ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

четверг, 5 октября 2017 г.

Уйгуры в Китае сдают кораны

https://grimnir74.livejournal.com/9688578.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social

Уйгуры в Китае сдают кораны

Китайская полиция приказала мусульманам отдать все копии Корана и молитвенные коврики, угрожая подвергнуть их жестокому наказанию.
Китайские власти, как сообщается, активизируют свою кампанию против мусульман в северо-западном регионе Синьцзян.
Согласно источникам в регионе, чиновники предупреждают махалли и мечети о том, что мусульманские семьи из этнических меньшинств должны передать предметы культа, включая Коран и молитвенные коврики, в противном случае владельцы обнаруженных предметов подвергнутся суровому наказанию.
Согласно Radio Free Asia, на прошлой неделе появились сообщения из Кашгара, Хотана и других регионов аналогичного содержания.
Спикер Всемирного Конгресса уйгуров Дильхат Раксит сказал, что они получили уведомление о том, что каждый этнический уйгур должен передать властям любые предметы, связанные с исламом.
Копии Корана и связанные с исламом предметы должны быть переданы в государственные органы, в связи с чем будут отправляться уведомления через WeChat, самое популярное приложение для социальных сетей в Китае.
По словам местных чиновников, власти Синьцзяна в начале этого года начали изымать все Кораны, опубликованные более пяти лет назад, из-за их “экстремистского содержания”.
Кораны были изъяты в рамках кампании, которая велась в Синьцзяне, направленной против «запрещенных» религиозных предметов, принадлежащих главным образом мусульманам-уйгурам.
Эта операция запрещает «незаконную» пропаганду, религиозную деятельность, религиозное обучение и предметы, которые, как полагают, являются орудиями терроризма, включая легковоспламеняющиеся предметы и ножи.
Американская ассоциация уйгуров в недавнем пресс-релизе заявила, что Китай ввел новые правила, которые еще больше криминализуют религиозную практику и убеждения.

Уйгурская организация по правам человека обратилась к Китаю с требованием уважать международные стандарты в области прав человека и свободу религии и положить конец нападению на уйгуров.
Китай заявляет, что он сталкивается с угрозами со стороны внутренних культов и радикального ислама, однако критики обвиняют Пекин в широком распространении притеснений, задержаний и злоупотреблений.
Согласно копии новых правил, размещенной на официальном веб-сайте Государственного совета, последние меры направлены на «сохранение законности, блокирование экстремизма и борьбой с преступностью».

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/359615 Максим Шевченко: «Дали слабину с платками, языком – отберут и заводы, и нефтяные фабрики»

https://www.business-gazeta.ru/article/359615



Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/359615

Максим Шевченко: «Дали слабину с платками, языком – отберут и заводы, и нефтяные фабрики»

Известный публицист рассказал в «Корстоне» о том, что любой конфликт на национальной почве имеет экономическую подоплеку
Капитал, который живет в своем бриллиантово-миллиардерском раю, не желает заботиться, скажем, о том, как расселить гастарбайтеров — людей иной культуры, иного языка, иной религии. В итоге с ними приходят конфликты и криминал. Но они ли виновны в этом? Подобные вопросы задавал на журналистском семинаре в Казани Максим Шевченко. Корреспондент «БИЗНЕС Online» слушала, как он убеждал аудиторию в том, что все начинается с теоретических вопросов, а заканчивается отъемом кошелька и часов.
Максим Шевченко: «Не бывает между людьми конфликтов, основанных только на разности языка, религии... Все конфликты носят экономическую подоплеку»Максим Шевченко: «Не бывает между людьми конфликтов, основанных только на разности языка, религии... Все конфликты носят экономическую подоплеку»
«КАК ПИСАТЬ О КОНФЛИКТАХ В МИРЕ, В КОТОРОМ НАМ СТРАШНО ПИСАТЬ ПРАВДУ?»
«Я, собственно, не хотел вас чему-то учить... Я хотел бы, чтобы наш сегодняшний семинар был построен в жанре беседы. Мне, поверьте, интересно послушать вас – гораздо более интересно, чем слушать самого себя... Поработаем просто – как журналисты, как коллеги», – с такого обращения начал свое выступление в казанском «Корстоне» хорошо известный в Татарстане Максим Шевченко, член совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Максим не раз и не два бывал в Казани, а теперь приехал, чтобы выступить на семинаре для представителей СМИ. Однако он как человек весьма креативный изящно превратил свое выступление из монолога в диалоги. Причем они оказались эмоциональными, а порой и весьма бурными...
Для начала спикер поинтересовался, откуда приехали в Казань «семинаристы». Понятно, что из многих городов и районов Татарстана, но не только – еще из Иркутска, Якутии, Нижнего Новгорода, Вологодской области, с Дальнего Востока... Тем интереснее было обсудить заданную тему – управление информационными потоками, причем больше всего – по национальной тематике.
«На мой взгляд, что касается журналистики, связанной с межнациональными отношениями, она у нас делится на две части, – сказал Максим. – Первая – самая приятная – это рассказы о культурных особенностях народов... Это требует просто таланта чисто писательского. Нам интересно читать, допустим, мемуары Александра Дюма о его путешествии по Кавказу, правда? Или интересно читать Мельникова-Печерского о русских старообрядцах или о народах Поволжья XIX века...»
Есть, однако, и другая сторона медали. «Вторая часть межнациональных отношений и информационного обеспечения – это конфликты, – продолжил Шевченко. – Как писать о конфликтах в мире, в котором нам страшно писать правду? Это может привести к потере работы. А писать неправду совесть не позволяет...»
Дальше Максим бросил в аудиторию непростые вопросы: «Как вы пишете о конфликтах? Как стараетесь преподносить их и описывать для общества, для тех, кто вас читает? А читают и люди, которые принимают решения, представители силовых структур, те, кто отвечает за политическое развитие... Как вы описываете межнациональные конфликты и что вы понимаете под межнациональными конфликтами?..»
«Как писать о конфликтах в мире, в котором нам страшно писать правду, это может привести к потере работы. А писать неправду совесть не позволяет...»«Как писать о конфликтах в мире, в котором нам страшно писать правду? Это может привести к потере работы. А писать неправду совесть не позволяет...»
«ЭТОТ НАРОД ПЛОХОЙ, ЭТИ ПОНАЕХАЛИ, ЭТО НАШЕ СВЯЩЕННОЕ ПРАВО НА ЭТУ ЗЕМЛЮ»
«Сразу скажу мою позицию, – заявил спикер. – Я считаю, что не бывает между людьми конфликтов, основанных только на разности языка, религии... Все конфликты носят экономическую подоплеку. Это видно, вглядываясь в любой конфликт – скажем, „вот понаехали!“. Вы заметьте, этот конфликт может быть из-за того, что по демпинговым ценам отбирают рабочие места. Крупный капитал завозит дешевую рабочую силу из Средней Азии, пренебрегая экономическими запросами коренного, местного населения. Эта проблема не в том, что приехали таджики, узбеки, а в том, что им можно платить в два раза меньше, чем местному человеку. С гастарбайтерами можно не заключать трудовых договоров, а с жителями России обязан капитал заключать договоры. А так как капитал живет в своем бриллиантово-миллиардерском раю, он совершенно не обязан заботиться о том, как расселить, допустим, в густо населенном городе компактно привезенные 20 тысяч человек иной культуры, иного языка, иной религии, которые жили до этого совсем в другом мире. И вот они, допустим, перебрасываются в Москву или Казань, чтобы строить дороги. С ними не работали ни психологи, ни русскоговорящие, татароговорящие бригадиры, которые могли бы коммуницировать с местным населением. У них, как правило, нет медицинской страховки... Они, как правило, живут не в специализированных бытовках, а в каких-то непонятных местах... С ними приходит криминал, с ними приходит конфликт. Но они ли виновны в этом конфликте?»
Шевченко повторил: «Может, я не прав, может, вы скажете, что я старый марксист... Но я еще раз говорю: под любым конфликтом лежит только экономический интерес кого-то. Если мы понимаем этот экономический интерес, если мы понимаем субъектов-носителей этого экономического интереса, если мы их вычисляем, то понимаем, как данный конфликт можно урегулировать. А вот для мобилизации толп, масс, для активизации ненависти уже начинают эксплуатировать тему национальную и религиозную: этот народ плохой, эти понаехали, это наше священное право на эту землю, эти тут не имели право жить, Бог нам даровал эти леса и моря, а им не даровал... И так далее. А всему причина – банальный интерес»...
В материалах об убийстве Андрея Драчева тоже упоминался национальный аспект, звучали обвинения в адрес азербайджанской диаспоры. А на самом-то деле дрались парни один на один...В материалах об убийстве Андрея Драчева тоже упоминался национальный аспект: звучали обвинения в адрес азербайджанской диаспоры. А на самом-то деле дрались парни один на один...Фото: скриншот
СВАДЬБА ДОЧЕРИ ЦЫГАНСКОГО БАРОНА И ЦЫГАНСКАЯ ШКОЛА В ТУЛЕ
Тут в диалог, как и предлагал Шевченко, вступил зал. Первым на авансцену вышел журналист Виктор Щеглов из Тулы. Он рассказал, что там большое поселение цыган на самом лучшем месте, что они пользовались бесконтрольно землей и это стало традицией, а потом стало причиной конфликта... Впрочем, сегодня он практически урегулирован.
«Да? – не без сарказма уточнил Шевченко. – А из табора звонят и жалуются, что не все нормально... Что дома ломают, что детей в школу не берут...»
Вот что значит быть членом президентского совета по правам человека – не захочешь, а будешь в курсе проблем в разных регионах.
«А вот вопрос, – продолжил Максим. – У вас цыгане живут очень давно, еще со времен Льва Николаевича Толстого... Толстой очень любил цыган... А вот у вас были репортажи о жизни современных цыган – реально, изнутри? Об этих многодетных семьях? Об этих женщинах? Об их языке, об их культуре?..»
«Я был и у прошлого барона и был даже на свадьбе его дочери, – с гордостью сообщил тульский журналист. – Еще такая фишка: у нас в Туле есть цыганская школа, они даже создали свой национальный алфавит. И об обычаях цыганских мы рассказывали...»
Далее микрофон забрал Владимир Чернышов из Хабаровского края, рассказавший подробности о трагедии, которая в августе текущего года прогремела на всю страну, – в Хабаровске жестоко убили чемпиона мира и Европы по пауэрлифтингу Андрея Драчева. В материалах об этом тоже упоминался национальный аспект: звучали обвинения в адрес азербайджанской диаспоры. А на самом-то деле дрались парни один на один... И, как заметил Шевченко, могло получиться наоборот: убить мог и Драчев...
К слову, в одном из диалогов другой журналист, расхваливая Хабаровский край, заявил, что у них конфликтов нет и писать про межнациональные отношения, традиции там приятно...
– Какие у вас традиции там? – спросил Шевченко.
– О, да вы что?! У нас такие традиции! Например, Сабантуй. Я не знаю, где еще так ярко празднуют Сабантуй!..
Тут, понятно, татарстанский зал грохнул от хохота...
«Я им не владею, не знаю татарского языка... Но я защищаю принципы демократии и федерализма в нашей стране«Я им не владею, не знаю татарского языка... Но я защищаю принципы демократии и федерализма в нашей стране»
«ВЕСЬ МИР ПОСТРОЕН ПО ОДНОМУ ПРИНЦИПУ: ОТБЕРИ ТО, ЧТО МОЖНО ОТОБРАТЬ»
«Все начинается с теоретических вопросов, – продолжил диспут Шевченко, – а заканчивается отбором кошелька, снятием часов и замшевого пиджака. Я считаю, что теоретические вопросы являются началом крупного рейдерского захвата. Всегда!.. Вам же президент России все рассказал: я рос, говорит, на питерских улицах с пацанами. Имена пацанов мы знаем, они рядом там... Все законы одни и те же. Просто крупные политики, крупные бизнесмены эти законы улицы прикрывают гуманитарными вопросами, политическими инициативами, пиаром или еще чем-то, а на самом деле весь мир построен по одному принципу: отбери то, что можно отобрать. Вот дали слабину в федерализме, не сопротивляясь, дали слабину с платками, не защитили мордовские села татарские, дали слабину с языком – отберут у вас и ваши заводы, и ваши нефтяные фабрики! Так и будет!» – мрачно заявил спикер, абсолютно прозрачно обращаясь к Татарстану.
Впрочем, он тут же решил в бочку дегтя добавить ложку меда: «Если будете защищаться, то никто не отберет... Посмотрите, как везде в мире крупные корпорации поглощают слабые, тех, кто не может защищаться. Были хорошими хозяйственниками (опять намек на РТ?! – прим. авт.) – очень хорошо, не придавали значения политической повестке? Кто не придает значения политической повестке, тот будет хорошим хозяйственником... в роли управляющего у реального собственника, которые поменяются...»
Далее уже без всяких намеков Шевченко заговорил о горячей татарстанской проблеме: «Сегодня вопрос татарского языка – это вопрос не только татарского народа. Это вопрос и для меня. Вот я русский, почему я защищаю татарский язык?.. Я им не владею, не знаю татарского языка... Но я защищаю принципы демократии и федерализма в нашей стране. Татарский народ – это второй по численности, культурный, организованный народ в России... Татары везде ощущают себя татарами... Татарский народ имеет собственную не просто историю и культуру, а историю государственности. История Золотой Орды – это история татарского народа. Это великое древнее государство с огромной историей...»
Защитив и татар, и Татарстан, Шевченко тут же неожиданно заявил: «Я не верю в кровь... В основном национальность – это как мы себя ощущаем. Это связано с личной человеческой свободой внутри, с личностью. То есть, посягая на национальность, мы посягаем на личность, на человеческий фактор. А человеческий фактор является важнейшей ценностью в этом мире. Не государство, не общество, даже не народ, а человек, личность. Человек, противостоящий смерти, пустоте, а может, не пустоте, мы не знаем, это вопрос веры... Человек, проживающий достаточно короткую жизнь. Человек сражающийся, умирающий, любящий, будучи молодым, стареющий... Вот этот человек является ценностью, на мой взгляд. Он является ценностью не сам по себе как биологическое существо, он является ценностью как носитель духа развития, духа свободы. И национальное самосознание является важнейшим аспектом этого духа свободы», – завершил спикер свою пламенную философскую речь.