ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

среда, 22 марта 2017 г.

После 1917-го: что стало с миллионерами из топа татарского Forbes после революции Источник : https://realnoevremya.ru/articles/59906-tatarskiy-forbs-100-let-nazad

https://realnoevremya.ru/articles/59906-tatarskiy-forbs-100-let-nazad

После 1917-го: что стало с миллионерами из топа татарского Forbes после революции
Источник : https://realnoevremya.ru/articles/59906-tatarskiy-forbs-100-let-nazad


10 самых богатых татарских предпринимателей Казани начала ХХ века, входивших в первую гильдию купечества и владевших предприятиями с годовым оборотом не менее 1 миллиона рублей
После 1917-го: что стало с миллионерами из топа татарского Forbes после революцииФото: idmedina.ru
На днях журнал Forbes опубликовал рейтинг самых богатых россиян. Казанский историк, колумнист «Реального времени» Радик Салихов составил список самых богатых татар, живших 100 лет назад. Специально для нашей интернет-газеты он приводит десятку обеспеченных предпринимателей, влиявших на экономические процессы страны начала XX века. Поскольку их состояние теперь посчитать весьма проблематично и, по предварительным оценкам, оно было примерно одинаковым, автор дает справку о купцах в алфавитном порядке.


  • Сулейман Мухаметзянович Аитов
    Сулейман Мухаметзянович Аитовкупец первой гильдии
    Сулейман Аитов (1.02.1862 — 1922) продолжил семейное дело по торговле сырьем и пушниной в Казани, Сибири, Средней Азии. Ежегодный валовой доход одного только казанского коммерческого предприятия С.М. Аитова превышал 1 миллион рублей. Соответственно, высоким было и общественное положение предпринимателя. Он с начала 1890-х вплоть до 1917 года избирался гласным городской Думы, состоял почетным членом Казанского губернского попечительства детских приютов (1897—1917) и т.д.
    Неутомимая общественная деятельность купца неоднократно поощрялась властями. 30 января 1897 года за содействие в проведении всеобщей переписи у татар его наградили темно-бронзовой медалью и 9 января 1898 года золотой медалью с надписью «За усердие» на Станиславской ленте. За пожертвование в пользу неимущих предприниматель 4 июля 1913 года заслужил благодарность императрицы, 21 февраля 1913 года получил право ношения светло-бронзовой медали в память 300-летия Царствования Дома Романовых.
    Высокое доверие, которым предприниматель пользовался в торговом сообществе, позволило ему активно работать в банковских структурах. Он являлся членом Учетно-ссудного комитета Казанского отделения Государственного банка по торгово-промышленным кредитам с 23.12.1898 г. по 1917 год. За работу в КОГБ награжден 1 января 1904 года золотой медалью с надписью «За усердие» на Аннинской ленте, 1 января 1908 года золотой медалью с надписью «За усердие» на Владимирской ленте, 1 января 1916 года золотой медалью «За усердие» на Александровской ленте. Кроме того, он входил в правление казанского купеческого банка.
    С.М. Аитов был женат на Фатихе Абдулвалеевне Яушевой (1866 — 1942) — дочери троицкого купца-миллионера. Эта женщина известна в истории татарского народа тем, что в 1916 году создала в Казани первую национальную женскую гимназию. С.М. Аитов специально для этого учебного заведения отстроил прекрасное кирпичное здание и снабдил его всем необходимым. Вообще, коммерсант придерживался довольно прогрессивных взглядов для своего времени. Он решительно выступал за реформу татарских медресе, участвовал в создании первой мусульманской политической партии в России — «Союз мусульман», старался по мере возможности финансировать все передовые начинания в жизни нации. С.М. Аитов являлся также крупным благотворителем, не жалевшим денег на богоугодные дела. В 1898 году он построил в Адмиралтейской слободе г. Казани здание 2-й соборной мечети.
    После революции члены семьи подверглись преследованиям. Сын купца Ибрагим Сулейманович Аитов дважды — в 1929 и 1940 годах — приговаривался к заключению. Другой сын — Юсуф в 1937 году также был отправлен в лагеря по политической статье.
  • Абдулла Мухаметюсупович Апанаев (1873 — 28.09.1937)
    Абдулла Мухаметюсупович Апанаев (1873 — 28.09.1937)купец первой гильдии
    Один из учредителей «Торгово-промышленного товарищества Апанаевы и Казаковы». Крупный владелец недвижимости. Известен как активный общественный деятель: гласный городской Думы, член четырех комиссий при городской управе, член Губернского попечительства о детских приютах. В 1913 году А.М-Ю. Апанаев выступил с очень интересной инициативой. Он предложил создать Национальный музей, фонды которого бы составили древние книги, рукописи и другие реликвии, сохранившиеся у старинных татарских семей г. Казани. Известно также, что А.М-Ю. Апанаев проявлял живейший интерес к развитию национального просвещения и культуры. Именно по его совету и, очевидно, не без его помощи первая татарская библиотека «Китапханаи Исламия» и библиотека «Восточного клуба» стали систематически пополняться новыми изданиями и произведениями русской классики. Занимался он и благотворительностью: в 1916 году купец пожертвовал на нужды 2-ой соборной мечети г. Казани принадлежавший ему земельный участок в размере 40 десятин, который находился у деревни Зюзино Спасского уезда.
    Абдулла Апанаев был женат на потомственной почетной гражданке Зулейхе Мухаметшакировне Казаковой. Их дочь Гайша имела высшее медицинское образование и считалась самой красивой девушкой мусульманской Казани. Именно в ее честь будущий муж красавицы, известный литератор Гали Рахим, кстати, тоже выходец из богатой купеческой семьи, написал прекрасное стихотворение «Кукушка», которое вместе с одноименной мелодией композитора С. Габаши превратилось в популярный и по сей день татарский романс. Гайша Апанаева, обладавшая хорошими вокальными данными, стала первой его исполнительницей на одном из литературно-музыкальных вечеров, проводимых передовой татарской молодежью.
    После революции судьба самого Абдуллы Мухаметюсуповича Апанаева и его детей сложилась трагически. Сын Якуб эмигрировал в Турцию. Дочь Гайша после ареста мужа Гали Рахима уехала в Баку, где вышла замуж за видного общественного деятеля, ученого Наджиба Хальфина. Однако и он был впоследствии репрессирован как «враг народа». Сам Абдулла Мухаметюсупович в 1931 году попадает в лагеря за неудавшуюся попытку покинуть пределы СССР, а в 1937 году, едва освободившись из мест заключения, получает свой последний приговор — высшую меру социальной защиты, который и был приведен в исполнение 28 сентября того же года.
  • Мухаметбадретдин Абдулкаримович Апанаев (3.10.1867 — 1930 гг.)
    Мухаметбадретдин Абдулкаримович Апанаев (3.10.1867 — 1930 гг.)купец первой гильдии
    В 1894 году он начал самостоятельно заниматься торговлей и добился на этом поприще больших успехов. Сырье, пушнина, сало и шерсть — фирменные товары, на которые Апанаев к началу XX века сколотил большое состояние. Вместе с купцом И.М-С. Бурнаевым имел крупный мыловаренный завод, на котором выпускалось несколько сортов мыла. Кроме того, в Москве он содержал комиссионную контору. Свой статус богатейшего мусульманина Казани он подтвердил дорогостоящей покупкой и перестройкой знаменитого Юнусовского особняка на Юнусовской площади (ныне ул. Тукая, д.67/14).
    Был членом попечительских советов Александровского ремесленного и Казанского коммерческого училищ, Председателем Правления общества пособия бедным мусульманам. Будучи гласным городской Думы, М.-Б. Апанаев активно работал в ее финансовой, училищной и школьно-строительной комиссиях. Кстати, он был убежденным сторонником новометодного обучения в медресе и не раз собирал в своем доме на Юнусовской площади представительные совещания духовенства, купечества, демократической интеллигенции, на которых обсуждались насущные проблемы национального образования. Эта деятельность, а также финансирование новометодных учебных заведений, съездов мусульман заставила полицию взять М.-Б. Апанаева под негласный надзор.
    К тому же во время октябрьских событий 1905 года Апанаев, по сути, возглавив студентов и шакирдов, лично отбирал оружие у городовых и конных полицейских стражников, а затем был назначен восставшими милиционным приставом 5-й части г. Казани (т.е. Старо-Татарской и Ново-Татарской слобод).
    После поражения революции, отсидев несколько месяцев под арестом, М.-Б. Апанаев не отошел от национального движения и по-прежнему считался одним из авторитетных его лидеров, за что вплоть до октября 1917 года неоднократно подвергался судебным преследованиям. В 1923 году купец эмигрировал в Турцию, где в 1930-х годах скончался. После революции его дети, не успевшие эмигрировать, подверглись репрессиям. Так, сын Ахмет, способный, подающий большие надежды коммерсант, сослан на 10 лет в лагеря, такой же срок получила и дочь Разия, оставив сиротами двух малолетних детей.
    Старший брат купца имам Сенной мечети Габдулла Абдулкаримович Апанаев (1861 — 1919) — известный религиозный и общественный деятель, педагог-новометодист, журналист, издатель газеты «Азат», стал первой жертвой так называемого красного террора. Его расстреляли, подозревая в организации мятежа против Советской власти и убийстве комиссара К. Якуба. Г.А-К. Апанаев, женатый на дочери Ш. Марджани Бибихавве, был отцом восьмерых детей.
  • Мухаметсадык Мухаметсафич Галикеев (28.01.1847 — 1919)
    Мухаметсадык Мухаметсафич Галикеев (28.01.1847 — 1919)купец первой гильдии
    С 1891 года он торговал мануфактурными товарами, к началу XX века стал одним из самых богатых коммерсантов города. Ежегодный оборот только одного из магазинов в Гостином дворе превышал 1 миллион рублей. Кроме того, купец владел обширной недвижимостью в забулачной части города. М-С.М-С. Галикеев являлся авторитетным общественным деятелем и благотворителем. Он с 1897-го до 1917 года избирался гласным городской Думы, состоял членом учетного комитета Городского общественного банка, членом УСК КОГБ по торгово-промышленным кредитам с 5.03.1903 по 1917 год. За работу в КОГБ купец 1 января 1907 года был награжден золотой медалью с надписью «За усердие» на Станиславской ленте, 1 января 1916 года — золотой медалью с надписью «За усердие» на Александровской ленте.
    Купец пользовался огромным уважением мусульман Казани и губернии за финансирование медресе «Мухаммадия», строительство десятков мечетей, в том числе и казанской №10 в 1905 году (ул. М. Гафури, 67).
    Его младший брат Абдрахман Мухаметсафич Галикеев (28.05.1854 — 1927) начал заниматься коммерцией в 1891 году, после смерти отца. Особенно успешно он проявил себя в мыловарении. Ему принадлежал мыловаренный завод в Ново-Татарской слободе, на котором в 1916 году силами 12 рабочих вырабатывалось 20 000 пудов мыла. Общий оборот предприятия составлял 120 000 рублей в год. Продукция промышленника, рассчитанная на самый изысканный вкус, а им выпускалось около 10 сортов мыла, пользовалась большим спросом у населения.
  • Салих Сабитович Губайдуллин (20.07.1862 — 1935)купец первой гильдии
    Уже к 1893 году, расширив мануфактурное предприятие своего отца и являясь крупным продавцом-оптовиком его продукции, он заявил о своих капиталах по первой гильдии. Он вкладывал немалые деньги в приобретение земельных участков и доходной недвижимости, что также существенно увеличивало прибыли купца.
    С.С. Губайдуллин был просвещенным предпринимателем, прошедшим курс наук в медресе Ш. Марджани, человеком передовых взглядов. Он, в частности, финансировал многие начинания демократической интеллигенции. Это и проведение литературно-музыкальных вечеров, издание молодежной газеты «Эль-Ислах» («Реформа»), публикацию сборника, посвященного 100-летию Ш. Марджани и др. Всем своим детям купец дал прекрасное образование. Его старший сын Газиз Губайдуллин (Г. Газиз, 27.06.1887 — 1938) в 1909—1916 годы учился на юридическом и историко-филологическом факультетах Казанского университета. Еще до революции 1917 года он стал известен как автор ряда фундаментальных трудов по истории тюркских народов, истории татарской литературы, а также как талантливый писатель-прозаик. Время сурово обошлось с семьей Губайдуллиных. Ее глава в первые годы Советской власти подвергся контрибуции, а Газиз Салихович Губайдуллин был в 1938 году расстрелян по обвинению в буржуазном национализме.
  • Валиулла Гильмутдинович Ибрагимов (1882 — ?).
    Валиулла Гильмутдинович Ибрагимов (1882 — ?).купец первой гильдии
    Родился в семье казанского предпринимателя, происходившего из деревни Шапкино Тетюшского уезда Казанской губернии (ныне Камско-Устьинский район РТ).
    Продолжил и развил семейное дело по продаже бакалейных товаров. В.Г. Ибрагимов вместе с братом Усманом ( 24.02.1894 — ?) учредил 5 апреля 1912 года Полное товарищество «Торговый Дом Валиулла Ибрагимов с братом» с уставным капиталом в 75 000 рублей. Являлся владельцем нескольких кондитерских фабрик. Одна из них под названием «Альфа» размещалась в знаменитом «доме Шамиля», который в начале ХХ века стал принадлежать семье Ибрагимовых. Общий оборот предприятий составлял более 1 миллиона рублей.
    После революции Валиулла Ибрагимов с братом эмигрировали из России. По некоторым сведениям, представители казанской купеческой семьи обосновались в США.

  • Исмагил Мухаметгарифович Утямышев (2.02.1863)купец первой гильдии
    Происходил из рода фабрикантов деревни Маскара Малмыжского уезда Вятской губернии. Родился в деревне Норма (ныне Балтасинский район РТ). Владелец бязекрасильной мануфактуры и мыловаренного завода в Ново-Татарской слободе Казани, а также торговых заведений на Сенной площади с общим годовым оборотом почти в 2 миллиона рублей.
    Исмагил Утямышев неоднократно избирался гласным городской Думы, где работал в финансовой, училищной и школьно-строительной комиссиях; являлся членом Казанского общества взаимного кредита, казанских городских по квартирному и государственному налогу с недвижимости присутствий; членом общества пособия бедным мусульманам и др.
    В годы советской власти подвергся преследованиям. В 1933 году был осужден как «бывший крупный купец, участник националистической повстанческой организации».
  • Братья Каримовы
    Братья Каримовыкнигоиздатели
    Братья Мухаметзян (25.08.1853 — ?), Шарифзян (1850 — ?), Хасан (1872 — ?) Мингазетдиновичи Каримовы — крупнейшие татарские книготорговцы и издатели, родились в д. Большие Чиркелеи Симбирской губернии (ныне Ульяновская область). Мухаметзян и Шарифзян, в ранние годы приехав в Казань, прошли курс богословских наук под руководством знаменитого имама Ш. Марджани. В 1898 году они создали «Торговый Дом в образе Товарищества на вере под фирмой бр. Каримовых», а 1 марта 1900 года открыли собственную типографию и словолитню, которая начала выпускать книги по самым разным отраслям знаний: произведения религиозно-дидактического характера, учебники, научно-популярную и художественную литературу. Как отмечал академик А. Каримуллин: «… типография бр. Каримовых уже через год после своего открытия набрала высокие темпы печатания книг, которые поддерживались и в другие годы… В 1901—1917 годы типографией бр. Каримовых издано 1 700 татарских книг общим тиражом 19.647.076 экземпляров...» В 1916 году в типографии трудилось 38 рабочих, а ее годовой оборот составлял 100 000 рублей.
    Книгоиздание не давало большой и быстрой прибыли, и поэтому братья Каримовы достаточно успешно торговали галантерейным, парфюмерным, москательным товаром. Они имели отделения Торгового дома в Оренбурге, Уфе (управлял Хасан Каримов), Нижегородской, Мензелинской, Ирбитской, Симбирской, Ханской и других ярмарках. Предприятие по оптовой продаже указанных товаров в Казани в 1916 году имело оборот в 300 000 рублей.
    Братья Каримовы, примыкавшие к лагерю прогрессистской татарской буржуазии, уже в первые годы существования своей компании приступили к реализации ряда весьма крупных проектов в сфере культуры. В 1906 году они поддержали инициативу А-Х.Н. Максуди о создании первой мусульманской библиотеки «Китапханаи Исламия». Для нее братья Каримовы предоставили большое помещение в собственном книгоиздательском комплексе — читальный зал на 150 мест, а также пожертвовали в ее фонд 448 книг различного содержания. Торговый дом братьев Каримовых успешно издавал общенациональную газету «Кояш» («Солнце»), редактором которой работал известный татарский писатель и публицист Фатих Амирхан.
    После революции имущество предпринимателей было национализировано, а их дальнейшая судьба и судьба их потомков в годы советской власти неизвестна.
    P.S. Судьба после революции неизвестна.
  • Мухаметшакир Мухаметзянович Казаков (1848—1932)
    Мухаметшакир Мухаметзянович Казаков (1848—1932)купец первой гильдии
    Сын крупного казанского предпринимателя. Сумел значительно укрепить и развить семейное дело в Астрахани, построив там большую чаеразвесочную фабрику и открыв несколько крупных торговых заведений. Значительные средства предприниматель вкладывал в покупку и строительство доходных домов. В 1906 году приобрел у А.Г. Хусаинова здание номеров «Булгар». В 1898 году купец построил в Астрахани большую каменную мечеть, которая и ныне является яркой достопримечательностью этого города. Финансировал построенную его отцом Мухаметзяном Назировичем Казаковым фамильную «Казаковскую мечеть» в Казани.
    Его сын Абдулхамит Мухаметшакирович Казаков (11.09.1848 — 1937) вместе со своим братом Мухаметрахимом (22.01.1874 — 1937) учредил 1 января 1908 года Товарищество на вере «Торговый Дом Братья Казаковы и Ко» для торговли разного рода товарами с уставным капиталом в 2 500 рублей. Необходимо отметить, что этот молодой предприниматель являлся одним из видных деятелей джадидского движения, финансирующим его программы. За попытку создания татарской учительской семинарии в Казани А-Х. М-Ш. Казаков в мае 1908 года вместе с Г. Баруди, С. Галеевым, Г. Апанаевым были высланы в Вологодскую губернию на два года под гласный надзор полиции.
    После революции семья лишилась всего имущества. Младший из братьев — Мухамед — уехал в Германию, где у Казаковых была торговая фирма. Фактически этот шаг спас ему жизнь. Потому что оба его старших брата — Мухаметрахим и Абдулхамит — были расстреляны в 1937 году.
    Мулланур Вахитов, также происходивший из рода Казаковых, был казнен белочехами в 1918 году, а его дядя — заместитель председателя Совнаркома ТАССР Исхак Казаков — расстрелян в 1939 году.
  • Ахмед Галеевич Хусаинов (1837—1906)
    Ахмед Галеевич Хусаинов (1837—1906)купец первой гильдии
    Родился в Сеитовском Посаде (Татарской Каргале) под Оренбургом. Дальние предки будущего купца приехали сюда в середине XVIII века из деревни Кибяк-Козино Казанской губернии. Еще в молодые годы вместе со своими братьями Гани и Махмудом открыл собственное предприятие по торговле мелочным товаром и сырьем в Оренбурге, которое впоследствии превратилось в одну из самых процветающих компаний в татарском мире. Представительства фирмы А.Г. Хусаинова, кроме крупнейших центров России и Средней Азии, были открыты в Берлине и Лондоне. Купца по праву можно назвать выдающимся деятелем национального возрождения начала XX века, финансировавшим реформу народного просвещения.
    Ахмед Хусаинов, так и не освоивший в стенах кадимистского мектебе элементарных навыков чтения и письма, но, несмотря на это, сумевший сколотить гигантское состояние, безусловно, главную причину народных бед, нищеты и невежества видел в архаичных порядках, царивших в тогдашней конфессиональной школе. Он не раз повторял, что достойное образование помогло бы ему добиться еще более громких успехов на коммерческом поприще. Вот почему он осознанно и целеустремленно финансировал именно джадидские учебные заведения, оплачивал работу прогрессивно мыслящих мударрисов и мугаллимов по всей стране, не жалел средств на строительство школ, издание необходимой учебной литературы.
    По инициативе Ахмеда Хусаинова в 1889 году в Оренбурге появилось медресе «Хусаиния» — одно из крупнейших мусульманских училищ нового типа, в котором работали и учились выдающиеся представители татарской интеллигенции — Сунгат Бикбулатов, Тахир Ильяси, Джамал Валиди, Гаяз Исхаки, Шариф Камал, Бурган Шараф, Нургали Надиев, Фатих Карими, Муса Бигиев, Гайса Еникеев, Закир Кадыри, Сагит Рамеев, Габдрахман Сагди, МусаДжалиль и многие другие. Вместе с братьями Ахмед-бай возвел десятки мечетей в различных губерниях России с прекрасно оборудованными зданиями медресе при них.
    В 1896 году, разделив с братьями заработанное совместным трудом богатство, Ахмед-бай Хусаинов переехал в Казань, где заявил о своих капиталах по первой гильдии и поселился в великолепном особняке на Набережной Кабана (ул. Марджани, 42). Здесь вплоть до самой кончины (1906) предприниматель продолжал благотворительную деятельность, материально поддерживая все городские новометодные училища, в особенности медресе «Мухаммадия», мусульманское благотворительное общество. Как писал Р. Фахрутдинов, «в течение десяти лет, проведенных в Казани, он, выделяя с каждого своего дохода 3 000 и более рублей, построил 20 зданий мечетей и медресе, оплатил работу мугаллимов в 40 мектебе, обеспечил 200 школ необходимыми учебниками».
    В конце жизни Ахмед-бай завещал на нужды национального образования почти полмиллиона рублей, заключенных в вакуфном имуществе. Купец предполагал направить эти средства на создание солидной материальной базы крупнейших джадидских медресе, учреждение системы целевых стипендий на обучение талантливых шакирдов в средних, средних технических и высших учебных заведениях России, в мусульманских образовательных центрах арабского Востока. Он также ратовал за предоставление своеобразных «грантов» на написание и издание научно-популярной, учебной и просветительской литературы. Эти цели вплоть до Октябрьской революции успешно достигались особым Попечительским советом, в состав которого входили авторитетные духовные лидеры, представители буржуазии и интеллигенции.
Радик Салихов
Источник : https://realnoevremya.ru/articles/59906-tatarskiy-forbs-100-let-nazad

Вы этого точно не знали. Матерные слова (маты), это имена демонов. С примечанием

Вы этого точно не знали. Матерные слова (маты), это имена демонов

Матерные слова (маты), это имена демонов
Давайте разберемся, откуда же эта заразная вещь появилась. Мистические истоки такого явления как мат уходят в языческое прошлое. Чтобы оградить себя от нападок демонического мира, люди дохристианской эпохи контактировали с ним.

Откуда маты появились?

Заклинания, которые были обращены к языческим идолам, состояли из их имен. И как раз в тот период времени был распространен культ  плодородия. Таким образом, большинство матов связано с половыми органами мужчины и женщины.
Славяне тоже были знакомы с матом. Например, матерное слово девушки легкого поведения «б…» встречается на новгородских записках и берестяных грамотах ХІІ века. Только означало оно совершенно другое. Значение слово было имя демона, с которым общались только колдуны.  По древним верованиям, этот демон наказывал грешниц, посылая им болезнь, которая сейчас называется «бешенство матки».
Другое слово, глагол «е…», имеет славянское происхождение, и переводится как проклинать.
Остальные матерные слова — это имена языческих богов, или бесовские имена. Когда человек матерится — он призывает бесов на себя, свою семью, свой род.
Таким образом, мат — это обращение к бесам, только она состоит из заклинаний и имен определенных бесов. Это показывает история мата.
Другими словами мат является языком общения с демонами.

Влияние мата на здоровье человека

Просто приведем 6 фактов о влиянии матов:

1. Влияние мата на ДНК

Человеческие слова могут быть представлены в виде электромагнитных колебаний, которые прямо влияют на свойства и структуру молекул ДНК, отвечающих за наследственность. Если человек изо дня в день использует бранные слова, в молекулах ДНК начинает вырабатываться «отрицательная программа» и они существенно видоизменяются. Ученые утверждают: «грязное» слово вызывает мутагенный эффект, аналогичный радиационному облучению.
Матерные слова отрицательно действуют на генетический код ругающегося, записываются в нем, становятся проклятием для самого человека и его наследников.

2. Матерные слова проходят по другим нервным окончаниям, нежели обычные слова

Есть наблюдение медиков о том, что люди, страдающие на паралич, при полном отсутствии речи, изъясняются исключительно матами. Хотя при этом не в состоянии сказать ни «Да», ни «Нет». На первый взгляд, явление хоть и очень странное, но говорит о многом.  Почему полностью парализованный человек высказывает исключительно маты? Неужели он имеет другую природу, чем обычные слова?

3. Влияние мата на воду. Научный эксперимент.

Проростковая технология давно используется и в биологии и в сельском хозяйстве.
Вода обрабатывается каким-то воздействием, и этой водой обрабатываются зерна пшеницы.
Были использованы три вида слов:
  1. Молитва «Отче наш»
  2. Мат бытовой, который используется для связки речи
  3. Мат агрессивный, с явно выраженной экспрессией.
Через определенное время проверяется количество проросших зерен и длина ростков.
На второй день
  1. Контрольной партии проросло 93% зерен
  2. В партии зерен, обработанных молитвой — 96% зерен. И самую большую длину ростков, до 1 см.
  3. В партии, обработанной матом бытовым — 58% зерен
  4. Мат экспрессивный повлиял так, что выросло только 49% зерен. Длина ростков неоднородна и появилась плесень.
Ученые считают, что появление плесени — результат сильного негативного воздействия мата на воду.
Еще через время.
  1. Влияние мата бытового — осталось только 40% проросших зерен
  2. Влияние мата экспрессивного — осталось только 15% проросших зерен.
Проростки, опущенные в воду, обработанную матом, показывают, что им не подходит эта среда.
Человек на 80% состоит из воды. Делайте вывод, друзья.
Вот видеоподтвеждение данного эксперимента.http://maminy-shpargalki.com/vyi-etogo-tochno-ne-znali-maternyie-slova-matyi-eto-imena-demonov/
4. Матерные слова очень часто выходят из людей, из которых изгоняют бесов.
Это признают все конфессии: от православных до протестантов.
Например, православный священник, Отец Сергий пишет: « Так называемый мат, является языком общения с демоническими силами. Не случайно это явление именуется инфернальной лексикой. Инфернальной — значит адской, из преисподней». Убедиться в том, что мат – явление демоническое, очень легко.  Зайдите в русский православный храм во время отчитки. И внимательно присмотритесь к человеку, которого отчитывают  молитвой.  Он будет стонать, кричать, вырываться, рычать и тому подобное. А что самое страшное, они очень сильно ругаются матом…
Благодаря науке было доказано, что из-за мата страдает не только нравственность человека, но и его здоровье!
Иван Белявский – один из первых ученых, который выдвинул эту теорию. Он считает, что каждый мат – это энергетический заряд, который отрицательно отражается на здоровье человека.
Доказано уже, что мат произошел от сакральных названий богов. Слово «мат» означает «силу». Разрушительную силу, которая воздействует на ДНК человека и уничтожает его изнутри, особенно на женщин и детей.

5. Матерные слова пагубно влияют на женщин

Злоупотребление мата губительно для гормонального фона женщины. Ее голос становиться низким, тестостерон находиться в переизбытке, деторождаемость снижается, появляется заболевание гирсутизм…

6. Влияние матерных слов на человека в странах, где отсутствует брань против детородных органов.

Еще один очень интересный факт. В странах, где отсутствует  ругань, указывающая на детородный орган, синдромы ДЦП и Дауна не обнаружены. А вот в странах СНГ эти болезни существуют. К сожалению…

Как избавиться от влияния мата?

Вы были некогда тьма, а теперь  – свет в Господе.
Мы уже доказали происхождение матерных слов. Рассмотрели научный эксперимент. Но задача этой серии и проекта «Слово ободрения» — это ободрить, помочь победить каждый порок, который связывает человека.
Здесь мы дадим рецепт освобождения от матерных слов, который проверен на личном опыте. Всего 5 простых шагов.

Признать

Очень важно признать, что матерные слова — это порок, который разрушительно влияет на человека. Именно признать, не противостоять.

Раскаяться

Горячее раскаяние перед Богом очень важно.
Он — Господь, Он все знает. И Он поможет, но сначала просто раскайтесь в том, что из ваших уст выходила эта грязная брань.

Принять себя, как новое творение

Если вы молились молитвой покаяния — тогда вы стали новым творением, ребенком Всемогущего Бога. А до этого каждый человек является грешным, порождением дьявола.
Многие в мире говорят «Зачем отвергать маты — это же нормально!». Это нормально, если вы грешный человек. А если вы покаялись перед Богом, попросили прощения в своих грехах — вы уже стали новым творением.
И вам нужно принять это
Слово Божье говорит:
2КОР.5:17 ИТАК, КТО ВО ХРИСТЕ, [ТОТ] НОВОЕ ТВОРЕНИЕ; ДРЕВНЕЕ ПРОШЛО, ТЕПЕРЬ ВСЕ НОВОЕ.
Начните думать о себе хорошо, думать о себе, как о любимом ребенке Божьем, как о том, ради кого Господь отдал Своего Сына.
Поверьте Богу. Вы стали другими внутри.
ЕФ.5:8 ВЫ БЫЛИ НЕКОГДА ТЬМА, А ТЕПЕРЬ – СВЕТ В ГОСПОДЕ: ПОСТУПАЙТЕ, КАК ЧАДА СВЕТА,

Поверить, что слова — это капсулы, наполненные силой.

По сути, вся эта серия об этом. То, что мы говорим — то мы и имеем.
Но вам, если вы уже матерились, нужно принять это заново. Ваши маты производили одно действие в вашей жизни.
Теперь нужно, чтобы ваши слова приносили доброе.
КОЛ.4:6 СЛОВО ВАШЕ [ДА БУДЕТ] ВСЕГДА С БЛАГОДАТИЮ
ЕФ 4:29 НИКАКОЕ ГНИЛОЕ СЛОВО ДА НЕ ИСХОДИТ ИЗ УСТ ВАШИХ, А ТОЛЬКО ДОБРОЕ ДЛЯ НАЗИДАНИЯ В ВЕРЕ, ДАБЫ ОНО ДОСТАВЛЯЛО БЛАГОДАТЬ СЛУШАЮЩИМ.
Это значит, что каждый раз, когда вы открываете рот — просите мудрости у Бога, чтобы ваши слова принесли благодать, пользу слушающим.

Посвятить свои уста, свой язык Богу.

Это не просто решение: «с Нового года бросаю говорить маты».
Это решение, что ваши уста принадлежат Господу, Творцу неба и земли. И вы устами будете только благословлять Бога и Его творения.
ИАК 3:9-10 ИМ БЛАГОСЛОВЛЯЕМ БОГА И ОТЦА, И ИМ ПРОКЛИНАЕМ ЧЕЛОВЕКОВ, СОТВОРЕННЫХ ПО ПОДОБИЮ БОЖИЮ. ИЗ ТЕХ ЖЕ УСТ ИСХОДИТ БЛАГОСЛОВЕНИЕ И ПРОКЛЯТИЕ: НЕ ДОЛЖНО, БРАТИЯ МОИ, СЕМУ ТАК БЫТЬ.
Если вы посвящаете свои уста Бога — будет непросто. Но даже когда вы оступитесь, помните, что слово Божье говорит «не должно сему быть». Бог не дает невыполнимых задач. Если это написано в Его Слове — значит это реально. И значит, возможно жить так, чтобы не произносить проклятия и бранные слова на близких людей.

Слово Ободрения

Закончить хочется очень хорошим местом.
Помните, что за каждое слово вы дадите отчет. И если вы говорите много доброго в жизнь близких, благословляете жену/мужа, детей, родителей, сотрудников — эти слова Бог приведет на суд. И от этих слов вы оправдаетесь. Так говорит Слово Божье
МАТФ 12:36-37 ГОВОРЮ ЖЕ ВАМ, ЧТО ЗА ВСЯКОЕ ПРАЗДНОЕ СЛОВО, КАКОЕ СКАЖУТ ЛЮДИ, ДАДУТ ОНИ ОТВЕТ В ДЕНЬ СУДА: 37 ИБО ОТ СЛОВ СВОИХ ОПРАВДАЕШЬСЯ, И ОТ СЛОВ СВОИХ ОСУДИШЬСЯ.
ПРИМЕЧАНИЕ
То же есть и в Коране ВЕРА В АЛЛАХА ГОСПОДА МИРОВ, ПОДЧИНИТЬ СВОИ МЫСЛИ И ДЕЛА СЛУЖЕНИЮ АЛЛАХУ И СЛЕДОВАТЬ ЕГО УЧЕНИЮ. СТРЕМИТСЯ К ЗНАНИЯМ, К ИЗУЧЕНИЮ КОРАНА. ВЕРИТЬ В АЛЛАХА НУЖНО НЕ ТОЛЬКО ДУШОЙ, НО И УМОМ.  ВЕДЬ ЗНАЮЩЕГО ЧЕЛОВЕКА НЕВОЗМОЖНО ОБМАНУТЬ. ИЛИ СБИТЬ С ПУТИ А НЕ ВЛАДЕЮЩЕГО ИМИ ВЕСЬМА ЛЕГКО. МАТ И ВСЯЧЕСКИЕ ОСКОРБЛЕНИЯ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ,  ЭТО СВИДЕТЕЛЬСТВО СЛАБОСТИ ЧЕЛОВЕКА, А НЕ ЕГО ПРЕВОСХОДСТВА. АЛЛАХ В КОРАНЕ ГОВОРИТ О НЕОБХОДИМОСТИ СТРЕМЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА К ЗНИНИЯМ, ПОЗНАНИЮ ОКРУЖАЮЩЕГО.
   ПУТЬ АЛЛАХА -ЭТО БЕЛЫЙ СВЕТ  , А ПО ЕГО КРАЯМ ЧЕРНЫЙ СВЕТ ШАЙТАН, КУДА ЧЕЛОВЕК ВВИДУ СВОЕЙ СЛАБОСТИ И СОБЛАЗНАМ ШАЙТАНА ЗАХОДИТ. И ПОТОМ НАЧИНАЕТ ДУМАТЬ,ЧТО ЖИЗНЬ ЭТО СОЧЕТАНИЕ ЧЕРНЫХ И БЕЛЫХ ПОЛОС.  ГЛАВНОЕ ЭТО ТВЕРДОСТЬ ДУХА И ВЕРЫ В АЛЛАХА. С уваением, Аскер Бикбаев Заместитель Председателя НДП Ватан 21 марта 2017 года

День хиджаба в вузе – платки разлетелись как горячие пирожки


http://ansar.ru/sobcor/den-hidzhaba-v-vuze-platki-razletelis-kak-goryachie-pirozhki

День хиджаба в вузе – платки разлетелись как горячие пирожки

В этом месяце студентки-мусульманки по всей Америке раздают платки, значки и информационные листовки согражданам, чтобы повысить их осведомленность о хиджабе и побороть исламофобию.
Хотя Всемирный день хиджаба отмечается в феврале, молодые мусульманки решили, что продолжат просвещать население об особенностях мусульманского жизненного уклада и в марте.
По словам студентки Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Марьи Айлуш, она решила организовать «День хиджаба» в своем вузе, поскольку многие студенты хотели выразить солидарность с мусульманами в свете происходящих событий, сообщает USA Today.
«Нет сомнений в том, что мусульманские женщины больше всего подвергаются агрессии среди мусульман, поскольку по нам визуально заметна религия, - говорит Айлуш. – Если мы не сможем обучить население и дать людям возможность выразить солидарность, то мы остаемся сами по себе».
В рамках «Дня хиджаба» в университете Айлуш и еще 20 волонтеров повязывали платочки на своих сверстниц. «Все 200 шарфов разлетелись буквально за 2 часа», - говорит мусульманская активистка.

БАНИН. Судьба молодой девушки и ветер перемен: нефть, деньги, падение первой демократической республики Востока… - ФОТО

http://www.1news.az/interview/162/20150601115945456.html

БАНИН. Судьба молодой девушки и ветер перемен: нефть, деньги, падение первой демократической республики Востока… - ФОТО 01.06.2015 12:04

Француженка азербайджанского происхождения Банин (Ум-эль Бану).
В декабре 2005 года сразу две страны (Азербайджан и Франция) отпраздновали столетие Банин - автора «Кавказских дней», самой яркой, эмоционально точной летописи жизни Баку начала XX века.
Банин  родилась в Баку в 1905 году. Оба ее деда – Муса Нагиев и Шамси Асадуллаев были известными нефтепромышленниками, богатейшими людьми того времени. В 1924 году Банин эмигрировала в Турцию, а оттуда – во Францию.
О ней наш очередной материал в рубрике «Женщины, которые вдохновляют».
Детство
«Мое раннее детство было пречудесным, - рассказывает Банин в книге « Кавказские дни». - Я была младшей из четырех сестер. Потому внимания и заботы мне уделялось больше» (далее – цитаты из книги, ред.)
Мы росли под опекой верной своему предназначению фрейлейн Анны, которая, внушая нам сентиментальный дух чистой немецкой девушки, искореняла в наших душах свойства наследственные. Она пыталась превратить нас в хорошеньких, мягкосердечных Гретхен. Но мы были потомками своих предков, и с этим ничего нельзя было поделать.
Страна давно уже была российской колонией, и влияние русских чувствовалось во всем. Под этим влиянием рос интерес к европейскому образу жизни, новой культуре. Люди предпочитали чадре свободу, фанатизму - образованность. Особенно этому влиянию было подвержено молодое поколение. Отец, как старший сын в семье, возглавлял семейный бизнес: нефтяные фирмы на берегах Каспия и Волги, Московские, Варшавские и прочие филиалы самых разных предприятий. Вдохновленный прогрессом, отец намеревался еще более расширить производство и хозяйственную деятельность. Человеку, привыкшему к путешествиям по бескрайним Российским просторам, Берлин не казался столь отдаленным местом. Потому-то известия о нем довольно часто приходили также из Германии. В те времена Вильгельм II объявил себя защитником турок и мусульман. Азербайджанцы, будучи сродни туркам, питали к немцам те же симпатии. Это было взаимно.
Бабушка и  ее пророчество
Бабушка была крупной, полной, властной по характеру женщиной. Как и все настоящие мусульманки, она своевременно совершала омовение и намаз. Предпочитала сидеть на полу на ковриках и подушках. Носила чадру и была строга и неулыбчива. Порой в порыве религиозных чувств она даже поругивала иноверцев. Оттого, что наши воспитатели были христианами, бабушка и с нами «держала дистанцию». Ее бы воля, бабушка никогда не доверила бы нас попечению фрейлейн Анны.
Ребенком я очень любила бабушку и еще глубоко не осознавала разделяющие нас черты. Но, взрослея, я все больше ощущала разницу между нами, и моя детская любовь к бабуле иссякла: бабушка принадлежала к иному, чуждому мне миру. Ее жизнь была продолжением мусульманской истории, возникшей с рождением ислама. Значит, и возрастная разница между нами исчислялась не десятилетиями, а четырнадцатью веками хиджры.
Бабушка категорически отвергала европейскую культуру, которую в наших краях представляла культура России. В ее представлении русские были захватчиками, губителями национальных традиций, народ враждебный. Эта неприязнь со временем видоизменялась: муж покинул ее, женившись на русской женщине, а дочери, воспитанные на лоне ислама, выйдя замуж, перестали носить чадру, переоделись в европейские платья, стали говорить на каком-то диком смешении азербайджанского и русского языков.
И если бы только дочери доставляли бабушке огорчения своим отступничеством! Сыновья, получив по настоянию отца образование в лицеях и  попутешествовав по миру, перестали придерживаться строгих канонов веры, соблюдая ее лишь на облегченном, бытовом уровне.
Бабушка смотрела на наш образ жизни не столько с укором, сколько с надменным снисхождением. Она считала себя и себе подобных более «правильными», а свой ограниченный мир более устойчивым и надежным. Нам, привыкшим к роскоши и богатству, бабушка предрекала сложную жизненную дорогу, полную ошибок. Она оказалась права: свобода порой очень дорого обходится.
«Оазис пустыне» и новый Баку
Население Баку было смешанным: были здесь и русские, и армяне, и грузины, и европейцы. Население же деревень составляли исключительно мусульмане.
Деревню я очень любила. Море лежало за высокими каменными стенами нашего двора-сада. За противоположными стенами была голая степь. Сады, полные благоухающих цветов, напоминали оазисы в пустыне. Было удивительно видеть столько зелени внутри каменных оград, когда вокруг лежит безводная степь.
Самое большое удовольствие доставляло нам купание в Каспийском море! Несмотря на отдаленность от дома на несколько километров, с нашего холма темно-синяя гладь моря казалась совсем рядом. Почти до самой воды вереницей тянулись плоские крыши домов и дворы, зеленеющие листвой смоковниц и виноградников. Эти маленькие домишки и садочки не принадлежали богатым и надменным нефтяным магнатам Баку. Здесь жили их менее удачливые и бедные родственники, которым фортуна не подарила нефтеносного клочка земли. То были жилища бедняков.
Богачи смотрели на них кичливо, свысока. Дома их бедны, заборы кривы и низки, а во дворах, кроме смоковниц и винограда, почти ничего не росло. Здесь не было глубоких колодцев и ирригационных приспособлений. В каждом дворе рылся небольшой, обшитый изнутри природным камнем колодец, воды которого едва хватало людям и скоту. В домах бедняков не было электричества, тут пользовались керосиновыми лампами. Эти бедняки были очень милые и добрые люди. Любой, кто встречался нам на пути, обязательно здоровался и улыбался тебе. Каждый приглашал войти в дом, быть его гостем. Взобравшись на плоские крыши своих лачуг, люди приветствовали нас. И все это было очень искренне до умиления. Если все же приходилось войти в чей-то двор, то хозяева обязательно угощали нас инжиром и виноградом со своих деревьев, подносили прохладной колодезной воды.
Мой отец познакомился с Аминой на каком-то торжестве, вскоре безумно влюбился. Амина долго колебалась, прежде чем ответить согласием на предложение отца. Тетки, услышав это, стали горько смеяться: « Ну и ну! Простолюдинка, беднячка, бесприданница не хотела идти замуж за мужчину из самой богатой, известной и уважаемой бакинской семьи?!».
Жениться по любви на нищей девице! Никто не хотел в это верить. Поступок отца, преступившего мораль, обычаи и традиции, объясняли одной фразой: он потерял рассудок! Если мир бабушки и теток прежде сотрясался, то теперь он рушился. Они даже знали, кто в этом виноват – проклятые иноверцы. Но мы, дети, были представителями нового поколения. Мы радовались происходящему.
В те годы от Баку, который был мне дорог в детстве, не осталось и следа. По отечеству тосковали лишь пожилые эмигранты, скитавшиеся по миру с ностальгическим грузом на сердце. Страдания презренных миллионеров никого не волновали – они терпели заслуженную кару. Ислам сошел со своего истинного пути, заплутал и потерял изначальный смысл. Вера, смешавшаяся с реалиями современного мира, не покоила сердца. Она стала помехой в сиюминутных интересах и была отброшена за ненадобностью. Разве Коран не запрещает азартные игры? Но весь Баку играл. Выигрывал и проигрывал деньги мешками. Пророк запретил употребление вина. Но все пили! Пили и водку, и коньяк, и прочие алкогольные напитки, лицемерно утверждая, что эти напитки – не вино. Изображение человека считается запретным в исламе. Но мусульмане толпами посещали фотоателье, чтоб затем украшать стены своих домов собственными изображениями.
Мой дед Ага-Муса, будучи одним из самых богатых бакинских нефтепромышленников, слыл человеком прижимистым. О его скупости говорили многие, и эти россказни были часто очень противоречивыми.
Расскажу одну историю. Иногда разные благотворительные общества проводили акции, например, продавали на улицах искусственные цветы. Продавщицы прикалывали фиалку на грудь какому-нибудь прохожему, протягивая ему металлическую баночку для пожертвований. Говорят, что в такие дни дед не выходил из дому. Но когда дедушка умер, стало известно, что он давал в долг малознакомым людям огромные деньги, без всякого залога или расписки, веря им на слово. Кроме того, он оплачивал учебу множества неимущих юношей и девушек.
Мой дед Ага-Муса был славен еще и тем, что украсил Баку великолепными зданиями. Это было его слабостью. Когда умер от чахотки мой дядя Исмаил, единственный сын Ага-Мусы, дед возвел в память о нем жемчужину архитектуры – здание «Исмаилийя». Позже в этом здании располагался недолговечный парламент Независимой Азербайджанской Республики.
Исторические потрясения
После армянских погромов в Баку турки наводили здесь порядок. Почти ежедневно совершались казни. Вешались преступники и мародеры. В одном из городских парков была установлена виселица, на которой ветер раскачивал тела казненных, в устрашение прочим. Надо признать, такая мера давала хорошие результаты: очень скоро прекратились разбои, грабежи и прочие преступления. В городе были полностью восстановлены порядок и покой. 
Материальные потери, которые понесла наша семья, не огорчали – слава Богу, не произошло ничего непоправимого. Но в скором времени турецкую оккупацию сменила английская. Турция, будучи в союзе с Германией, потерпела поражение и отступила. Победители-англичане потянулись на запах милой их сердцу нефти и по-хозяйски устроились в богатом нефтеносном краю.
Наш дом стал местом встречи английских офицеров. Баку стремительно менялся, втягиваясь в европейский образ жизни. Менялись обычаи, и традиции теряли устойчивость. Религия почти полностью утратила свои позиции. Везде говорили и думали только о свободе, независимости.
Вскоре и англичане покинули Кавказ, а чудесный город минаретов и нефтяных вышек Баку стал столицей Независимой Азербайджанской Республики. Был создан парламент новой республики, а количество партий чуть ли не приравнивалось числу депутатов парламента. Республика стала создавать и собственную армию, в которую призывались юноши, никогда не державшие в руках оружия. Был проведен военный парад. Новая Азербайджанская Республика управлялась Кабинетом министров... Мой отец был назначен министром торговли.
Одни партии делали упор на традиции, другие требовали «равенства и эмансипации». Последние были сторонниками женской образованности и участия женщин в общественной жизни. В молодой столице кипела и бурлила жизнь. Здесь было много россиян, покинувших объятую революцией родину. Все искали «удобное место под солнцем» или временное пристанище, чтобы переждать смутное время в России.
Через месяц умер наш дедушка Муса. Он оставил нам, четырем внучкам, огромное богатство. Оно было ощутимым, даже на фоне достояния десятков бакинских миллионеров. В тринадцать лет я стала обладательницей несметных богатств, превратилась в богатейшего человека. Но и это недолго продлилось.
Через несколько дней ранним утром меня разбудили звуки «Интернационала», доносившегося с улиц. Как оказалось, в полночь революционный бронепоезд пересек границы Независимой Азербайджанской Республики и привез на вокзал спящего города солдат Одиннадцатой Красной Армии. Вот так, без единого выстрела, Национальная армия Азербайджана сдала свои позиции. Республика пала, а победившая Россия вновь вернула себе прежнее «имущество». Я видела своими глазами конец целого мира!
Отец был повержен в глубочайшую депрессию. Он все время молчал, испытывая горечь, и в глубине души коря себя. Отец не перевел свои вклады в зарубежные банки, своевременно не уехал из Баку, обманувшись должностью министра недолговечной республики. Некоторое время никаких серьезных перемен не происходило. А потом отца арестовали…
С падением Азербайджанской Республики, с концом того мира, свидетелем которого я была, закончилось и мое детство. В тринадцать лет…
Париж
Чтобы спасти отца из тюрьмы, Банин вынуждена была выйти замуж за нелюбимого, но влиятельного человека, Белабека Годжаева. Это, к тому же, дало ей возможность получить загранпаспорт и бежать в Турцию, где она почти сразу рассталась с мужем. А потом уехала в Париж, к  родным, перебравшимся туда раньше.
Однако трудности на этом не закончились. Отношения с мачехой, которую поначалу Банин боготворила, так и не сложились. Настолько, что она ушла из дома и начала самостоятельную жизнь. По сведениям доктора исторических наук, писателя, журналиста Сабира Гянджели, она какое-то время работала манекенщицей, потом продавщицей в магазине, секретарем в канцелярии, переводчицей.
Первый успех и подруга Тэффи
По совету французских друзей, Банин начала писать книгу воспоминаний. Первая же автобиографическая книга «Кавказские дни», опубликованная в 1946-м году, принесла Банин успех.
Ее подруга - популярная в России, а затем уже и во Франции романистка, известная писательница-сатирик Тэффи, - помогла ей войти в литературные круги.
Философ Юнгер и писатель Бунин
Первым из именитых европейских интеллектуалов в ее жизнь вошел немецкий писатель и философ Эрнст Юнгер; встречей с ним Банин обязана своему первому роману «Нами», вышедшему в свет в 1945 году.  Очарованный свежестью ее взгляда и необычностью самой истории, Юнгер принимает решение встретиться с новоиспеченной знаменитостью. Их дружеская беседа переросла в почти полувековую дружбу, но романа не случилось. Ревность в сердце немца не пробудило даже появление на сцене знаменитого и оттого весьма опасного нового обожателя – Ивана Алексеевича Бунина.
Банин часто гадала, как сложились бы отношения в этом треугольнике, если бы она ответила нежностью Бунину. Или наоборот: что произошло бы с ними со всеми, умей Юнгер любить так же страстно и добиваться ее так же настойчиво, как Иван Бунин...
С Буниным они познакомились 13 июня 1946 года (и то ли шутя, то ли всерьез Иван Алексеевич потом утверждал, что должен был предвидеть печальный конец этих отношений: именно 13-го с ним частенько случались неприятности). Поначалу, впрочем, Банин чувствовала себя польщенной вниманием нобелевского лауреата. Жила она по-прежнему одна. Однако, встретившись вторично, они сразу же... поссорились. Их короткий, но кровопролитный роман вообще состоял из мгновений жгучего взаимного притяжения и не менее сильного отчуждения.
Начав беседу изъявлениями взаимной симпатии, они, как правило, заканчивали ее непримиримыми врагами. Их разделяло буквально все: великого русского писателя раздражало недостаточно почтительное, если не сказать прохладное отношение возлюбленной к его творчеству, а также ее упорное нежелание писать на «родном» русском языке («Я пишу не для одной только русской эмиграции!» – восклицала в таких случаях раздосадованная писательница).
Банин, в свою очередь, обвиняла Ивана Алексеевича в черствости, нежелании меняться и попросту – в эгоизме. Впрочем, именно их яростные споры легли в основу великолепной и немного грустной повести «Последний поединок Ивана Бунина» о них самих, любящих, но не готовых ради этой любви поступиться даже малым. На память об этой не случившейся нежности сохранились письма, которыми Бунин и Банин обменивались почти ежедневно: там, в этих посланиях, он (когда не был за что-нибудь зол) звал ее «своей черноокой газелью», а она (когда не была раздражена его требованиями немедленного обожания) сознавалась: «Вы стоите всех Гете на свете!».
Бунин подарил Банин две свои книги: сборник рассказов «Речной трактир», изданный на русском языке в Нью-Йорке в 1945 году, и «Избранные стихи». На первой книге сразу две дарственные надписи: одна по-французски: «Мадам Банин от ее покорного слуги Бунина 15.VI.46. Париж», вторая - по-русски: «У одного человека сердце ушло из рук, и он сказал ему: «Прощай!» - слова Саади о человеке, плененном любовью».  Посвящение во второй книге гласит: «Дорогая г-жа Банин! Черная роза небесных садов Аллаха, учитесь писать по-русски. Иван Бунин, 21 июня 1947 года» (слово «госпожа» зачеркнуто. Далее написано: «Это я зачеркнул. Ив.Б.»)
Банин и Никос
В конце 50-х на Антибах Банин познакомилась с Никосом Казанзакисом и его женой Эллени. Автор «Грека Зорбы» оказался в положении эмигранта, как и Банин, и точно так же не намерен был отчаиваться. Банин отмечает, что он был из тех, кто в разговоре не любуется собой, а умеет слушать собеседника. Он следил за интонацией говорящего, был внимателен к малейшим колебаниям голоса, оборотам речи, улавливал едва проскользнувший намек.
Троица замечательно проводила вместе время, распивая чаи в восточной манере, наслаждаясь солнцем, морем, теплом ласково встретившей их новой родины.
Казанзакис долго и аргументированно отговаривал Банин от перехода в христианство – ошибочного, по его мнению, шага. В письмах он умолял: «Ради всего святого, не покидайте мусульманский Рай – это единственный мой шанс повстречаться с вами там, на небесах...».
Разумеется, Банин дорожила его мнением, и, разумеется, она поступила по-своему. Их объединял Восток, роднило стремление к независимости. Банинаки и Николаки – ласковые прозвища придумали друзья друг для друга. Эллени никоим образом не препятствовала их нежной привязанности, а после смерти супруга ей хватило душевных сил в письме поблагодарить молодую подругу-соперницу: «Я не забыла, как вас любил Николаки и как был счастлив, когда вы окружали его нежностью. Будьте благословенны, ибо вы подарили ему много радости».
Преданность нации
Банин глубоко переживала события, происходившие в Нагорном Карабахе. В тяжелые для азербайджанского народа дни Банин выступила во французской газете «Монд» (20 января 1990 г.), со статьей под заголовком «Нагорный Карабах». В этой статье Банин дает информацию о Карабахе, армянах, переселенных царским правительством в результате войны с Ираном и Турцией на азербайджанские земли ещё в начале XIX века. Она говорит о давних притязаниях армян на азербайджанские земли, о связях дашнаков с большевиками и совместных их акциях против азербайджанского народа.  «В то время как часто говорят об армянах как о «жертвах» Османского империализма, почему-то никто не говорит о тех зверствах, которые армяне учинили в Азербайджане в прошлом», — писала Банин.
Вспоминая о своих встречах с Банин, Рамиз Абуталыбов (бывший посол по особым поручениям МИД АР, ответственный секретарь Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО, кавалер французского ордена Почетного легиона, проработавший во Франции 16 лет) рассказывал, что принадлежность к богеме делала ее недоступной. К тому же, она и сама всячески избегала контактов с  соотечественниками, переживая, что Азербайджан так легко, без борьбы, примирился с навязанной Лениным большевизацией.
«Фактически я был первым азербайджанцем, с кем она пошла на сближение, - вспоминал Р.Абуталыбов. - Произошло это в 1981 году, на выставке азербайджанских ковров в Париже. В канун открытия я послал ей открытку с приглашением, не надеясь, что она его примет. К моему удивлению, Банин пришла, да не одна, а с импозантного вида пожилым французом. Для своих преклонных лет она выглядела достаточно молодо и даже жеманно, что ей очень шло. Она гордилась своим азербайджанским происхождением - не турчанка или персиянка, за которых для ложного шарма выдавали себя некоторые наши сородичи, а именно азербайджанка. Она была очень своенравной и неординарной личностью, в чем-то даже склонной к эпатажу. Так, в ответ большевикам, называющим религию «опиумом для народа», Банин написала книгу с шокирующим названием «Я выбрала опиум», которая имела большой успех», - вспоминал Р. Абуталыбов.
Идеалов не нашлось
В последние годы жизни, несмотря на активную общественную деятельность, она чувствует себя одинокой. Ее все чаще посещают мысли о смерти, хотя теперь Банин, обожавшая жизнь, размышляет о ней спокойно: «Я часто думаю о конце света, он положил бы конец длящимся с начала времен мучениям животных». И одновременно к ней вновь возвращается зародившийся еще в 16-летнем возрасте страх старения. Увядание, немощь, которая неизбежно влечет за собой потерю женской привлекательности, а значит, невозможность любить и быть любимой – вот что пугало ее с юных лет. Гибель от сердечного приступа старшей сестры Сураи, с которой у писательницы была сильная духовная связь, как раз в тот день и час, когда Банин горячо молила Господа ниспослать им обеим радость и счастье, потрясла ее. И все-таки до последних дней, даже прикованная к креслу после сложного перелома ноги, Банин оставалась верна себе – много читала, знакомилась с рукописями молодых авторов, вела активную переписку на нескольких языках, в том числе и на русском.
29 октября 1992 года газета «Фигаро» сообщила о смерти Банин – «первой франкоязычной писательницы-азербайджанки, являющейся национальной славой Азербайджана».
Подготовила Натали Александрова
Источники: Книга Банин «Кавказские дни», Айнур Мустафаева «Банин Асадуллаева – последняя любовь Ивана Бунина», публикации в «Азербайджанском Конгрессе», «АзерТадж», материалы 1news.az.