразаеву.
Джафяр Куряев - заноза в пензенской умме
Попытка искренних мусульман в 2016 году снять его и заменить другим человеком оказалась безуспешной - нашлись два или три участника махалли из списка, которые по указке Джафяра написали заявления о том, что их не известили о проведении собрания надлежащим образом. Для властей этого оказалось достаточным, чтобы отменить регистрацию нового председателя и оставить Куряева на месте.
Тут необходимо пояснить, что Джафяр Куряев в течение уже 16 лет не уступает никому руководство пензенской мечетью. При этом он не признает ни исламский порядок деятельности мечети, ни основанный на российском законодательстве.
Тем, кто говорит ему, что в мечети должны распоряжаться имамы, он отвечает, что тут он «амир» и все должны подчиняться ему. И приводит хадис «Подчиняйтесь и проявляйте послушание вашему правителю, даже если им будет раб эфиоп, голова которого подобна черной изюмине».
Тем, кто говорит, что надо реально проводить собрания, а не на бумаге, а также принимать в участники организации активных мусульман, которые ходят в мечеть уже по многу лет, он отвечает - "А ты что, хочешь служить тагуту? К тагуту прибегаешь за помощью и не просишь у Аллаха?"
Джафяр начитанный человек - прочитал немало исламоведческих книг и брошюр. При его дерзости и самоуверенности он годами затыкал рот имамам мечети (их три), заговаривал зубы пожилым мусульманам, настраивая их против имамов и против муфтия Исляма Дашкина.
К тому же в списочном составе мусульманской организации большинство составляют его родственники - родные, двоюродные и троюродные братья, племянники, подчиненные его брата.
Джафяр уже много лет не допускает принятия в список участников махалли новых людей. Мало того, он даже смог каким-то образом исключить известных пензенцев Бакира Акжигитова и Али Кудюшева из числа учредителей данной мусульманской организации, что вообще в принципе невозможно, если только не подделать учредительные документы.
Почему же такой активный, энергичный, весьма состоятельный человек, как Джафяр Куряев, так упорно держится за эту мечеть 19 века, доставшуюся пензенским мусульманам как вакуф от семьи Тенишевых? Что заставляет идти его на многочисленные и опасные конфликты с мусульманами?
Понятно, если бы он был искренним мусульманином, если бы он боялся гнева Аллаха, он не стал бы многие годы издеваться на имамами своей мечети и другими знатоками ислама.
Деньги и что-то еще...
Извечный вопрос Cui prodest – кому выгодно? Увы, как и в большинстве конфликтов в мире, здесь главную роль играют деньги. Казалось бы, ну какие деньги могут быть, если ты руководишь мечетью?
Да, если мечеть обычная, должность председателя махалли вовсе не хлебная. Но если мечеть находится в историческом центре крупного города, а при мечети есть немалая территория, большая часть которой занята под вещевой рынок, тогда становится понятно, откуда деньги. От тех продавцов, кто арендует место на рынке.
Несколько лет тому назад руководство Духовного управления мусульман Пензенской области обратилось к властям с просьбой о финансовой помощи. Один из высокопоставленных чиновников в личной встрече ответил им, что у пензенских мусульман вполне достаточно своих денег, ведь, по их сведениям, каждый месяц с рынка при мечети поступает свыше двух миллионов рублей. Риторический вопрос - где эти деньги, Джафяр?
Но рынок при Пензенской мечети был закрыт – казалось бы, зачем теперь Джафяру нужна мечеть? Однако, оказывается, что эта же махалля под руководством Джафяра Куряева является застройщиком новой Соборной мечети. А там тоже идут немалые деньги – десятки и десятки миллионов рублей пожертвований. Деньги идут как от пенсионеров - по сто-двести рублей, так и от предпринимателей - по несколько миллионов.
Джафяр получает деньги, но не отчитывается ни перед кем – от кого поступили деньги, на что израсходованы. Состоятельные люди из пензенских мусульман дают деньги на строительство, но они говорят, что давали бы намного больше, если бы была обеспечена прозрачность в финансировании строительства новой мечети.
Что будет дальше? В чем был смысл этой попытки перехода в муфтият Уразаева? В финансовом смысле Джафяр, пожалуй, потерял бы значительную часть поступлений на строительство новой мечети. Ведь Асият Уразаев - это весьма одиозная личность среди пензенских мусульман.
Тогда в чем дело? Почему Джафяр заранее объявил такую дерзкую, вызывающую повестку собрания? Если он на самом деле не хотел этого перехода, но кто-то заставляет его это делать, тогда понятно, почему был такой вызов - и мусульманам Пензы, и муфтию Равилю Гайнутдину