ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

четверг, 21 сентября 2017 г.

Татар телен укытуны яхшырту, укытучылар әзерләү өчен Милли педагогия институты булдырыла

http://tatar-inform.tatar/news/2017/09/21/148713/

Татар телен укытуны яхшырту, укытучылар әзерләү өчен Милли педагогия институты булдырыла

Татар телен укытуны яхшырту, укытучылар әзерләү өчен Милли педагогия институты булдырыла
Президент телләрне өйрәтүдә Мәгариф һәм фән министрлыгына тиешле чараларны күрергә кирәклекне билгеләп узды.

Казан, 21 сентябрь, “Татар-информ”, Гөлнар Гарифуллина). Кабат торгызыла торган Милли педагогия институты базасында татар телен укыту методикасын камилләштереп, укытучыларны әзерләү кирәк. Бу хакта Татарстан Президенты Рөстәм Миңнеханов бүген Татарстанның Дәүләт Советына республиканың эчке һәм тышкы хәле турындагы еллык юлламасында белдерде.
Президент әйтүенчә, телләрне өйрәткәндә, беренче чиратта, коммуникатив күнекмәләрне үстерү таләп ителә. “Бу бурычлар республиканың Мәгариф һәм фән министрлыгы алдында бер генә тапкыр куелмады инде. Әмма башкарыла торган эшнең нәтиҗәлелеге һаман да югары түгел һәм гражданнар нигезле рәвештә моңа шикаять белдерә”, - ди Рөстәм Миңнеханов. Ул Мәгариф һәм фән министрлыгына тиешле нәтиҗәләр ясарга һәм кирәкле чаралар күрергә кирәклеген әйтте.

ИНТЕРВЬЮ «Сдерживать Россию, чтобы избежать войны с ней»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/09/21/73916-sderzhivat-rossiyu-chtoby-izbezhat-voennogo-stolknoveniya-s-ney

ИНТЕРВЬЮ
«Сдерживать Россию, чтобы избежать войны с ней»

Британский эксперт Джеймс Шерр — о военных учениях на границах, отношениях НАТО и России и риске возникновения новых конфликтов в Восточной Европе


Угроза прямого конфликта НАТО с Россией существует, но ее можно и необходимо уменьшить — так считает авторитетный британский эксперт по вопросам Восточной Европы и России сотрудник лондонского Королевского института международных отношений (Chatham House) Джеймс Шерр. В интервью «Медиасети», которое сегодня публикует «Новая газета», Шерр рассказал о кризисе в отношениях России и Запада и возможностях на эти отношения повлиять. Оценки, высказанные Шерром, характерны для западного экспертного сообщества и потому будут интересны и российской аудитории.
Украинский танкист на совместных учениях НАТО в Германии. Фото: EPA
Джеймс Шерр. Кадр Youtube
Джеймс Шерр: На мой взгляд, учения «Запад-2017» нельзя назвать беспрецедентными. Наоборот, это очередные запланированные учения, которые проводят раз в два года. В отличие от предыдущих, например, учений 2009-го года или 2013-го, в этом году они беспрецедентно прозрачные. Более того, я не вижу ни повода, ни интереса для России в данный момент разжигать с НАТО дополнительные проблемы. «Запад-2017» является проверкой способности и готовности вооруженных сил России. И все. Тем не менее учения подчеркивают, что Россия считает НАТО главным врагом, и служат напоминанием, что процессы в соседних странах затрагивают кардинальные интересы Российской Федерации. Как и другие специалисты, я частично озабочен тем, что после официального завершения учений дополнительная техника, инфраструктура, военные специалисты могут негласно оставаться в местах дислокации. Эти ресурсы могут быть фундаментом для возможного предстоящего наступления на Украину с северного направления.
«Но даже если "Запад-2017" просто запугивает восточных членов НАТО, для Генерального штаба РФ это тоже хорошо».
— НАТО обязано защищать членов альянса, а как альянс может поддержать такие страны, как Украина?
— Широкие программы сотрудничества и поддержки уже действуют. На мой взгляд, их стоит усиливать. Единственное, что будет исключено, — это прямое содействие войск НАТО в случае открытой войны между Россией и, к примеру, Украиной. Но НАТО, не прибегая к участию в конфликте, может помочь Украине создать свою систему сдерживания России. Если в Кремле решат, что быстрая и победоносная война с Украиной невозможна, что такие боевые операции нереально провести в краткие сроки, это и будет наилучшим рычагом сдерживания. На мой взгляд, в Кремле не готовы рисковать длительной войной в Украине, и в этом плане положительные результаты уже есть.
Но существуют и другие факторы, а значит, и дополнительные риски. Особенно после того, как президент Трамп одобрил и подписал закон Конгресса об укреплении режима санкций, кажется, что в Кремле наконец пришли к выводу, что эта администрация США будет жесткой и отношения с ней будут более трудные, чем с администрацией президента Обамы. Кремль открыто заявил, что будет вынужден отвечать на такие меры США, хотя сейчас и не говорит, как и где.
Тем не менее стало очевидно, что Россия усилила агрессивные действия в Украине, особенно на территориях, контролируемых украинским правительством. Здесь мы можем перечислить ряд убийств, включая офицеров украинских спецслужб (и не только), а также активизацию так называемой «пятой колонны» в Украине. Это добавляет состоятельности обвинениям СБУ, что Путин одобрил план переформатирования нынешнего режима в Украине.
Москве важно знать, кто на Западе осознает и ощущает эти действия и как они на это реагируют. Если в Москве заключат, что на Западе решили не реагировать, то эффективность целой системы сдерживания уменьшится.
— Способно ли НАТО оставаться эффективным сдерживающим фактором в условиях так называемых «гибридных» конфликтов?
— Система сдерживания сейчас намного лучше, чем была в 2014 году. Стоит вспомнить, что в 2004-м, когда страны Балтии вступили в НАТО, союзники по альянсу фактически исключили применение военной силы как инструмента политики в Европе. Они также не считали возможным применение Россией военной силы против сопредельных стран. Да, очевидным было использование Москвой энергетических и других рычагов «мягкого принуждения», но силового принуждения соседей со стороны России не ожидали. Такая оценка оставалась даже после войны в Грузии, что вообще удивительно.
«Сейчас НАТО уже осознает проблему: Кремль готов применять военные средства».
И на прошедшем в 2016 году саммите НАТО в Варшаве уже начали ряд программ по сдерживанию России и на этой арене.
Другая проблема: Россия может продолжать верить в возможность проводить короткие успешные войны в Балтии и других регионах. Слишком очевиден дисбаланс между новыми членами НАТО и российскими военными группировками. И задача альянса — убедить Россию в том, что ограниченная или гибридная война невозможна в принципе. Я не сомневаюсь, что если в Латгалии или другом регионе появятся «вежливые люди», НАТО будет рассматривать это как вторжение и ответит всеми своими возможностями. Война есть война — ограниченная или гибридная. Точно будет отвечать.
— То есть возможность прямого конфликта НАТО с Россией — реальна?
— Реальна. Но я считаю, в России нет ни повода, ни интереса развязывать такую войну с НАТО. Хотя они и думают, что смысл нынешнего равновесия — взаимное противоборство. И даже если войны не будет, в России понимают, что преобладающие возможности вести войну сами по себе — рычаг запугивания соседних стран. А еще существует угроза ошибочной оценки ситуации в условиях кризиса. Поэтому ситуацию надо стабилизировать. Чтобы все поняли, что граница — это граница. И что сухопутная граница на востоке Балтии или морская возле Румынии — такая же, как граница Германии.
Представитель Генштаба Минобороны России Игорь Конашенков рассказывает о действиях российской авиации в Сирии. Фото: EPA
— Как можно доказать людям в России, что Запад не является потенциальным агрессором?
— Сегодня это практически невозможно. В России люди находятся в своем информационном пространстве, в котором, в отличие от западного, отсутствует конкуренция. Люди слышат одну точку зрения, которая подается очень интенсивно и частично подкреплена, как я считаю, специально отобранными или искаженными фактами. Кстати, в это же пространство выводят немало согласных с таким положением дел западных комментаторов, которых российские журналисты интервьюируют и цитируют. Как это сдвинуть с места? Это очень трудно.
Высшие военные и даже политические круги (в России) сегодня и не скрывают, что им не нравится сложившийся после холодной войны порядок. Они открыто говорят о том, что хотят возродить что-то вроде новой «Ялтинской системы», а им мешают — поддерживая независимость таких, например, стран, как Украина.  Они считают, что мы (Запад) представляем угрозу, на которую необходимо отвечать. В том числе и военными мерами. В этом проблема.
— Как переубедить?
— Вместо того чтобы переубеждать, для начала можно их убедить хотя бы в том, что достичь своих целей, используя военную силу, они не смогут — потому что это будет опасно и дорого для России.
При этом я искренне считаю, что надо использовать любую возможность, чтобы показать русским другую точку зрения. Где-то нужно уступать им (там, где у русских есть разумные основания), но по другим пунктам нужно жестко добиваться результатов!
— НАТО за последние десятилетия приблизилось к границам России. Понимают ли в альянсе, что это рассматривается как угроза?
— Первая волна расширения НАТО произошла потому, что Запад кое-что понял. Он понял, что если новые независимые страны тогда Восточной Европы не будут совместно с ним решать проблемы в сфере безопасности, то позитивные изменения в этих странах могут пойти вспять, что повлекло бы за собой нестабильность всего региона. Именно поэтому Германия, страна — инициатор сближения Запада с Россией, первая хотела, чтобы Польша, Чехия и другие стали членами НАТО.
Ведь главную озабоченность в странах Восточной Европы вызывала не угроза от России, а глубокая внутренняя решительность избавиться от наследия «серой зоны». Люди в этих странах считают себя европейцами, как и остальная Европа. Они хотят быть полноценной ее частью, что означит быть членом ЕС, быть частью общей сферы безопасности.
Собеседнику в России, задавшему ваш вопрос, следует объяснить, что не члены НАТО были двигателем процесса расширения. Двигателем был спрос. Страны, которые не были членами НАТО, настояли и, в конце концов, убедили их принять.
«С другой стороны, серьезная проблема состоит в том, что холодная война закончилась лишь потому, что мы так об этом договорились».
Существуют договоренности о том, что по всей Европе будет действовать Хельсинкский акт, и страны будут иметь право на суверенитет, независимость, территориальною неприкосновенность и смогут выбирать своих партнеров. И именно слова «своих партнеров» записаны в нескольких договорах, которые Россия тоже подписала после окончания холодной войны.
В 2008 году и особенно в 2014 году Россия полностью отвергла эти правила. Конечно, это стало для нас угрозой и полностью изменило правила игры в Европе! И было бы неразумно думать, что мы не будем на это реагировать!
Еще одна деталь. Обратите внимание, что балтийские страны принимали военные доктрины о защите своей территории, четко называя в них Россию «потенциальным врагом» до вступления в НАТО. А когда они начинали вступать в альянс, им приходилось отказываться от таких доктрин. НАТО обязывало новых членов выделять немалые ресурсы на военные операции альянса в Афганистане, на Балканах и так далее. А если бы НАТО считало Россию своим врагом, все было бы по-другому.
План расширения НАТО базировался на совершенно других убеждениях: Россия будет партнером, военные силы не будут использоваться в Европе, по крайней мере, между ведущими странами, а новые вызовы в сфере безопасности будут совсем другие.
— Как сейчас можно улучшить отношения Запада и России?
— Прежде чем говорить о компромиссе, нам нужно достичь четкости. Запад должен подтвердить свои главные интересы и подкрепить их действиями. Здесь опять важно очертить пространства и условия новой системы сдерживания не прибегая к агрессии. Если этого удастся достичь и если Россия пересмотрит свой курс, тогда можно рассмотреть варианты компромиссов. Но сегодня Россия готова обсуждать только один компромисс — тот, который ограничивает суверенитет и независимость ее соседей.
Россия готова назвать много пунктов, по которым возможно сотрудничество с Западом, при условии, что будут уважаться ее интересы в так называемой «зоне естественных и правомерных привилегий».
«Россия хочет создания новых зон безопасности и зависимости в Европе, и если мы (Запад) с этим согласимся, то это будет не компромисс, а фактически признание поражения».
Я не буду скрывать, что на Западе есть люди, которые на это согласны. Но готовность на такие уступки Москве никогда не набирала поддержки большинства.
— Остается только политика сдерживания?
— Остается политика ограничения и сдерживания, но следует сказать, что между политикой сдерживания и диалогом нет противоречия. Необходимо как то, так и другое. Потому что без объяснения, без контактов, без выслушивания другой стороны система сдерживания будет восприниматься по-своему.
Ограничения на диалог возникают со стороны России. Между Россией и Западом существовали разного рода каналы на полуофициальном уровне. Теперь они почти все закрыты. Это сделали не мы.
Нам нужно быть готовыми к тому, что это длительный процесс. В прошлый раз система сдерживания действовала на протяжении не одного поколения. Сейчас курс другой. Но несложно предвидеть, что через 5–10 лет некоторые люди в России увидят, что они идут в тупик. Поэтому легкого ответа на вопрос, как выйти из этой ситуации уже через полгода — год, нет.
— Чем современная ситуация отличается от периода холодной войны?
— Сейчас ситуация в чем-то лучше, а в чем-то хуже. Лучше в том, что нет идеологической конфронтации. Уровень торговых отношений, вопреки проблемам, очень высокий, не прекращается обмен человеческих ресурсов, множество русских живут в Лондоне, Берлине и так далее. А хуже сегодня потому, что сегодня Россия — неудовлетворенная страна. Она считает существующий порядок в сфере безопасности нелегитимным. Советский режим рассматривал ядерное оружие очень серьезно. Со времен смещения Хрущева не было ни одного примера ядерного шантажа.
«А сейчас, как я имею основание считать, в Москве рассматривают ядерные вооружения очень небрежно. Примеров ядерного шантажа много — и это опасно, потому что может сложиться ситуация, которую «неправильно поймут».
Есть и еще отличие. Во времена холодной войны линии раздела между Западом и Востоком были далеко не только от границ России, но даже от советских границ. Фактически водораздел проходил посреди Германии. Сейчас линия раздела — на российской границе. Несколько стран НАТО граничат с Россией в районе Калининградской области. Другие границы тоже достаточно близко к России: Румыния, Болгария. Это означает, что в случае кризиса вероятность недоразумения возросла, а времени на реакцию почти не осталось, остается меньше. Пространство для маневра уменьшилось. Поэтому существенно важно установить как можно больше военной ясности, чтобы в России понимали, где находится черта.
— А что по поводу идеи вступления Украины в НАТО?
— Здесь я не согласен со многими моими друзьями в Украине. В современных условиях я не считаю полезным ни для Украины, ни для НАТО рассматривать вопрос о присоединении ее к альянсу. Это, конечно, не означает, что США и Россия должны между собой решить вопрос о нейтральности Украины, не советуясь с ней. При этом важно дать понять России, что такая позиция — это не проявление нашей слабости.
Каждый раз, когда мы говорим России, что мы не заинтересованы в присоединении Украины к НАТО, нас спрашивают: а почему тогда в Киеве открыто представительство НАТО? Почему Украине предлагают военную поддержку? Ответ на все такие вопросы в том, что мы не отказываемся от развития военного сотрудничества с Украиной. Она участвует в работе альянса, просто необходимости в членстве мы не видим. А Москва разницы в этом не видит.
Кремль заявляет: в Украине не должно быть никакого присутствия НАТО. Я против того, чтобы Украина или НАТО соглашались с такими требованиями. Такие же требования Москва выдвигает Финляндии и Швеции, заявляя, что нейтральные страны не должны проводить учения с НАТО и сотрудничать со странами Балтийского региона, иначе они якобы нарушают свой нейтральный статус.
В ответ Москве говорят, что оборонная политика и сотрудничество с партнерами является суверенным решением национальных правительств.

Беспредел силовиков: не доказали ИГИЛ - "нашли" наркотики

https://golosislama.com/news.php?id=32818
Беспредел силовиков: не доказали ИГИЛ - "нашли" наркотики


На днях "Новая газета" привлекла внимание к судебному процессу над москвичом дагестанского происхождения Мурадом Рагибовым (на фото), дело которого имело громкий резонанс год назад, но затем выпало из поля зрения.
Напомним, что ранним утром 30 августа в квартиру к семье Рагибова ворвались силовики, которые начали его избивать и переворачивать все верх дном. Рагибова пытали практически на глазах родителей, блокировав их в соседних комнатах, где его матери стало плохо и потребовалась скорая медицинская помощь.
Парня били подручными предметами, душили и даже ударили ножом в ногу, что зафиксировано несколькими экспертизами, подтвердившими факты побоев и "металлизации" организма.
Стояла цель - выбить признание об участии в боевых действиях в Сирии на стороне запрещенной в России ИГИЛ. Когда этого не получилось, был задействоан резервный сценарий - у парня "нашли" пакетик с наркотиками.
Дело о хранении наркотиков сейчас слушается в Тушинском районном суде. При этом, все заявления родителей в надзорные органы о возбуждении уголовного дела в отношении силовиков просто проигнорированы, несмотря на официально зафиксированные множественные побои.
АВТОР: ИКРАМУТДИН ХАН