ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

среда, 9 мая 2018 г.

Хәрби Шуро — прерванная история Татарской Национальной армии. Как мусульмане спасли революцию

https://www.idelreal.org/a/harbi-shuro-chat-odin-1917/28942153.html




Революция 1917 года открыла огромное окно возможностей, в том числе, и позволила поднять вопрос о реализации давно назревших планов по строительству самоуправляемых мусульманских воинских соединений, объединенных в единую структуру. Так, к примеру, основную прослойку среди армейских офицеров-татар составляло национальное студенчество, имевшее низшие офицерские звания, но в то же время благодаря революции вкусившее, наконец, сладкий воздух свободы — это побуждало их брать судьбу нации в свои руки.
Большую роль в тех событиях сыграл Ильяс Алкин.
Ильяс Алкин
Ильяс Алкин
Ильяс Алкин был из семьи известных татарских дворян. Его отец адвокат Саид-Гирей Алкин был в свое время членом ЦК партии "Иттифак" и депутатом I созыва Госдумы. После революции 1905 года он был лишен возможности последующего избрания. Ильяс Алкин поступает в Петроградский Политехнический институт и прямо оттуда его призывают в артиллерийское училище — идёт Первая мировая война. В начале 1917-го Ильяс Алкин для прохождения службы был отправлен в Казань. Будучи человеком "левых" социалистических взглядов, он вступает в новую организацию "Мусульманский социалистический комитет", лидером которой являлся татарский революционер Мулланур Вахитов.
28 марта 1917 года на Казанском Мусульманском Военном Совете был рассмотрен доклад Ильяса Алкина с предложением создать во внутренних губерниях России Татарский Военный Округ, в котором служили бы солдаты-мусульмане (не только татары), всех входящих в него территорий
Здесь-то в среде таких же молодых воинов-татар и возникает идея о необходимости консолидации воинов-мусульман во имя отстаивания своих законных интересов. Уже в марте 1917 года делегаты от рот Казанского гарнизона приняли решение о создании Казанского Мусульманского Военного Комитета, во главе которого и встал Ильяс Алкин.
23 марта 1917 года этот Совет единогласно принял решение о необходимости создания мусульманских воинских частей и обратился с воззванием ко всем воинам-мусульманам. В тот же день была образована соответствующая комиссия. 28 марта 1917 года на Казанском Мусульманском Военном Совете был рассмотрен доклад Ильяса Алкина с предложением создать во внутренних губерниях России Татарский Военный Округ, в котором служили бы солдаты-мусульмане (не только татары), всех входящих в него территорий.
Общественный дискурс вокруг идеи создания мусульманских военных частей охватывает всё большую часть татарского общества. Так, 7 апреля 1917 года либеральная газета "Йолдыз" напечатала программную статью "Зачем нужны татарские полки?". В Татарском Военном Округе все чиновники, начиная с самых низших и кончая командующим округом, должны быть мусульманами. Все мусульмане России направляются "в части внутри Татарского Военного Округа". Любой офицер из татар "должен иметь возможность отправиться на службу в этот Военный Округ". Официальным языком Округа объявлялся татарский. Округ должен был объединить "войска всех родов" и военные учебные заведения.
В общероссийское пространство эта идеология вырывается во время работы I Всероссийского мусульманского съезда (май 1917 г., Москва).
Официальным языком Округа объявлялся татарский
По предложению Ильяса Алкина, съезд единогласно принял постановление о создании мусульманских войсковых частей. Для координации этой работы уже на всей территории страны создается Временный мусульманский военный совет из 12 человек. Ильяс Алкин был избран его руководителем. Первоначальным ядром для этой организации послужило неформальное объединение студентов-татар Петрограда "Татар учагы" ("Татарский очаг"), действовавшее еще до революции. Поэтому и неудивительно, что всё руководство Хәрби Шуро было представлено абсолютно новой порослью молодых пассионариев, для которых революция — это прежде всего свобода и право самим творить будущее своего народа. Права, которого у них в прежней царской России, обремененной классовыми, национальными и религиозными ограничениями, абсолютно не было. Ильясу Алкину к примеру на тот момент был всего 21 год.
После окончания съезда Временный мусульманский военный совет выехал в Казань, где и развернулась его дальнейшая работа по созданию мусульманских воинских формирований. Критикуя столичные газеты в игнорировании ими мусульманского движения и создания информационного вакуума вокруг деятельности национальных организаций, Мусульманский Военный Совет открывает свои собственные СМИ — газету "Безнең тавыш" ("Наш голос") и "Известия Всероссийского мусульманского военного шуро".
Претворение в жизнь такого амбициозного проекта по созданию национальной армии неизбежно изменило бы отношения между центральным властями в лице Временного Правительства и мусульманским населением. Ведь теперь мусульмане приобрели бы военно-политическую субъектность во внутрироссийских отношениях.
Временное правительство в Петрограде и офицеры на местах резко противились идее формирования мусульманских воинских соединений
Временное правительство, поставившее на курс "продолжения войны до победного конца", было кровно заинтересовано в надежной поддержке армии, которой у них уже к середине 1917 года практически не было. Воинские формирования разлагались на глазах и теряли свою боеспособность на фоне крайней непопулярности войны в глазах простых солдат и отказа Временного Правительства от своих первоначальных обещаний немедленного мира. На этом фоне, казалось, было логично, что центральные власти кровно заинтересованы в установлении союзнических отношений с зарождавшимся мусульманским военным движением. Временному Правительству нужна была лояльность, которую могли предоставить солдаты-мусульмане, в обмен на поддержку их стремления к строительству автономии (как национально-культурной, так и территориальной). Но Временное правительство в Петрограде и офицеры на местах резко противились идее формирования мусульманских воинских соединений. И даже более того — всякой самоорганизации воинов-мусульман.
Особенно ярко это проявилось во время проведения исторически важного II Всероссийского мусульманского съезда, проходившего в июле 1917 года в Казани. Этот съезд проходил совместно с I Всероссийским съездом воинов-мусульман (17-26 июля). Узнав об этом, глава Временного Правительства Керенский наложил 2 июля запрет на его проведение, поэтому многие делегаты явились на съезд с большим опозданием. В Казань к его началу успели съехаться чуть более 200 человек, тем не менее было решено не менять планы и провести съезд явочным путем, т.е. не дожидаясь разрешения со стороны центральных властей.
В ответ на запрет съезда Александру Керенскому за подписью Ильяса Алкина отправляется телеграмма с предупреждением о негативных последствиях подобной политики Временного Правительства: "Мусульмане всегда шли рука об руку с русским народом, и ответственность за разрыв ляжет на военного министра". Этот конфликт стал известен всей стране.
Нам нужны национальные полки для того, чтобы на наши национальные завоевания никто не покушался
Съезд избрал постоянно действующий совет — Всероссийский мусульманский Военный Совет (Хәрби Шуро) во главе с И.Алкиным. Мусульманские военные части должны были стать помимо всего прочего гарантией реализации права мусульманских народов на свое самоопределение. В своем выступлении на съезде Ильяс Алкин говорил: "Нам нужны национальные полки для того, чтобы на наши национальные завоевания никто не покушался, нам нужны эти полки, чтобы дать возможность нашей нации осуществить свои национальные чаяния".
Фактически же цель была поставлена более чем четко — если новая власть будет тянуть и не пойдет навстречу, то военные части будут создаваться явочным путем. Хотя тут же стоит упомянуть, что Хәрби Шуро не шел сознательно на обострение ситуации и пытался всеми способами легитимизировать мусульманские военные части, без прямого военного столкновения. Хаос не был нужен никому.
Наконец, 2 августа, уже после военного съезда, в Москву выехала делегация от Хәрби Шуро (Ильяс Алкин, И.Кугушев, Усман Токумбетов) От ВМС были С.Мамлеев, У.Ходжаев и Шагиахметов. Дело в том, что 31 июля Временное правительство созвало в Москве Государственное совещание с целью, как они тогда это называли, "наведения порядка в стране". Катализатором здесь послужило июльское восстание в Петрограде. И в течение нескольких дней эта делегация пыталась добиться встречи с А.Керенским, попутно подготовив для него 3 аналитических записки.
В первой записке говорилось о недостаточном уровне владения русским языком солдатами-мусульманами, а также о том, что пребывание мусульман в армии создавало большие проблемы в исполнении ими религиозных предписаний, что было источником постоянной напряженности. Поэтому назрела необходимость скорейшего создания отдельных мусульманских воинских частей. Вторая записка констатировала тяжелое положение мусульман в Туркестане, где они были лишены вообще каких-либо возможностей для участия в краевом и местном самоуправлении. Третья — положению мусульман Кавказа.
Керенский, учитывая свое негативное отношение к Хәрби Шуро, не принял делегацию. Их принял его заместитель Николай Некрасов, который опять-таки уклонился от четкого ответа на поставленные вопросы, указав, что для окончательного их решения необходимо дождаться вердикта Государственного Совещания. Такое пренебрежение интересами 30-миллионного мусульманского населения страны очень сильно задело членов делегации, т.к. ясно показало, что Временное Правительство ни смотря ни на что, не собирается учитывать интересы мусульман.
Тем не менее, работа по созданию местных структур Хәрби Шуро продолжалась. 22 августа в Екатеринбурге начал свою работу I съезд воинов-мусульман Урала. Участвовало 50 делегатов. Руководил съездом Сахиб Саид-Галиев (будущий глава Татарстана и Крымской республики), осудивший действия правительства по подавлению июльского восстания в Петрограде. Он высказался против продолжения войны до победного конца.
Созданный явочным порядком 7 августа в Ташкенте Мусульманский Военный комитет 26 августа открыл Туркестанский краевой мусульманский военный съезд, который вскоре был разогнан местными властями.
К тому времени уже наладилась некоторая координация между народами бывшей Российской империи, боровшимися за свое национальное самоопределение
Тогда же в августе представители нескольких национальных войсковых организаций (украинцев, мусульман, поляков, латышей, литовцев и эстонцев) в обращении к Керенскому потребовали решить, наконец, вопрос о праве национальностей на свои организации внутри армии. Этот факт показывает, что к тому времени уже наладилась некоторая координация между народами бывшей Российской империи, боровшимися за свое национальное самоопределение.
Большую роль в дальнейшей судьбе Хәрби Шуро и его положении сыграл Корниловский мятеж. Как известно, генерал Лавр Корнилов при своем продвижении к Петрограду главной своей опорой считал Кавказскую туземную конную дивизию (КТКД), с которой он смог провести несколько успешных военных операций на фронте летом 1917 года. Эта дивизия в количестве 6 конных полков (24 сотни) перевозилась под Петроград на 36 эшелонах. 21 августа Корнилов реорганизовал эту дивизию в корпус.
Узнав об этом, Исполнительный комитет Милли Шуро (председатель Ахмед Цаликов) и Хәрби Шуро предложил ЦИКу Советов рабочих и солдатских депутатов отправить своих представителей навстречу "туземным войскам" для привлечения их на сторону революции. Причины вмешательства Хәрби Шуро в эти события более чем понятны — Корнилов шел смещать Временное Правительство под предлогом "наведения порядка" (а значит, ликвидации всех демократических завоеваний революции) и установления своей личной военной диктатуры. Военная диктатура ничего хорошего для нерусских народов не предвещала: помимо ликвидации демократических органов самоуправления она неизбежно ликвидировала бы все их чаяния на национальное самоопределение.
28 августа Хәрби Шуро объявило выступление Корнилова контрреволюционным и преступным
27 августа заместитель председателя Хәрби Шуро Усман Токумбетовпредложил Борису Савинкову (управляющему военным министерством) направить особую делегацию. Керенский и Савинков вскоре согласились и наделили их официальными полномочиями. Ильясу Алкину же 27 августа было присвоено звание подпоручика. 28 августа Хәрби Шуро объявило выступление Корнилова контрреволюционным и преступным. В тот же день из Петрограда выехала спецкомиссия на пароходе (Ахмед Цаликов, Усман Токумбетов, член Хәрби Шуро Сулейман Кугушев, представитель Союза горцев Аймик Намитоков). Первые переговоры, состоявшиеся между ж\д станциями Сусанино и Семрино, не привели к результатам. От корниловцев прибыли несколько русских офицеров в сопровождении конных ингушей. Представители мусульманской делегации заявили, что вовлечение горцев в этот конфликт недопустимо. В ответ офицеры заявили, что Временное Правительство, "распродает Россию оптом и в розницу", и они идут разогнать правительство, и "что единственный спаситель России — Корнилов". Войти в непосредственный контакт с сопровождавшими конными горцами не удалось. Они, ввиду плохого знания русского языка и, самое главное, политической обстановки в стране, вообще не понимали, о чем идет речь на переговорах. А офицеры не позволили вести с ними переговоры напрямую.
Как писал потом в своих воспоминаниях Павел Милюков (лидер кадетской партии и министр Временного Правительства), в столицу из Туземной дивизии в эти дни телеграфировали вот такие послания: "Контрреволюционных замыслов они не питают, идут на Петроград для защиты революции и страны от ВП. Генерал Корнилов — единственный революционный вождь, способный вывести страну и революцию из того тяжелого состояния, в котором она ныне находится". Поэтому и неудивительно, что кавказцы абсолютно не понимали истинных замыслов своего похода на Петроград.
Конные полки направились к Павловску. До столицы оставалось каких-то 32 км. 29 августа делегации тайными путями удалось переговорить с командирами ингушского и черкесского полка. Тогда же Ильяс Алкин от имени Хәрби Шуро выслал телеграмму-заявление: "Действующая армия. Туземная дивизия. Татарский полк. Полковнику Арацхану Хаджи Мурату: "Вошуро (Военное Шуро) приказывает всем мусульманским войскам туземной дивизии встать в ряды революционной армии в защиту Временного Правительства от контрреволюционеров. Если с получением этого приказа воины-мусульмане останутся в рядах бунтовщиков, они будут изменниками Родины, и против них шуро примет всевозможные меры вплоть до столкновения мусульман с мусульманами".
Члены Хәрби Шуро призывали не проливать кровь мусульман ради личных амбиций русских офицеров
Члены делегации объяснили истинные цели их продвижения к столице страны, и что приход к власти Корнилова окончательно погубит все завоевания революции. Также члены Хәрби Шуро призывали их не проливать кровь мусульман ради личных амбиций русских офицеров. И как свидетельствовал затем командир черкесского полка К.-Г. Султан, после этих переговоров их полковой комитет принял решение остановить свое движение к столице. Аналогичным образом поступили и другие части "Туземной дивизии". Стало ясно, что Туземный корпус не желает вмешиваться и остается на стороне Временного Правительства. Вскоре они с радостью приняли предложение Петрограда отправиться в долгожданный отпуск на Кавказ.
Во втором ряду сидят справа налево: четвертый председатель Милли Шуро Ахмед Цаликов, шестой член Хәрби Шуро Усман Токумбетов
Во втором ряду сидят справа налево: четвертый председатель Милли Шуро Ахмед Цаликов, шестой член Хәрби Шуро Усман Токумбетов
Туземная дивизия была главной ударной силой Корнилова, его надеждой и опорой. И как мы видим, большинство кавказцев, будучи слепым орудием в руках у мятежного армейского генерала, могли вполне свергнуть не только Временное Правительство, но и уничтожить этим плоды февральской революции. После того, как Хәрби Шуро сыграло большую роль в дезорганизации и подавлении Корниловского мятежа и спасении революции, Временное Правительство, а также новый военный министр Александр Верховский согласились, наконец, на признание мусульманских военных комитетов, сформированных как в тыловых, так и во фронтовых частях. Также Хәрби Шуро на встрече с министром было разрешено создание национальных воинских частей — путем выделения солдат и офицеров мусульман из действующих частей. Помимо этого, 3 октября согласно приказу Верховского было принято решение о создании трех запасных мусульманских полков в Уфе (144-й), Казани (95-й) и Симферополе (32-й), а в дальнейшем и в других городах. По решению Генштаба в дальнейшем они предназначались для немедленной отправки на фронт.
Помимо мусульманских создавались и иные "национализированные" части. Всего было мусульманизировано 8 пехотных и стрелковых дивизий и один конный полк. Мусульманские части составили 16% от всех "национализированных пехотных и стрелковых дивизий и 20% всех конных частей".
Было принято решение о создании трех запасных мусульманских полков в Уфе, Казани и Симферополе
Таким образом Хәрби Шуро вышло из полуподпольного положения.
Разумеется, не все были согласны на выделение национализированных частей. Хәрби Шуро приходилось долго и упорно бороться за реализацию своих требований. Очень часто были случаи прямого саботажа этого решения, помимо всего прочего происходили кулуарные аппаратные интриги. Так, к примеру, Временное Правительство разрешило создание мусульманских 77-й, 75-й и 13-й дивизий, но главнокомандующий и глава того же Временного Правительства Керенский предоставлял для этого только одну дивизию. Но в то же время военная верхушка прекрасно понимала, что теперь им просто некуда деваться, т.к. русская армия в массе своей разлагалась и потеряла свою боеспособность. Национализированные соединения, в том числе, и мусульманские — были теперь их единственной надеждой. Генерал Владимимр Марушевский (начальник Генштаба) требовал скорейшего определения дивизий для мусульманизации, т.к. промедление, по его словам, вызывало раздражение солдат-мусульман и могло привести к осложнениям. Марушевский ссылался на положительный опыт Туземной дивизии, где мусульмане разных национальностей прекрасно уживались между собой, став ко всему прочему самой боеспособной войсковой единицей на всем фронте.
На упреки с мест, пугавших возможным сепаратизмом, военный министр Верховский ответил более чем лаконично: "Если мы не будем доверять народам России, то нечего и пытаться спасти Россию. Только в единении всех и в вере во всех населяющих Россию народов спасение нашей родины".
Продолжение. Первую часть читайте здесь.
Октябрьская революция внесла свои коррективы в деятельность Хәрби Шуро, так как приходилось с нуля выстраивать отношения уже с новой властью.
Подразумевалась именно территориальная автомония — вплоть до отделения её в независимое государство
С одной стороны, одним из первых документов Совета народных комисаров (Совнаркома) стала Декларация о правах народов, которая впервые в мире на государственном уровне признала безусловное право всех наций в мире на национальное самоопределние. Причем подразумевалась именно территориальная автомония — вплоть до отделения её в независимое государство.
С другой стороны, структура Хәрби Шуро была создана паралелльно Советам и, что самое немаловажное, присягнула на верность Национальному Парламенту — Милли Меджлису, руководство которого было настроено крайне отрицательно к советской власти.
Само Октябрьское вооружённое восстание началось в Казани на сутки раньше Петроградских событий — уже 6 ноября 1917 года. Татарские большевики активно агитировали в мусульманских военных частях, и поэтому солдаты-татары выступили на стороне Советов.
Ильяс Алкин скептически относился к происходящим событиям, во многом недооценив масштаб происходящих событий. Так на внеочередном заседании Хәрби Шуро (Военного Совета) в 8 часов вечера 7 ноября, когда восстание в Казани близилось к своему завершению, была принята резолюция, гласившая, что власть, по мнению Хәрби Шуро, должна остаться прежней, а Советы должны лишь оказывать ей помощь и контролировать её деятельность.
На следующий день, 8 ноября, общее собрание Хәрби Шуро началось в 5 часов вечера, когда уже был ясен окончательный исход Октябрьского вооружённого восстания. Ильяс Алкин в своем выступлении упомянул, что до сих пор Хәрби Шуро действовало в соответствии с решениями I Всероссийского мусульманского военного съезда и поддерживало Временное правительство — теперь же в сложившихся условиях оно не может идти далее по этому пути. Для того, чтобы определиться с новой стратегией дальнейших действий в изменившихся условиях, было решено созвать II Всероссийский мусульманский военный съезд. То есть до съезда Хәрби Шуро должно было сохранить нейтралитет по отношению к происходящим событиями и к советским органам власти. Что касается личной позиции, то Алкин заявил, что не верит в способность новой революционной власти удержать власть и реализовать свои обещания — заключение мира, своевременный созыв Учредительного собрания, передача земли самим крестьянам.
Структура Хәрби Шуро была создана паралелльно Советам и присягнула на верность Национальному Парламенту — Милли Меджлису, руководство которого было настроено крайне отрицательно к советской власти
Один из членов руководства Хәрби Шуро, большевик Камиль Якубов, предложил напрямую поддержать советское правительство. В конечном итоге после бурных дискуссий большинством голосов была принята резолюция — с приветствием Октябрьской революции и органов советской власти. Благодаря этому двое представителей были приглашены на расширенное собрание Казанского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, где К.Якубов, как представитель Хәрби Шуро, был избран в губернский Революционный комитет.
Итак, на начало 1918 года (8 января) было запланировано проведение очередного II Всероссийского мусульманского военного съезда. Остававшиеся два месяца (ноябрь-декабрь 1917-го) стали для Хәрби Шуро периодом самой активной работы. Это — в первую очередь, дальнейшее формирование мусульманских военных частей и подготовка к провозглашению территориальной автономии — штата Идель-Урал.
К моменту Октябрьских событий по всей территории Российской Империи успели сформироваться изрядного количества мусульманские военные части. Первоначально они формировались явочным способом, а затем уже по согласованию с Временным правительством (с сентября 1917 года). В первом случае происходила "мусульманизация" отдельных рот внутри полков. К примеру, самая первая мусульманская рота появилась в мае 1917-го в 95-м пехотном запасном полку Казанского гарнизона. В самом конце мая были сформированы мусульманские военные батальоны в Уфе.
В среде высшего русского командования наблюдался раскол по этому вопросу. Часть поддерживала "национализирование" военных частей, а часть наоборот всеми силами противилась. К примеру, главком Юго-Западного фронта Антон Деникин приказывал не допускать этого. Неудивительно, что "белые" (одним из лидеров которых был А.Деникин) в будущей гражданской войне твердо стояли на позициях унитарного государства и всеми силами противодействовали самоопределению народов России.
"Белые" в гражданской войне твердо стояли на позициях унитарного государства и всеми силами противодействовали самоопределению народов России
Советское правительство уже в первом своем документе ("Декрет о мире") провозгласило курс на прекращение войны и на немедленный мир с Германией, аннулирование всех секретных Договоров и т.д. Поэтмоу главный "козырь" Хәрби Шуро и других военных национальных объединений — создание национальных частей, всё еще сохранявших высокую боеспособность — казалось, терял свою значимость.
Николай Крыленко, занявший пост главы штаба Верховного главнокомандующего в начале декабря 1917 г., под разного рода предлогами тормозил процесс создания мусульманских военных частей.
Это диссонировало с постановлением Народного комиссариата по национальным делам Совнаркома от 15 ноября 1917 года, санкционировавшем формирование военных частей по национальному признаку. Несмотря на это — при изрядной доле настойчивости Хәрби Шуро — работа продолжалась.
Был сформирован 1-й Оренбургский мусульманский стрелковый полк, мусульманизированы 144-й и 95-й пехотные запасные полки. В январе 1918 года эти три полка были объединены в 1-ю отдельную мусульманскую стрелковую бригаду. В Казани был развернут 1-й отдельный мусульманский кавалерийский дивизион. В Белебее организовался 6-й мусульманский стрелковый полк. В Симферополе был мусульманизирован 32-й пехотный запасный полк.
В Казани был развернут 1-й отдельный мусульманский кавалерийский дивизион
На местах широкий размах приобрело создание мусульманских комитетов при полках, дивизиях, корпусах, армиях, фронтах, гарнизонах, округах. Ко времени II Всероссийского мусульманскогосъезда в январе 1918 года их численность достигала 300. Общая численность мусульманских частей Хәрби Шуро в Волго-Уральском регионе к началу 1918 года составляла около 60 тыс. Самые крупные силы размещались в Казани (20 тыс.), Уфе (15 тыс.), Оренбурге (10-12 тыс.). Печатные органы Хәрби Шуро — "Безнең тавыш" на татарском языке и "Известия Всероссийского мусульманского военного шуро" ("Известия ВМВШ") на русском языке.
На прошедших в ноябре 1917 года выборах в Учредительное Собрание, Ильяс Алкин прошел по общему коалиционному списку "Мусульманского социалистического комитета" (МСК), лидером которого был большевик Мулланур Вахитов. Интересно отметить, что Мулланур Вахитов пропустил впереди списка Ильяса Алкина, который свою партийную принадлежность определил как "меньшевик-интернационалист".
В конце декабря 1917 года коллегия по реализации проекта штата "Идель-Урал", созданная из числа депутатов Национального Парламента (Милли Меджлис), переезжает из Уфы в Казань.
Тогда же, в декабре 1917 года, произошли весьма знаковые, символичные нововведения. Так, впервые были введены знаковые отличия военнослужащих мусульманских военных частей. На воротниках военной формы была нашита петличка в виде полумесяца со звездой.
Впервые были введены знаковые отличия военнослужащих мусульманских военных частей. На воротниках военной формы была нашита петличка в виде полумесяца со звездой.
Накануне мусульмансокго военного съезда было разогнано Учредительное Собрание (на решения которого особенно расчитывал Ильяс Алкин). Но настроения большинства татарских офицеров и солдат было, в целом, на стороне Советов. Так, 7 января 1918 года расквартированный в Казани 95-й полк (10 тыс. солдат, 30 офицеров) во главе с командиром Акрамом Бигловым (бывший депутат 2-ой Думы от Уфимской губернии) официально поддержал советскую власть.
II Всероссийский мусульманский военный съезд начал свою работу 8 января в пятницу и завершился 3 марта 1918 года. В его работе участвовало 203 делегата: 97 так называемых "национальных" социалистов, 24 эсера, 22 большевика, 13 левых эсеров, 8 независимых социалистов, 1 анархист, 38 беспартийных. Этнический состав: 141 делегат — татары, 35 — башкиры, несколько марийских и мордовских представителей. Также были представители Украинской Центральной Рады, а также литовского, польского и белорусского национальных движений.Съезд проходил в нынешнем здании Казанского Дома офицеров.
Программа съезда была утверждена еще 24 декабря 1917 года. Как писала газета "Известия ВМВШ" 31 декабря, Милли Меджлис (Национальный Парламент) в Уфе не решился объявить территориальную автономию, "полагая что этот шаг не встретит поддержки в массах и что объявление автономии останется только на бумаге". Главные вопросы, рассматривавшиеся на съезде — создание Идель-Уральского (Волжско-Уральского) штата (республики) и формирование национальных войск.
Милли Меджлис в Уфе не решился объявить территориальную автономию
При провозглашении штата важнейшим оставался вопрос об участии в нем башкир. И при обсуждении вопроса об автономии (главный докладчик — председатель мусульманского военного комитета Киевского ВО, член Хәрби Шуро, прапорщик Ю.Музафаров,) после долгих переговоров, была принята резолюция: создать автономную Идель-Уральскую Советскую Республику, входящую в Российскую Федеративную Советскую Республику; создать ее Законодательное Собрание; до его созыва образовать Временное правительство республики как исполнительный орган СНК на пропорциональной основе; принять все меры к защите интересов солдат, рабочих и крестьян. Также предполагалось, что если будет невозможно создать Идель-Уральский штат, то надо обеспечить создание отдельной башкирской автономии, оказав башкирам помощь в этом. Было решено, что создание Башкирской автономии никоим образом не противоречит созданию "Идель-Урала", и эта автономия просто затем войдет в ее состав. Поэтому члены башкирского национального движения также вошли в состав Хәрби Шуро (к примеру, будущий председатель Духовного управления мусульман Башкурдистана Мансур Халиков). Также Съезд принял резолюцию, одобряющую роспуск Учредительного Собрания.
Выступая на съезде 21 января, Ильяс Алкин, указывая на саботаж со стороны Николая Крыленко, проинформировал съезд о том, что Хәрби Шуро послало телеграмму в СНК с предупреждением, что в случае дальнейшего отказа от создания национальных частей, ни один солдат-мусульманин не останется на фронте. В результате Совнарком оказал давление на Н.Крыленко и последовало разрешение продолжить мусульманизацию военных частей.
Было решено, что создание Башкирской автономии никоим образом не противоречит созданию "Идель-Урала", и эта автономия просто затем войдет в её состав
В дни проведения съезда, а именно 15 февраля 1918 года, коллегия Наркомнаца окончательно разрешила в положительном ключе вопрос о создании национальных частей в Красной Армии. По просьбе Хәрби Шуро Финляндский мусульманский полк (3 тыс. солдат) было решено направить в Казань. Казанские большевики (в первую очередь, Карл Грасис), резко настроенные против национального самоопределения татарского народа, решили путем тайных провокаций переиграть ситуацию и отправили секретную телеграмму Николаю Подвойскому (Нарком по военным делам) с просьбой задержать прибытие этого полка в Казань. Телеграмма была перехвачена Хәрби Шуро и оглашена на съезде. Это не могло не повлиять отрицательно на настроение делегатов съезда. Тем не менее, сторонникам советской власти удалось добиться прибытия 23 февраля Финляндского полка в Казань.
В итоговом решении съезда было прописано:
1. В проектируемом Урало-Волжском штате, как в центре, так и на местах, должна быть Советская власть, организованная на национально-пропорциональных началах, проводимых среди выборщиков рабочих, солдат и крестьян.
2. Для образования высшей власти в штате должен быть созван съезд Советов, который из своей среды выделяет для управления штатом Центральный исполнительный комитет солдатских, рабочих и крестьянских депутатов и Совет народных комиссаров, на началах коллегии по каждому ведомству.
3. Всякие покушения на целостность штата и на высшую рабоче-солдатско-крестьянскую власть (штата) должны быть в корне подавляемы всеми вооруженными силами штата".
Также оговаривалось, что пока идет национальное строительство, следует продолжить формирование войсковых частей — вплоть до национальных армий. То есть именно мусульманские военные части должны были стать некоей гарантией создания территориальных автономий для мусульманских народов — 5 штатов (республик) в Крыму, Средней Азии, Поволжье, на Кавказе и Казахстане.
Вместе с тем, внутри съезда произошел идейный раскол по отношению к советской власти.
Еще в январе 1918 года был создан Комиссариат по делам мусульман Внутренней России. Возглавил его лидер Мусульманского социалистического комитета Мулланур Вахитов, хотя сам Вахитов многократно уговаривал руководителя Милли Шуро Ахмеда Цаликова возглавить этот орган. Но Цаликов, как и Ильяс Алкин, не особо верил в долгосрочную жизнеспособность советской власти. 17 февраля левая (просоветская) фракция покинула съезд, опубликовав декларацию, в которой подчеркивалось, что съезд — против Советской власти и революции и что решения, принятые после 17 февраля, для левой фракции отныне не будут обязательны. Большую роль при этом сыграли делегаты от Уфимского Хәрби Шуро — лидером уфимских татар был Галимджан Ибрагимов, ставший заместителем Мулланура Вахитова.
Проект штата "Идель-Урал", опубликованный в "Известиях ВМВШ"
Проект штата "Идель-Урал", опубликованный в "Известиях ВМВШ"
Казанский Совет 28 февраля ввел военное положение в Казани, было арестовано руководство съезда и Хәрби Шуро. В ответ съезд потребовал их немедленного освобождения, заявив, что в случае отказа снимает с себя ответственность за последствия. Руководство Хәрби Шуро было тут же освобождено под устные гарантии не провозглашать штат Идель-Урал до созыва Учредительного съезда Советов Рабочих, солдатских и крестьянских депутатов этой территории. Тем не менее, Хәрби Шуро в конечном итоге отказался выполнить эти условия. Вечером того же дня (28 февраля) под председательством Ильяса Алкина съезд (заседания которого были перенесены в татарскую часть города) решил, несмотря ни на что, провозгласить, как и намечалось, 1 марта "Идель-Уральскую республику". Эта автономная территориальная единица получила название "Забулачная республика", которая была окончательно ликвидирована уже к концу марта. В разгоне "Забулачной республики" участвовали мусульманские части Казанского гарнизона и отряд матросов из Петрограда. Хәрби Шуро же в конечном итоге по распоряжению Совнаркома было ликвидировано.
В разгоне "Забулачной республики" участвовали мусульманские части Казанского гарнизона и отряд матросов из Петрограда. Хәрби Шуро же в конечном итоге по распоряжению Совнаркома было ликвидировано.
По мнению многих современных исследователей, анализ большого количества косвенных данных свидетельствует, что намеченным на 1 марта провозглашением "Идель-Уральской республики" намеревались уже в своих целях воспользоваться антисоветские (белогвардейские) силы, планируя устроить вооруженные провокации. Если следовать этой логике, тогда становится понятным враждебное отношение не только членов Казанского Совета, но и татарских большевиков к планам Хәрби Шуро, хотя первоначально казалось, что общий язык между этими сторонами был найден. Ведь неслучайно татары-большевики и Ильяс Алкиншли в одной предвыборной коалиции в Учредительное Собрание.
С другой стороны, надо учесть, что унитаристски настроенные казанские большевики (К.ГрасисП.Шейнкман — его именем названа самая центральная улица Казани — единственная улица, находящаяся на территории Казанского Кремля), только и искали подходящего повода, чтобы вообще очернить идею национальных автономий, не допустить провозглашения "Идель-Уральской" (а затем и Татаро-башкирской) республики, вставляя палки в колеса даже просоветски настроенным татарским "левым" — большевикам и левым эсерам. И вооруженные столкновения с участием радикальных противников советской власти сыграли бы в этом случае только на руку этим деятелям. Именно учитывая эти факторы, становится понятной логика действий татарских большевиков: и Мирсаида Султан-Галиева, который фактически курировал разгон Хәрби Шуро и "Забулачной республики", и членов Наркомнаца Мулланура Вахитова и Галимджана Ибрагимова, поддержавших его.
Затем на основе частей Хәрби Шуро были созданы мусульманский социалистический полк в Казани и татаро-башкирские полки в ряде городов Волго-Уральского региона. К слову, основная масса воинского состава 5-й армии (РККА) Восточного фронта в Гражданской войне была также укомплектована татарами. Тем не менее, уже после окончания Гражданской войны, когда татары в конечном итоге получили куцую по территории и правам республику, куда вошли меньше 1\3 всех татар, многие из татар-большевиков, участвовавших в разгоне "Забулачной республики" (к примеру, Мирсаид Султан-Галиев), сожалели о роспуске Хәрби Шуро и его территориальных структур, т.к. тогда с его ликвидацией исчез "силовой аргумент", имеющий очень большое значение в политическом торге. Т.е., по их мнению, необходимо было просто "советизировать" этот орган, сохранив его организационную структуру.
Есть татарский архетип коллективного сознания, который за столетия выработал принцип — "не воевать против своих"
Хотя в тоже время стоит признать, что наиболее жизнеспособной была, конечно, модель, принятая позднее — в годы гражданской войны — в РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии), когда создавались отдельные мусульманские военные части, находившиеся в подчинении у командующих фронтов. Ведь было понятно, что в долгосрочной перспективе мало кому понравится наличие автономных армейских соединений, не выстроенных в строгую иерархическую вертикаль. Именно такая модель позволила бы решить проблему соблюдения религиозных, бытовых интересов военнослужащих-мусульман и способствовала бы еще большей лояльности. С другой стороны, это гарантировало бы Центральному командованию сохранение управленческого контроля над такими частями. Но справедливости ради стоит сказать, что Хәрби Шуро никогда и не создавался как постоянный орган — он был скорее переходной структурой, некоей гарантией того, что федерализация и строительство национальных автономий будут доведены до конца.
Что касается того, почему лидеры Хәрби Шуро, под началом которых находилось около 60 тыс. человек, и только в одной Казани — около 20 тыс. солдат и офицеров, так легко "сдались", то на сей счет в исторической литературе существует немало околополитической спекуляции. Поэтому необходимо пояснение. Первое — такая "бескровная" нейтрализация Хәрби Шуро стала возможной, в первую очередь, благодаря активной пропагандистской работе татарских большевиков, которые провели большую работу в мусульманских частях, убеждая их, что советская власть не против самоопределения народов. Благодаря этому удалось убедить татарскую часть казанского гарнизона сохранить нейтралитет.
Во-вторых, стоит учесть, что руководство Хәрби Шуро и сам Ильяс Алкин, в частности, вовсе не грезили желанием развязать гражданскую войну и тем более проливать кровь между своими соотечественниками. Именно поэтому они всеми силами старались найти точки соприкосновения с центральными властями, лишь бы осуществить законное право на национальное самоопределение всех мусульманских народов.
До "белого" и "красного" террора оставалось еще больше полугода, атмосфера насилия еще не вошла во вкус
В-третьих, есть и татарский архетип коллективного сознания, который за столетия выработал принцип — "не воевать против своих". Поэтому даже трагическая гибель видного мусульманского лидера Гайнана Ваисова, погибшего в эти дни, не смогла запустить цепочку неконтролируемого насилия, хотя оружия даже у мирного татарского населения Казани благодаря разграблению военного склада "ваисовцев" было предостаточно. Этот архетип ярко проявился и позднее — во время Второй Мировой войны, когда сформированный немцами легион "Идель-Урал", в отличие от других национальных воинских формирований (РОА Власова, казачьих частей генерала Краснова, Шкуро, прибалтийских легионов и т.д.), отказался воевать против "своих" по ту сторону фронта и неизменно поднимал восстания против немцев, добровольно присоединяясь к партизанам.
По этой же причине не наблюдалось и серьезного насилия по отношению к арестованным членам Хәрби Шуро и руководства "Забулачной республики". Все они были освобождены .
В излишнем насилии на тот момент не нуждалось и центральное советское правительство, которое, в первую очередь, добивалось того, чтобы провозглашенные автономии были полностью лояльны советским органам. До "белого" и "красного" террора оставалось еще больше полугода, атмосфера насилия еще не вошла во вкус.
И, наконец, самое главное. Не надо забывать еще одну довольно существенную деталь — все стороны конфликта — члены Хәрби Шуро и их оппоненты в лице татарских большевиков и левых эсеров — боролись за строительство территориальной автономии, республики. К тому же, и те и другие были политиками "левых" взглядов (правда, с разной степенью радикальности). И поэтому конфликт здесь носил скорее тактический и личностный характер. Если Ильяс Алкин колебался и скептически относился к советской власти, как и многие его современники, считая, что она продержится не очень продолжительное время, то более "левые" татары — большевики и левые эсеры — считали, что советская власть — это всерьез и надолго, и что только она отражает чаяния народных масс, в том числе, и в области национального самоопределения.
Анализ речей того же Ильяса Алкина показывает, что он, будучи умеренным социалистом, больше симпатизировал Учредительному собранию, поэтому неудивительно, что в середине 1918 года он чуть не стал руководителем военного ведомства остатков этого парламента (Комуча). Позднее, по предложению Ахмета-Заки ВалидиИльяс Алкин становится начальником штаба войск Башкирской республики, где под его началом служили многие татарские офицеры бывшего Хәрби Шуро.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Журналист Шевченко назвал казаков, разгонявших митинг, «боевиками фашистского толка»

https://www.znak.com/2018-05-08/zhurnalist_shevchenko_nazval_kazakov_razgonyavshih_miting_boevikami_fashistskogo_tolka



Журналист и член Совета по правам человека при президенте РФ назвал «черносотенными боевиками» казаков, которые участвовали в разгоне митинга оппозиции в Москве 5 мая. «Мы с удивлением узнаем, что в Москве есть какие-то станицы и хутора, которые представляют вот эти вооруженные люди в форме. Никогда в Москве не было никакого казачества. Казаки были на Дону, на Кубани, на Тереке, в Сибири, на Яике. Центральная Россия — Москва, Петербург и другие города и веси Центральной России — никогда не знали никакого казачества. То есть мы имеем дело с черносотенными боевиками фашистского толка», — заявил Шевченко в эфире RTVI.
Он также предположил, что в администрации президента есть люди, «которые непосредственно руководят военизированными формированиями» и которые дали санкцию на участие казаков в разгоне протестов.
Митинги 5 мая под названием «Он вам не царь» были организованы оппозиционером Алексеем Навальным в преддверии инаугурации Владимира Путина. Во многих городах, в том числе в Москве и Санкт-Петербурге, акции не были санкционированы властями. 
На митинге в Москве люди, одетые в казачью форму, устроили потасовку с участниками акции. Журналист «Комсомольской правды» Роман Голованов, освещавший митинг, сообщил в Twitter, что его ударил нагайкой человек, переодетый в казака. Позже издание The Bell рассказало, что казачьи войска, устроившие потасовку с участниками митинга оппозиции, получили от столичных властей госконтракты, в рамках которых обучились разгонять протестные акции. 
В Центральном казачьем войске выступили с заявлением касательно участия казаков в разгоне митинга. Там заявили, что казаки ЦКВ в противоправных действиях не участвовали. По данным ЦКВ, несколько казаков пришли на концерт «Московская весна», где было запланировано выступление коллектива с казачьим репертуаром. Рядом проходил неразрешенный митинг, на котором казаки высказали свою гражданскую позицию.

Курултай башкир предложил Татарстану и Чувашии объединиться в борьбе за язык

https://www.idelreal.org/a/29214454.html



Общественники надеются отстоять обязательное изучение национальных языков в школах и вернуть в них национально-региональный компонент.
Всемирный курултай башкир направил спикеру Госдумы Вячеславу Володину обращение с призывом не рассматривать поправки к закону "Об образовании", об отмене обязательного изучения родного языка в школах. А также республика намерена объединиться с Татарстаном, Чувашией и другими республиками, чтобы отстоять обязательное изучение национальных языков в школах, пишет"Ъ".
В письме говорится, что принятие поправок "окончательно разрушит языковую политику в сфере образования, которая и так отличается несистемным, несбалансированным характером и не позволяет создать необходимые условия для сохранения и развития языков народов РФ".
По словам зампреда исполкома организации Рустяма Баянова, поправки противоречат Конституции РФ и законам республик.
В мае должно пройти заседание Ассамблеи народов республики, объединяющей крупные национальные диаспоры, где хотят обсудить инициативу. ВКБ также предложил депутатам от Башкортостана внести законодательную инициативу о восстановлении национально-регионального компонента образования в школах и обратиться к правительству с требованием разработать концепцию языкового образования "с учетом особенностей преподавания государственных языков республик РФ и родных языков".
  • На сессии Госсовета Татарстана в конце апреля депутаты выступили против поправок в закон "Об образовании".
  • Всемирный курултай башкир направил спикеру Госдумы Вячеславу Володину обращение с призывом не рассматривать поправки к закону "Об образовании" и предложил Татарстану и Чувашии объединиться в борьбе за язык.
  • В Чувашии в интернете идет сбор подписей под требованием к депутатам Госдумы от Чувашии сложить свои мандаты, так как они утратили доверие народа. Депутаты Госдумы от региона Олег Николаев и Алена Аршинова. стали соавторами закона о добровольном изучении национальных языков.​

Противники обязательных уроков родного языка из Казани, Уфы и Улан-Удэ предложили ликвидировать национальные республики России


https://www.idelreal.org/a/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%BE%D0%B1%D1%8F%D0%B7%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B0-%D0%B8%D0%B7-%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D0%B8-%D1%83%D1%84%D1%8B-%D0%B8-%D1%83%D0%BB%D0%B0%D0%BD-%D1%83%D0%B4%D1%8D-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BB%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BD%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8/29214866.html
Михаил Щеглов, Екатерина Матвеева, Эдуард Носов
Михаил Щеглов, Екатерина Матвеева, Эдуард Носов

Активисты в открытом письме обратились к министру образования РФ и депутатам Госдумы с просьбой "не допустить разрастание национализма внутри страны". Под "разрастанием национализма" авторы письма подразумевают обязательные уроки родного языка в российских школах.
Документ обращения имеется в распоряжении редакции. Также он размещен в группе Общества русской культуры Татарстана в соцсети "ВКонтакте".
Письмо, в частности, подписали председатель Общества русской культуры Татарстана, доцент КНИТУ-КАИ Михаил Щеглов, председатель Комитета по защите прав русскоязычных родителей и учащихся в Татарстане Эдуард Носов, модератор группы "Поборы в школах и детских садах", член антикоррупционной комиссии при министерстве образования и науки РТ Екатерина Матвеева, председатель Комитета по культуре и языковой политике РОО "Собор русских Башкортостана" Виктор Афанасьев, координатор родительского движения за добровольное изучение бурятского языка И.Гнеушева и другие. Противники обязательности уроков родного языка в письме ссылаются на публикации СМИ и петиции на различных интернет-платформах, в которых отмечается, что необходимо отказаться от добровольного изучения национальных языков.
— По сути, эти деятели снова покушаются на самое святое право в жизни человека — на его свободу, — говорится в письме.
— Конституция РФ гарантирует право изучать родные языки, а государство делает для сохранения языков своих народов всё! Не только в республиках, но и по всей России функционируют многочисленные национальные школы. В республиках же вклад нашего государства в дело сохранения языка и культуры коренных народов воистину колоссален! — продолжают авторы письма. В числе предложений, озвученных депутатам Госдумы, есть такие, как, например, сделать субботу выходным днем и организовать по этим дням изучение родных языков народов России. Также авторы письма предлагают более активно развивать языковую среду в школах с обучением на родном языке (татарском, башкирском, чувашском), улучшить обучение педагогов этих языков, больше использовать современные методы обучения, лучше проводить работу с родителями-носителями языка, чтобы они больше общались в семье на родном языке.
В случае, если правительство РФ будет склоняться к идее обязательного преподавания родных языков в русскоязычных школах (а их в России подавляющее большинство), у авторов письма есть несколько предложений: 1) государственная программа по временному, на период школьного обучения, переселению семей в Москву, Петербург, Ульяновск и другие города, где дети могли бы учиться в школе по программам, которые нужны родителям, а не политикам; 2) соблюдение закона об образовании РФ​ в русскоязычных школах республик​ в части самостоятельного формирования вариативной части учебного плана​.
Кроме того, противники обязательных уроков родного языка предлагают рассмотреть возможность ликвидации республик в составе России: "Нас бы устроило уравнивание всех территорий РФ: абсолютное большинство "не титульного" населения равнодушно относится к статусу республики, нам этот статус ничего, кроме лишних сложностей при обучении наших детей в школе, не дает", — отмечают они.
Языковой конфликт в национальных республиках России с новой силой вспыхнул после того, как президент страны Владимир Путин летом 2017 года заявил о недопустимости принуждения в изучении неродных языков. После этого уроки государственного татарского языка в Татарстане и государственного башкирского языка в Башкортостане перестали быть обязательными. В апреле 2018 года несколько депутатов Госдумы внесли законопроект о добровольном изучении родных языков. Это вызвало новую волну возмущения в национальных республиках федерации. В частности, на сессии Госсовета Татарстана в конце апреля депутаты выступили против этих поправок. Всемирный курултай башкир направил спикеру Госдумы Вячеславу Володину обращение с призывом не рассматривать вышеуказанные поправки к закону "Об образовании" и предложил Татарстану и Чувашии объединиться в борьбе за язык. А в Чувашии в интернете идет сбор подписей под требованием к депутатам Госдумы от Чувашии сложить свои мандаты, так как они утратили доверие народа. Напомним, депутаты Госдумы от региона Олег Николаеви Алена Аршинова стали соавторами закона о добровольном изучении национальных языков.​