ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

понедельник, 30 октября 2017 г.

Мы требуем! Заявление Конгресса интеллигенции

https://nowarcongress.com/petitions/1069/

Мы требуем! Заявление Конгресса интеллигенции

27 октября 2017года
Тридцатого октября нынешнего года, восемьдесят лет спустя после пика репрессий, проводимых советской властью, с первых же месяцев своего существования против всего российского народа, состоится огромной важности событие - открытие памятника памяти жертв политических репрессий 30-х годов. Для сегодняшней власти
это был тяжелый шаг, но жест этот, с большим опозданием, после долгих колебаний был сделан. Это знак признания преступлений, которые совершались в тридцатые годы. К сожалению, точка в этой трагедии еще не поставлена.
Как известно, сталинские репрессии начинались с травли оппонентов в печати, на партийных собраниях, а заканчивались пытками в подвалах Лубянки, одиночными выстрелами в затылок и массовыми расстрелами.
Сегодня, восемьдесят лет спустя, мы обращаем внимание власти, что в последние годы, начиная с 2012-го, атмосфера в стране вызывает тревогу: вместо старых терминов «враг народа», «шпион», «вредитель», введены в оборот новые термины, мало чем отличающиеся от прежних - «иностранный агент», «нежелательная организация», «пятая колонна». Воссоздается обстановка поиска врагов, подозрительности и вражды.
Мы наблюдаем все усиливающуюся травлю оппозиции, которая является по своей сути главным механизмом, осуществляющим обратную связь между обществом и государством.
Мы стали свидетелями того, как травля политических оппонентов разворачивается на федеральных каналах, и как объекты травли становятся реальными жертвами. Самый яркий пример - убийство Бориса Немцова. В этом же ряду - покушение на Юлию Латынину, насильственные действия против Алексея Навального, многочисленные угрозы всем тем, кто имеет мужество выступать с критикой государства. 23 октября было совершено покушение на убийство журналистки «Эхо Москвы» Татьяны Фельгенгауэр. За несколько дней до этого на телеканале «Россия 24» вышло несколько передач, в которых говорилось о том, что радиостанция «Эхо Москвы» занимается «антигосударственной деятельностью». Все это, бесспорно, звенья одной цепи.
Яркое событие последнего времени - судебный процесс против Юрия Дмитриева, три десятилетия жизни отдавшего розыску безымянных могил, расстрельных ям, в которых лежат наши погубленные соотечественники, и восстановлению их памяти. В день открытия памятника 30 октября Дмитриев будет находиться в СИЗО в ожидании приговора и длительного заключения.
Современная Россия движется по тем же рельсам, которые привели страну к катастрофе 37-38-го года. Мы должны сделать все возможное, чтобы остановить этот поезд вовремя.
В стране назрели проблемы, требующие всестороннего и открытого обсуждения, а не навешивания ярлыков. Сегодня в разряде инакомыслящих оказались люди, которые считают, что Россия должна двигаться по европейскому пути, а не по пути изоляции, превращения ее в грандиозную Северную Корею.
Мы призываем власть осознать, что современное государство не может нормально существовать, если правящей силе не противостоит сильная оппозиция, имеющая равные права и возможности распространять свои идеи и равно защищенная государством. Это жизненно важно для всего нашего общества и для самой власти.
Мы требуем от власти прекратить кампанию травли инакомыслящих на федеральных каналах телевидения и закрытия на телевидении политических программ, которые осуществляют эту гнусную травлю.
Мы требуем остановить позорные процессы над Кириллом Серебрениковым, над Юрием Дмитриевым, иные процессы, мотивированные политическими причинами, а также освобождения всех политических заключенных.
Создание памятника жертвам политических репрессий сталинского режима должно стать гарантией того, что еще через восемьдесят лет нашим потомками не придется открывать еще одного памятника жертвам репрессий 10-20-х годов 21-го века.
Обращение подписали:
Людмила Алексеева, правозащитник
Сергей Алексашенко, экономист
Борис Альтшуллер, правозащитник
Григорий Амнуэль, режиссер
Лия Ахеджакова, актриса
Андрей Бабушкин, правозащитник
Гарри Бардин, режиссер
Леонид Бахнов, писатель
Александр Белавин, физик, член-корреспондент РАН
Юрий Богомолов, кинокритик
Валерий Борщев, правозащитник
Владимир Войнович, писатель
Александр Гельман, драматург
Илья Гинзбург, физик
Леонид Гозман, политический деятель
Лев Гудков, социолог
Павел Гутионтов, журналист
Вероника Долина, поэт
Ольга Дробот, переводчик
Наталья Евдокимова, правозащитник
Дмитрий Зимин, пенсионер, основатель компании "Вымпелком"
Евгений Ихлов, публицист
Юлий Ким, писатель
Сергей Кривенко, правозащитник
Михаил Краснов, юрист
Андрей Макаревич, музыкант
Владимир Мирзоев, режиссер
Елена Мовчан, переводчик
Андрей Пионтковский, публицист
Николай Подосокорский, литературный критик
Лев Пономарев, правозащитник
Валерия Приходкина, правозащитник
Ирина Прохорова, издатель
Ольга Седакова, писатель
Владимир Синельников, кинодраматург
Андрей Смирнов, кинорежиссер
Сергей Стратановский, писатель
Любовь Сумм, переводчик
Лев Тимофеев, писатель
Людмила Улицкая, писатель
Марк Урнов, политолог
Эдуард Успенский, писатель
Елена Фанайлова, поэт, журналист
Виталий Челышев, журналист
Игорь Чубайс, философ
Лев Шлосберг, депутат Псковского областного собрания депутатов
Игорь Юргенс, экономист

Репрессия корбаннары оныклары архивлар бусагасын таптый


Репрессия корбаннары оныклары архивлар бусагасын таптый
октябрь 30, 2017
эльвира галиева
Казанда сәяси золым корбаннарына һәйкәл янында (архив фотосы)

30 октябрь – сәяси респрессия корбаннарын искә алу көненә соңгы елларда игътибар кими. Алай гына түгел, Сталин гамәлләрен аклаучылар хәрәкәте җәелеп килә. Архивлар юлын сәяси золымга дучар булучыларның туганнары гына таптый.
Бүгенге көндә репрессияләнгәннәр турында архивлардан мәгълүмат алырга мөмкин. Ләкин аларның шактый өлеше һаман сер булып саклана. 28 октябрь узган "Тарихи бранч"та да фикерләр икегә бүленде.
Тарихчы Илнар Гарифуллин архивларны ачарга, мәгълүматны бар кешегә күрсәтергә кирәк дип саный. Аның фикеренчә, бу безгә тарихны кабатламаска, репрессияләрнең сәбәпләрен, аның масштабын ачыклар өчен кирәк. "Без хәтта төгәл саннарны да белмибез. Саннар белән спекуляцияләр бара", ди ул. Золымга дучар булучыларның балалары, оныклары "донос" язучыларны, атып үтерүчеләрне, хөкем чыгаручыларны эзли башламасыннар өчен мораль амнистия игълан итәргә кирәк, дип саный тарихчы. Ягъни, мәхкәмәләргә шикаятьләр кабул ителмәсен, тарихны тану булсын, ә хөкем итү булмасын. "Башкача фикер йөртү өчен җинаять җаваплылыгын аклау омтылышлары сизелә. Бу бик куркыныч" ди Илнар Гарифуллин.
Тагын бер тарихчы Илдар Шафиков моның белән килешми. "Җәмгыять архивлар ачуга әле әзер түгел", ди ул.
Азатлык сәяси золымга дучар булучыларның оныклары, туганнары белән аралашты, алар җыйган мәгълүматлар белән танышты.
58нче маддә: "шпион", "контрреволюционер" тамгалары һәм атып үтерүләр
Язучы, драматург Мәхмүт Галәү турында аның оныгының кызы Анастасия Галәветдинова мәгълүматны бөртекләп туплаган. Ләкин әле барыбер "ак таплар" кала, диде Анастасия Азатлыкка, чөнки архивтагы кайбер материаллар Галәүнең үлеменә 100 ел булганнан соң гына ачылачак.
Мәхмүт Галәү җәмәгате Зәйнәп белән
Мәхмүт Галәү җәмәгате Зәйнәп белән
Билгеле булганча, Мәхмүт Галәүнең өч хатыныннан өч баласы булган: Диләрә, Нәдер һәм Ләлә. Мәскәүгә ул өченче хатыны Зәйнәп белән күчә. Биредә Галәү әдәби эшчәнлек белән шөгыльләнә, Мосфильмда тәрҗемәче булып эшли, язучылар берлеге әгъзасы була, Максим Горький белән аралашып тора. 1937 елның 22 сентябрендә ул кулга алына һәм 4 ноябрьдә инде атып үтерелә. Берничә айдан хатыны Зәйнәп Хәсәнованы да кулга алып, Караганда янындагы "Арлак" лагеренә җибәрәләр. Ул анда 10 ел утыра һәм иренең язмышы турында берни белми. Кызы Ләләне Иркутскига балалар йортына җибәрәләр. Ана кызы турында белә, балалар йорты тәрбиячесе белән хатлар алышып тора. Ләлә урыс кешесенә кияүгә чыга, ләкин балалары булмый. Галәүнең бернче һәм икенче хатыннарыннан туган балалары үз тормышлары белән яшәгән. Анастасия Галәветдинова Мәхмүт Галәүнең тагын бер кызы Диләрәнең гаиләсен күптән түгел генә табуы турында сөйләде.
Зәйнәп лагерьдән чыккач, 1956 елдан баш прокуратурага Мәхмүт Галәүне аклауны сорап мөрәҗәгать җибәрә. 1957 елда Галәү аклана.
"Мин Мәхмүт Галәүнең улы Нәдер нәселеннән. Нәдер бабай хәрби була, Икенче дөнья сугышын уза. Элекке Ленинградта элемтә академиясен тәмамлый. Гагаринны космска җибәргәндә Энгельс шәһәрендә хөкүмәт белән элемтә булдыру өчен җавап биргән. Соңрак Нәдер бабайны Хабаровскига җибәргәннәр, без шулай Ерак Көнчыгышта калдык", дип сөйли Анастасия.
Мәхмүт Галәүнең улы Нәдер гаиләсе белән
Мәхмүт Галәүнең улы Нәдер гаиләсе белән
Нәдер Галәветдинов подполковник дәрәҗәсенә ирешә. "Ләкин репрессияләнгән кешенең улы тамгасы аны һәрвакыт озатып йөри. Әле өстәвенә татар фамилиясе. Подполковниктан да югарырак дәрәҗә бирмәделәр, гәрчә ул лаек иде", ди оныгы.
Зәйнәп 1969 елда вафат була. Ул Мәскәүдә күмелгән. Мәхмүт Галәү турындагы документлар кызы Ләләдә кала. Ләлә үлеменнән соң аның ире Нәдернең улы Олег гаиләсенә бөтен документларны җибәрә.
"Бездә бу документлар озак кына ятты. Ләкин күпмедер вакыт узганнан соң әнием, белеме буенча филолог, язучы Галәү белән кызыксына башлады. 2009 елда әтием белән әнием ФСБның үзәк архивына сорау җибәрәләр. Мәхмүт Галәүгә кагылышлы материаллар Хабаровски идарәсенә килә. Бездә хәзер Галәүнең фотолары, үз кулы белән язылган анкетасы, хөкем карарларының күчермәләре саклана", ди ул.
Мәхкәмә документындагы мәгълүматка караганда, Мәхмүт Галәү пантюркистик, контрреволюцион эш белән шөгыльләнгән, чит ил дәүләтенә карата шпионлык кылган. Мәхкәмә эше ябык тәртиптә карала, анда гаепләү ягы да, яклау ягы да булмый. 4 ноябрьдә соңгы утырыш була. Протоколда "гаепләнүче үз гаебен таный һәм тиешле җәзага риза, мәхкәмәдән гомерен саклап калуны сорый" дип язылган була. Шул ук көнне Галәүне атып үтерү турында карар чыга.
Язучының крематорийда яндырылган көле Мәскәүнең Донской зиратында гоумум кабергә җирләнгән. "Метр ярымга метр ярым зурлыктагы бу кабердә нинди генә язмышлар юк. Анда бабайның исеме язылган бер кечкенә такта тора, аны үзебез куйдык", ди Анастасия.
Мәхмүт Галәүнең шәхси әйбреләре, кулъязмалары Галәветдиновлар өчен иң зур сер булып кала. "Без дә эзләп карадык, Зәйнәп тә эзләгән. Ләкин алар югалган, дигән җавап кына килде", дип сөйләде Анастасия.
Соңгы елларда Мәхмүт Галәү шәхесенә игътибар артуын, Галәветдиновларның гаиләсенә еш мөрәҗәгать итүләрен дә билгеләп үтте язучының оныгы.
Мәхмүт Галәү 1886 елның 23 ноябрендә Татарстанның Арча районы Ташкичү авылында туа. Нәсел тамырлары Шиһабетдин Мәрҗанига барып тоташа. "Пугач явы", "Саламторханнар", "Курчак туепьесаларын иҗат итә. "Болганчык еллар", "Мөһаҗирләрисемле атаклыроманнарын яза. Сталин репрессиясе елларында 1937 елның 22 сентябрендә кулга алына һәмшул ук елның 4 ноябрендә атып үтерелә
Клара Тукаева-Насыйри
Клара Тукаева-Насыйри
Имай Насыйри турында истәлекләр белән аның кардәше, Башкортсанның Әлшәй районында яшәүче Клара Тукаева-Насыйрова уртаклашты. Ул Имай Насыйри турында китап та язган. "Аның исеме хаксыз онытылган иде", ди Клара ханым. Әйткәндәй, кайбер белгечләр Насыйриның Такташ дәрәҗәсендәге шагыйрь булуын, ләкин ни өчендер популярлашып китмәгәнен таный.
Имай Насыйрй турында аның җәмәгате Бәдрикамал сөйләп калдыра. Клара Тукаева шулай ук архивларда да эзләнә.
Имай Насыйрины 1937 елда төнлә алып чыгып китәләр. Ул вакытта язучы "Коммуна" (хәзер "Кызыл таң") гәзитендә эшләп йөри. Аны "Коммун" гәзитенә "Үсү", "Җидегән" "контрреволюцион оешмалар" әгъзалары булган кайбер язучыларны эшкә алуы, кызыллар тарафыннан атып үтерелгән "контрреволюционер" Шәехзада Бабичны матбугатта мактап чыкканы, матбугатта совет демократиясен һәм колхоз төзелешен яманлаганы өчен гаеплиләр. Насыйрины сигез елга лагерьгә җибәрү карары чыгарыла. Лагерьдән хатыны Бәдәргә хатлар язып тора.
Хатларның берсендә ул "Әмма кадерле Бәдәр, син кайгырма, мин барыбер үземнең гаепсезлегемне Мәскәү алдында раслаячакмын. Бөтен тарихны язачакмын, тоташ хезмәтләр – повестьлар иҗат итәрмен, ә шулай да раслармын", дип яза. Ләкин инде соңрак бер хатында "Верховынй прокурорга яздым, күңелем төшенке. Әгәр минем эшемдә дөреслек эзләсәләр, мине хөкем дә итмәсләр иде. Күрәсең, алар аны эзләми. Шуңа күрә язудан файдасы юк", ди Насыйрый. Шул ук хатында гади көнкүреш мәсьәләләренә күчеп, "Соңгы посылкаңда, Бәдәр, син бөтенләй тәм-том салмагансың (...) Ләкин мин аның әз генә булса да булуын теләр идем", дип яза.
Хатларында ул шулай ук Свердлау өлкәсенең Үрге Тәүдә авылында урман биржасында төрле эшләрдә эшләве турында яза. Язучы, шагыйрь, мөхәррир 1942 елда шул лагерьдә үлеп кала. Ачлыктан интегеп, бик авыр яшәгәне билгеле. Аның каберенең кайда икәнлеген дә белүче юк.
Имай Насыйриның ике баласы булган, ләкин икесе дә кечкенә чакларында ук үлә. Бәдрикамал ялгызы яши. "Бик авыр булган аңа яшәве, еламыйча сөйләми иде. "Халык дошманы" хатыны булуы сәбәпле кысуларга, мыскыллауларга дучар булды. Имай Насыйрины аклау турында карар чыккач, бик сөенгән иде", ди Клара Тукаева.
Имай Насыйри 1898 елда туа. Стәрлетамакта “Шәргыя” мәдрәсәсендә укый. Партия әгъзасы була, агитаторлык эшчәнлеге алып бара. Төрле елларда “Белем”, “Сәнәк” журналлары, “Коммуна” (хәзерге “Кызыл таң” гәзите) мөхәррире булып эшли. 1937 елның 12 декабрендә кулга алына. 1940 елда 58нче маддәнең 2нче, 6нчы, 10нчы, 11нче пунтклары нигезендә сигез ел ирегеннән мәхрүм ителә. Свердлау өлкәсендә тоткынлыкта 1942 елны үлә. 1956 елның 30 гыйнварында аклана.
Мәдинә Сибгатуллина
Мәдинә Сибгатуллина
Указлы мулла Сибгатуллин Гишам турында Азатлыкка аның оныгының кызы Мәдинә Сибгатуллина сөйләде. Сибгатуллин Гишам Казан губерниясенең Тәтеш өязе Каменный Брод авылында указлы мулла була. Инкыйлабка кадәр үк аны аны Төмән өлкәсенең Түбән Тәүдә районындагы Болгар авылына указлы мулла итеп җибәрләр. Татарстан дәүләт архивы материалларына караганда, Гишамның җиде ир туганы, өч кыз туганы булган. Ир туганнары барысы да мулла булган. Инкыйлабтан соң Гишам аклар ягына күчә, Колчакның сәяси карашларына теләктәшлек белдерә. Колчакны атып үтергәннән соң күтәрешләрдә катнашуы сәбәпле ватандашлыгы алына. Гишам Бикчәнтәев фамилиясен Сибгатуллинга алыштырырга мәҗбүр була. Коллективлаштыру чорында кулак тамгасы тагыла. Гишамның улы Гаделша бабай сөйләвенә караганда, әтисенең зур йортын Тукман авылына күчереп, мәдәният йорты ясыйлар. Икенче бер йортыннан Киндердә ат сарае булдыралар.
Гишам Сибгатуллин 1937 елның 4 ноябрендә кулга алына. "Милләтчелек төркеме оештыруда һәм аның рухландырып торучысы булуда" гаепләп, 58нче маддәнең 10-11 пунктлары нигезендә хөкем итәләр. Шул ук елның 14 декабрендә ул атып үтерелә. Каберенең кайда икәнлеген билгесез, ди Мәдинә Сибгатуллина.
Аклау турында белешмә
Аклау турында белешмә
Гишам Сибгатуллин 1989 елда гына аклана. Аның дүрт баласы – өч үз баласы һәм бер асрамага алган баласы була. Асрамага алынган баласы да репрессияләргә эләгә һәм каналлар казырга сөрелә. Аның язмышы Сибгатуллиннар гаиләсенә билгесез. Бер кызы психиатрик хастаханәгә эләгә, ә икенчесенең язмышы турында шулай ук берни билгеле түгел.
"Минем бабам – Гишамның улы Гаделша 1919 елда туган һәм Икенче дөнья сугышын башыннан ахырына кадәр узган. Гаделшаның улы – Шәүкәт – минем әти. Әтием искә алуынча, аларның гаиләсе бик фәкыйрь яшәгән". Гаделша 1987 елда вафат була."
"Бу кадәр кеше корбаннарына китерүче вакыйгаларны шәхсән үзем аклый алмыйм. Респрессияләрне акларгамы, юкмы дип сорау куелырга тиеш тә түгел, дип саныйм. Шулай да тарих – тарих булып кала, аны кабул итәргә кирәк. Безнең менә шундый тарих. Үткәнне һәм тарихны үзгәртеп булмый, иң мөһиме мондый алымнарны киләчәктә кулланмау", ди Мәдинә Сибгатуллина.
Татар кулаклары илнең иң авыр эшләрендә булган
Кулаклар сәяси золым корбаннары исәбенә керми. Ләкин алар да Сталин репрессияләре корбаны була. Авыл хуҗалыгында коллективлаштыру башлану, Сталинның шәхес культы ныгу – авылда яшәүче азмы-күпме хәллерәк кешеләрнең малларын тартып алуга, аларны чит җирләргә авыр эшләргә сөрүгә китерә. Татарлар өчен әлеге вакыйгалар тирән эз калдыра. Бу хакта язучы Фәүзия Бәйрәмова әсәрләрен, тарихчы Нурулла Гарифның документаль китапларыннан укырга да мөмкин.
Нурулла Гариф
Нурулла Гариф
Нурулла Гариф Азатлыкка үз гаиләсенең репрессияләргә дучар булу тарихын сөйләде.
"Бабайның әтисе биш ир, бер кыз бала булган. Шәрәфетдин бабай аларның олысы. Алар урман алып, утын әзерләп, шул утынны Чистай шәһәренә илтеп сатканнар. Шуннан төрле тауар алып кайтып авылда кибет тотканнар. Аларны 1931 елда, кече улы Зиннәтулланың гаиләсе белән Чиләбе өлкәсенә куганнар. Куылган җирдә аның өч кызы, улы, хатыны үлеп кала. Куылу вакыты узгач, шунда чакта туган 5 яшьлек улы белән авылга кайта. Әти-әнисен, эшкә ярамый башлагач, алданрак җибәргәннәр", ди Нурулла Гариф. Аларның 1907 елда төзелгән ике катлы кирпеч йортлары, таш кибетләре хәзер Нурулла Гариф карамагында. Ул анда музей төзегән.
Шәрәфетдин йорты төзекләндерелә
Шәрәфетдин йорты төзекләндерелә
"Шәрәфетдин бабайның икенче улы - минем бабам Гарифетдиннең 11 баласы була. Аланың да йортларын, капкаларын, бер кечкенә генә абзардан кала барысында сүтеп алып китәләр. Өйдәге җиһаз, мал-туарларны көн саен базар оештырып сатып бетерәләр. Эш кораллары колхозга алына. Бабай, соңрак әти дә, шул сәбәпле, гомер буе колхозга кертмәделәр, урманчылыкта эшләделәр. Бабайны куылудан да, шунда эшләгән җитәкчесе, яһүд кешесе саклап кала. Әмма аларның ул-кызларының эшкә ярый торганнарын, кулак балалары дип, Донбаска, Себергә, Пермь өлкәсенә һәм шундый башка өлкәләргә шахта эшенә куганнар. Аларның күбесе шундагы авыр эшләрдән вафат булганнар. Без ярты нәселебезне шулай югалттык. Бүгенге көндә аларның исән калганнары исә, мул тормышта, бер-беребезне барлап, ярдәмләшеп яшәп ятабыз. Бабаларымның язмышы, гомүмән нәселебез турындагы истәлекләрне туплап, 264 битле китап чыгардым," ди Нурулла Гариф.
"Кулак" тамгасы алучылар исемлегенең бер өлеше
"Кулак" тамгасы алучылар исемлегенең бер өлеше
Шулай да, нәселең нык булса, юка чыгара алмыйлар икән ул, дигән фикердә тарихчы. Кечкенә генә авылдан сөргенгә куылучылар күп булган. Ләкин шуңа карамастан, күбесенең нәселе дәвам итә, алай гына да түгел, араларында зыялылар, фән докторлары, кандидатлары, билгеле эшмәкәрләр, журналистлар да шактый. "Әгәр бу нахакка рәнҗетелгән, куылган нәселләрнәң бихисап бала-чагалары төрле авырлыклардан юкка чыгарылмаган булса, алар арасыннан әле тагын күпме укымышлы шәхесләр чыгар иде", дип кызганыч белдерә Нурулла Гариф. Ә менә куучыларның җепләренең күбесенең бүгенгесе аянычлы, икәнен дә билгеләп үтә тарихчы. "Кайберләренең авылда нигезләре дә, ул гынамы, нәселләре дә дкалмаган инде. Болар бары гыйбрәт өчен генә искә алына", ди ул.
"Бүгенге чорда да дәүләт алып барган сәясәт бары җиңүләргә корылган чорларны мактауга гына кайтып кала. Дистә миллионнарча кешеләрне юкка чыгарган ачлык, көчләп күмәкләштерү (колхоз), дингә каршы сугыш, репрессия, талаулар, әйтерсең лә тарихта булмаган. Әлеге вакыйгалардан соң бер гасыр вакыт та узмаган. Бу чорларны өйрәнү бүгенге көндә хупланмый. Алай гына да түгел, бу чор-вакыйгаларга бәйле документлар да тулысынча диярлек юкка чыгарылган, яисә алар җиде кат йозак артында саклана", ди тарихчы.
Нурулла Гариф Балык Бистәсе, Мамадыш һәм башка районнарның авылларында яшәүче 300 якын репрессияләнүчеләрнең бала-оныкларыннан бу чордагы истәлекләрен туплап өч китап эшләде.
Шамил Шәмсевәлиев
Шамил Шәмсевәлиев
Балык Бистәсенең Күгәрчен районында туган Искәндәровларның репрессиясләнеп, Магнитогорскига сөрелү тарихын Азатлыкка Шамил Шәмсевәлиев сөйләде. Шамил аганың бабасы Вәлимөхәммәт һәм бабасының әтисе Сәхәбетдинне репрессияләп, Магнитогорскига җибәрәләр. Бер елдан Сәхәбетдин һәм Вәлимөхәммәтнең бер улы шунда вафат була.
Вәлимөхәммәтнең зур кызы Рәйсәгә сөргеннән качып калырга насыйп була. 1931 елның җәй башында аны Ленинград өлкәсендә торф әзерләү эшләренә җибәрләр. "Гомергә авыл халкын шундый авыр эшләргә җибәрделәр", ди Шамил ага. Эш вакытын тәмамлап кайтып килгәндә Балык бистәсенең пристанендә ул Сәхәбетдин бабайны очрата. Сәхәбетдин аны күрүгә: "Кызым, безне кулаклар дип куялар, кая икәнен дә белмибез, пароход көтәбез. Син, кызым, бу тирәдә йөрмә, авылга кайтып кит, белсәләр, сине дә безнең белән алып китәрләр", ди.
Авылдан сөрелгән Вәлимөхәммәт җәмәагте Шәмсениса һәм ике баласы белән. 1934 ел
Авылдан сөрелгән Вәлимөхәммәт җәмәагте Шәмсениса һәм ике баласы белән. 1934 ел
Өйләренә комсомол активистлары кереп утырган, берни калмаган. Күршеләрендә, Биектау, Юлсубино авылларында туганнарында яшәргә тулы килә Рәйсәгә. 1932 елда киүгә чыга. Сугыш башланганчы Рәйсә белән Фәйзрахман ике тапкыр Магниторскига барып киләләр. Сәхәбетдиннәр гаиләсе үзләре төзегән 21 бүлмәле баракта яшәгән. Ике гаиләгә - бер бүлмә. Искәндәровларга кайту хокукы 1946 бирелә, ләкин алар 1953 елда гына кайтып килә алалар. Шамил ага сөйләвенчә, Хәзер инде Магнитогорскида өченче-дүртенче буын яши.
Безгә инде "кулак оныгы" шаукымы кагылмады, ә менә әтине авыл берлеге рәисе Садыйров Хәмит әледән-әле кисәтеп торган, дип сөйли Шамил ага. "Онытма, син кулак кияве. Башыңны бик күтәрә башласаң, сине дә шунда җибәрергә күп сорап тормабыз", дигән сүзләрен Фәйзрахман үпкә белән кабул итә торган булган. Магниторскида яшәүче Рәшидә апа мәктәптә мыскыл итмәсеннәр дип, аларга кулак оныклары икәнен беркайчан да әйтәмәгән.
Сталинга бер яклы гына карарга ярамый, дип саный Шамил Шәмсевәлиев. Индустриализация булсынмы ул, ни булса - барысы да корбаннар хисабына башкарылган. "Әни нәселенең ул вакыттагы хакимияткә ачуы зур булды. Үз куларың белән салып кергән йортны ташлап, малларынңны тартып алып әйберләреңне бер капчыкка салып әллә кая җибәрсеннәр әле. Магнитогорскида яшәүче туганнарым Исмәгыйль абый белән Асия апа, их, безне дә сөргенгә җибәрмәгән булсалар, безнең дә балалар сезнеке кебек әйбәт яшәрләр иде, дип сөйләгәннәрен хәтерлим", ди Шамил ага.
Шул ук вакытта әтисенең гаскәргә барып балта остасы һөнәренә өйрәнүе, үзенең Сталин вакытында төзелгән мәгариф системында белем алуын ил башлыгына уңай карарга нигез бирә дип саный Шамил ага. 
Шамил Шәмсевәлиев Казан финанс институтын тәмамлаган, озак еллар Норильскида төсле металлар чыгару комбинатында, соңрак Казанга кайтып "Госплан"да эшли.​
Белешмә. Бәйсез тарихи чыганакларга күз салсак, Сталин репрессиясе елларында Русиядә биш миллионга якын кеше сәяси золым корбанына әйләнеп җаваплылыкка тартыла. Шуларның бер миллионнан артыгы атып үтерелә. Калганнары исә ГУЛАГка эләгә. Алты миллионнан артык кеше депортацияләнә, 1932-1933 елларда җиде миллионлап кеше ачлыктан үлә.
"Хәтер китабы" мәгълүматларына караганда, Татарстанда 50 меңнән артык кеше репрессияләргә дучар булган. Аларның биш меңнән артыгы атып үтерелгән. Республикаларга, районнарга өстән күпме кешене репрессияләргә, кулак дип малын тартып алырга, сөргенгә сөрергә "разнарядка"лар килгән. Урыннарда аны арттырып үтәгәннәр.

"Исчезновение татарского языка в школах ведет к исчезновению татарской нации. Вы этого хотите?"

https://www.idelreal.org/a/fauziya-bayramova-interview/28802805.html
"Исчезновение татарского языка в школах ведет к исчезновению татарской нации. Вы этого хотите?" 

Фаузия Байрамова на Дне памяти. Казань, 14 октября 2017 года

 Фаузия Байрамова на Дне памяти. Казань, 14 октября 2017 года Поделиться "Минниханову и Шаймиеву пришло время сказать народу правду — скоро может исчезнуть и республика как таковая, и татарская литература, и татарская культура, и сама татарская нация". Об этом в интервью "Idel.Реалии" заявила татарская писательница, основатель татарской партии национальной независимости "Иттифак" Фаузия Байрамова. Она поделилась мнением, что руководители республики, которых считает "случайными людьми в татарской истории", до сих пор "не понимают опасность​" исчезновения татарского языка. Федеральные власти "начали с Татфондбанка, потом не продлили договор между Москвой и Казанью, а теперь нападают на язык", говорит она, полагая, что после выборов 2018 года Владимир Путин может и вовсе упразднить национальные республики в России.​ — Вы стали одним из представителей татар Координационного совета народов Поволжья и Урала, учредительное собрание которого прошло 14 октября. В чем причина учреждения такой организации и почему вы приняли решение войти в ее руководство? — Лет 20 назад у нас уже была такая организация, она называлась Ассамблея народов Поволжья и Урала. Это было во времена угрозы суверенитету и потери независимости. Потом все как-то успокоилось — каждая республика пошла по своему пути. Мы тоже успокоились — вроде "бумажный суверенитет" есть, татарскому языку учат, религию разрешают. Работа с другими народами остановилась. ​ Сейчас государство заставило нас вновь объединиться — у нас и в мыслях этого не было — каждый работал по-своему, у каждого были свои тонкости и нюансы. Внезапная угроза потери языка нас ошеломила, разбудила, и мы поняли, что по одиночке мы это не осилим — все-таки угроза идет не только языку, но и национальной культуре, литературе, потому что все это связано с языком. Не будет в школах татарского языка — не будет сокровенной литературы, искусства и культуры. Мы собрались и ищем ответ на вопрос, что делать. Видео Поручение Путина не может быть вышн Конституции! https://www.youtube.com/watch?time_continue=1&v=WtDk3hMhW14 — У вас есть понимание, почему Владимир Путин именно в июле сделал заявление о добровольности изучения национальных языков в школах? — Путин — непростой человек — он просто так ничего не делает и не говорит. Это очередная многоходовая операция. У них в государственной стратегии заложено — "один народ, один язык, одна религия", то есть объединение вокруг русского народа, русского языка и православия. Сначала они попробовали через российскую нацию — народ противился этому. Я думаю, это будет крещение через язык. Сначала язык, потом — православие. Я считаю, Путин не один решает этот вопрос. Вы знаете, что Россией сейчас руководит коллективный "распутин". Идеологи этого — РПЦ, а также шовинистические силы в лице Михалкова и Рогозина. А исполнители — это каратели, опричники — ФСБ, полиция, прокуратура и другие. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Что происходит с татарским? Вопросы о возможной отмене обязательного изучения Почему именно сейчас Путин сделал это заявление, очень правильный вопрос. Внешнюю агрессию Путин практически осуществил — это Украина и Сирия, то есть во внешней политике он себя уже проявил как завоеватель. Прибалтику и полностью глотать Украину он пока не решается — думает. Но есть внутренние проблемы, например, нации. После выборов или даже до них путем укрупнения регионов не будет и национальных республик. Но есть нации, есть мы! Такую многоходовую операцию Путин решил провести через школы, а не через закон — если бы это был закон, международные организации обжаловали бы его, потому что речь идет о национальных меньшинствах. Я думаю, Путин сейчас начнет заниматься внутрироссийскими проблемами. Но не экономикой, не демократией, а народом и нациями. — Заявление Владимира Путина было сделано за 9 месяцев до выборов. Не самый лучший политический ход, вам не кажется? — Он уверен в себе, ведь до этого национальные республики давали ему на выборах 90%. Но голоса дает не народ, а руководители регионов — сколько надо, столько и нарисуют! Ну, чем там эти представители различных национальностей могут рассмешить народ? Будут писать жалобы, заявления — дальше не пойдут. Он очень уверен в этом, у Путина сейчас азарт. Он это делает, чтобы показать русским, что он русский царь-батюшка, но не считается с народами, раз он нападает на последнее — на язык. Ведь у этих народов уже ничего нет. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Интервью с лидером "Комитета русскоязычных родителей РТ" Эдуардом Носовым Мне кажется, им даже не язык нужен, а полностью республика. Позади идет экономический план — "Татнефть". Они начали с Татфондбанка, потом не продлили договор между Москвой и Казанью, а теперь нападают на язык. Никто не ожидал, ведь уже начался учебный год. Кто меняет план в начале учебного года? — А как же стратегия "один народ, один язык, одна религия", о которой вы говорили? — Стратегия — это идеологи, они свое получат. Не сегодня, так через два поколения, когда дети выйдут из школы, не зная татарский язык. Они прекрасно об этом знают. А политикам и экономистам нужен богатый Татарстан, чтобы все было в своем кармане. — Вы относите татар к национальным меньшинствам? — Для большого мира — да. Мы внутри России, мы — колония, нас завоевали в 1552 году. У нас с Россией нет мирного договора. И для большого мира мы — колония и национальное меньшинство. Но мы себя малым народом не считаем. Я вообще не привыкла делить народы на малые или большие. Но мир так делит. Надо честно признать, что в советское время в городах тоже практически не было татарских школ. Была лишь одна школа и то интернат — ныне это вторая гимназия в Казани. Но в деревнях татарские школы были! Нас это удовлетворяло, потому что кадры все равно давала деревня — писателей, артистов. Сейчас и в деревнях преподают уроки двумя учебниками — на русском и татарском. Все из-за ЕГЭ! Но учебников на татарском все меньше и меньше. В городских школах язык обучения — русский. Математика, физика, география — все на русском языке. Неужели им этого мало? Если мы в школах потеряем язык, в дальнейшем мы потеряем тысячелетнюю литературу и культуру. ОБ АРГУМЕНТАХ ПРОТИВНИКОВ ИЗУЧЕНИЯ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА — Давайте поговорим об аргументах, которые предъявляют родители, выступающие против обязательного изучения татарского языка в школах. Начнем с предложения преподавать татарский факультативно. — Представим класс, в нем 30 детей. Допустим, половина из них русские, а другая половина — татары. Придется делить классы, школы — это очень болезненный и ненужный процесс. Наши руководители, наверное, долго думали, что делать. И решили, что либо учат все, либо никто! Иначе не получается. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Интервью с кандидатом политических наук Ильшатом Саетовым о том, почему родители не хотят, чтобы их дети учили татарский язык Давайте посмотрим. 30 детей в классе, 15 отказались от татарского. Из 15 оставшихся — половина детей из смешанных браков — они тоже отказались учить татарский. Остается 6-7 детей, но ради них никто учителей держать не будет. — Таков выбор родителей. — А почему про другие предметы родители так не думают? Например, про английский язык. — Скорее всего, потому, что он понадобится их детям. — Мне тоже было трудно читать и писать по-русски. Почему меня заставляли? Нельзя делить классы! Дети ведь и английский не знают. Они думают, что пуп земли — это русские, что пуп земли — это русский язык, и им этого достаточно. Это обыкновенная лень. Я не намерена никого заставлять, но школа у нас общая. — А что делать с той напряженностью, которая возникла сейчас между русскими и татарами? — Вы знаете, почему русские не хотят изучать татарский язык? Я сразу скажу — колонизатор никогда не будет учить язык раба. У русских в генах сидит то, что они завоеватели. Они этого не забыли, они завоевали, они — колонизаторы, а мы — рабы. Для них это унижение. — Ну, какие рабы? В Татарстане половина населения — татары. — Раз живете в Татарстане, уважайте язык этого народа. — Следующий аргумент родителей, выступающих против изучения татарского языка, заключается в том, что татарский язык не понадобится их детям в будущем, да и учебные пособия никуда не годятся. — Это только повод — учебники везде одинаковые. — А что касается ненадобности татарского языка в будущем? — Понадобится! Когда в Турцию поедете, без знаний татарского языка вы даже хлеб не сможете купить. — Еще один аргумент — многие родители не учили татарский язык в школах и не имеют возможности проверять домашнее задание у своих детей. — 90% родителей и английский не знает, но нанимают детям репетиторов, они остаются после уроков. Я не помню ни одного русского ученика, которого бы выгнали из школы за то, что он не знает татарского языка. Или на второй год оставили за незнание татарского языка. Не было такого! Все равно есть лояльность, нет ультиматума, что если не знаешь татарского, то останешься на второй год. Нет такого! Даже плохие оценки стараются не ставить в аттестат. Человечный подход. — Сформулируйте в нескольких предложениях, что, на ваш взгляд, делать с тем накалом, который сейчас есть? — Из двух миллионов русских поднялись две тысячи человек. Такие всегда будут. По такому же принципу опять-таки найдутся две тысячи человек, которые не захотят изучать математику или физику. Так что как написано в законе, так и будем преподавать. ​ Если Россия письменно даст заключение, что мы не правы, мы будем судиться в международных судах, потому что поручение Путина — не выше Конституции России и Татарстана. Кроме того, будем работать с народом. И со своим тоже, чтобы они не писали заявления об отказе изучать татарский язык. Среди татар тоже разные есть. Мы всем объясним, что этим шагом мы ставим крест на татарской культуре, татарском языке и татарской литературе. Это поколение поставит на этом крест, а их дети потом скажут: "Мама, папа, зачем же вы это тогда сделали?". — Кто для вас лидер татарской нации? — Те, кто боролись за независимость татарского народа. Это Кул Шариф, Сююмбике, Кучум хан, Батырша, Гаяз Исхаки, Садри Максуди. — А из ныне живущих? — Точно не наши руководители. Наши нынешние руководители, начиная с Шаймиева, заканчивая Миннихановым и Мухаметшиным, — это случайные люди в татарской истории. Это только фамилии, а не борцы за татарский народ. Их посадили, они и сидят. Уберут — уйдут. Я не вижу в нынешнее время лидера нации. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Татарский не для всех. Почему от языка отказываются на востоке республики и в Казани О ПОЗИЦИИ ВЛАСТЕЙ ТАТАРСТАНА — Власти Татарстана практически не комментируют последние новости по отказу родителей от обязательного изучения татарского языка. Почему республиканские власти, на ваш взгляд, в открытую не противодействуют возможному исчезновению татарского в школах? — На митинге, посвященном Дню памяти, я забыла сказать одно — надо было заявить следующее: Минниханову и Шаймиеву пришло время сказать народу правду — скоро может исчезнуть и республика как таковая, и татарская литература, и татарская культура, и сама татарская нация. Необходимо открыто сказать народу: если мы хотим сохранить татарскую культуру и литературу только домашним обучением, домашними разговорами — у нас ничего не получится. Пришло время понять и им самим [татарстанской власти] (мне кажется, они до конца не понимают эту опасность): некому будет писать, читать, выступать по телевизору, на сцене играть на татарском языке. Власти Татарстана все еще надеятся на то, что Москва придет, проверит и все останется так, как есть. Я, например, не надеюсь. Кроме того, у наших властей есть боязнь, что их могут отправить в отставку. Кроме татарского языка, им есть, что терять. Шаймиеву и Минниханову есть, что терять — они и их дети, внуки давно уже русскоязычные. В этом отношении они многого не теряют, но они могут потерять богатства. Они связаны золотыми цепями и поэтому боятся потерять власть. Власть для них богатство. Что потеряет народ, до них еще не дошло и, наверное, уже не дойдет. — Отдельный вопрос про Минтимера Шаймиева. Многие уже как минимум два десятка лет твердят о том, что он умеет договариваться, может вести переговоры. Почему, на ваш взгляд, в вопросе изучения татарского языка не помог и он? — Все говорят, что Шаймиев мудрый. Он хитрый. Но в этот раз хитростью взять не выйдет. Сейчас надо открытым текстом сказать федеральным властям и народу следующее: "Исчезновение татарского языка в школах ведет к исчезновению татарской нации. Вы этого хотите?" Я бы так сказала. — С момента выступления Путина татарские активисты не провели толком ни одной акции в защиту татарского языка. Почему? — Были одиночные пикеты — митинги местные власти не разрешают, хотя подавали десятки уведомлений об их проведении. Активисты пишут уведомления на пикет или митинг — их не согласовывают. Они выходят с заявлениями, их не печатают. Они говорят об этом в интернете — на них заводят уголовные дела. Замкнутый круг. Народ напуган. Все мы уже прошли через уголовные дела. Ну, сколько можно? Лишних возможностей у нас нет. — Есть мнение, что республиканская власть использует активистов татарского национального движения в отстаивании интересов преподавания татарского в школах. ​— В последний раз я встречалась с [Асгатом] Сафаровым (руководителем аппарата президента РТ) в прошлом году после съезда писателей. Мы сидели рядом. Но ни с Шаймиевым, ни с Миннихановым я в последние годы не встретилась ни разу, кроме курултая Всемирного конгресса татар — они сидели на сцене, а я — в зале. Как они могут меня использовать? Я не буду их слушать, никогда такого не было. — На учредительном собрании Координационного совета народов Поволжья и Урала вы сделали политическое заявление, в котором призвали не голосовать за Путина и "Единую Россию". На ваш взгляд, руководство Татарстана должно сделать то же самое? — Они этого не скажут — я же реалист. Но я это буду повторять еще ни раз и буду обращаться как к другим народам, так и к демократам. Это был не спонтанный крик души, а заранее продуманное заявление. О СЛУХАХ — Вам сейчас вновь начали припоминать историю с якобы вашим высказыванием, в котором вы призывали убивать детей от смешанных браков. Давайте расставим все точки над i в этом вопросе. Откуда пошла эта информация? — Это придумал КГБ в начале девяностых годов. Тогда я была народным депутатом и стала проявлять себя как лидер и политик. У меня тогда был высокий рейтинг. Как остановить эту женщину, думали они. Убить невозможно — будет национальным героем. Они приняли решение распространить такую клевету через агентов — якобы я на одном из митингов такое сказала. Через газеты было нельзя — я бы судилась. Я даже поймала одного такого агента и спросила: "На каком языке Байрамова это говорила?". Он ответил, что на русском, на что я ответила, что в жизни на митингах на русском не выступала. — Как это превратилось в столь широко известное мнение о вас? — Появился интернет, и эти же агенты, как я только проявляюсь, опять говорят то же самое. В Набережных Челнах в 1994 году я даже судилась с одной газетой и выиграла 15 тысяч рублей. Доказать то, что я это говорила, невозможно, потому что этого не было! Когда я была депутатом, Фандас Сафиуллин написал мне текст на русском языке, и я его читала на весь Татарстан (тогда велась прямая трансляция заседаний по ТВ и радио). Тогда я сказала, что такого не говорила и просила поймать тех, кто распространил обо мне такие слухи. Я — мать двоих детей, я никак не могу такое сказать. Если кто-то такое скажет, я сама буду просить наказать этого человека. Разве можно такое говорить? Это клевета! — Еще один слух касается того, что ваши дети живут за границей. Насколько я знаю, ваша дочь писала докторскую в США, а сын учился в Малайзии. Где они сейчас? — Еще 17 лет назад они вернулись в Казань и сказали, что хотят служить своему народу. Я тогда откровенно сказала: "Дочь, твоему народу не только ты, даже я не нужна". Конечно, мне было больно это признать. Но она ответила, что будет служить своему народу и до сих пор стоит на этом. Дети учились на свои деньги. Из-за того, что они мои дети, их не брали на работу. Если и брали, то как только узнавали обо мне, сразу увольняли. Но они свыклись с этим. Они оба работают, знают много языков. Дочь — политолог, а сын занимается бизнесом. Меня нечем пачкать. Никто не может сказать, что я продалась, используя суверенитет для освоения богатств. Никто этого сказать не может! — А почему вы не уехали? — Не хочу. Мой народ здесь. После первого суда (когда Байрамову в 2010 году осудили на год условно по экстремистской статье — "Idel.Реалии"), я сделала заявление, что уеду. Но суды прошли, и я увидела, как татары в Сибири, на Урале ждут помощи. Я понимала, что если я покину страну, они скажут, что даже я уехала в поисках хорошей жизни. вадим мещеряков

Нафигулла Аширов: «В итоге в России появится несколько «ханафитских мазхабов»


https://www.business-gazeta.ru/article/362232

Рустам Батров

Нафигулла Аширов: «В итоге в России появится несколько «ханафитских мазхабов»

Известный мусульманский деятель о муфтиятах, борющихся за мифическое влияние, перспективах Болгарской академии и общении с атеистами
«Реальных ученых, которые бы смогли преподавать в исламской академии, у нас нет ни среди татар, ни среди кавказцев, при всем уважении», — считает председатель ДУМ Азиатской части России Нафигулла Аширов, уверенный, что богословскую традицию в России истребили 70 лет коммунистического диктата. «БИЗНЕС Online» он объяснил, зачем БИА нужны ученые со всего мира, почему мазхабы — это лишь формулы, которых нужно придерживаться как некоего минимума, и что в исламе не призывается убивать кяфиров.
Нафигулла АшировНафигулла АшировФото: скриншот
О ЗАКОНЕ ЯРОВОЙ
— Нафигулла хазрат, как вы восприняли закон Яровой? Как новые ограничения скажутся на деятельности религиозных организаций?
— Бисмилляхиррахманиррахим. Наверное, надо прямо сказать, что закон Яровой, как уже отмечали многие эксперты, правозащитники и политики, в принципе противоречит основному закону государства. Он фактически запрещает проповедническую деятельность человека. И оставляет такое право проповеднической деятельности только за духовными лицами. Но мы должны помнить, что сказано пророком Мухаммадом: «Доведите от меня хотя бы один аят». Другими словами, если мы будем кого-то учить совершать омовение и читать намаз или будем рассказывать об Аллахе, то фактически, с точки зрения данного закона, мы подпадаем под эту статью. Поэтому я считаю, что таким образом исключается всякая проповедническая деятельность мусульман, которые не входят в систему духовных управлений или мечети. И это, на мой взгляд, неправильно.
— А вас почему это беспокоит? Вы ведь как раз возглавляете официальное духовное управление, признанное государством. У вас, по идее, не должно возникнуть никаких трудностей.
— Но это не означает, что не возникает таких вопросов и трудностей у других людей, о чем мы, как религиозные деятели, должны проявлять заботу. В Конституции записано, что каждый человек имеет право исповедовать религию и распространять ее, учить своих последователей, даже создавать религиозные группы. А сегодня получается, что если две бабушки сидят на лавочке и разговаривают об исламе и при этом одна задает вопросы, а другая отвечает, то эту бабушку могут привлечь по этой статье. Или, допустим, люди в поезде едут. Один человек задает вопрос, а другой ему что должен сказать: «Я не могу отвечать, у меня нет документа о том, что я религиозный деятель, на ваши насущные вопросы мусульманина и чаяния я не могу ответить». Это же не будет правильно. Человек не должен скрывать свою религиозность и свои знания о религии — напротив, он должен их передавать. «Призывайте к одобряемому, удерживайте от порицаемого, чтобы не настало такое время, когда вы будете взывать к Аллаху, а ответа не получите», — сказано Пророком, мир ему. Мусульманин эту свою миссию должен исполнять. И это его право, о котором говорит Конституция РФ. В советское время — а я по рождению человек советского периода — это было запрещено, и мы этого не делали, но тогда был другой основной закон. На сегодняшний день Конституция гарантирует одно, а закон Яровой, противореча ей, ограничивает людей.
— А бороться с нетрадиционными религиями и конфессиями, даже неэкстремистского плана, как вы считаете, нужно или нет? Может быть, государство исходило из того, что через деятельность нетрадиционных конфессий размывается культурная идентичность нации?
— Думаю, вначале люди должны определить, что такое традиционное и что такое нетрадиционное. «Традиционный ислам» и «нетрадиционный ислам» — очень размытые понятия. Допустим, я считаю, что шиизм — нетрадиционное для Российской Федерации направление ислама, потому что его исповедуют в основном мухаджиры, приезжие. Тем не менее они сегодня имеют полное право строить свои мечети и создавать религиозные организации, которые есть, например, в Астрахани, Москве, Екатеринбурге и других городах. Поэтому когда говорится о нетрадиционном исламе, то на самом деле этим стараются ударить по наиболее активной части мусульманской молодежи, которая сегодня что-то хочет сделать для распространения религии. В этом вопросе есть проблема. Вот взять, например, наш татарский народ: при всей моей любви и уважении к своему народу, будучи татарином, я знаю, что так называемый традиционный ислам у татар — это фактически неисполнение многими предписаний Аллаха, таких как намаз, закят, хадж и прочего.
Если я хочу научить человека намазу или брать омовение, что здесь традиционного и нетрадиционного? Не надо идти выше, затрагивать сложные проблемы о сыфатах [атрибутах] Аллаха и затевать спорные вопросы о том, какой имам правильный, какой нет. Сегодня наш народ нуждается не в этих вопросах, а в том, чтобы элементарно, приняв веру, его лоб хоть иногда прикасался к земле в поклонении Аллаху. И все! А те вопросы, в которых разногласили ученые, мы сегодня не должны касаться. Почему? Потому что мы всех ученых уважаем без исключения. Но придерживаемся того мнения, которое распространено на той или иной территории. Меня с 90-х годов кем только не обзывали, но тем не менее я всегда придерживался ханафитского мазхаба. Я при этом не считаю, что другие мазхабы в чем-то хуже ханафитского. Мы, например, в своей мечети не можем запретить дагестанцу или чеченцу говорить вслух «Аминь» или поднимать руки в намазе (как того требует шафиитский мазхаб — прим. ред.). Иначе получится, что мы превозносим свой мазхаб и фактически обнуляем и лишаем права на иджтихад других известных мусульманских ученых. Это неправильно. Вся широта ислама заключается в иджтихаде всех мусульманских ученых прошлых веков. Не современных, конечно, за которых мне стыдно, что они пишут книги. У нас огромное наследие, которое сегодня еще не изучено и на которое мы можем опираться в основах нашей религии.
ОБ ИСЛАМСКОЙ РЕФОРМЕ
— А все ли это наследие актуально? Есть точка зрения, согласно которой в Средневековье возникли интерпретации ислама, пригодные лишь для того времени. Насколько они все вписываются в нашу эпоху?
— Любая интерпретация исламских ученых обсуждаема. Но есть основополагающий фундамент, на котором зиждется ислам и на котором сходились все ученые. Эти вещи мы не имеем права переосмысливать или переиначивать. А в рамках иджтихада тех или иных ученых мусульмане всегда были свободны. Поэтому никогда не было вражды между мусульманами, ибо каждый мусульманин поступал в соответствии с тем или иным мнением ученого. А иногда некоторые группы зацикливаются на мнении одного ученого, возносят его до уровня Пророка, мир ему, считая его безошибочным. Не ошибающихся людей в мире нет и не было, кроме Пророков, мир им. «Все дети Адама ошибаются».
— Но ведь и Пророку под видом хадисов могли что-то приписать.
— Если вы говорит о ложных хадисах, то их никто не принимает. Они известны и изучены. Даже составлены сборники таких хадисов. Сегодня мы не должны заново изобретать велосипед и перелопачивать опять хадисы.
— Другими словами, вы считаете, что если говорить о некоем идеализированном обществе, о каком-то идеале, то надо убивать вероотступников, казнить прелюбодеев? Если бы у вас была власть, вы бы вернули эти законы?
— Я бы этих законов не вернул и ислам этого категорически не требует. Это лишь одно из мнений ученых
— А как же худуд [наказания, прямо оговоренные в исламских первоисточниках]?
— Есть другие мнения ученых, которые соответствуют другим временам. Даже в таком самом строгом государстве, как Саудовская Аравия, этот худуд не применяется повсюду и повсеместно. В редких случаях. Также и в других странах. А смертная казнь, конечно, должна присутствовать, но это должно делаться посредством таких необходимых процедур, как следствие, сбор доказательств, суд. И только после всего этого следует наказание. А не так, как представляют себе это некоторые невежды: того, кто совершил зина (прелюбодеяние — прим. ред.), тут же поймали и закидали камнями. Из истории мы знаем, что практически невозможно доказать прелюбодеяние. Когда прелюбодейка пришла за наказанием к Пророку, он несколько раз отправлял ее. А она могла бы больше не возвращаться, и никто бы ее не искал. Это как раз свидетельствует о том, что милосердие ислама превыше, чем те или иные преступления, которые совершаются человеком. Пророк, в отличие от нас, был намного мягче и добрее к своим последователям и вообще к человеку.
— Но ведь эти суровые нормы закрепились.
— Но это не значит, что они закрепились повсеместно. Я же говорю: почти во всех вопросах есть разные мнения великих ученых — муджтахидов. И вот в этих разных мнениях мусульмане находят для себя свободу выбора и действия, не выходя за рамки ислама. Вот этим ислам и прекрасен.
— Давайте рассмотрим это на конкретном примере. Женщина забеременела во время долгого отсутствия мужа. Что мы должны с ней сделать в идеальном исламском государстве после того, как она родила и вырастила ребенка? Казнить, неважно каким способом, или же оставить ей жизнь?
— Я же уже привел пример женщины, которая сама приходила к Пророку, мир ему, и признавалась в блуде. Он ее четыре раза отпустил, и она могла не возвращаться. Не это ли довод к тому, что Пророк, мир ему, предпочитал сохранить ей жизнь?
— А в конечном итоге, если верить хадисам, что он сделал?
— В конечном итоге... В том обществе были приняты такие законы, которые предусматривали и такое решение. Но в тоже самое время приведенное выше свидетельствует о том, что милосердие и прощение были превыше даже в то жестокое время, когда ислам выживал в окружении язычников.
— А сейчас эти законы нужны?
— А сейчас этих законов же нет.
— Мы говорим про идеальное исламское государство.
— Как я уже сказал, сейчас этих законов, толкуемых учеными, нет, как нет и идеального исламского государства. И давайте не будем заниматься утопией. Мы знаем, что в Российской Федерации, как и в странах арабского мира, сейчас таких законов нет. А раз как граждане этой страны мы заключили с Российской Федерацией договор и получили паспорт, то мы соблюдаем те законы, которые у нас сегодня есть. Это же, как известно, делали первые мухаджиры в Эфиопии. Поэтому не надо заниматься утопическими идеями. Я бы предлагал их не поднимать, потому, что они сегодня неактуальны. Сегодня актуально научить мусульман элементарным нормам ислама, которые они, к сожалению, не знают: основы веры, омовение, гусль, намаз, халяль, харам.
— Просто хочется понять тот конечный горизонт, к которому вы призываете идти.
— Конечный горизонт... Какие сыфаты Аллаха самые главные, которые мы повторяем премного раз? Милостивый и Милосердный. Ислам в первую очередь — это милость и милосердие. И в каждом поступке Пророка, мир ему, красной линией просматривается милость и милосердие. Вспомним, как он вошел в Мекку во главе огромного войска своих последователей. Кого он казнил там? Он ведь мог вырезать всю Мекку, в которой его унижали, пытались убить и убили его ближайших родственников. А что он сказал? «Ступайте, вы — свободны!» Кто бы из нас смог бы так поступить? Клянусь Аллахом, ни один бы так не смог, все равно кому-нибудь да постарались бы отомстить за все перенесенные унижения. Далее, что он ответил, когда его призвали хотя бы проклясть своих врагов? Он же сказал: «Я не послан проклинающим, а ниспослан милостью для миров». Также, «в посланнике Аллаха дан вам наилучший пример», — сказано в Коране. Поэтому для меня ярчайший пример — это Пророк, мир ему и благословение Аллаха.
И я, конечно, не смогу быть таким, как он. И многие мусульмане не смогут. Но надо помнить о той милости и милосердии, которые исходили от него ко всем людям. Или взять другой пример. Когда одна из его жен спросила: «Ко мне приезжает мать-язычница, как с ней поступить?»  он ответил: «Прими ее, она — твоя мать!» А у нас сегодня могут отца убить за то, что он по-другому молится. Это не ислам. Ислам — это то, с чем был явлен пророк Мухаммад, мир ему. Он, его наставления — ислам, а все остальное можно подвергнуть сомнению. Если мы будем поступать в соответствии с его поступками или хотя бы близко к тому, как поступал Пророк, вот это и будет ислам, который распространился по всему миру без оружия. А если мы будем поступать в соответствии с мнением пусть и ученого, не совпадающего в плане милости и милосердия с поступками Пророка, то мы должны отвергнуть все это и совершать то, что делал Пророк, мир ему. И тогда у нас никаких проблем не будет — ни с христианами, ни с другими людьми. Пророк из язычников и неверующих людей посредством мудрости своего призыва делал мусульман, а наши современные мусульмане, к сожалению, зачастую без учета милости и милосердия, мудрости призыва в исламе из мусульман делают кяфиров. Кроме своей маленькой секты, никого не считают мусульманами. Даже салям ведь не дают некоторым, сомневаясь в их вере. Хотя для Пророка было достаточно, если человек скажет: «Нет божества, кроме Аллаха, и Мухаммад — посланник Аллаха» — и он становился его братом и последователем. А среди них были и грешные, и слабые, и трусливые люди, ведь все мусульмане неодинаковые. Но это все мусульмане. Ислам настолько широк, что каждому человеку в нем найдется место: и трусу, и хитрому, и грешнику, и многим другим. А мы, если будем выводить людей из ислама по своему усмотрению, то, наверное, никого не оставим в исламе, кроме самого себя.
ОБ ИНОВЕРИИ
— А что такого страшного в том, что мы выводим человека из ислама? Почему вы так боитесь такфира — обвинения в неверии?  Ведь за этим следует, что развязываются руки и человека можно убивать. Но разве допустимо мыслить так в нашем современном обществе, где есть много атеистов, буддистов, людей языческих традиций, с которыми наши деды вместе отстаивали Родину? Разве вообще правильна такая логика рассуждений?
— Как известно во время Пророка, мир ему, в Медине сосуществовали представители разных религий. Более того, был составлен свод правил их мирного сосуществования в рамках единой территории. Этим я не говорю, что люди, которые не признают основы ислама и пророка Мухаммада, могут являться мусульманами. Это абсолютно не так. Но те мусульмане, которые утверждают, что они являются мусульманами и признают приоритет Аллаха, Его законы, даже если по каким-то причинам их не исполняют, мы не можем однозначно сказать, что они кяфиры и будут вечно гореть в аду. Этого мы не можем утверждать, так как это дело Аллаха. Если Он захочет их наказать, то ведь они — Его рабы, а если захочет их простить, то ведь Он — Милостивый и Милосердный!
— Ну а если человек говорит сам про себя, что он кяфир, атеист?
— Тогда он кяфир. И тем хуже для него.
— И по исламу, что с ним надо делать?
— Ничего не надо делать. Только объяснять и призывать к исламу. В исламе нигде не говорится, что кяфиров надо убивать, иначе Пророк, мир ему, должен был убить всех жителей Медины того времени из немусульман.
— А вероотступников?
— Даже в этом, казалось бы, категоричном вопросе, на котором сходились во мнении многие ученые, есть исключения, которые опираются на авторитетное решение наших предшественников. Так, в «Мусаннаф Абд ар-Раззака» приводится решение халифа Умара бен Абдуль-Азиза, которого, кстати, многие ученые нарекали пятым праведным халифом. Когда ему сообщили о народе, который принял ислам, а затем отошел от него, он велел вернуть на них обязанность выплаты джизьи и оставить их. Это свидетельствует о том, что такое решение было возможно и оно оправданно со стороны повелителя правоверных.
У людей, которые по тем или иным причинам пересмотрели свое отношение к вере, еще есть какой-то срок жизни, в течение которого они могут поменять свое мировоззрение. Откуда ты знаешь, кем он будет в конечном итоге?
— Ну ханафитский мазхаб предписывает дать ему три дня на покаяние, и даже если он покаялся, после этого казнить. В шафиитском и трех дней не дают.
— Мазхабы — это рассуждения людей, пусть даже ученых, которые исследовали те или иные вопросы веры на основе своих знаний.
— Но вы же за ханафитский мазхаб.
— Как я уже сказал и привел пример из жизни халифа Умара бен Абдуль-Азиза, ислам намного шире, чем нам кажется. В нем приоритет доброты и милосердия, а не грубости и жестокости, как показывают некоторые сектантские течения. Мазхабы — это просто клише, формулы, которых нужно придерживаться как некоего минимума. Одни говорят, что мазхабы вообще не нужны, другие — что мазхабов надо строго придерживаться. А я считаю, что четыре мазхаба —  это программа минимум, которой человек должен придерживаться в силу того, что мы не являемся учеными людьми. Мы не можем выводить хукмы (религиозно-правовые положения — прим. ред.). Мы пользуемся тем, что нам оставили ученые.
— Так ведь радикализм, который вы осуждаете, как раз идет от четырех мазхабов. Человеку в них объясняют, что вероотступника надо убивать и так далее.
— А я считаю, что в данном вопросе, когда речь идет о жизни и смерти человека, а тем более о его пребывании в вечности, человека нужно призывать и дать ему шанс избежать адского огня.
— Тогда вы противоречите ханафитскому мазхабу.
— Я так не думаю. Пока человек не умер, всегда остается надежда, что он может быть спасен. Я уверен, что Пророк, да благословит его Аллах, не столько хотел увеличить свою паству, сколько спасти человека. В этом есть большая разница. Сегодня многие из нас хотят увеличить свою паству за счет перетягивания людей даже из мусульманских организаций в свои. В России сегодня подобная борьба очень сильно прослеживается, когда муфтии в приоритет для себя нередко ставят благополучие своей организации вместо того, чтобы бороться за человека. Идет борьба за мифическое влияние, которая отодвигает далеко на второй план борьбу за спасение людей, чтобы человек в конечном итоге обрел Рай. Мы ведь, как бы там ни было, верим, что Рай будет.
— Только для мусульман?
— Конечно, для мусульман! Как и последователи других религий, считающие, что спасение только для них.
— А христиане?
— Как и каждый человек, принявший ислам, если примут, то они тоже войдут в Рай.
— А как можно строить единую страну, когда мы убеждены, что мой сосед — обитатель вечного ада?
— В том-то и дело, что я общаюсь со своим соседом, кем бы он ни был, христианином или иудеем. Я с ним поддерживаю хорошие отношения в силу того, что он сын Адама, а также для того, чтобы иметь возможность на него влиять. Мы с ним беседуем, разговариваем...
— Для того, чтобы обратить его в ислам?
— Для того, чтобы он спасся от вечного огня.
— Но он уже верит в Бога, ходит в церковь.
— Мало ли в кого он верит. Пигмеи тоже верят в своих божков, которых они выстругивают из дерева. Разве не так? Христиане тоже ведь считают, что пророк Мухаммад не был пророком, что он лжец и так далее. Астагафируллах! Кстати, настоятель одной из церквей в Москве Даниил Сысоев об этом открыто писал. Его книги до сих пор продаются в церквях. Но мы на это не обижаемся. Обида — удел малолетних детей. Мы призываем и объясняем. Кто бы ни был: буддист, атеист. Мое отличие от многих заключается в том, что я считаю, что мы ни с кем не должны разрывать отношений. Если ты разорвал отношения, то ты теряешь возможности общения с этим человеком. А если ты теряешь возможности общения, то ты теряешь возможность все-таки призвать, направить его на путь спасения.
Пророк сказал: «Возлюби для людей то, что возлюбил для себя самого». Он же не сказал: «Возлюби для мусульман». Здесь подразумевается не только белый хлеб с маслом или хорошая машина. Что самое главное мусульманин любит для себя? Рай и милосердие Всевышнего Аллаха. Значит, это же мы должны любить и для других людей тоже. Если мы от них отвернемся, то не сможем призвать их к исламу. Пророк не ненавидел немусульман, желая гореть им всем в аду. Напротив, он приложил все свои силы, чтобы людей спасти. И мы тоже должны это делать. Поэтому если мы будем ненавидеть христиан и атеистов, то потеряем возможность с ними общаться и воздействовать на них. Враждовать — это контрпродуктивно.
О БОЛГАРСКОЙ АКАДЕМИИ
— Сейчас создается Болгарская исламская академия. Будете ли вы направлять от своего духовного управления туда студентов?
— В отличие от многих муфтиев, мы направляем студентов повсюду, в любое учебное заведение, где человек может научиться вере, читать хотя бы аль-Фатиху и совершать омовение — всюду, где можно научиться исламу.
— А что вы ждете от академии? С какими знаниями оттуда должны возвращаться выпускники? Вы как считаете, кого должна готовить академия, чтобы вы могли брать на работу ее выпускников?
— Честно говоря, на эту академию я не возлагаю больших надежд. Для того, чтобы была академия, в ней должны быть академики и профессора. Таковых у нас нет, к сожалению. У нас есть люди, которые пишут книги, великие муфтии. Верховных муфтиев у нас очень много, но реальных академиков и профессоров в области ислама у нас нет. И как я понял, те люди, которые курируют эту академию, очень боятся приглашать в нее из-за рубежа реальных академиков, профессоров и докторов исламских наук. Получается, они бегают по замкнутому кругу. Посредственные преподаватели могут выпустить только посредственных студентов. А эти посредственные студенты выпустят, в свою очередь, посредственных шакирдов из медресе. Если мы сегодня будем замыкаться от большого исламского мира, пытаться сварить свою кашу внутри Татарстана или даже России, это будет очень большой ошибкой. У нас все ученые были истреблены. И восполнить это до сих пор мы не сумели. Реальных ученых, которые бы смогли преподавать в исламской академии, у нас нет ни среди татар, ни среди кавказцев, при всем уважении.
— А кто в исламском мире является ученым? Подскажите организаторам академии, кого можно пригласить?
— Есть всемирно известные исламские учебные заведения, в которых учились и учатся люди...
— Конкретно, кого можно пригласить?
— Допустим, аль-Азхар и другие.
— Нет, по персоналиям.
— По персоналиям я не знаю. Это должны специалисты определять. Откуда я знаю? Я не изучал их биографии. Но я знаю, что они есть. Потому что пишутся труды, выпускаются книги, работают исламские учебные заведения, будь то в Малайзии или других точках земного шара. Они есть. Там, где традиционное развитие ислама не прерывалось 70-летним коммунистическим диктатом, они сохранились до сих пор. Надо просто смотреть, беседовать, может быть, проводить какие-нибудь тесты, чтобы узнать человека. Но без приглашения реальных ученых, которые хотя бы дали толчок этой академии, подготовив несколько выпусков, которые впоследствии смогли бы занять их места, на первом этапе не обойтись.
— Ну а если помечтать, что мы можем привезти любого шейха и он согласится к нам поехать, хотя бы один, то кто бы это был?
— Думаю, что в Мавритании, Египте, Малайзии или Марокко много шейхов можно найти.
— И все-таки кого?
— Не знаю я имен. Вот университет Карауин в Марокко. В Зайтуне есть ученые. В той же Саудовской Аравии. Проблема в том, что мы все время привязываемся к мазхабу. А ученые из этих университетов могли бы преподавать просто исламские науки. Надо избегать желания замкнуться. А то у нас привыкли замыкаться в рамках какого-то муфтията, где не всегда ладят друг с другом нередко из-за личных амбиций. Вот даже по одежде теперь имамы в наших регионах различаются. Если так будет продолжаться, скоро по манере чтения намаза будут различаться. В итоге в России появится несколько «ханафитских мазхабов». Весь большой исламский мир — это наш мир. Естественно, мы должны всегда учитывать местные условия и некоторые традиции, не идущие вразрез с основами веры. Когда я, например, еду в Дагестан, где провожу джума или другие намазы, то после Фатихи делаю паузу (в соответствии с канонами шафиитского мазхаба — прим. ред.). Я таким образом даю возможность им прочитать ее, а также выказываю им уважение. А когда дагестанцы едут в хадж, то ният (намерение —прим. ред.) они делают по ханафитскому мазхабу, и это нормально. Мусульмане — действительно братья. А некоторые люди хотят разъединить их и замкнуть в рамках маленького мазхаба или, что еще хуже, в рамках своей секты или узкого понимания религии, выход из которого — отрубание головы. По-моему, это уже не ислам, а что-то другое.

Нафигулла Худчатович Аширов родился 10 сентября 1954 года в сибирском селе Юрты Тачимовские (аул Шульгун) Тобольского района Тюменской области. Детство провел в родной деревне. Предки Нафигуллы-хазрата происходили из той части татар Западной Сибири, которые именуются бухарцами. Дед Аширова был имамом в родной деревне.
Со дня открытия мечети в Тобольске в 1979 году Аширов стал одним из активных членов исламской общины. Одновременно брал частные уроки по исламу у местного имама мечети, позднее был муэдзином.
После ослабления запретов на религию Аширов окончил медресе «Мир-Араб» в Бухаре, а позднее — Университет исламских наук им. Амира Абдель-Кадера в Алжире по специальности «Исламский призыв» (дагват).
По окончании университета в 1992 году Аширов работал первым заместителем муфтия Республики Башкортостан, председателем исполкома, а затем — председателем высшего координационного центра духовных управлений мусульман России.
Шейх Аширов является почетным членом попечительского совета международной организации «Исламский призыв» со штаб-квартирой в Хартуме (Судан) и членом попечительского совета «Европейской исламской конференции», объединившей исламские организации стран Европы.
Участвует во многих международных конференциях и симпозиумах, встречается с лидерами ведущих исламских стран и руководителями международных исламских организаций. При его участии подписаны ряд соглашений о сотрудничестве между мусульманскими организациями России, зарубежными исламскими фондами и организациями, через которые Аширов инициировал строительство мечетей и медресе в различных регионах РФ. При сотрудничестве с международными исламскими университетами вносит большой вклад в подготовку богословских кадров. Активно поддерживает идею исламского единства и братства. При содействии Аширова в Москве открыт и действует исламский колледж «Расул-Акрам», где обучаются студенты со всей России.
Пять раз возглавлял группы российских паломников в Мекку.
В августе 1997 года шейх Аширов на конференции мусульман Урала, Сибири и Дальнего Востока был избран председателем и верховным муфтием духовного управления мусульман Азиатской части России.
В 1998 году на расширенном заседании совета муфтиев России избран сопредседателем совета муфтиев России.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/362232