ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

понедельник, 28 января 2019 г.

Анатомия "казакизации". Откуда и для чего в национальных республиках Поволжья появились казачьи хутора

https://www.idelreal.org/a/29240199.html

Анатомия "казакизации". Откуда и для чего в национальных республиках Поволжья появились казачьи хутора

Хутор "Сторожевой" в городе Октябрьском. Фото: vk.com/albums-69278447
Разгон митинга в Москве 5 мая представителями "Центрального казачьего войска" (ЦКВ) по своим последствиям постепенно превращается в настоящий политический скандал. Журналист Максим Шевченко в знак протеста против игнорирования его призывов провести расследование этого инцидента вышел из президентского Совета по правам человека и Совета по делам национальностей. Не вызывает сомнений, что "засветившиеся" казаки, как и их одноименные предшественники, более ста лет назад (в 1905 году) разгонявшие митинги несогласных нагайками, избегут серьезного наказания.
Кому-то из них назначили смешные 1000 рублей штрафа, кого-то, по словам самих же представителей ЦКВ, выпороли нагайкой (правдоподобность этого утверждения под большим вопросом). Понятно, что власти могли вполне справиться и привычными силами правоохранительных органов. Поэтому данное появление казаков стоит воспринимать именно как попытку одной из, как принято сейчас говорить, "башен Кремля" продемонстрировать свои способности или креатив в сфере подавления антикремлёвской крамолы. Плюс, конечно, заодно и оценить реакцию общества на появление новых штурмовых отрядов по борьбе с уличной активностью оппозиции.
В этой истории с разгоном московского митинга обнаружился и казанский след
Любопытно отметить, что в апреле молодежное крыло "Единой России", вначале анонсировав создание уличных боевых "бригад" для борьбы с оппозицией, обещало осуществить смотр новых "хунвейбинов" к 5 мая. Затем от этой идеи отказались, видимо получив "по шапке" от "старших" товарищей по партии. Тем более серьезного успеха предыдущие попытки ("Идущие вместе", "Наши") так и не сыскали.
В этой истории с разгоном московского митинга обнаружился и казанский след. Так, в частности, помимо засветившейся в ней мэрии Москвы, выяснилось, что одним из спонсоров "Центрального казачьего войска" (члены которого и были замечены на акции 5 мая) в 2017 году был Казанский приборный завод (дочка "Ростеха"), отстегнувший войску 1,7 млн рублей. И это при том, что такого рода реестровые казаки довольно часто используются в качестве обыкновенных ЧОПов (совместно с полицией) и получают свою долю госфинансирования. Учитывая не только казанский финансовый след, но и тот факт, что непонятно откуда взявшиеся казачьи "хутора", как грибы после дождя, появляются во многих уголках федерации (в том числе, и в регионах Поволжья), рассмотрим этот феномен (условно назовём его искусственной "казакизацией") детальнее.
Возрождение самого казачества как такового началось еще в конце 1980-х годов на волне общей перестроечной демократизации, когда ожили многие национальные движения. В их числе были и казаки. Да, вы не ослышались, казаки — это отдельный народ, имеющий тюркские кочевые корни, со своим самобытным и ныне почти забытым языком (достаточно ознакомиться с произведениями М.Шолохова, пестрящими привычными для татарского уха словами). В начале 1990-х даже были попытки провозгласить казацкие республики на Дону и Кубани. В ответ государство попыталось взять это движение под свой контроль, в связи с чем был учрежден реестр казачьих организаций (отсюда и понятие "реестровое казачество"), куда включались казачьи организации, имеющие право на учреждение военизированных формирований. Помимо "реестровых" есть и так называемые "общественники" (представители казачьих общественных организаций).
По мере постепенного роста искусственно культивируемой пропаганды прославления самодержавия и положения Русской Православной церкви внутри государственной системы появилась ярко выраженная линия на включение казачества как идеологического и практического инструментария правых консерватиных сил страны. Тем более возрождение казаков как отдельного народа не отвечало интересам, а наоборот — абсолютно противоречило идеологии укреплявшей свои позиции имперски настроенной части российского истеблишмента. В общем, энергию казачества попытались направить в контролируемое русло. Отсюда и пошла повальная мода на казачество, появление "казачьих хуторов" (хуторами в терминологии реестрового казачества называются местные отделения) в тех местах, где казаков отродясь не бывало, в том числе, и в Центральной России (Москва, Санкт-Петербург и т.д.).Тогда же и появился феномен так называемых "ряженых" (т.е. ненастоящих, не этнических) казаков.
Казаки — это отдельный народ, имеющий тюркские кочевые корни, со своим самобытным и ныне почти забытым языком
Вместе с романтизацией дореволюционных порядков, эти "ряженые" казаки стали использоваться, как и при "царе Горохе" — для "борьбы с крамолой" (т.е. с оппозицицей) и с "досаждающей активностью инородцев" (т.е. мусульман). Про случаи нападения "ряженых" на представителей оппозиционных организаций знают многие, но весьма часто эти "казаки" использовались и для создания видимости возмущения так называемой "православной общественности", выступавшей против строительства мечетей. И речь идет не только о Москве, но и о других городах федерации, таких как, например, Волгоград или Пенза. (В Пензе вообще произошел весьма эпичный случай. Здесь поддержать пензенских татар-мусульман на "стрелку" с казаками в лампасах приехал известный татарский бизнесмен из соседнего региона — приехал вместе со своей многочисленной охраной. К этому казаки оказались явно не готовы.)
Известно, что среди казачества в царские времена было немало татар-мусульман (Оренбургские казаки) и даже буддистов (калмыки). Таким образом казачество одевалось в одеяния ярых черносотенцев, с охранительской идеологией. Неудивительно, что чем больше происходила "казакизация", тем больше в общественном сознании граждан страны казаки воспринимались не как отдельный и самобытный этнос с уникальной историей и культурой, а больше как новоявленные черносотенцы с непонятными целями, но с весьма скверной репутацией.
В эпоху "казакизации" так называемые казачьи "хутора" появились и в национальных республиках Поволжья — причем, даже там, где их никогда не было. В качестве примера остановимся на появлении "хуторов" в городе Октябрьском (Башкортостан) и городе Булгаре (Спасский район Татарстана).
КАЗАКИ НА БЕРЕГАХ РЕКИ ИК
Откуда в городе нефтяников, окруженном со всех сторон местами компактного проживания татар-мусульман, могли взяться казаки?
За городом Октябрьским числится так называемый хутор "Сторожевой", прикрепленный к 4-му Уфимскому отделу Оренбургского казачьего общества. Откуда в городе нефтяников, окруженном со всех сторон местами компактного проживания татар-мусульман, могли взяться казаки — спрашивать, думаю, бесполезно. Вразумительного ответа на это нет, ведь даже формально исторически существовавшее Оренбургское казачество располагалось далеко на юге Оренбургской области и на территории северного Казахстана, и к берегам реки Ик оно не имело абсолютно никакого отношения. Как обычно, в таких случаях шаблонными "отмазками" служат следующие объяснения: якобы среди тех, кто когда-то приехал осваивать нефтяные месторождения, были и потомки казаков, вот они и "скооперировались".
Тем не менее, октябрьские "казаки" в качестве "группы поддержки" полиции (конечно, скорее символично, чем реально, но и это немаловажно) ​ используются во всех официальных государственных мероприятиях: будь то празднования Дня Победы или какие-то городские празднества.
Хутор "Сторожевой" в городе Октябрьском. Фото: vk.com/albums-69278447
Хутор "Сторожевой" в городе Октябрьском. Фото: vk.com/albums-69278447
Под эгидой "хуторян" регулярно проходят всяческие военно-полевые сборы. Излишне говорить, что подобная милитаристская активность каких-нибудь "неказачьих" организаций закономерно окончилась бы весьма плачевно для участников подобных сборов, со стандартными обвинениями в радикализме, сепаратизме и т.д. Кроме того, в городе уже практически ежегодно проводятся фестивали казачьей песни (казачьи песни на берегах Ика — ну, разве не круто звучит?). Все эти фестивали с людьми, выдающими себя за казаков, смотрятся особенно экзотично, учитывая, что казаков в ближайшей округе отродясь никогда не бывало.
В городе происходит постепенное уменьшение доли русскоязычного населения, которое несмотря на негативные ассимиляционные процессы постепенно размывается татарским населением
Подоплеку появления казачьих структур в Октябрьском можно объяснить лишь одним — в этом молодом (как и все нефтяные города Поволжья и Западной Сибири) городе происходит постепенное уменьшение доли русскоязычного населения, которое несмотря на негативные ассимиляционные процессы постепенно размывается татарским населением, компактно заселяющим все окрестные территории. То есть происходит естественный и объективный процесс. Нагляднее всего об этом говорят цифры переписей населения. Так, если по переписи 1959 года русские в г.Октябрьский составляли 51,8% населения, то в 1979-м — 47,3%, в 1989-м — 43,6%, а в 2010 году — и вовсе 40,8%. Доля татар соответственно повысилась с 23% в 1959 году до 38,1% в 2010 году. Не забываем и о 13,3% башкир (но учитывая "традиции" переписных кампаний постсоветского периода в РБ, половина записанных башкирами, на самом деле, являются татарами). То есть, тюркоязычная часть населения города уже сегодня из меньшинства превратилась в большинство.
Это и неудивительно, учитывая, что практически всё русскоязычное население города — приезжее, из разных уголков бывшего СССР, а сам город со всех сторон окружен территорией с компактно проживающим татарским населением. Казачество с его креном в пропаганду православия, имперских традиций и т.д. — это элемент культурной политики, своебразной "мягкой силы", в данном случае, судя по всему, служащей попыткой удержания своебразного статуса кво. Ведь несмотря на то, что членами этих казачьих обществ в Башкортостане и Татарстане иногда являются и этнические мусульмане, вся идеологическая начинка в любом случае наточена именно на продвижение культа православия. Имамов, благославляющих мусульман-казаков, как и мероприятий на условный Курбан-байрам, вы там никогда не обнаружите. Хотя в свое время в казацких войсках состояли и мусульманские части.
Хутор "Сторожевой" в городе Октябрьском. Фото: vk.com/albums-69278447
Хутор "Сторожевой" в городе Октябрьском. Фото: vk.com/albums-69278447
КАЗАКИ В БОЛГАРЕ
В знаковом для татар-мусульман городе Болгаре также есть городское казачье общество "Спасское" Волжского казачьего войска.
Татарстанским "казакам" в этом году выделили сразу два президентских гранта
Появление "казаков" в Болгаре сопровождалось скандалом, когда планы местных кураторов из епархии о строительстве казачьей слободы (в месте, где никогда не было казаков — ну, разве это не логично?) встретили противодействие со стороны мусульманской общественности. Еще бы, ведь Болгар являются чуть ли не священным для татар-мусульман местом, где ежегодно устраивается "Изге Болгар җыены" (Съезд в священном Болгаре), а рядом находятся мусульманские святыни.
В этой связи примечательно отметить, что татарстанским "казакам" в этом году выделили сразу два президентских гранта. Один из них — 1 млн рублей — станице "Спасское" на организацию второго молодежного фестиваля военно-исторической реконструкции "Тысячелетие Руси. Императорская эпоха". Новоявленных казаков не обделяют своим вниманием и финансовой поддержкой и республиканские власти. Так, в 2017 году спасским "станичникам", а именно казачьему ансамблю песни и танца "Любо", выделили грант в рамках проекта "Этнофестиваль "Карнавал наций Татарстана".
Народный казачий ансамбль "Любо". Фото: vk.com/public146364239
Народный казачий ансамбль "Любо". Фото: vk.com/public146364239
Подытоживая вышесказанное, можем сказать, что наличие казачества в национальных республиках Поволжья, на тех территориях, где никогда никаких казаков не было, следует воспринимать именно как этнокультурный фактор. Soft power ("мягкая сила"). Поэтому одним из главных факторов "ряженых" в условиях национальных территорий является фактор, прежде всего, этнополитический. Ведь не имеющие с реальным казачеством никакого этнического и кровного родства исскуственные казаки под видом общественной деятельности пропагандируют православие, имперские традиции, плюс благодаря своим военнизированным регалиям вкладывают сюда и милитаристские нотки. Поэтому неслучайно, что там, где появляются казаки на несвойственных им территориях, тут как тут появляются и священники с кадилами — вместе с традиционными разговорами про царя-батюшку, веру и Отечество.
Там, где появляются казаки на несвойственных им территориях, тут как тут появляются и священники с кадилами
Проводники такого рода идеологической экспансии мало задумываются о последствиях этого шага, ведь "казакизация" несет в себе сразу несколько рисков, в том числе, и для самого государства. Во-первых, возникают резонные вопросы. Если непонятно откуда взявшимся людям можно, провозгласив себя казаками, организовать, по сути своей, военизированные организации с уклоном на одну определенную религию (а что там в статье 14 Конституции РФ об этом сказано?), то почему представителям других конфессий — нельзя? Ведь в том же Оренбургском казачестве были татарские полки (это помимо Башкирско-мещерякского войска, которое, по сути своей, также не отличалось от казацких формирований) — так почему же теперь нельзя возродить татарские и башкирские полки в виде реальных (а не потешных реконструкторских) формирований, которые также могли бы заниматься как просветительской, так и военно-патриотической работой, но уже с учетом тюркских, мусульманских традиций?
Во-вторых, усиление пропаганды одной религии может способствовать радикализации. И "ответочка" за "казакизацию" может прилететь достаточно неожиданно — в виде появления уже по-настоящему радикальных организаций. Для чего, спрашивается, в провозглашенную эпоху политической стабильности подливать масла в огонь — особенно в такой чувствительной теме как национально-конфессиональные взаимоотношения?
16x9 Image

Ильнар Гарифуллин

политолог, кандидат исторических наук

Абдуль-Гани Барадар, один из основателей движение Талибан, был назначен руководителем политического офиса талибов в Катаре на фоне переговоров с США о прекращении многолетней войны.




Абдуль-Гани Барадар, один из основателей движение Талибан, был назначен руководителем политического офиса талибов в Катаре на фоне переговоров с США о прекращении многолетней войны.
На данном изображении может находиться: 1 человек, борода и часть тела крупным планом
Ожидается, что Барадар присоединится к переговорам, которые, по-видимому, набирают обороты, между представителями талибов и посланником США в Афганистане Залмаем Халилзадом в Дохе.
Барадар, который ранее был вторым человеком в движении Талибан, помог Мулле Мухаммаду Омару, умершему в 2013 году, основать движение "Талибан" в Афганистане в 1994 году. Он занимал несколько ключевых постов правительстве Исламского эмирата Афганистан, когда талибы правили Афганистаном с 1996 по 2001 год.
После вторжения США в 2001 году Барадар бежал в Пакистан и был арестован в 2010 году в ходе операции, которая, как считается, нанесла серьезный удар по движению.
Он был освобожден из тюрьмы в Пакистане в октябре прошлого года после первой встречи в Дохе, которая никогда не была подтверждена США, между талибами и Халилзадом. Позже он присоединился к своей семье в Афганистане.
Его освобождение, по словам экспертов по безопасности, стало результатом переговоров на высоком уровне, которые вел Халилзад с талибами.
Среди аналитиков и экспертов по Афганистану в целом заметно воодушевление в связи с назначением Барадара, не в последнюю очередь потому что Барадар известен как сторонник переговоров не только с американцами, но и с режимом в Кабуле.
Дэвид Седни, заместитель помощника министра обороны США по Афганистану и Пакистану при бывшем президенте Бараке Обаме, назвал назначение Барадара «поразительным изменением ... очень хорошим предзнаменованием для мира», добавив, что он «более чем осторожно оптимистичен» в отношении результатов переговоров в Дохе.
«Десять лет назад мулла Барадар возглавил фракцию диссидентов Талибана, которая хотела мирных переговоров с правительством тогдашнего президента Хамида Карзая, - говорит Седни.
«Правительство Пакистана было против этих переговоров; они арестовали Муллу Барадара и держали его до прошлой осени в тюрьме, где он вероятно подвергался грубому обращению и, возможно, даже пыткам».
Седни говорит, что после освобождения Барадара по просьбе США «многие думали, что он уйдет в тень, но вместо этого он воспользовался раздробленным руководством талибов и стремлением многих талибов к миру, чтобы восстановить свою власть».
«Так что это серьезное изменение для талибов, и оно предвещает мир. Мулла Барадар был на стороне мира уже более десяти лет, и это признак того, что есть большие надежды», - добавил Седни.
«Многие вещи могут пойти не так, но такой надежды на мир в Афганистане почти 20 лет не было».
Помимо того, что Барадар в сравнении с другими «ястребами» Талибан считается «голубем», назначение столь высокопоставленного лидера увеличивает серьезность самих переговоров, а также значительно повышает в них роль Катара.

Гаяз Исхакый истәлеге кемгә кирәк?


https://www.azatliq.org/a/29732955.html?fbclid=IwAR2S0Tzz2Rso9O6Z9pFLQaFCPDhNxBySujlcf7GFj7Fh9q38wZAFw8DslvA

Гаяз Исхакый истәлеге кемгә кирәк?

Чистайда Гаяз Исхакый һәйкәле

Былтыр Гаяз Исхакыйның тууына 140 ел тулды. Әмма татар тормышында ул олы вакыйгага әверелә алмады. Гомерен татар дәүләтчелеге өчен көрәшкә сарыф иткән бөек язучыны рәсми рәвештә зурларга безнең татар түрәләре шүрли.
Илһам Шакиров җеназасында Миңтимер Шәймиев бакыйлыкка күчкән әдәбият-сәнгать эшлеклеләренең исемнәрен мәңгелештерергә, иҗади мирасларын кадерләп сакларга чакырды. Аның сүзләренчә, андый шәхесләрнең юбилей кичәләрен дә зур сәхнәләрдә үткәрергә кирәк. Соңгы елларда андый искә алуларны язучыларның Тукай клубында гына үткәреп җибәрү гадәткә кергән иде. Шәймиев тиздән Әмирхан Еникинең тууына 110 ел тулу тантанасын Камал сәхнәсендә уздырылачагын да хәбәр итте. Олуг әдипнең 100 еллык юбилее киң җәмәгатьчелек тарафыннан бәйрәм ителмәгән иде.
Ел башында бөек галимебез Ризаэтдин Фәхретдиннең тууына 160 ел тулуга багышланган мөрәсимнәр Әлмәттә һәм туган авылы Кичүчатта үтте. Бу елны без Татарстанда Риза казый елы дип игълан итсәк тә мөмкин булыр иде бәлки. Чөнки XX гасыр башында татар дөньясына рухи яктан иң зур йогынтыны ул ясаган. Бу җәһәттән аны фәкать Шиһабетдин Мәрҗани белән генә чагыштырып буладыр. Кичүчатта 1995 елда ачылган музей да Татнефть ярдәме белән яңа бинага күчәчәк, аны заманча технологияләр белән баетачаклар. Югыйсә ул моңарчы бик үзешчән авыл музее иде.

Гаяз Исхакыйның туган авылындагы музее 16 ел төзекләндерү көтә


Яуширмәдәге Гаяз Исхакыйның музее кебек... Исегездә булса, бөек язучының былтыр тууына 140 ел тулды. Әмма татар тормышында ул олы вакыйгага әверелә алмады. Элекке еллардагы кебек зур залларда тантаналы кичәләр үтмәде; форсаттан файдаланып урамнарны, мәйданнарны аның исеме белән атау турында, Казанда яисә Чистайда һәйкәл кую хакында да сүз кузгатучы булмады. Матбугатта аптыраулы язмалар чыкканнан соң, җәмәгатьчелектә тыенкы ризасызлык уянганын сизеп, февраль аенда ук дөньяга килгән Исхакыйның юбилеен артык тавышланмый гына көз көне Галимҗан Ибраһимов исемендәге Тел, әдәбият һәм сәнгать институтында "халыкара конференция" кысаларында үткәреп җибәрделәр. Анысына да рәхмәт.
Гомерен татар дәүләтчелеге өчен көрәшкә сарыф иткән Исхакыйны рәсми рәвештә зурларга безнең татар түрәләре бүген шүрли, әлбәттә. Патша вакытында ук төрмәләрдә утырган, сөргендә яшәргә мәҗбүр ителгән мәшһүр әдип, бөтен төрки дөньяга танылган җәмәгать эшлеклесе "советлар иле" дип аталган Русиядә дә татарлар өчен иң куркыныч дошман дип игълан ителгән иде. Үзгәртеп кору чоры башлангач та өстән кушу буенча аны хурлаган мәкаләләр матбугатта чыгып, җәмәгатьчелектә кызу бәхәсләр кузгалды. Әмма мондый бөек исемне, затлы иҗатны андый көчәнүләр белән генә инкарь итеп булмый иде инде. Акрынлап аның төп әсәрләре кабат халкыбызга кайтарылды. Ләкин алар кызганычка татар күңелендә инкыйлаб куптара алмады. Аны җентекләп укырлык, аңларлык, җанына сеңдерерлек укучылар бик аз калган иде инде. Һәрнәрсәнең үз вакыты. Иң беренче булып нәшер ителгән "Зиндан" җыентыгының озак еллар кибеттә тузан җыеп ятуын тагын ничек аңлатасың?
Рәсми даирәләрнең Исхакыйга мөнәсәбәтен күзаллап илдәге сәяси-иҗтимагый вазгыятьнең ниндилеген чамалап була
Әмма ничек кенә булмасын, Исхакыйның исемен халыкка кайтару эше дәвам итте, туган авылы Яуширмәдә 1993 елда музей ачылды, анда ике ел саен "Исхакый укулары" уза башлады, архивы илгә кайтты, иң мөһиме унбиш томлык сайланма әсәрләре нәшер ителде. Гомумән алганда, рәсми даирәләрнең Исхакыйга мөнәсәбәтен күзаллап илдәге сәяси-иҗтимагый вазгыятьнең ниндилеген чамалап була.
Исхакыйның әдәби иҗаты шулкадәр олы, тирән; ул язган әсәрләрнең хәзер дә әдәбиятыбызга, сәнгатебезгә күпмедер тәэсир итми калуы мөмкин түгел. Былтыр Камал театрында аның берничә әсәренә нигезләнеп "Тормышмы бу?", Кариев театрында мәгълүм хикәядән файдаланып "Кәҗүл читек" спектакльләре сәхнәдә куелды.
Әлбәттә, бүген, патшаларны, императорларны һәр төрле попларны пьедесталларга күтәргәндә, православие яңадан дәүләт диненә әверелә барганда, шул ук вакытта Сталинга әледән-әле мәдхияләр явып торганда – империализм шулай шаккатырлык кыяфәтләргә керә! – милли азатлык өчен көрәшкән Исхакый, хәзергечә әйтсәк, бу форматка һич тә туры килми. Безнең халыкта бер гыйбрәтле мәкаль бар бит: "Иртә уңмаган кич уңмый, кич уңмаган һич уңмый".
Бераздан "Исхакый укулары" өзелде (әлеге чараны башта ук "Исхакый сабаклары" дип атарга кирәк булгандыр), Яуширмәдәге музейның да аяныч хәле беркемгә дә сер түгел иде инде. Бер тапкыр да төзәтү-сипләү эшләре башкарылмавы, экспозициясенең яңартылмавы, яңа әсбаплар өстәлмәве җәмәгатьчелеккә билгеле иде. Чүп өстенә чүмәлә дигәндәй, җәй көне көпә-көндез музей-йортның янәшәдәге корылмалары да янып киткән. Шунысын да әйтергә кирәк, Татарстан Милли музееның филиалы булганда азмы-күпме игътибар күрсәтелсә дә, 2014 елда Чистай дәүләт тарихи-архитектура һәм әдәби музееның бүлегенә әверелгәч, һәр татар өчен газиз булырга тиешле әлеге урын бөтенләй ташландык хәлдә калды дисәк тә хакыйкатькә артык хилафлык китермәбез. Нәтиҗәдә музейны зиярәт итүчеләр дә бик аз. Авыл читеннән музейга кадәр салынган юл авыр техника йөрүе сәбәпле бөтенләй ватылып беткән, монда зур автобуслар керә алмый. Исхакый туган авыл туристик маршрутлардан читтә кала.

"Исхакый – сатлыкҗан дигән сүзләр ешрак ишетелә башлады"


Бер карасаң, моңа гаҗәпләнәсе дә түгел, республиканың ике дистәләп авыл-районында татар халкының күренекле шәхесләренә арналган музейларның барысы да диярлек мескен хәлдә. Аларның берсе дә бүгенге заман таләпләренә җавап бирми. Күрәсең, өстәге түрәләр татарның музейлары да милләтнең үзе кебек үк үткән заманда калырга тиеш дип уйлыйдыр.
Исхакый музее тирәсендә күпмедер шау-шу купкач, төрле даирәләр аның киләчәктәге торышы турында уй-фикерләрен белдерә башлады. Мәдәният министрлыгы да кымшанды, Дәүләт шурасы да әлеге мәсьәләгә битараф калмады: мәгариф, мәдәният, фән һәм милли мәсьәләләр комитетында төрле белгечләр катнашында җыелыш узды. Чистай хакимияте музейга карата мөнәсәбәтен алдан ук белдергән иде инде: алар, музейга килүчеләрнең аз булуын сәбәп итеп аны Чистайның үзенә күчерергә кирәк, диләр. Шәһәр үзәгендә аңа яраклы бина да бар икән. Беренче карашка Чистай түрәләренең нияте изге – алар Исхакыйның иҗаты, тормыш юлы белән күбрәк халыкны таныштырырга тели кебек. Ләкин ниятнең артында һәрвакыттагыча акча галиҗәнапларының шәйләнүен дә күрми мөмкин түгел.
Президент карары белән әлеге музей 2019 елга капиталь ремонт үткәреләсе биналар исемлегенә кертелгән.
Әлбәттә, Исхакыйның туган авылындагы музеен саклап калу зарур. Ләкин ул хәзерге Чистай җитәкчелегенә кирәкми. Шуңа күрә аның статусын яңадан Татарстан милли музееның филиалы итеп үзгәртү максатка ярашлы булыр иде. 
Чистайның үзенә килгәндә, җитәкчеләр дә "атлыгып" торганда, анда күптән Татар милли-мәдәни үзәге булдырырга вакыт инде. Югыйсә, әлеге шәһәрдә йөргәндә сәер хисләр кичерәсең: татарның эзе бар, ә үзе юк кебек. Татарстан каласымы соң бу? Әгәр милли-мәдәни үзәк оешса, музей да шунда урнаша алыр иде. Чистай бит Исхакый белән генә данлыклы түгел, андагы атаклы ишан Закир Камали (1804-1893) җитәкләгән "Камалия" мәдрәсәсе генә дә ни тора. Менә анда белем алган шәхесләрнең кайберләре: Гыйлман Кәрими (1841-1902) – ахун, нәшир; Ризаэтдин Фәхретдин (1859-1936) – мөфти, галим; Гариф Бадамшин (1865-1939) – Русия думасының I-нче һәм II-нче чакырылыш депутаты; Галиәсгар Гафуров (Чыгытай) (1867-1942) – язучы, мулла; Фатыйх Кәрими (1870-1939) – язучы, җәмәгать эшлеклесе; Харис Фәйзи (1871-1933) – мәгърифәтче; Фуат Туктаров (1880-1938) – публицист, җәмәгать эшлеклесе; Салих Баттал (1905-1995) – шагыйрь. Исхакый үзе дә биредә укыган.
Ләкин Чистайда әлеге бөек исемнәрне мәңгеләштерү түгел, киресенчә, татар эзләрен дә юкка чыгару эше бара. 2013 елда "Камалия" мәдрәсәсенең бинасы янып киткән (тагын янгын). Шул сәбәп белән әлеге борынгы кызыл кирпечтән салынган бинаны бөтенләй сүтеп ташлаганнар. Закир ишанның мәчете дә җимерек хәлдә, тиздән аның да янып китүе бар. Чистай татар зиратында исә Камаловлар нәселенең кабер ташлары ватылып, аунап ята. Аларга гына түгел, татарның тулаем мәдәни мирасына шундый мөнәсәбәт хөкем сөрә Чистайда. Урыска ул кирәкми, ә урыслашкан татар инде бабаларының мирасын үзенеке дип танымый, күрәсең.

"Исхакый турында теркәлмәгән хатирәләр бар"


Бу җәһәттән Гаяз Исхакыйның васыяте хәтергә килә. Ул "Җыен" нәшриятында "Шәхесләребез" сериясендә чыккан "Гаяз Исхакый" (2011) дигән китапта беренче тапкыр безгә килеп иреште. Кайда җирләнәсе килүен бөегебез төгәл, анык язып калдырган: "Үлемем кайда булса булсын, ислам әхвәлендә җеназа укылып, ислам мәзаратында җирләнсен. Әгәр ватаным кяферләрдән азат ителсә, җәсәдемнең калдыгы туган илемдә, Казан шәһәренең мөселман зиратында, мөмкин булса, Шиһабетдин Мәрҗани, Габделкаюм Насыйри, Һади Максуди, Габдулла Тукайның каберләре янына куелсын".
Әлбәттә, Гаяз Исхакый җәсәденең бәкиясе (ул үзе шул гыйбарәне куллана) сәяси ихтыяр җитеп туган илгә кайтарылса, аңа Иске зиратта урын табарлар иде.
Тик шарты бар шул. Әлегә ул Истанбулның Әдәнәкапы зиратында ята. Ерак та түгел өстенә Сөембикә манарасы куелган Йосыф Акчура кабере.
Ркаил Зәйдулла 
язучы

Суд о запрете толкования Корана напомнил о проблемах со списком экстремистских материалов

https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/330645/?fbclid=IwAR2UCZA_62wakNh8lyhNEomm665EXMHFzE0Y6RR3dv4g-BkAdrnxqjOW4KQ


22 января 2019, 06:37

Суд о запрете толкования Корана напомнил о проблемах со списком экстремистских материалов

Прокуратура в Самаре потребовала через суд признать экстремистскими материалами мусульманскую литературу, среди которой оказалась книга с толкованием Корана в переводе азербайджанского религиозного философа Эльмира Кулиева. Переводы классических трудов по исламскому богословию не могут быть признаны экстремистскими, заявили опрошенные "Кавказским узлом" исламоведы. Проблема с внесением религиозной литературы в список запрещенной нередко связана с перегибами со стороны силовиков и может приводить к росту радикальных настроений, считают они.
Прокуратура потребовала запретить толкование Корана в переводе Кулиева
Красноглинский районный суд Самары 21 января в третий раз заново начал рассмотрение административного дела по иску прокуратуры Самарской области о признании ряда мусульманских книг экстремистскими материалами, поскольку в дело вступило новое заинтересованное лицо, сообщается в карточке дела на сайте суда.
Согласно иску заместителя прокурора Самарской области (копия документа имеется в распоряжении "Кавказского узла"), прокуратура просит признать экстремистскими материалами издание "Комментарий к Великому Корану Мухтасар (сокращенный) "Тафсир аль Куран аль-Азым" Абу-ль-Фидаа Исмаила ибн Умара ибн Касира ад-Димашки" (Махачкала, Издательство «Китаб», 2013−2014 (тома 2 и 3)), издание "Абд ар-Рахман бин Насир. Толкование Священного Корана "Облегчение от Великодушного и Милостивого": Смысловой перевод Корана на русский язык с комментариями Абд ар-Рахмана ас-Саади: в 3 томах / Перевод с арабского Эльмира Кулиева (Москва, Эксмо: Умма, 2014 (тома 1 и 3)). Еще в число запрещенных прокуратура просит включить 10 брошюр "Значение и смысл Корана (SKD Bavaria Verlag & Handel GmbH, 1999)".
Эти книги, по данным прокуратуры, изъяты в ходе оперативно-розыскных мероприятий в молельном доме религиозной группы «Джамаат Красный Пахарь» в поселке Красный Пахарь в Самаре и хранятся в региональном управлении ФСБ. Дата проведения спецоперации и другие ее детали не уточняются.
Силовики обнаружили в поселке Красный Пахарь Красноглинского района Самары подпольный молельный дом, в котором находилось около двух килограммов вещества, похожего на взрывчатку. Молельный дом не был зарегистрирован как культовое учреждение и не контролировался Духовным управлением мусульман Самарской области. В момент, когда силовики проникли в помещение, в нем совершали молебен 53 человека, пишет со ссылкой на источники в правоохранительных органах "Коммерсант". Спецоперация проводилась 29 апреля 2016 года, когда силовики проверяли информацию о том, что в одном из домов микрорайона собирается ячейка салафитов, исповедующих радикальное направление ислама, уточняет самарское издание "ВКонлайн". Сведений об изъятии тогда религиозной литературы не сообщалось.
Прокуратура со ссылкой на лингвистические исследования УФСБ по Самарской области отмечает, что в книгах содержатся высказывания экстремистского характера, направленные на возбуждение ненависти, вражды либо розни по признаку отношения к религии в отношении групп «иудеи», «христиане», «неверующие».
Помимо этого, в иске прокуратуры указывается, что был опрошен имам-хатыб Самарской соборной мечети Наиль Сулейманов, который показал, что изъятая «литература направлена на изменение и подмену ценностей читателя, ожесточение и ненависть в отношении представителей иных религиозных конфессий». Со ссылкой на антиэкстремистское законодательство прокуратура просит суд признать книги экстремистскими, за исключением содержащихся в них цитат из Корана.
Защита книгоиздателей заявила об абсурдности подозрений в экстремизме
Защитниками издательств, выпустивших эти книги, в суде стала группа адвокатов-мусульман Руслан Нагиев из Казани, Саид-Магомед Чапанов из Грозного, Равиль Тугушев из Саратова и Марат Ашимов из Саранска. Об этом корреспонденту "Кавказского узла" сообщил Руслан Нагиев.
В отзыве на иск прокурора адвокаты настаивают на том, что утверждение прокурора «о возбуждении ненависти, вражды либо розни» к представителям иных конфессий в тексте тафсиров (толкований Корана) не соответствует фактическим обстоятельствам дела.
«В вопросе о превосходстве мусульман над не мусульманами не учитывается тот факт что все авраамические религии, традиционные для народов Российской Федерации, проповедуют превосходство своих адептов над представителями других конфессий. Христиан над не христианами, иудеев над не иудеями. В мире нет ни одной религии или идеологии не противопоставляющей своих последователей другим людям. Само по себе утверждение о превосходстве адептов одной конфессии над адептами других конфессий экстремизмом не является, - заявил Нагиев. - Доказывая истинность иудаизма перед другими конфессиями, иудеи ссылаются на Тору и Талмуд, доказывая истинность христианства над иудаизмом и исламом христиане ссылаются на Ветхий и Новый Завет, а также на правила Вселенских соборов. Однако никто не говорит о том, что все вышеназванные книги призывают к экстремизму».
Выводы специалистов о присутствии элементов экстремизма в оспариваемых исламских книгах, сделанный на основе текста тафсиров, содержат "абсурдные суждения", считает адвокат. К тому же, по его словам, тафсиры содержат фрагменты на арабском языке, которые не могли оценить те, кто не владеет арабским языком.
Также аргументом противников запрета тафсиров является то, что в принципе такой подход противоречит судебной практике запрета богословской литературы, в частности, апелляционному определении краевого суда Краснодарского края на решение Октябрьского районного суда Новороссийска от 17 сентября 2013 года об отмене запрета на перевод Корана, выполненного Кулиевым.
В 2013 году мусульманская общественность добилась отмены решения суда о признании экстремистской книги Эльмира Кулиева "Смысловой перевод священного Корана на русский язык", которое принял Октябрьский райсуд Новороссийска по иску транспортной прокуратуры города. На решение суда были поданы четыре жалобы – адвоката Мурада Мусаева - представителя переводчика Корана Эльмира Кулиева, адвоката из Саратова Равиля Тугушева, муфтия Адыгеи и Краснодарского края Аскарбия Карданова и группы мусульман Саратовской области. Спустя три месяца решение райсуда было отменено Краснодарским краевым судом.
Ранее, 21 марта 2012 года, Ленинским районным судом Оренбурга было вынесено решение о признании экстремистскими 65 материалов об исламе.  В список экстремистских материалов, согласно решению суда, был включен труд азербайджанского ученого, автора перевода Корана на русский язык Эльмира Кулиева "На пути к Корану".
В иске прокуратуры единственным аргументом в пользу запрета служат данные экспертизы, которая сама по себе слабая и неосновательная, считает адвокат Марат Ашимов. «Выводы экспертизы приведены очень кратко... Имеется лингвистический анализ и психологическое заключение, которое выглядит крайне субъективным. Никакой религиоведческой оценки нет. Вообще есть сомнения, что эксперты ознакомились со всеми 15 томами трех тафсиров и смогли вдумчиво их прочесть», - сказал он "Кавказскому узлу".
Ашимов указал, что о причинах проведения оперативно-розыскных мероприятий в джамаате «Красный Пахарь» мало сведений. «Это была независимая религиозная группа, которая отказывалась действовать под эгидой местного духовного управления, подчинявшегося, в свою очередь, Центральному духовному управлению мусульман России в Уфе во главе с Талгатом Таджуддином. Кому-то это не понравилось, и силовики пришли с обыском, изъяли литературу и якобы нашли взрывчатые вещества. По моим данным, никого из джамаата не привлекли к ответственности, просто молельную комнату закрыли», - рассказал адвокат.
Совет муфтиев России выступил в защиту настольной книги многих имамов
Совет муфтиев России (СМР) выразил свое негативное отношение "к необъективным и в известной мере непрофессиональным оценкам некоторых экспертов в отношении перевода «Толкования Священного Корана», составленного Абдуррахманом ибн Насиром Ас-Саади (пер. Э.Р. Кулиев, изд-во "Умма")", говорится в заявлении за подписью муфтия Равиля Гайнутдина, опубликованного на сайте СМР 17 января.
"Книга «Толкование Священного Корана» на протяжении более чем десяти лет использовалась в качестве вспомогательной литературы в мусульманских учебных заведениях, а также является настольной книгой у многих имамов и преподавателей и зарекомендовала себя с положительной стороны", - отмечается в заявлении.
Поэтому СМР ходатайствует против включения книги «Толкование Священного Корана» в список экстремистских материалов.
Кроме того, в заявлении говорится о том, что целесообразно осуществлять не только психолого-лингвистическую экспертизу, но и «необходимо проводить также и религиоведческую экспертизу с привлечением богословов, религиоведов и экспертов в данной области".
"Привлечение же некомпетентных специалистов и экспертов, в том числе и по мусульманской тематике, может привести к обратному эффекту, в обществе могут назреть конфликты на межрелигиозной и межнациональной почве", - сказано в заявлении СМР.
Книгоиздатель рассказал о книгах, которые стали предметом иска прокуратуры
В иске речь идёт о тафсире арабского ученого Абд-ур-Рахмана ас-Саади, перевод которого выполнен на русский язык Эльмиром Кулиевым, сообщил "Кавказскому узлу" книгоиздатель мусульманской литературы Асламбек Эжаев, чьё издательство "Умма" выпустило эту книгу.
«После изъятия литературы у джамаата «Красный Пахарь» силовики хотели с ходу, чтобы суд признал отобранные материалы экстремистскими. Но судья назначила экспертизу», - рассказал Эжаев.
Ему неизвестны мотивы силовиков, выбравших эти книги для включения в список экстремистских материалов. «Поводом может стать что угодно, в первую очередь, желание показать «успешную борьбу с экстремизмом» в своем регионе ради "палки" в отчетности», - считает книгоиздатель.
В настоящее время из десяти книг серии «Исламская библиотека» издательства «Умма» запрещено восемь, отметил он. «Если запретят тафсир ас-Саади, в серии останется только одна легальная к распространению книга», - посетовал Эжаев, уточнив, что переводчик тафсиров Эльмир Кулиев - светский человек, кандидат философских наук, директор департамента геокультуры Института стратегических исследований Кавказа в Азербайджане, и никакой «репутации радикала» у него нет и не было.
Эжаев решительно выступает против практики запретов какой-либо литературы, считая, что списки «экстремистских материалов» должны быть аннулированы. «Мне не нравится в целом ситуация, когда существует список экстремистских материалов, в который... уже включено большое количество мусульманской, в том числе чисто богословской литературы. Вместо того чтобы защищать в судах право на печатание и распространение литературы, я бы предпочел, чтобы списка запрещенных книг не было вообще. Нужно запретить запрещать литературу. Нет списка — нет проблем», - заявил он.
Практика запретов приведет к тому, что любого человека, у которого обнаружится запрещенная литература можно будет привлекать к ответственности, включая уголовную, если будут доказывать ее распространение, считает книгоиздатель. «Либо другой вариант: литературы вовсе не будет, и никто не будет заниматься просвещением и образованием. В советское время уже такое было. Даже Коран опасались хранить дома. И не факт, что завтра даже общепринятые в российском мусульманском сообществе книги по вероучению и фикху не включат в состав экстремистских материалов», - отметил он.
Что касается двух других тафсиров, которые предлагает запретить самарская прокуратура, то о них известно мало. «Один из них издан на русском языке в Германии ещё в 1990-е годы и стал библиографической редкостью. Если захочешь, нигде не закажешь. А перевод тафсира средневекового исламского ученого ибн Касира выполнен энтузиастами и издан в Махачкале. Но я его не читал и о его качестве не берусь судить», - пояснил Эжаев.
В фигурирующих в иске прокуратуры тафсирах признаков экстремизма не обнаружено, говорится в заявлении, опубликованном 21 января на сайте информационно-аналитического центра "Сова".
"Мы не имели возможности ознакомиться со всеми сочинениями, вызвавшими нарекания у самарской прокуратуры, однако в фигурирующих в иске тафсирах признаков экстремизма мы не нашли. Подобные иски являются следствием наличия в определении экстремистской деятельности такого элемента как "пропаганда превосходства человека по признаку отношения к религии", который трактуется правоохранительными органами и судами чрезмерно широко, фактически создавая возможность для запрета любой религиозной литературы. На наш взгляд, соответствующую формулировку в законе о противодействии экстремизму необходимо изменить", - отмечается в сообщении.
Запрет исламских книг сужает поле для исламского образования на русском языке
В свою очередь, доцент РГГУ, исламовед Игорь Алексеев заявил "Кавказскому узлу", что выступает против запрета любой литературы в принципе. "Сама практика запретов литературы абсурдна и ведет только к увеличению радикальных настроений. Она не может бесконечно продолжаться. Необходимо менять эту систему запрещений. В вопросах запрета исламских книг налицо произвол силовиков, которые манипулируют законом. Тем более закон позволяет это делать. В первую очередь, надо отменить сам список запрещённых материалов. Любая литература, не только мусульманская, не должна быть запрещённой... Необходимо бороться юридическими методами с практикой запретов литературы, апеллируя именно к нарушению основных прав и свобод человека, закрепленных в Конституции РФ», - считает он.
По словам Алексеева, запрет исламских книг сужает и без того не очень широкое поле для исламского образования на русском языке. «Не так много переводов тафсиров на русский язык. Кулиев - один из немногих авторов, который переводит различные источники ислама на русский язык. Конечно же, тафсир считается такого рода источником. И перевод, к примеру, тафсира ас Саади можно найти во многих мечетях и медресе, в том числе и на Кавказе и на юге России», - указал он.
Алексеев затруднился сказать, вступится ли за эти тафсиры глава Чечни Рамзан Кадыров и лидеры других мусульманских регионов России. «Но уже хорошо, что своё слово в защиту тафсиров сказал муфтий Равиль Гайнутдин. Столь однозначных заявлений СМР в защиту литературы я давно не слышал. Ранее по отдельным запретам также были заявления, но с меньшей категоричностью», - пояснил он.
12 августа 2015 года Южно-Сахалинский горсуд признал экстремистским изданием книгу "Мольба (дуа) к Богу: ее значение и место в Исламе", которая состоит из перевода аятов Корана и изречений, приписываемых пророку Мухаммаду. Копия решения суда была распространена 8 сентября в Интернете и вызвала недовольство мусульман в России. Глава Чечни Рамзан Кадыров подал жалобу на судебное решение, по результатам рассмотрения которой 5 ноября Сахалинский облсуд отменил решение суда первой инстанции. Представитель Кадырова требовал привлечь к ответственности судью горсуда Южно-Сахалинска и прокурора, которые узаконили спорное решение.
Исламовед не исключил и коррупцию при определении тех или иных запретов. «Местным силовикам с одной стороны нужны "палки" для отчетности, а отдельным местным деятелям от религии — устранение конкурирующей структуры. По большому счету, из центра нет необходимости спускать команду о каком-то запрете. Возможно, если бы была служебная проверка из Москвы стараний местных силовиков, она могла бы дать другие результаты», - полагает Алексеев.
Оценкой приемлемости религиозных книг должны заниматься профессионалы
Проблема экстремизма в текстах существует, считает замдиректора Института востоковедения РАН, руководитель Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Аликбер Аликберов. «Тем более в списке экстремистских материалов большую часть сейчас составляют фашистские публикации. Хотя есть и литература религиозных групп. Помимо мусульман много изданий родноверов, Свидетелей Иеговы* и других», - сказал он "Кавказскому узлу".
В разделе "Справочник" "Кавказский узел" опубликовал общероссийский список материалов, признанных судом экстремистскими.
Говоря о запрете классической исламской литературы, Аликберов указал на два важных аспекта. «Переводы классических трудов по исламскому богословию, конечно, являются историческими документами и невозможно вымарывать те части текста, которые кому-то могут показаться экстремистскими. В России на обывательском уровне и не только есть ряд терминов и выражений ислама, которые рассматриваются специфично, как несущие некую опасность. Например, слова «Аллаху Акбар!» иногда людей пугают. А между тем они означают «Бог Велик» и произносятся мусульманами в каждой молитве. Более того, и христиане-арабы Сирии, Ирака, Палестины, Египта используют эти же слова для возвеличивания Бога в своих церковных службах", - рассказал он.
Другой аспект, по его словам, в том, что есть необходимость адаптировать тексты к современному восприятию. "Особенно те моменты, которые могут быть усвоены буквалистски какой-то частью верующих, как то вопросы наказаний за грехи, противостояния с представителями других общин и прочее. Эти темы нельзя понять без уяснения временного и пространственного контекста», - отметил Аликберов.
Он указал на то, что переводы классических книг исламской теологии и правоведения нужно производить коллективом специалистов в разных областях исламоведения с научными комментариями. «В настоящее время появились люди, которые, владея в какой-то мере арабским языком, думают, что могут перевести сложные богословские тексты. Но как говорил мой учитель: для александрийских амбалов арабский язык - родной, но из этого не следует, что они равны шейхам Аль-Азхара», - с иронией сказал Аликберов.
По его мнению, заниматься оценкой качества и приемлемости книг должны специальные независимые экспертные организации, в которые бы входили адекватные и профессиональные люди. «Сейчас экспертизу по исламской литературе, в частности, поручают кому попало. Почему-то решили, что исламоведение - это такая сфера, где можно использовать как экспертов людей без соответствующего образования и квалификации. Именно некомпетентные экспертные заключения и создают проблему неприемлемого запрета сакральной литературы», - считает Аликберов.
Отношение к толкованиям Корана должно быть нейтральным
В сфере экспертиз исламских текстов есть "однозначный непорядок", полагает заместитель директора "Кунсткамеры", исламовед и арабист, профессор Ефим Резван.
«Существующий список экстремистской литературы должен быть рассмотрен специалистами-исламоведами. Но, увы, к нам не обращаются. Система запретительная функционирует по своей программе. Прокуратура и суды имеют свой круг «прикормленных» экспертов. Зачем отсылать на экспертизу куда-то в Кунсткамеру, в Санкт-Петербург, когда есть местные «Петя» или «Вася», которые накропают экспертное заключение, при этом нужное в данной ситуации. Если нужен обвинительный уклон — его выдадут. Если наоборот, то дадут заключение, что это «памятник мировой культуры» и никакого экстремизма», - считает ученый.
По его мнению, запрет именно религиозной литературы - тема очень чувствительная. «Для кого-то эти авторы - непонятные восточные имена, а для кого-то эти имена являются духовными авторитетами, и в их текстах они видят смысл своей жизни. И если в рамках государства кого-то из таких авторитетов объявляют врагом, то возникает положение, при котором люди, которые почитают этот авторитет, становятся врагами государства. Таким образом, из-за необдуманного решения какого-то органа государство плодит себе врагов. Поэтому тема запретов богословских книг нуждается в особом рассмотрении где-то на высшем уровне», - сказал Резван "Кавказскому узлу".
Он отметил, что тафсиры рассматриваются как исторические документы разных эпох, и отношение к их тексту должно и может быть нейтральным. «Это же самое можно отнести к любой другой религиозной литературе. Ведь если, скажем, взять текст Ветхого Завета, то там можно легко найти страницы с призывом к межконфессиональной, межнациональной или к какой-нибудь другой розни. Поэтому само отношение к этим текстам должно быть нейтральным. Ситуация же с классическими трудами исламского богословия складывается так, что в последние десятилетия к ним обращаются, их цитируют и представители «джихадистских» группировок для оправдания своих действий. Но при этом сами же исламские ученые, к примеру Аль-Азхара, дают опровержение доводам джихадистов, указывая на историческую обусловленность этих письменных памятников. И проблему не решит отказ от публикации. Наоборот, надо публиковать, но сопровождать труды классических знатоков ислама грамотным введением и научными комментариями», - уверен Резван.
В разделе "Справочник" "Кавказского узла" опубликованы материалы "Ислам в России" и "Коран"
* – Организация признана экстремистской, ее деятельность в России запрещена по решению суда.
Автор: Рустам Джалиловисточник: корреспондент "Кавказского узла"

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/330645/?fbclid=IwAR2UCZA_62wakNh8lyhNEomm665EXMHFzE0Y6RR3dv4g-BkAdrnxqjOW4KQ
© Кавказский Узел

суббота, 26 января 2019 г.

Телефоны ставят на учет: зачем нужна регистрация всех мобильных в России

https://www.rbc.ru/politics/25/01/2019/5c49cc299a7947660f6924b6?utm_source=fb_rbc&fbclid=IwAR1hmre5eOoA3q9hrjTxnq2dLPfIKr-hM6Xt4WHgchMtYmlblWxD9hZk4J4
Телефоны ставят на учет: зачем нужна регистрация всех мобильных в России
В Совфеде подготовили законопроект, который вводит платную регистрацию всех устройств, работающих в сотовых сетях, — от мобильного до счетчиков ЖКХ

Фото: Сергей Расулов / РИА Новости

Сенаторы предложили с 1 февраля 2020 года ввести в России платную регистрацию всех мобильных устройств с выходом в интернет по международному ​​идентификатору мобильного оборудования (International Mobile Equipment Identity, IMEI). Соответствующий законопроект (есть у РБК) разработала первый замглавы комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Людмила Бокова с группой парламентариев. В ближайшее время документ будет внесен в Госдуму.

Курирующий цифровые технологии вице-премьер Максим Акимов заявил, что правительство поддерживает регистрацию в России всех мобильных устройств с выходом в интернет по IMEI, но выступает против того, чтобы этот процесс был платным. 

Что предложили сенаторы

Законопроект предлагает обязать производителей и импортеров регистрировать мобильные устройства по номеру IMEI. Физические лица смогут самостоятельно зарегистрировать купленные за границей гаджеты на сайте госуслуг. Речь идет не только о телефонах, но и о планшетах, ноутбуках и других устройствах. «Обсуждается возможность распространения этого правила на все устройства, в том числе датчики (используются, например, в счетчиках электроэнергии и воды), которые, так же как и мобильный телефон, должны иметь серийные номера», — пояснила Бокова.

Услуга будет платной, но ее цена не превысит 100 руб., говорит Бокова. Данные об IMEI-кодах будут храниться в базах Научно-исследовательского института систем связи и управления (ЦНИИС), подведомственного Россвязи. Размер платы за регистрацию для импортеров и производителей будет определять правительство, подчеркнула сенатор.

Операторов сотовой связи обяжут блокировать устройства, не разрешенные для работы в сетях, по IMEI. Согласно проекту, будет создана центральная база этих номеров. Она будет синхронизироваться с международной базой данных ассоциации GSMA.

Зарегистрировать купленный за рубежом новый телефон нужно будет в течение нескольких месяцев. Иначе устройство будет заблокировано. «Оператор связи должен предупредить, возможно не единожды, о том, что используемое устройство требует регистрации, и, если этого не произойдет, тогда через некоторое время он может быть заблокирован», — сказала РБК Бокова.

Заблокировать телефон можно будет и в случае кражи.

Для уже используемых телефонов авторы законопроекта планируют «амнистию», которая продлится от трех до пяти лет, после чего их надо будет обязательно зарегистрировать.

Под действие закона не попадут роумеры — въезжающие в Россию иностранцы, которые пользуются сим-картами зарубежных операторов.

Предполагается создание нескольких списков устройств. В черный попадут похищенные, незаконно ввезенные, блокированные по запросу силовых ведомств телефоны, в белый — полностью функционирующие устройства в сетях сотовой связи, в серый список и список исключений — временно функционирующие телефоны на период проверки законности ввоза и покупки.


Людмила Бокова (Фото: Илья Питалев / РИА Новости)
Для чего нужна единая база мобильников

Закон должен решить проблему кражи мобильных устройств, ввоза контрафактных телефонов и помочь идентифицировать устройства, которые используют для общения террористы, утверждают его авторы. Совокупный объем потерь бюджета России от неуплаты налогов при нелегальном или неучтенном ввозе мобильных устройств достигает 16,6 млрд руб., отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

Сейчас любой телефонный звонок или выход в интернет идентифицируются в сети оператора связи по нескольким параметрам, сказала РБК автор законопроекта. «По абонентскому номеру, по номеру сим-карты, по номеру базовой станции, которая обслуживает абонента в конкретный момент времени, и по номеру самого устройства», — сообщила она. Таким образом, IMEI записывается в сети оператора связи как один из идентификаторов звонка или входа в интернет. «Спецслужбы просто смогут эффективнее пользоваться техническими возможностями. Делая один из идентификаторов (IMEI) более достоверным, повышается достоверность всей информации​», — уточнила сенатор.

При этом введение нового закона не повлияет на работу ни мессенджера Telegram, ни VPN-программ. Доступ к зашифрованным протоколам останется закрытым, уточнила Бокова.

Что говорят эксперты и участники рынка

«Основной задачей этого законопроекта должна быть борьба с телефонными кражами​. Эффективных механизмов для борьбы с оборотом краденых телефонов пока нет, и законопроект действительно может решить проблему, так как вору не будет смысла красть телефон, который можно заблокировать дистанционно», — пояснил представитель Российской ассоциации товаропроизводителей электроники (РАТЭК) Антон Гуськов. По его словам, под действие законопроекта подпадают все устройства, оснащенные сим-картой​. «То есть устройства для «умного» дома, банкоматы, сигнализации также потребуется регистрировать и вносить в базу данных», — отметил он. При этом, по мнению Гуськова, законопроект требует разработки большого количества подзаконных актов, и, если он вступит в силу в 2020 году, есть риск, что норма в указанный срок не заработает.

Участники рынка в целом поддержали инициативу, но указали на то, что при ее введении нельзя спешить. Представитель пресс-службы «МегаФона» Дмитрий Лукьянчиков считает, что она поможет более точно идентифицировать абонентские устройства и блокировать их для снижения уровня преступлений, хищений и контрабанды. «Концепция была разработана с учетом мировой практики, и ее реализация предусматривает наиболее благоприятный формат для пользователей. Покупатели аппаратов получат возможность проверки их статуса в момент приобретения», — сказал он. Техническая возможность проверки данных об IMEI есть уже сейчас, но потребуется донастройка сети. «Необходимо провести тесты, пилотный проект с участием операторов связи и ЦНИИС», — считает Лукьянчиков. По его словам, только после тестов станет ясно, успеют ли операторы донастроить сети к 2020 году.

«С точки зрения качества связи инициатива по регулированию IMEI полезна. Такой подход применяется регуляторами в других странах присутствия компаний группы», — сказала представитель «ВымпелКома» (бренд «Билайн») Анна Айбашева. Однако «внедрение подобной инициативы должно проходить поэтапно, без стрессов для рынка». Окажется ли стрессом для операторов обязанность отключать абонентов с неподтвержденными IMEI от сети уже с 2020 года, она не уточнила. Представитель «Т2 РТК Холдинга» (Tele2) указал на необходимость изучить и учесть опыт других стран. Представитель МТС отказался от комментариев.

Авторы: Евгения Кузнецова, Александра Посыпкина.