ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

понедельник, 6 февраля 2017 г.

Резеда Сафиуллина: «То, что хиджаб предписан исламом, не отрицалось никем из татарских богословов» 07:00, 03.02.2017 Источник : https://m.realnoevremya.ru/articles/55118-gde-mozhno-nosit-musulmanskiy-platok-i-hidzhab-v-rossii

https://m.realnoevremya.ru/articles/55118-gde-mozhno-nosit-musulmanskiy-platok-i-hidzhab-v-rossii

Резеда Сафиуллина: «То, что хиджаб предписан исламом, не отрицалось никем из татарских богословов»

​Резеда Сафиуллина: «То, что хиджаб предписан исламом, не отрицалось никем из татарских богословов»

Дискуссия о мусульманском платке, стартовавшая с конфликта в татарском селе Белозерье в Мордовии, все больше принимает федеральный масштаб. Перечень высказывавшихся впечатляет — от федерального министра и главы Чечни до представителей влиятельных медиа. Свое слово в защиту платка на страницах газеты «Реального времени» решила высказать и Резеда Сафиуллина — не только ученый-исламовед, но и человек, придерживающийся норм ислама.

УРОВЕНЬ СТРАХА

Вот уже три года подряд в первый день февраля, объявленный с 2013 года «Днем хиджаба», по городам и населенным пунктам нашей республики шествует акция, участницы которой покрывают свои головы, надевая платок, в знак солидарности покрытым мусульманкам. Проводятся мастер–классы по завязыванию головных уборов в общественных местах. На сайтах религиозных организаций выходят материалы с фотографиями девушек, повязывающих платки, с указанием количества розданных в торговых центрах палантинов, шарфов и платков, с обещаниями, что «на следующий год организаторы планируют увеличить это количество…». Если в прошлые годы акция носила сугубо просветительский и имиджевый характер, то нельзя не заметить, что в этом году акция приобрела характер своеобразного акта протеста против высказывания министра образования РФ Ольги Васильевой, которая поддержала запрет ношения хиджабов в школах, ссылаясь на случаи в Мордовии и Ставрополье.
Напомним, что местное руководство этих субъектов федерации запретило носить платки ученицам и педагогам в школе и Верховный суд признал эти решения законными. Как в первом, так и во втором случае решение Верховного суда оставило тысячи людей в недоумении. «Мы безусловно уважаем решение Верховного суда, но, тем не менее, вопрос остается открытым. У верующих людей много вопросов». Эти слова были сказаны после случая в Ставрополье муфтием Чувашии, членом Общественной палаты России Альбиром хазратом Кргановым.
«Вот уже три года подряд в первый день февраля, объявленный с 2013 года «Днем хиджаба», по городам и населенным пунктам нашей республики шествует акция, участницы которой покрывают свои головы, надевая платок, в знак солидарности покрытым мусульманкам. Проводятся мастер–классы по завязыванию головных уборов в общественных местах». Фото arraid.org

СЛОВА ВАСИЛЬЕВОЙ НЕСУТ ТРЕВОГУ

Масштабы страха, который охватывает некоторых наших соотечественников по отношению к простому женскому платку, поражают, как и поражает тот уровень нетерпимости и ксенофобии, который вскрылся во всей своей неприглядной открытости на фоне этой истории в простой российской школе в татарском селе, где учениц и преподавателей за отказ снять платок подвергли обструкции, психологическому давлению со стороны руководства школы и чиновников.
Не хотелось бы рассматривать это как проявление бытовой исламофобии на уровне простого обывателя, и все же подобное поведение государственных чиновников может расцениваться верующими как проявление государственной политики в сфере религиозных свобод. Как совершенно верно отметил муфтий Татарстана Камиль Самигуллин, даже если отношение министра образования России к традиционному мусульманскому платку является всего лишь ее личным мнением, а не официальной позицией министерства, подобное заявление — тревожный знак, так как «оно де-факто потакает тем маргинальным силам, которые хотят через практику религиозной дискриминации создать нездоровую напряженность в нашем обществе и расколоть фундаментальное единство многонационального российского народа».
Подобные прецеденты с запретами платков не на шутку встревожили мусульманское сообщество. Верующими эти факты расцениваются как активизация исламофобии под прикрытием усиленной борьбы с экстремизмом и терроризмом и воспринимаются как открытая дискриминация, основанная на личной неприязни конкретных лиц, и оскорбление основ их религии. Все громче раздаются голоса о чиновничьем беспределе, ограничениях в адрес мусульман по религиозному признаку, оскорблении чувств верующих и ущемлении прав на свободу совести и свободу вероисповедания.
Анализ дискурсов, формирующихся в комментариях под публикациями, посвященными данной проблеме и в сетевом общении мусульман, и в Интернете, высвечивает точки напряженности и конфликтогенные зоны в конфессиональной сфере. И не секрет, что наиболее высокая степень напряженности проявляется в темах, освещающих дискриминационные практики государственных институтов и, в том числе, силовых структур. В ответ на это звучат призывы сохранять трезвость ума, не поддаваться эмоциям, не сталкивать мусульман в пропасть злобы и ненависти к окружающим, а, напротив, тщательно проанализировав сложившуюся ситуацию, найти реальные пути выхода с наименьшими потерями, позитивно влияя на исламофобские проявления в обществе.
«Как совершенно верно отметил муфтий Татарстана Камиль Самигуллин, даже если отношение министра образования России к традиционному мусульманскому платку является всего лишь ее личным мнением, а не официальной позицией министерства, подобное заявление — тревожный знак». Фото Олега Тихонова

«СНЯТЬ ХИДЖАБ ДЛЯ НЕЕ ОЗНАЧАЕТ ТО ЖЕ САМОЕ, ЧТО И ОГОЛИТЬСЯ»

Хоть и вопрос ношения хиджаба вырвался на авансцену общественной повестки дня не только сегодня и имеет давнюю историю, тем не менее, сторонники запрета хиджабов не хотят услышать и понять простых доводов, приводимых как представителями мусульманской религии, так и немусульманами — общественными деятелями, известными личностями, журналистами, о том, что ношение платка не противоречит светскости и нормам законодательства, что хиджаб — это не предмет религиозной атрибутики, не выставление своей веры напоказ. Это предписанная норма, неисполнение которой немыслимо для верующего человека.
Человек неверующий видит в этом лишь форму, а верующие в этих формах видят смысл своей веры. Любая мусульманка скажет вам, что прикрывшись хиджабом, то есть платком, она чувствует себя защищенной от вожделенных взглядов, от соблазнов. Снять хиджаб для нее означает то же самое, что и оголиться.
К счастью, мы видим, что здравый смысл еще остается у большого количества наших соотечественников — представителей самых разных национальностей и религиозной принадлежности. Свидетельством тому служат многочисленные интервью, материалы, появившиеся в последние дни в самых разных средствах массовой информации, как например, вот эта цитата: «Давайте не будем запрещать в школе платки на голове для тех детей, кому без них некомфортно. Ведь если сегодня мы потребуем от мусульман снять хиджабы, а завтра от христиан — ради социальной справедливости — нательные кресты, то что послезавтра делать мальчикам-евреям?..».

ПРИВЕТ ПЕРВОМУ КАНАЛУ

Так и согласно результатам опроса, обнародованным Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), каждый второй россиянин считает, что не должно быть запрета на ношение хиджабов в школах. Это говорит о том, что в целом в стране отмечается более толерантное отношение к внешним проявлениям религиозной принадлежности. «За последние годы наблюдается повышение уровня социально-психологического принятия представителей других конфессиональных групп — значимые для исповедующих разные религии символические элементы (такие как хиджабы) стали более понятны и привычны.
При этом молодежь гораздо реже придает значение внешним атрибутам, указывающим на принадлежность к той или иной конфессии, что является залогом комфортного и гармоничного развития межконфессиональных отношений в стране», — прокомментировала результаты исследования директор специальных программ ВЦИОМ Елена Михайлова.
Согласно результатам опроса, обнародованным Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), каждый второй россиянин считает, что не должно быть запрета на ношение хиджабов в школах. Фото izvmor.ru
Я, будучи исследователем, в последние годы занимаюсь сравнительным анализом религиозного дискурса мусульман Волго-Уральского региона России, то есть изучением татарской теологической мысли в прошлом в сравнении с современным мусульманским дискурсом в информационном пространстве нашей республики и страны в целом. Изучение любого институционного дискурса позволяет определять текущую ситуацию в обществе, формулируя критерии объективности, непредвзятости, авторитетности, правдивости при подаче информации и знаний.
В связи с этим приходится с недоумением наблюдать за тем, как в информационном пространстве рядом средств массовой информации планомерно дается искаженная информация и разжигается, не побоюсь этого слова, истерия в отношении ислама и мусульман. Показательным в этом плане можно назвать сюжет, показанный на днях в новостной программе на федеральном телевизионном канале. В этом новостном сюжете жители татарского села Белозерье были представлены как радикалы-экстремисты, а обычные уроки начальной военной подготовки с разбором автомата Калашникова, которые входят в школьную программу, и через которую проходили все школьники моего возраста, интерпретировались как обучение будущих террористов.

НОШЕНИЕ ХИДЖАБА ПРИРАВНИВАЮТ К НОШЕНИЮ КОКОШНИКА, КАЛФАКА

Возникает вопрос, зачем это делается? Кому это нужно? Создается впечатление, что на наших глазах происходит формирование виртуального информационного пространства, которое имеет мало общего с существующей реальностью. Вот уж действительно, «люди, которые могли бы умножать знания, работают на фальсификацию знаний», — это слова заведующего кафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ Ивана Засурского, которые он привел, говоря об управлении знаниями, их открытости и доступности для современного общества во время своего вступления на Экспертном клубе ВЦИОМ «Платформа».
Показательным примером фальсификации знаний и информации может служить сюжет, показанный во время местной недельной аналитической программы пару недель назад, посвященный проблеме хиджаба. В этом сюжете журналистка настойчиво пыталась донести до слушателей мысль о том, что девушки и пожилые апы, которые одевают платки (настойчиво называемые журналистской арабской национальной одеждой), являются предателями своих национальных традиций. Налицо была подмена понятий. Ношение хиджаба приравнивалось к ношению кокошника, калфака.
Видимо, по мнению создателей программы, подобное сведение к абсурду и высмеивание покрывающих голову мусульманок будет убедительным аргументом в обесценивании одного из обязательных предписаний ислама, которому следуют верующие. Хотелось бы отметить, что значимость этнической идентификации в укреплении региональной традиции ислама действительно нельзя умалить. Но не за счет же дезинформации и фальсификации.
«Стоит только посмотреть на многочисленные фотографии учениц татарских медресе и мектебов начала ХХ века, на головах которых повязаны платки типичным традиционным способом». Фото pkzsk.info

ВНУТРЕННЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ХИДЖАБА

В последнее время среди светской татарской национальной интеллигенции активно муссируется и настойчиво транслируется историко-культурологический конструкт, согласно которому, мол, татарские женщины в прошлом веке платков не носили, что типично нашим головным убором был маленький калфак, что обычай покрывать волосы хиджабом — это дань современной моде и иноземному влиянию. Несостоятельность этих доводов с апелляцией к исторической традиции татар очевидна.
Стоит только посмотреть на многочисленные фотографии учениц татарских медресе и мектебов начала ХХ века, на головах которых повязаны платки типичным традиционным способом. Многие из нас помнят наших бабушек, которые точно так же покрывали голову: один платок прикрывал лоб и завязывался назад, а второй надевался поверх первого и концы его завязывались под подбородков, прикрывая волосы, уши, шею, оставляя открытым только лицо. Не так уж коротка наша память, чтобы забыть это.
Следует отметить, что в начале ХХ века в татарской прессе тема хиджаба обсуждалась довольно активно, наряду с темой прав и свобод женщин и связанного с этим социального положения в обществе. Об этом довольно обстоятельно писал современный турецкий исследователь, изучивший татарское богословское наследие, Ибрагим Мараш. Его книга была переведена на русский язык и издана Валиуллой Якуповым в издательстве «Иман» в 2005 году.
Так вот, в Коране слово «хиджаб» упоминается в двух значениях: 1) одеяние, прикрывающее все тело за исключением лица и рук (сура Ан-Нур, 31 аят и сура Аль-Ахзаб, 59 аят); 2) «покрывало уважения» или «покрывало чести» (сура Аль-Ахзаб, 53 аят). Об этом пишет известный татарский богослов Муса Бигиев. Ученый призывает к широкому пониманию слова «хиджаб», а именно, что под ним подразумевается не столько физическое покрывала (прикрытие лица или тела), а моральная сторона вопроса, т. е. хиджаб, по мнению Бигиева, означает уважение к женщинам, необходимость соблюдения прав женщин, защиты их чести, почитания женщин.
Муса Бигиев противопоставляет хиджаб, как «покрывало чести, гордости, одеяния благовоспитанности и величия», никабу покрывалу, прикрывающему лицо, необходимость которого пытались отстаивать некоторые консерваторы-традиционалисты. Фото gdb.rferl.org

ТУКАЙ О ХИДЖАБЕ?

Именно такое понимание хиджаба высказал на днях и Верховный муфтий России Талгат Таджуддин: «Платок — это не хиджаб… Это честь женщины и девушки». Что касается дискуссий, развернувшихся в татарском обществе начала ХХ века на эту тему, то Муса Бигиев противопоставляет хиджаб, как «покрывало чести, гордости, одеяния благовоспитанности и величия», никабу — покрывалу, прикрывающему лицо, необходимость которого пытались отстаивать некоторые консерваторы-традиционалисты, и в татарской мусульманской прессе того времени была развернута дискуссия на тему обязательности или необязательности никаба. Об этом писали и Галимджан Баруди, Мухаммад Ханафи Музаффар, Риза Фахретдин и многие другие. В журнале «Әд-дин вәл-әдәб» был специальный раздел «Баб ән-ниса» («Женский раздел»), в котором регулярно освещалась тема хиджаба. Даже известен случай, когда в журнале «Аль-гаср аль-джадид» была опубликована статья «Хиҗаб мәсъәләсе» («Вопрос о хиджабе»), автор которой ограничился указанием псевдонима «Бер мулла». Как известно, под таким псевдонимом публиковал многие свои статьи сам Габдулла Тукай.
Так что вопрос о том, как должна выглядеть мусульманская женщина и какое одеяние должно стоять на страже ее целомудрия, волновал татарскую общественность и более ста лет назад. Но, как мы видим, тогда их беспокоили немного иные аспекты этого вопроса, а именно, обязана ли мусульманская татарская женщина прикрывать лицо никабом — предметом одежды, широко распространенным в странах Мусульманского Востока. Как писал Р. Фахретдин в своей работе «Дини вә иҗтимагый мәсъәләләр» («Религиозные и социальные проблемы»), никаб не обязателен в исламе и был введен в религию факихами (правоведами — прим. ред.) под предлогом боязни смуты. В качестве аргумента в подтверждение необязательности ношения никаба приводится тот факт, что никаб не носят во время хаджа. Что же касается хиджаба, то, что он предписан исламом, не отрицалось никем из татарских богословов начала ХХ века. Споры вызывал лишь вопрос, должен ли хиджаб прикрывать лицо. Как пишет Ибрагим Мараш, «джадидисты, исходя из широкого понимания этого слова, практически были единодушны относительно того, что предписанный исламом хиджаб не должен прикрывать лицо».

КТО ПОБЕДИТ: ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ, СВЕТСКОСТЬ ИЛИ КЛЕРИКАЛЫ

Если же говорить о современном информационном пространстве, тема хиджаба в последние годы являлась одной из самых злабодневных в лентах новостей, публикациях и комментариях на страницах в социальных сетях. Это как споры между сторонниками и противниками разных формы хиджаба (так или иначе, мода меняется, и это касается и мусульманского сообщества) так и проблема преследования, или ущемления прав мусульманок за ношение хиджаба. Отражением всего этого служат и появившиеся в последние дни публикации и состоявшиеся события. Так, для того, чтобы высказать свое мнение по возникшей ситуации все неравнодушные к данному вопросу собрались на специальном Круглом столе, приуроченном к «Дню хиджаба» 1 февраля, в Духовном управлении мусульман Татарстана. Встреча была инициирована общественной женской организацией мусульманок России.
Судя по всему, у возникшей в последние месяцы ситуации с хиджабами в школе, когда, как говорится, нашла коса на камень, есть одно несомненное преимущество для мусульман. Министру образования России, по-видимому, удалось то, что еще никому не удавалось за последние годы — пробудить и мобилизовать умы на единение мнений по конкретному вопросу. Теперь уже в зависимости от того, как будет разрешена проблема с платками в школах, можно будет сделать вывод, какая тенденция взяла верх: 1) здравый смысл, 2) воинствующая псевдосветскость с православным оттенком или 3) клерикализация, так как подобные прецеденты способствуют укреплению позиций клерикалов, которые постараются воспользоваться ситуацией в своих интересах. Что же, время покажет.

Невзоров назвал происходящее в Донбассе позором русской армии

https://ruposters.ru/news/04-02-2017/nazval-pozorom-russkoj-armii

Невзоров назвал происходящее в Донбассе позором русской армии

Невзоров назвал происходящее в Донбассе позором русской армии
Публицист Александр Невзоров дал оценку российской армии и прокомментировал особенности конфликта на востоке Украины в интервью "Радио Свобода".
По словам публициста, происходящее в Донбассе — "позор русской армии", который он наблюдает не без удовольствия. Его подход обусловлен опытом создания Приднестровской республики. Предприняв множество усилий для ее становления, будучи героем и орденоносцем этой республики, Невзоров теперь называет случившееся "бредовой идеей".
"В результате мы получили маленькое, убогое, депрессивное государство с пластмассовыми деньгами, с дегенеративным законодательством, отрезанное от развития, от элементарных возможностей, которые должны быть у любого человека, болтающееся, как нечто в проруби, без надежд стать льдом или водой", — считает публицист.
По его мнению, имперско-русская военная машина сломалась даже о "декоративную и картонную" армию Украины. Действия украинцев выражались в кидании галушек и плевках борщом, считает Невзоров, что, по его словам, не помогло России. Перспективы Донбасса публицист описал как не самые радужные, так как в лучшем случае, уверяет он, получится второе Приднестровье, страшное, деградирующее и никому не нужное.
"С кораблем "Адмирал Кузнецов", по крайней мере, понятно: он, насколько я знаю, блестяще выполнил свою миссию. У него была задача давить рыбу – несколько косяков санкционной рыбы, которая могла оказаться не там, где надо, и он это совершил. Но ведь это все – один сплошной позор. Поэтому я не думаю, что у России есть хотя бы минимальная возможность вести какую-то войну", — заключил Невзоров.

Муфтий Ильдар-хазрат Аляутдинов: «Ислам – не мода, а платок – обязательное предписание…»

http://mosdum.ru/muftiy-ildar-hazrat-alyautdinov-islam-ne-moda-a-platok-obyazatelnoe-predpisanie/

Муфтий Ильдар-хазрат Аляутдинов: «Ислам – не мода, а платок – обязательное предписание…»


«Скажи верующим женщинам, чтобы опускали свои взоры и берегли свою плоть [не прелюбодействовали]. И чтобы не выставляли напоказ свою красоту (чтобы не оголяли свое тело; не наряжались и не красились ради привлечения к себе внимания посторонних мужчин), помимо лишь того, что явно. И пусть набрасывают шаль на грудь (пусть не оставляют открытым вырез на одежде в области груди). Пусть не демонстрируют свою [женскую] красоту, кроме как своим мужьям» (Священный Коран 24:31).
За последние годы в обществе сформировались устойчивые негативные стереотипы при упоминании слова «хиджаб». Во многом из-за трагических событий, которые до сих пор не изжились из памяти. Не последнюю роль сыграли средства массовой информации. Слово «хиджаб» – арабское, переводится оно как «покрытие, покрывало». Думаю, что в российских реалиях уместнее использовать слово «платок», дабы не казалось, что нечто чуждое и таящее скрытую угрозу навязывается нам извне.
В гардеробе каждой современной женщины есть такие аксессуары, как платок или шарф. Обратившись к документальным свидетельствам прошлого, мы видим, что женщины в разные времена повсеместно носили головные уборы либо платки. Ходить с непокрытой головой для благочестивой девушки либо уже замужней женщины считалось неприличным. Под веянием женской моды менялись облик и манера одеваться. Да, сейчас встретить кого-либо  в платке можно значительно реже, этот атрибут больше сохранился в одежде верующих женщин. Однако ислам – не мода, а платок – обязательное предписание для девочек, достигших начала полового созревания. И потому ущемление девушки, женщины, делающей выбор в пользу более закрытой и скромной одежды, неприемлемо.
В российских образовательных учреждениях не раз разгорались споры вокруг ношения платков. В связи с очередным инцидентом ВЦИОМ провел весьма актуальный опрос: по его результатам половина россиян не видит проблемы в ношении хиджаба в школах. Отрадно видеть, что степень недоверия или непонимания снижается, общество становится более лояльно настроенным в отношении ношения платка. Действительно, каждая мусульманка вправе наряду со всеми быть активным членом общества, получать образование и трудиться в выбранной сфере. Наличие платка во внешнем виде всему перечисленному не должно мешать ни ей, ни обществу. Удивительно, но порой делается такой сильный акцент на то, чтобы запретить религиозные проявления в одежде, тогда как существуют более значимые проблемы в системе образования и в воспитании молодежи.
Наша страна уникальна тем, что в ней исторически соседствуют множество народов и представителей разных религиозных традиций. Мы не может быть все одинаковыми, соответствовать каким-то стандартам или шаблонам. Хотя если говорить об этике и морали, то здесь, безусловно, есть общепринятые принципы.
В толкованиях Священного Корана приводится история пророка Нуха (Ноя), в которой есть упоминание о том, что Сатана каждое последующее поколение вводит в заблуждение. Для него, существа иного порядка, понятие времени и пространства иное, а потому он неустанно «трудится» над тем, чтобы люди забыли про стыд, забыли о Боге. В течение короткого времени черное вдруг становится белым, белое – черным. Поразительно, как со сменой целого временного пласта меняется человеческое восприятие. То, что когда-то было в обществе осуждаемым, теперь воспринимается как норма, и наоборот, что считалось залогом здорового общества и индикатором нравственности, становится в глазах обывателей чуждым и отвергается. Самое печальное, что человечество перестает замечать, как теряются духовно-нравственные ориентиры.
Нежелание видеть платки в школах, к тому же прозвучавшее из уст министра страны, многие могут истолковать как ущемление прав мусульман. Из-за чего, к тому же, есть опасность дать повод крайне настроенным группам граждан оправдать свой радикализм. В России есть все условия для ведения образа жизни, отвечающего мусульманским принципам, его придерживаются миллионы приверженцев ислама. Вопрос ношения платка, как и любые другие, нужно решать в плоскости законодательства.
Председатель Духовного Управления мусульман Москвы
Муфтий Ильдар-хазрат Аляутдинов