ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

понедельник, 6 ноября 2017 г.

РЕВОЛЮЦИЯ 2017. В Центре Москвы схвачены десятки революционеров 5 ноября

РЕВОЛЮЦИЯ 2017. В Центре Москвы схвачены десятки революционеров
5 ноября
в 13:51

 Фото Vil Mirzayanov.
РЕВОЛЮЦИЯ 2017. В Центре Москвы схвачены десятки революционеров
Сообщается, что в центре Москвы путинские менты схватили десятки человек. Массовые аресты проходят также в Петербурге. Количество задержанных растет.

Напомним, что на 5 ноября была назначена масштабная протестная акция движения "Артподготовка" оппозиционера Вячеслава Мальцева (онлайне репортаж ВИДЕО)
Манежная площадь "зачищена" вооруженными формированиями Путина, сообщают СМИ. Над площадью летает вертолет. Массовые захваты протестующих начались также на Пушкинской площади, рядом с Тверской. По последним данным в Москве уже схвачены более 200 революционеров.
В Петербурге у Смольного выстроены кордоны отрядов ОМОНа. Ранее издание сообщило, что на площади Пролетарской Диктатуры у Смольного полицейские задержали мужчину, у которого нашли респиратор, маску, аптечку, петарды, газовый баллончик и нож.
Движение "Артподготовка" оппозиционера Вячеслава Мальцева назначило на 5 ноября масштабную протестную акцию, которую сам Мальцев называл референдумом по смене власти в России. Накануне в беседе с "Дождем" Мальцев заявил о задержании более 100 своих сторонников по всей России.
3 ноября ФСБ заявила о массовых арестах сторонников Мальцева в Москве, Красноярске, Краснодаре, Казани, Самаре, Саратове и Томске.
Отдел мониторинга
Кавказ-Центр

Борис Стомахин: «Россия — это затерянный мир»

https://ehorussia.com/new/node/14927

Борис Стомахин: «Россия — это затерянный мир»

Эти вопросы были переданы Борису Стомахину, когда стало известно, что публициста ждет ужесточения наказания. Пермский краевой суд постановил перевести его из лагеря строгого режима ИК-10 в Пермском крае в "крытку", крытую тюрьму. Формально причиной ужесточения стало "злостное нарушение режима лагеря". Или многолетнее нарушение режима Путина — так сформулировать было бы точнее...
Нам удалось передать Борису список вопросов, на которые он успел ответить до своего отбытия в неизвестном направлении. Ведь, как водится, осужденный узнает о месте нового заточения только по прибытии в него. К сожалению, ответы приходят с опозданием, за это время умерла мать политзека, появились новые вопросы, но и ответы на прежние не потеряли своей актуальности. Хотя эти ответы Стомахин пытается донести до сограждан уже не первый год.
— Борис, как изменилась ваша жизнь после приговора к крытой тюрьме — в отношении к вам местного начальства, перевели ли вас в какое-то другое помещение?
— Пока по сути не изменилось ничего. Я просто сижу и жду, когда придут и начнут конвоировать куда-то. Я нахожусь в "одиночке", в "каменном мешке". Это место моего двухлетнего пребывания. 7 сентября исполнилось 700 дней. Видеокамера смотрит на меня день и ночь. В 2014 году посадили как-то раз меня в общую — дня на четыре всего, потом снова перевели сюда. Как по мне — одному гораздо лучше.
Хотя условия в целом — жуткие. Именно летом в камере страшный холод — из-за отключенного отопления. Когда на улице +30, тогда еще ничего. Но когда +15 — ужасно мерзнешь. Зимой, с отоплением, было бы тепло, но оконная рама у меня тут сломана, плохо прилегает. По камере гуляет ветер. Проблему можно легко исправить с помощью строительной пены, заделать щель хотя бы. Но всем плевать.
— Состояние вашего здоровья в целом — что вы можете об этом сказать?
— Живой пока. Глаза видят, уши слышат. Летом, когда простужался, к "медикам" не обращался из брезгливости. Они шарлатаны. По распоряжению "руководства" все лекарства хранятся где-то у них "в сейфе". Все мои лекарства остались в СУСе в 2015 году. Лекарства должны были переехать вместе со мной. Этот "врач" ведет прием и в СУСе, и в ШИЗО. Мог бы захватить таблетки и передать мне. В Буреполоме, при первом сроке, все лекарства со мной в бараке были. Сейчас — нет ничего.
— Как вы относитесь к "левым"? К Удальцову? Считаете ли вы, что у них есть шанс на поддержку в обществе?
— У "левых"? Да, наверное. И хорошего тут мало. Вспоминается афоризм Зюганова, что Россия — "левая страна". На самом деле — это диагноз.
Потому что зюгановская левизна — она имперская. Российская "стандартная" левизна, к сожалению, именно такая.
Я был солидарен с Удальцовым как с политзеком, когда его упекли в колонию за "массовые беспорядки". Говорил об этом. Но вот теперь, когда он вышел, не знаю — будет ли от него хотя бы слово солидарности с такими политзеками, как я...
— Есть ли перспективы у Навального?
— К сожалению, и у Удальцова, и у Навального перспективы есть. У популистов всегда больше шансов. Но перемен они не принесут. За Навального, я знаю, тут и Латынина впряглась, и Альбац, и вообще — большинство журналистов. Латынина писала, что критики Навального "хотят ходить по воде, а на кресте висеть не хотят". Так вот, я критикую, как раз "вися на кресте". Десять лет сижу. Когда выйду, Бог даст, будут все двенадцать.
Только меня предпочитают не слышать. Как и "левые", "правые" у русских в основном "великодержавники", шовинисты. Кто не таков — являет собой исключение. Например, Алексей Широпаев, публицист, поэт и идеолог западного пути развития России. Критик русской "имперскости". В книге "Тюрьма народа: Русский взгляд на Россию" он пишет об "азиатчине", авторитаризме Московского княжества, пришедшего на смену демократичной Новгородской республике. О постигшем нас "крымнаше" Широпаев говорит, что это ужас, позор, "провал в культурную и нравственную яму". Системообразующие мифы — победобесие, оправдание сталинщины — должны быть разрушены.
Я столько лет об этом говорю — и все впустую. Это серьезная, тяжелая работа, и она еще даже не начиналась.
— Борис, вы резко отзываетесь о согражданах, иногда призываете к мерам, могущим причинить ущерб невинным людям. Нет ли гиперболы в ваших словах?
— Речь же идет о тупиковой ситуации. Какие еще тут могут быть слова? О невозможности перерождения РФ (в ее теперешних границах) в нормально функционирующее государство европейского образца. Жители этой территории придут в сознание лишь после очередного обширного распада этого государства. И то — только если прежний стиль правления осудят и пройдут через массовое покаяние. Денацификацию, как немцы в свое время.
За то, что много лет взращивали и поддерживали этот Мордор. Под их вкусы как раз и подстраивались теперешние узурпаторы. Так что население стоит своих правителей.
— Что вы думаете по поводу сложившегося конфликта Северной Кореи с остальным миром?
— Если даже Трамп не может усмирить этого Ким Чен Ына, то всем прочим и подавно с ним не сладить. Диктатор вполне может добросить бомбу до Гуама. До Южной Кореи — уж точно... Путин все время потакал их агрессивности. А разбираться придется как всегда — американцам. Больше некому. Страсти слишком накалились в последнее время.
— Хорошо ли, что "брекзит" побеждает? Как на ваш взгляд, угрожает ли это ЕС?
— В одном из интервью Вадим Штепа (один из лидеров "Российского интеллектуального движения за культурное самоопределение регионов") говорил: дайте нам референдум, и мы выйдем из ЕС. Мне кажется, проще всего (а не надо бы) диктовать из Брюсселя, как правильно жить. Ведь даже общую конституцию ввести пытались! Буковский называл это EUSSR — знакомый "совок", только на европейский лад. Буковский писал еще в начале 2000-х, что в России победили большевики, а в Европе меньшевики.
Свобода передвижения важна, конечно, но не такой ценой. Это диктатура, пусть даже и мягкая. Для Британии это слишком. Проживут они без ЕС, и дай бог им успеха.
Даже и каталонцы — не пропадут... Британцы, на мой взгляд, наиболее близки к тому, что можно было бы назвать идеальным государством.
— Какое будущее у РФ? Она сможет сохраниться в существующих границах?
— РФ как субъект международного права обречена распасться. Причем чем скорее это произойдет и чем на более подробное количество частей, тем лучше. Проще будет наводить порядок. Санкт-Петербург, например, вполне мог бы быть отдельным, самостоятельным субъектом. Парламентская республика без президента — вот к чему следовало бы стремиться. В конституции должно быть оговорено, что функции президента сводятся к минимуму.
Когда-то программа была на телевидении — "Час быка". Помню, в ней рассказывалась такая история. В Голландии полиция накрыла бордель. Девушки были из РФ. Документов у них не было. Полицейские, чтобы заставить их предъявить документы, вынуждены были доказывать, что этот случай — "особый" и что они вправе настаивать. Надо стремиться к тому, чтобы государство не работало на кастовые, клановые интересы, не смело совать нос в дела граждан под предлогом "защиты нас от нас". Поменьше контроля, поменьше бюрократии, побольше самоорганизации — и жизнь наладится.
У Артура Конан Дойля есть роман "Затерянный мир". Там описывается изолированная от всего на свете земля, населенная динозаврами, каким-то образом уцелевшая в таком виде среди современной Дойлю реальности. Россия — такой же затерянный мир среди Европы.
Герцен когда-то писал, что рабство у нас только увеличилось и окрепло вместе с европейской формой организации суда. Далее оно породило сталинские "тройки". Приговоры штамповали тогда, штампуют сейчас. Ничего не меняется.
— Что, на ваш взгляд, могло бы подтолкнуть позитивные процессы?
— Ну, не знаю, возможно, путинский режим возьмет и рухнет сам в ближайшее время, но нечего на это надеяться, нужно что-то делать. Например, создать группу из влиятельных депутатов в Украине, странах Балтии, Польше, из известных общественных деятелей, объединенных общей задачей — "Путина в Гаагу".
Поскольку гибель империи и имперскости может происходить только параллельно с трибуналом над Путиным и его сообщниками — военными преступниками, захватившими власть в РФ и ведущими войны за ее пределами. Нужен не просто трибунал, а Нюрнберг-2.
Так как первый Нюрнберг был слишком однобоким. СССР был в ранге победителя. А теперь надо этого "победителя" судить и расхлебывать итоги всех его "побед".
Тивур Шагинуров
Борис Владимирович Стомахин (род. 24 августа 1974, Москва, СССР) — российский публицист, осуждённый за разжигание национальной вражды и призывы к экстремистским действиям. В 2006 получил самый большой срок заключения среди всех осуждённых по 282-й статье УК. Вышел на свободу 21 марта 2011 года. Вновь задержан 20 ноября 2012 года по подозрению в нарушении тех же статей УК РФ, а также в оправдании терроризма. 22 апреля 2014 года приговорён к 6,5 годам лишения свободы. 20 апреля 2015 года, отбывая наказание, приговорён к 3 годам заключения.

Язык развязался: Минобраз Татарстана определился с количеством татарского в школах

Язык развязался: Минобраз Татарстана определился с количеством татарского в школах

В ночь с 3 на 4 ноября Энгель Фаттахов подписал новый учебный план — «татар теле» останется обязательным
Язык развязался: Минобраз Татарстана определился с количеством татарского в школах Фото: Максим Платонов
Минобрнауки Татарстана, похоже, определилось с количеством татарского и русского языков в школах — в ночь перед Днем народного единства Энгель Фаттахов подписал примерный учебный план. В письме, которое получили школы, оговаривается, что он носит рекомендательный характер, однако учебные заведения приняли его к обязательному исполнению: татарский остается обязательным предметом как государственный язык в количестве двух уроков в неделю, еще три урока отведены под «родной язык». Русский язык и литература увеличены незначительно, а в 1-м классе и вовсе уменьшены. Подробности — в материале «Реального времени».

Родила царица в ночь: учебный план утверждали до 23.44

В День народного единства директора татарстанских школ не смогли объединиться ни со страной, ни с семьей. Праздник им пришлось провести на рабочем месте, в очередной раз переписывая учебный план. То, что родителям школьников демонстрировали на собраниях перед каникулами, скорее всего, отправится в мусорную корзину — Минобрнауки Татарстана утвердило новый учебный план.
Судя по документам, которые получили руководители районных отделов образования и директора школ, трудились в Министерстве образования и науки Татарстана до глубокой ночи. Министр Энгель Фаттахов завизировал методические рекомендации в 23 часа 44 минуты.
В первом абзаце письма деликатно напоминается, что разработка и утверждение образовательных программ относятся к компетенции образовательной организации и министерство направляет «методические рекомендации с примерными вариантами учебных планов». Впрочем, вертикаль власти в образовании построена таким образом, что рекомендации обычно становятся обязательными к исполнению.
Несколько директоров школ подтвердили «Реальному времени», что переписывают учебный план, ранее приведенный по требованию прокуратуры в соответствие с ФГОС. «После проверок и представлений прокуратуры мы отчитались, что устранили нарушения и привели учебный план к стандартам, а сегодня (4 ноября, — прим. ред.) нам Министерство образования спустило другой план», — рассказал директор одной из школ Казани, пожелавший остаться неназванным.
Предмет «Родной язык и родная литература» разбит теперь на две части: собственно «Родной язык и родная литература» и «Татарский язык (государственный язык Республики Татарстан)». Фото kpfu.ru

Из родного языка вычленили государственный

Что же утвердило Министерство образования Татарстана? Фактически это тот же четвертый вариант учебного плана для школ, где обучение ведется на родном (не русском) языке и по которому в республике учились и ранее. Разница лишь в том, что предмет «Родной язык и родная литература» разбит теперь на две части: собственно «Родной язык и родная литература» и «Татарский язык (государственный язык Республики Татарстан)». Из пояснительной записки можно понять, что татарский язык как государственный обязателен для изучения, а родной изучается на добровольной основе.
Татарский, обязательный в параллелях с 1-го по 9-й класс, идет в количестве двух уроков в неделю. Добровольный родной язык и родная литература — в количестве трех часов в начальной школе, за исключением 1-го класса — там два часа, и два часа в неделю в классах с 5-го по 9-й.
В 10-м и 11-м классах, следует из тех же рекомендаций Минобрнауки Татарстана, учебный план реализуется в соответствии с письмом МО РФ от 9.10.2017 №ТС 945/08. В этом письме говорится, что «Родной язык и родная литература» обязательны для изучения только в начальном и основном звене, то есть с 1-го по 9-й класс. В старших классах — на добровольной основе. Причем Минобрнауки России уточняет, что в качестве «родного» могут быть «языки из числа языков народов РФ, включая русский язык».

В старших классах татарский добровольно, в остальных — обязательно

Фактически учебный план, который Энгель Фаттахов в ночь с 3 на 4 ноября спустил в школы, повторяет резолюцию, принятую 25 октября в Казани участниками «представительного собрания по вопросам совершенствования языковой политики». Там говорилось, что татарский язык как государственный должен быть обязательным для изучения с 1-го по 9-й класс, в 10-м и 11-м классах — на добровольной основе, а количество часов русского языка должно быть доведено до уровня, установленного Минобрнауки России. Единственное отличие в том, что Фаттахов определился с количеством часов.
Так, русского языка с 1-го по 4-й классы будет четыре урока в неделю (ранее было три), литературного чтения — два урока, кроме 1--го класса — тут решили, что достаточно всего одного урока в неделю (ранее в 1-м и 3-м классах было два часа, во 2-м и 4-м классах — три часа литературного чтения в неделю).
Ирина Бакова на последней сессии Госсовета выступила с критикой в адрес министерства и прокуратуры. Фото gossov.tatarstan.ru
В 5-м — 9-м классах на один час больше будет русского языка и литературы (к примеру, в 5-м классе теперь пять уроков русского вместо четырех и три урока литературы вместо двух).
Для сравнения — учебные планы, которые школы планировали вводить со второй четверти и отчитались по ним перед прокуратурой, отличаются от предложенных накануне Минобрнауки Татарстана большим количеством русского и меньшим родного. К примеру, в гимназии №102, директор которой Ирина Бакова является еще и депутатом Госсовета (на последней сессии она выступила с критикой в адрес министерства и прокуратуры), предполагалось в начальной школе русский язык увеличить до пяти уроков в неделю, литературное чтение до четырех уроков. В 5-м классе — до пяти и трех уроков соответственно, родной язык уменьшить до двух часов в неделю.

Если где-то прибыло, значит где-то убыло: закон Архимеда соблюли за счет «школьного компонента»

Если русского языка и литературы стало больше, а родного языка практически осталось так же, как и ранее (с единственной разницей в том, что предмет теперь разбит на «государственный» и «родной»), а учебных дней в неделе как было, так и осталось шесть, то возникает вопрос: за счет каких предметов решили языковой конфликт?
А сделали это за счет так называемого «школьного компонента». В соответствии с ФГОС каждая школа имеет право вводить дополнительные уроки по профилю. И если раньше «школьного компонента» было три часа в неделю, то теперь остался только один час, а в 1-м, 4-м и 6-м классах не осталось вообще.
Этот компонент школы отдавали под дополнительное изучение математики или иностранного языка, но с планом, который Минобрнауки Татарстана пытается внедрить в школах теперь, такой возможности не будет. Учитывая то, что с 2022 года иностранный язык становится обязательным предметом единого госэкзамена, родителям придется нанимать репетитора еще и по этому предмету.
Родители кадетской школы №49 Набережных Челнов сравнили расписания, по которому учились ранее и которое предлагает Минобрнауки Татарстана ввести со второй четверти — у семиклассников исчезли уроки алгебры и биологии, которые как раз подразумевались под «школьным компонентом».
Кстати, после прокурорских проверок увеличили количество русского языка и в татарских гимназиях. Посовещавшись, директора пожертвовали «самым ненужным» предметом — физкультурой, сократив ее в расписании с трех до двух уроков. Теперь в том же письме физкультуру рекомендовали вернуть обратно, уменьшив часы «Родного языка и литературы».
Директора татарских гимназий пожертвовали физкультурой, сократив ее в расписании с трех до двух уроков. Фото 21region.org

Новым планом недовольны ни русские, ни татары

Днем 4 октября, вдогонку к ночному письму Энгеля Фаттахова, директора школ получили «дополнение к методическим рекомендациям», где подробнее описывается, что должны изучать дети в рамках предмета «Родной язык и родная литература», который подразделяется на родной и татарский государственный. Последний русскоязычным детям рекомендуется преподавать, используя коммуникативные технологии, то есть сделать упор на разговорный язык, а не на грамматику, засилье которой на уроках сейчас является предметом недовольства родителей.
Везде, где говорится о родном языке, в скобочках указывается «татарский» и подробно описывается, какими учебными пособиями пользоваться. Либо изучение родного русского языка новым учебным планом не подразумевается вообще, либо произошла какая-то ошибка и директорам прислали не все страницы из рекомендаций Минобрнауки. Если так, то школы должны сами придумать, чем занять в часы родного языка детей, для которых родным является русский.
Скриншоты ночного письма Энгеля Фаттахова быстро распространились по родительским сообществам. Руководитель группы «Против поборов в школах и детских садах» Екатерина Матвеева резко отозвалась об инициативе Минобрнауки.
— Я в шоке, я понимаю, что родителей обманули. Вообще не должно стоять в расписании такого предмета, как «Государственный язык РТ», этого ни в каком ФГОСе нет! Что будут делать школьники, не выбравшие дисциплину «Родной язык», раз она является добровольной? Они [Министерство образования и науки РТ] опять украдкой придумали свой план и пустили по школам — это саботаж! — считает Матвеева.
В группе «Родительское сообщество Республики Татарстан» действия Минобрнауки также называют саботажем, предлагают срочно копировать планы, которые утверждала школа до выхода на каникулы, и обращаться в прокуратуру, инициируя новую проверку.
Недовольны остались новым учебным планом и оппоненты русскоязычных родителей, несмотря на то, что татарский язык остается обязательным. В группе «Татароязычные родители» практически каждый комментарий сводится к тому, что оба государственных языка республики должны изучаться в равном количестве.
Источник : https://realnoevremya.ru/society/education/80754-v-tatarstane-tatarskiy-yazyk-v-shkolah-budet-obyazatelnym?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2004 г. N 16-П по делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан"

https://www.google.com/search?newwindow=1&dcr=0&source=hp&ei=KFP_WaXeJ4nF6ATj9YzwBw&q=%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%83%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D0%A1%D1%83%D0%B4%D0%B0+%D0%A0%D0%A4+%D0%B2+2004+%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83+%D0%BE+%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8+%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B0&oq=%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%83%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D0%A1%D1%83%D0%B4%D0%B0+%D0%A0%D0%A4+%D0%B2+2004+%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83+%D0%BE+%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8+%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B0&gs_l=psy-ab.3...3399.35283.0.36203.0.0.0.0.0.0.0.0..0.0....0...1.1.64.psy-ab..0.0.0....0.IAH16WLSMT4

23 ноября 2004 г.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2004 г. N 16-П по делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан", части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан", пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" и пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина С.И. Хапугина и запросами Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан

Именем Российской Федерации
Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, В.О. Лучина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,
с участием гражданина С.И. Хапугина, представителей Государственного Совета Республики Татарстан - Председателя Государственного Совета Республики Татарстан Ф.Х. Мухаметшина и кандидата юридических наук Ш.Ш. Ягудина, представителя Верховного Суда Республики Татарстан - судьи Верховного Суда Республики Татарстан Р.Г. Габдуллина, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Е.Б. Мизулиной, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова,
руководствуясь статьей 125 (пункты "а" и "б" части 2 и часть 4) Конституции Российской Федерации, подпунктами "а" и "б" пункта 1 и пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, подпунктами "а" и "б" пункта 1 и пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 84, 85, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан", части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан", пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" и пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации".
Поводом к рассмотрению дела явились жалоба гражданина С.И. Хапугина, в которой оспаривается конституционность положения, содержащегося в пункте 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан", части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" и пункте 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании", а также запросы Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан, в которых оспаривается конституционность положений пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации". Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями законоположения.
Поскольку все обращения касаются одного и того же предмета, а именно законоположений о статусе государственных языков в Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи-докладчика М.И. Клеандрова, объяснения сторон и их представителей, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации
установил:
1. Пунктом 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан от 8 июля 1992 года "О языках народов Республики Татарстан" (в редакции от 28 марта 1996 года) предусматривалось, что татарский и русский языки как государственные языки Республики Татарстан изучаются в детских дошкольных учреждениях, общеобразовательных школах, средних и средних специальных учебных заведениях в равных объемах. С 28 июля 2004 года в Республике Татарстан действует Закон Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан", в части второй статьи 9 которого также устанавливается, что татарский и русский языки в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах. Аналогичное положение закреплено в пункте 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан от 19 октября 1993 года "Об образовании" (в редакции от 29 мая 2004 года).
На основании пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан" и пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" Ново-Савиновский районный суд города Казани отказал в удовлетворении жалобы гражданина С.И. Хапугина, поданной им в интересах несовершеннолетнего сына, о признании неправомерными действий начальника районного отдела образования Ново-Савиновского района города Казани, чьим приказом установлена обязательность изучения татарского языка в равном объеме с русским языком, а Вахитовский районный суд города Казани - в удовлетворении искового заявления о признании недействительным в той же части базисного учебного плана общеобразовательных учреждений, утвержденного Министерством образования Республики Татарстан.
По мнению гражданина С.И. Хапугина, поскольку примененные в его деле законоположения и соответствующее положение части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан от 28 июля 2004 года "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" обязывают учащихся общеобразовательных учебных заведений с русским языком обучения изучать татарский язык в большом объеме, для них - при соблюдении установленных максимальной учебной нагрузки и обязательного минимума содержания основных образовательных программ - ограничивается возможность углубленного изучения иных предметов учебного плана, а также освоения дисциплин по выбору (факультативно). Тем самым, утверждает заявитель, граждане Российской Федерации, проживающие в Республике Татарстан, ставятся в неравное положение в реализации права на образование по сравнению с проживающими в других субъектах Российской Федерации, чем нарушаются гарантии данного права, закрепленные в статье 43 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 6 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (часть 2) и 55 (части 2 и 3).
В запросе Государственного Совета Республики Татарстан, направленном в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке статьи 125 (пункт "а" части 2) Конституции Российской Федерации, и запросе Верховного Суда Республики Татарстан, обратившегося в Конституционный Суд Российской Федерации в связи с рассмотрением конкретного дела в порядке статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, оспаривается конституционность пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации от 25 октября 1991 года "О языках народов Российской Федерации" (в редакции от 11 декабря 2002 года), согласно которому в Российской Федерации алфавиты государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик в составе Российской Федерации строятся на графической основе кириллицы; иные графические основы алфавитов государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик могут устанавливаться федеральными законами.
Заявители утверждают, что установление графической основы алфавита как органической составной части государственного языка республики, по смыслу статей 68 (часть 2), 71, 72, 73 и 76 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации, не относится ни к ведению Российской Федерации, ни к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов и, следовательно, в этом вопросе республики обладают всей полнотой государственной власти; выбор графической основы алфавита государственного языка является правомочием, производным от конституционного права республики устанавливать свои государственные языки, и, соответственно, составляет исключительную компетенцию самих республик. По мнению заявителей, федеральный законодатель, предусмотрев в пункте 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации", что графические основы алфавитов государственных языков республик устанавливаются федеральными законами, в нарушение статей 68 (части 2 и 3), 73 и 76 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации неправомерно вторгся в компетенцию этих субъектов Российской Федерации, которые вправе осуществлять в данной сфере собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов; в Республике Татарстан таковым является Закон Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года "О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики", предусматривающий, что в Республике Татарстан восстанавливается татарский алфавит на основе латинской графики (статья 1) и что до 1 сентября 2011 года действуют одновременно два алфавита - на основе латинской графики и кириллицы (статья 3).
Таким образом, предметом рассмотрения по настоящему делу являются следующие нормативные положения, касающиеся статуса государственных языков в Российской Федерации:
положение пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан" (в редакции части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан") и пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании", согласно которому татарский и русский языки как государственные языки Республики Татарстан в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах;
положения пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" о строении алфавита государственных языков республик на графической основе кириллицы и о возможности установления иных графических основ алфавитов государственных языков республик федеральными законами.
2. Конституция Российской Федерации, исходя из исторически сложившегося государственного единства и в целях решения общегосударственных задач в Российской Федерации как многонациональной стране, определяет, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык (статья 68, часть 1). Кроме того, русский язык традиционно употребляется народами России в качестве основного средства межнационального общения.
Одновременно Конституция Российской Федерации - с учетом обусловленных факторами исторического и национального характера особенностей конституционно-правового статуса республик в составе Российской Федерации - признает за ними право устанавливать свои государственные языки и использовать их в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик наряду с государственным языком Российской Федерации (статья 68, часть 2) и гарантирует всем народам Российской Федерации право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития (статья 68, часть 3), что в свою очередь служит интересам сохранения и развития в Российской Федерации двуязычия (многоязычия).
Названные положения статьи 68 находятся в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации, закрепляющими основы федеративного устройства Российской Федерации как суверенного государства (статья 4, часть 1; статья 5, часть 3), статус республик в составе Российской Федерации (статья 66, часть 1), а также регламентирующими статус личности - об обладании каждым гражданином Российской Федерации на ее территории всеми правами и свободами и несении равных обязанностей, предусмотренных Конституцией Российской Федерации (статья 6, часть 2), о равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо от каких-либо обстоятельств, в том числе национальности, языка и места жительства (статья 19, часть 2), о гарантиях прав каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (статья 26, часть 2), о запрещении пропаганды языкового превосходства (статья 29, часть 2).
Следовательно, вопросы, касающиеся правового статуса государственных языков республик, затрагивают конституционные права как граждан - носителей соответствующего государственного языка республики, в том числе проживающих в Российской Федерации за пределами данной республики, так и граждан, проживающих в ней и не владеющих этим языком, включая права в области общения, воспитания, обучения, творчества, изучения и развития родных языков (статья 26, часть 2; статья 68, часть 3, Конституции Российской Федерации), а также в сфере культуры, включая право на доступ к культурным ценностям (статья 44, часть 2, Конституции Российской Федерации).
Определяя предметы ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, за пределами которого субъекты Российской Федерации осуществляют собственное правовое регулирование, Конституция Российской Федерации относит регулирование прав и свобод человека и гражданина, а значит, прав в языковой сфере, и установление основ федеральной политики в области культурного и национального развития Российской Федерации, составной частью которой является государственная языковая политика, к ведению Российской Федерации (статья 71, пункты "в", "е"), а защиту прав и свобод человека и гражданина и общие вопросы образования, культуры и языка как их компонента - к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункты "б", "е" части 1).
Таким образом, по смыслу указанных положений Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель вправе устанавливать основы правового регулирования языков народов Российской Федерации, включая общие вопросы языковой политики, в том числе относящиеся к статусу государственных языков республик в его соотношении со статусом государственного языка Российской Федерации. Статус государственных языков республик в составе Российской Федерации, как затрагивающий статус государственного языка Российской Федерации, права и свободы ее граждан в сфере образования и культуры, не может быть предметом исключительного ведения субъектов Российской Федерации.
3. Конкретизируя положения статьи 68 Конституции Российской Федерации, Закон Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" определяет, что Российская Федерация в лице высших органов государственной власти осуществляет установление общих принципов законодательства Российской Федерации о языках народов Российской Федерации, обеспечение функционирования русского языка как государственного языка Российской Федерации, содействие развитию государственных языков республик, создание условий для сохранения и развития языков малочисленных народов и этнических групп, не имеющих своих национально-государственных и национально-территориальных образований или проживающих за их пределами (статья 6).
В целях обеспечения функционирования русского языка в качестве государственного языка Российской Федерации, употребления его в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях на всей ее территории, Закон Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" предусматривает его изучение в общеобразовательных учреждениях и образовательных учреждениях профессионального образования, которое в имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях, за исключением дошкольных образовательных учреждений, регулируется государственными образовательными стандартами (пункт 2 статьи 10); при этом преподавание государственных и иных языков в республиках осуществляется в соответствии с их законодательством (пункт 3 статьи 10). Согласно названному Закону право выбора образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения детей принадлежит родителям или лицам, их заменяющим в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 3 статьи 9); язык (языки), на котором ведется воспитание и обучение в образовательном учреждении, определяется учредителем (учредителями) образовательного учреждения и (или) уставом образовательного учреждения в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации (пункт 4 статьи 9).
Аналогичные положения содержатся в Законе Российской Федерации "Об образовании", который, кроме того, закрепляет, что субъекты Российской Федерации в соответствии с их статусом и компетенцией вправе принимать в области образования законы и иные нормативные правовые акты, не противоречащие федеральным законам в области образования (пункт 3 статьи 3). Это означает, что законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации в области образования не могут ограничивать права граждан в области образования, закрепленные Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством, в том числе права, связанные с изучением и преподаванием русского языка как общефедерального государственного языка на всей территории Российской Федерации и на основе установленных федеральных государственных образовательных стандартов.
3.1. Согласно Закону Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" (до 28 июля 2004 года - Закон Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан") государство гарантирует гражданам в Республике Татарстан осуществление основных политических, экономических, социальных и культурных прав вне зависимости от знания ими какого-либо языка (статья 2); государственные языки Республики Татарстан пользуются защитой государства, а органы государственной власти Республики Татарстан гарантируют и обеспечивают социальную, экономическую и правовую защиту языков независимо от их статуса (статья 4); граждане в Республике Татарстан имеют право свободного выбора языка воспитания и обучения, право на получение основного общего образования на родном языке; право выбора воспитательно-образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения детей принадлежит родителям или лицам, их заменяющим в соответствии с законодательством; язык обучения и воспитания в детских дошкольных учреждениях, общеобразовательных школах, средних, средних специальных и высших учебных заведениях определяется законодательством (статья 8).
В качестве государственных языков Республики Татарстан Конституция Республики Татарстан (статья 8) и Закон Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" устанавливают татарский и русский языки, которые на равных основаниях употребляются в деятельности органов государственной власти Республики Татарстан, органов местного самоуправления, государственных органов, предприятий, учреждений и иных организаций, что предполагает их знание государственными и муниципальными служащими, работниками государственных органов, предприятий, учреждений и организаций.
В целях обеспечения на территории Республики Татарстан использования татарского языка во всех сферах официальных отношений законодатель Республики Татарстан вправе - по смыслу статьи 68 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 43 и в соответствии с федеральным законодательством - предусмотреть его изучение как государственного языка Республики Татарстан при получении основного общего образования.
Следовательно, введение законами Республики Татарстан изучения татарского языка как государственного в общеобразовательных учреждениях Республики Татарстан само по себе не нарушает закрепленные Конституцией Российской Федерации право каждого на свободный выбор языка воспитания и обучения (статья 26, часть 2) и право на образование (статья 43), а также вытекающие из нее право родителей или лиц, их заменяющих в соответствии с законодательством Российской Федерации, на выбор образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения детей (пункт 3 статьи 8 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации"), право на получение основного общего образования на родном языке (пункт 2 статьи 6 Закона Российской Федерации "Об образовании"), согласуется с таким принципом государственной политики в области образования, как защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства, и отвечает предъявляемому к содержанию образования требованию - содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от национальной, этнической принадлежности (пункт 2 статьи 2, пункт 4 статьи 14 Закона Российской Федерации "Об образовании").
Тем самым проживающим в Республике Татарстан лицам, которые не владеют татарским языком, предоставляется возможность изучать его.
Однако регулирование статуса татарского языка как государственного языка Республики Татарстан, его защита и развитие, изучение (преподавание) в рамках основного общего образования как обязательной учебной дисциплины должны осуществляться без ущерба для функционирования и изучения русского языка как государственного языка Российской Федерации в соответствии с общефедеральными государственными стандартами с учетом того, что в отличие от русского языка татарский язык не является официальным языком на территориях других субъектов Российской Федерации. В противном случае создавалась бы возможность нарушения гарантированных Конституцией Российской Федерации принципов равенства прав и свобод человека и гражданина и несения гражданами Российской Федерации равных обязанностей на всей ее территории, в том числе применительно к реализации права на образование и языковых прав и свобод (статья 6, часть 2; статья 19, часть 2; статьи 43 и 68).
3.2. Рассматриваемое положение пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан", части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" и пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" об изучении русского и татарского языков в равных объемах распространяется на всех лиц, получающих основное общее образование в Республике Татарстан, в том числе в общеобразовательных учреждениях с русским языком обучения, имеющих государственную аккредитацию, - на тех, для кого татарский язык является родным, и на тех, для кого он родным языком не является; на тех, кто изучает татарский язык с начального уровня образования, и на тех, кто начинал обучение в образовательных учреждениях Российской Федерации, где татарский язык не преподавался.
Между тем данному требованию нельзя придавать абсолютный характер. Изучение в Республике Татарстан русского и татарского языков в равных объемах может иметь место при соблюдении установленных законодательством Российской Федерации федеральных государственных образовательных стандартов, в том числе относящихся к обязательному изучению русского языка как государственного языка Российской Федерации, и при наличии соответствующих условий, в полной мере гарантирующих право на образование, не допускающих умаление других конституционных прав и свобод. Поэтому к реализации законоположений об изучении татарского языка в образовательных учреждениях Республики Татарстан в рамках программы общего образования необходим дифференцированный подход.
Изучение татарского языка как государственного языка Республики Татарстан не может осуществляться в ущерб федеральному компоненту федерального базисного учебного плана и примерных учебных планов для общеобразовательных учреждений Российской Федерации и препятствовать реализации права учащихся на углубленное изучение иных предметов учебного плана, включая русский язык, дисциплин по выбору и т.п. При этом учебные планы и программы должны быть составлены с учетом разнообразных жизненных ситуаций, с тем чтобы для тех учащихся, для которых татарский язык не является родным и которые не имели возможности изучать его как учебную дисциплину в необходимом объеме, не создавались препятствия к прохождению итоговой аттестации и выдаче документа о получении основного общего образования, а также к реализации права на получение образования более высокого уровня.
В противном случае - имея в виду неравные требования, предъявляемые в различных республиках к изучению государственных языков, - не исключаются не только негативные последствия для преемственности обучения в едином федеральном образовательном пространстве, но и нарушения принципа равенства в осуществлении конституционного права на образование, а также права на получение основного общего образования на родном языке, гарантий общедоступности основного общего образования и равного объема обязанностей, выполнение которых необходимо для его получения, и, кроме того, ограничение закрепленного статьей 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на свободу передвижения и выбор места пребывания и жительства.
3.3. Таким образом, содержащееся в пункте 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан" (в редакции части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан") и пункте 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" нормативное положение, устанавливающее, что татарский и русский языки как государственные языки Республики Татарстан в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах, не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в действующей системе нормативного регулирования предполагает, что изучение татарского языка должно осуществляться в соответствии с установленными законодательством Российской Федерации федеральными государственными образовательными стандартами и не препятствовать прохождению итоговой аттестации, выдаче документа о получении основного общего образования и получению образования более высокого уровня.
4. Государственные языки республик - один из элементов конституционного статуса этих субъектов Российской Федерации, который определяется Конституцией Российской Федерации и Конституцией республики (статья 66, часть 1, Конституции Российской Федерации) и вместе с тем обусловлен федеративным устройством Российской Федерации, основанном на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации (статья 5, часть 3, Конституции Российской Федерации).
В силу указанных принципов федеративного устройства и исходя из того, что Конституция Российской Федерации относит установление основ федеральной политики и федеральные программы в области культурного и национального развития Российской Федерации, в том числе основ государственной языковой политики и содействие развитию государственных языков республик, к ведению Российской Федерации (статья 71, пункты "б", "е"), федеральный законодатель вправе урегулировать принципиальные вопросы статуса государственных языков республик, затрагивающие интересы всей Российской Федерации и конституционные права и свободы граждан, а также определить общие принципы правового регулирования этих языков, к которым должны предъявляться особые требования по сравнению с иными языками, не имеющими статус государственных.
4.1. Использование (употребление) языка в качестве государственного в различных сферах государственной деятельности и в официальных отношениях предполагает его существование не только в словесной (устной), но и в письменной форме. Поэтому обязательным и важным компонентом правового статуса государственного языка является графическая основа его алфавита, т.е. системы знаков, употребляемых в письменности.
Установление той или иной графической основы алфавита государственного языка (кириллицы, латиницы или другой), как свидетельствует исторический опыт, обусловливается не только и не столько особенностями фонетики языка, сколько происходящими в обществе переменами социально-культурного и национально-исторического характера, а также интересами государства на разных этапах его развития, в том числе в сфере международных отношений. Соответственно, смена графической основы алфавита государственного языка должна осуществляться с учетом исторических и политических факторов, национальных и культурных традиций, быть научно обоснованной и отвечать общественным ожиданиям, что в конечном счете требует проявления суверенной воли государства.
4.2. Согласно пункту 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" в Российской Федерации алфавиты государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик в составе Российской Федерации строятся на графической основе кириллицы; иные графические основы алфавитов государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик могут устанавливаться федеральными законами.
Установив единую графическую основу алфавитов государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик, федеральный законодатель прежде всего констатировал и легитимировал исторически сложившиеся в Российской Федерации реалии - существование и развитие языков народов России, получивших статус государственного языка, на графической основе кириллицы. Такое законодательное решение в настоящее время обеспечивает - в интересах сохранения государственного единства - гармонизацию и сбалансированное функционирование общефедерального языка и государственных языков республик, направлено на достижение их оптимального взаимодействия в рамках общего языкового пространства и не препятствует реализации гражданами Российской Федерации прав и свобод в языковой сфере, в том числе права на пользование родным языком.
Вместе с тем федеральный законодатель не исключил возможность изменения графической основы алфавитов государственных языков республик, употреблявшейся ими на момент принятия Конституции Российской Федерации. При этом он не вправе действовать произвольно, по своему усмотрению, - такое изменение допустимо, если только оно преследует конституционно значимые цели, отвечает историко-культурным, социальным и политическим реалиям, а также интересам многонационального народа Российской Федерации. Решение же этого вопроса республикой в одностороннем порядке, без учета вытекающих из Конституции Российской Федерации требований и гарантий в языковой сфере, могло бы привести не только к ослаблению федеративного единства, нарушению полномочий Российской Федерации в языковой сфере, но и к ограничению конституционных прав и свобод граждан, в том числе проживающих за пределами республики, для которых данный язык является родным, - на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества, на участие в культурной жизни, на доступ к культурным ценностям, многие из которых созданы на основе исторически сложившейся письменности.
4.3. Таким образом, положения пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" не противоречат Конституции Российской Федерации и согласуются с закрепленными ею принципами федеративного устройства, прежде всего принципом государственной целостности, а также конституционными требованиями, в силу которых основы федеральной политики в области культурного и национального развития Российской Федерации, в том числе государственная языковая политика, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина в языковой сфере, общие вопросы образования и культуры регулируются федеральными законами (статья 5, часть 3; статья 26, часть 2; статья 55, часть 3; статья 68, части 2 и 3; статья 71, пункты "в", "е"; статья 72, пункты "б", "е" части 1).
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 79, 87, 100 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
постановил:
1. Признать содержащееся в пункте 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан" (в редакции части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан") и пункте 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" нормативное положение, устанавливающее, что татарский и русский языки как государственные языки Республики Татарстан в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах, не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в действующей системе нормативного регулирования оно предполагает, что изучение татарского языка должно осуществляться в соответствии с определенными законодательством Российской Федерации федеральными государственными образовательными стандартами и не препятствовать прохождению итоговой аттестации, выдаче документа о получении основного общего образования и получению образования более высокого уровня.
2. Признать положения пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" о строении алфавита государственных языков республик на графической основе кириллицы и возможности установления иных графических основ алфавитов данных языков федеральными законами, не противоречащими Конституции Российской Федерации.
3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и официальных изданиях органов государственной власти Республики Татарстан. Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".
Конституционный Суд
Российской Федерации