ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

суббота, 14 января 2017 г.

«Вы живете своими иллюзиями!»: как Минниханов дал бой «раскулачиванию» в Москве


https://www.business-gazeta.ru/article/334251

«Вы живете своими иллюзиями!»: как Минниханов дал бой «раскулачиванию» в Москве

На Гайдаровском форуме оформился «бунт губернаторов» против минфина: главы регионов-доноров один за другим присоединяются к президенту РТ
«Это же касается не меня, а почти 4 миллионов человек нашей республики!.. Нравится вам или не нравится, но я это буду говорить!» — эмоционально критиковал межбюджетную политику федерального центра президент РТ Рустам Минниханов накануне на Гайдаровском форуме. На сей раз его горячо поддержали глава Калужской области Анатолий Артамонов и другие губернаторы. О том, что ему ответил Алексей Кудрин, в репортаже «БИЗНЕС Online».
Накануне на Гайдаровском форуме несколько экспертов во главе с экс-министром финансов Алексеем Кудриным собрались обсудить «новую региональную политику»Накануне на Гайдаровском форуме несколько экспертов во главе с бывшим министром финансов Алексеем Кудриным собрались обсудить «новую региональную политику»
«НЕ ДАЙ БОГ ВЫ ДОБЬЕТЕСЬ РОСТА БЮДЖЕТНЫХ ДОХОДОВ. СРАЗУ ВЫЛЕТАЕТЕ ИЗ ВСЕХ ПРОГРАММ ПОДДЕРЖКИ»
Вероятно, еще никогда дискуссии на Гайдаровском форуме не велись настолько на грани фола, как в этот день, 12 января, когда несколько экспертов во главе с бывшим министром финансов Алексеем Кудриным собрались обсудить «новую региональную политику». В актовом зале РАНХиГС еще сохранялось эхо от бодрой речи премьер-министра РФ Дмитрия Медведеваговорившего о проектном будущем страны, а помещение уже заняли новые спикеры. В их числе — целый ряд губернаторов: от Красноярского края — Виктор Толоконский, от Ульяновской области — Сергей Морозов, от Владимирской — Светлана Орлова, от Калининградской — Антон Алиханов. Ну и конечно, те, кому предстояло стать главными героями дня, — президент РТ Рустам Минниханов и губернатор Калужской области Анатолий Артамонов.
Собраться в таком составе решили не случайно. Широко объявленный российскими властями курс на перемены, без всякого сомнения, затронет и государственную региональную политику. Для этой цели в высоких кабинетах разрабатывают соответствующий указ президента, тем более что в настоящее время эта область регулируется документом от 1996 года. Проект документа, разработанного минэкономразвития РФ, еще в 2015 году вывешивался на общественное обсуждение. Будучи рамочным, указ содержал набор благих пожеланий, смысл которых в части бюджетной политики сводился к повышению бюджетной самостоятельности регионов и стимулированию их к развитию. Что будет на выходе, неизвестно, но, как показало дальнейшее обсуждение, практика уже сейчас противоречит духу первоначальной версии документа. Неспроста ведь с 2001 года общее число регионов-доноров в России сократилось с 20 до 13? В их числе пока держатся и Калужская область, и Татарстан. Но долго ли продлится это гордое лидерство? Не выгоднее ли станет капитулировать, записаться в аутсайдеры и тогда уже надежно сесть на господдержку? Эти вопросы давно витают среди региональных глав; недаром Минниханов в конце декабря прошлого года на сессии Госсовета РТ раскритиковал нововведения федералов, назвав их «раскулачиванием». Вчера же оказалось, что не только Татарстан такой до отчаяния смелый, остальные регионы-доноры также накопили множество своих претензий. И вот, наконец, они собрались, чтобы открыто пожаловаться.
Президенту РТ Рустаму Минниханову и губернатору Калужской области Анатолию Артамонову предстояло стать главными героями дняПрезиденту РТ Рустаму Минниханову и губернатору Калужской области Анатолию Артамонову предстояло стать главными героями дня
Артамонов несколько раз брался критиковать минфин и курс в целом. «Та политика, которая сегодня складывается из закрепленных различными нормативными документами, прежде всего минфина, на межбюджетном уровне, между регионами и федерацией носит яркий дестимулирующий характер. На собственном опыте могу сказать, что сегодня не дай бог вы добьетесь резкого роста бюджетных доходов и выйдете за ту самую пресловутую единицу! — жаловался глава региона, который пока еще числится в преуспевающих. — Вы сразу вылетаете из всех программ поддержки, которые используются для дотационных регионов. Вы сразу получаете заоблачное софинансирование тех федеральных адресных программ, которые регионы осуществляют вместе с правительством. Например, вы могли до этого момента финансировать из своего бюджета 5 процентов, 95 процентов дают из федерального бюджета. Но пирамида сразу кувырк — и переворачивается: вы начинаете получать 5 процентов из федерального бюджета и 95 процентов будете финансировать из своего бюджета. Это будет запретительная мера, вы начнете отказываться от участия в реализации этих программ».
По мнению Артамонова, такое положение вещей абсолютно неприемлемо: ведь если регион смог найти инвестиции, то он и должен получать от этого бонусы. В реальной жизни все наоборот. «Если регион нашел возможность привлечь инвестиции, развить экономику, я предлагал это всегда, надо было на берегу договориться — здесь федеральные средства вообще не участвовали, а ведь регион потратился, создал инфраструктуру, чтобы этих инвесторов привлечь, он подкредитовался, — сетовал губернатор. — Эти проценты по обслуживанию кредита надо считать в расходах субъекта. Почему? В первую очередь доходы с этой инвестиционной площадки получает федеральный бюджет. Могу привести собственный пример. Если взять только индустриальные парки, 272 миллиарда получил федеральный бюджет, ни копейки не затратив, и 39 миллиардов получил региональный бюджет». «МОЖЕТ, НАМ ПОДУМАТЬ, КАК В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ БЮДЖЕТ БОЛЬШЕ ДЕНЕГ СОБРАТЬ?»
Сидевший рядом Минниханов, естественно, тут же поддержал настрой своего коллеги, заметив, что его предыдущее выступление (в Госсовете РТ) по теме межбюджетных отношений «не всем понравилось». «Но я высказывал интерес своего региона», — дал понять, что не намерен отступать, Минниханов. Он продолжил в том же духе рассуждать о том, что действия федералов напрочь отбивают всякую мотивацию развиваться, и тут же политизировал вопрос, расширив рамки: дело не только в деньгах, но и в полномочиях, а в конечном счете — в доверии.
«На самом деле мы все должны быть мотивированы на какую-то серьезную задачу, для этого надо мобилизовать территорию. Чтобы управлять территорией, ты должен управлять кадрами, у тебя должны быть деньги. Если какой-то инструмент отсутствует, то схема не работает. Я хотел бы сказать, что важно страну не делить на федералов, субъект и муниципалитет. Простому жителю, гражданину без разницы, он видит власть. Если есть доверие президента страны, если президент страны доверяет, значит, полномочия должны быть достаточными, чтобы проводить политику президента. Это и кадровые назначения (территориальные федеральные органы), и все остальное. Спрос должен быть не с десяти человек в субъекте, а с одного. В этом плане, считаю, регионам надо больше доверять», —заявил президент РТ.
Затем Рустам Нургалиевич все вернулся к самому наболевшему — региональным финансам: напомним, центр своими нововведениями одним махом откусил у республики порядка 8,2 млрд. рублей.
Перечислим на всякий случай, из чего складывается эта сумма. Во-первых, 1,9 млрд. рублей республика теряет из-за «стрижки нефтяников» — увеличения ставки НДПИ. Во-вторых, 2,8 млрд. — потери от изменения распределения акцизов на нефтепродукты: раньше было 88% на 12%, с 2017 году будет 66% на 34%. Наконец, в-третьих, 3,5 млрд. рублей Татарстан отдаст в рамках «игры в Робин Гуда»: если раньше налог на прибыль распределялся в пропорции 18% на 2%, то с 2017 года будет 17% на 3% — разницу в виде 1% федеральный центр отдаст «бедным», то есть дотационным регионам.
В роли «адвоката дьявола» выступил Алексей Кудрин
Тут в роли «адвоката дьявола» выступил Кудрин, дирижировавший дискуссией в статусе председателя совета центра стратегических разработок, который готовит стратегию развития страны до 2035 года. Он подначил своего друга из Татарстана:
— Понятно, почему власти провели это решение. Потому что выполнение задач осуществляется по указам, с точки зрения кризиса некоторые регионы попали в более худшее положение. Чтобы сбалансировать, помочь им выполнять эти задачи, пришлось все централизовывать. Вы считаете, надо было искать другой путь федеральным властям, чтобы помочь тем регионам?
Минниханов пас принял:
— Конечно, я же не против. Эти регионы, может, нуждаются в еще большей поддержке, но это не должно быть за счет этого. У Татарстана большая нагрузка после Универсиады, — парировал президент РТ. — Мы взяли бюджетные кредиты, у нас есть обязательства перед минфином тем же, но мы же свою позицию ухудшили. У нас же есть обязательство эти деньги вернуть. За счет чего, если эти деньги у тебя отбирают?
Напомним, что при дефиците бюджета в 7,6 млрд. рублей республика еще и должна вернуть в 2016 году 6,8 млрд. рублей.
— Все равно же федеральный бюджет тоже сокращает свои расходы. Может, такой подход? — нашелся Кудрин. Получалось так, что раз федеральный бюджет ужимается, как шагреневая кожа, то и регионам неплохо бы подрезать лишнее.
— Может нам подумать, как в федеральный бюджет больше денег собрать, а не отобрать у кого-то? Как настроить, чтобы экономика у нас росла? — парировал Минниханов под громкие аплодисменты зала.
— Если цены на нефть упали и федеральный бюджет на 3 триллиона в год уменьшил свои доходы, то 3 триллиона за год не собрать, что-то надо сокращать. Поэтому если не централизация налога, значит, надо какую-то другую часть перераспределить... — как будто сам с собой рассуждал тем временем бывший министр финансов.«В КУЛУАРАХ КО МНЕ МНОГИЕ ПОДХОДЯТ И ГОВОРЯТ: «ВОТ ТЫ ВЛИП»
Судя по всему, столкнулись два взгляда: сторонники первого предлагали ужаться, а вторые — искать возможности для расширения. И последняя точка зрения была ближе всему залу и большинству сидящих в президиуме. Во всяком случае, Минниханов и Артамонов выглядели довольными друг другом: разлили по стаканам воду, казалось, вот-вот чокнутся за свой пусть пока словесный успех. А тут уже и губернатор Красноярского края Виктор Толоконский вступился за коллег, открыто заявляя, что нынешняя политика нацелена на поддержание ситуации стабильности, но никак не мотивирует на развитие. «Надо понимать, что мы не социально выравниваем, мы развитие тормозим. В сильных регионах тот 1 процент был инвестицией», — настаивал он.
Впрочем, тут же Толоконский предлагал еще и свое нововведение — махнуться с федералами частью НДС и частью менее прогнозируемого налога на прибыль. «Мы будем заниматься развитием, но стимулов действительно нет, корреляции нет. Я всегда говорил: чем мы рискуем, если обменяемся частично прибылью и НДС, чтобы у региона была и прибыль, и НДС? Возьмите с нас 8 процентов прибыли и дайте нам 2 процента НДС. С новым производством коррелирует только налог на добавленную стоимость. Я никогда с высокотехнологичной экономики не получу отдачу в прибыли», — сетовал Толоконский.
И если эта инициатива тут же была воспринята Кудриным в штыки (мол, раньше так было, но не пошло), то Артамонов нашел что противопоставить.
— В то время, когда часть НДС попадала к нам, это было 20 процентов, я всегда смотрел, нет ли жульничества — мышь не проползет. Сейчас, когда я ничего не получаю, да мне плевать! Я это вижу, это на моих глазах все происходит, как они эту химию наводят, но мне неинтересно! — по его лицу скользнула тень презрения.
— Чистосердечное признание! — не выдержал мужчина из зала. Зал меж тем аплодировал честному Артамонову. А он напоследок сделал еще одно тревожное признание. — В кулуарах ко мне многие подходят и говорят: «Вот ты влип». Это плохая реакция на развитие, она плохая и опасная.
Ульяновский губернатор Сергей Морозов и губернатор Владимирской области Светлана Орлова следом также подтверждали, что от решений минфина только потеряли существенные суммы, которые для их региональных бюджетов весьма чувствительны. Естественно, им тоже хотелось побольше полномочий, например, по вопросам земли и имущества.
«ОТ СУМЫ ДА ОТ ТЮРЬМЫ НЕ ЗАРЕКАЙСЯ, МОЖЕШЬ ГУБЕРНАТОРОМ СТАТЬ»
О том, есть ли в планах властей дать регионам то, чего они так просят, пришлось отвечать замминистра экономического развития Александру Цыбульскому. Он был на этой секции единственным федеральным чиновником. Его-то Кудрин пригласил для удобства занять место ушедшего Артамонова.
— Это в определенной степени облегчает мне задачу, потому что я из оппонента губернаторского корпуса становлюсь его частью... — отчего-то обрадовался чиновник и буквально одним шагом заскочил на сцену.
— Ты от сумы да от тюрьмы не зарекайся, можешь губернатором стать... — под всеобщий смех и аплодисменты едко пошутил Минниханов.
— Я бы вообще прежде, чем министрами назначала, посоветовала бы пройти школу губернаторскую. Будут больше понимать, — назидательно добавила Орлова.
Цыбульский покраснел. Кажется, в этой компании шутку оценили все, кроме него...
— Я тогда примерю кресло хотя бы, — пытался в тон ответить он.
Надо признать, что губернаторское кресло Цыбульскому не шло. Если до этого все губернаторы поддерживали друг друга, то у замминистра роль была иная — осадить всех ранее выступавших, но в итоге он ожидаемо стал этаким мальчиком для битья.
Например, он заявил, что за последние 10 лет уже столько полномочий регионам передали (даже иногда необеспеченных финансово), что теперь не могут даже единый список составить. «Все те полномочия, которые передавались, инициировались представителями тех регионов, которые сидят на сцене. Несомненно, они могут себе позволить выполнять то, что просят. Но у нас Россия совершенно другая — она разношерстная. Специфика наша другая. У нас не получится универсальных решений», — пожаловался Цыбульский. Спрашивается, зачем тогда принимать универсальные, почему нельзя дифференцировать?
А что касается централизации 1% налога на прибыль, то и это было «непростым решением». «Оно, конечно, чувствительно для многих. Но если посадить сюда других губернаторов, они скажут, что это абсолютно правильное решение, которое было принято за последнее время», — уверенно заявил замминистра. Впрочем, иное мнение от регионов накануне не звучало, поскольку дотационные регионы редко приглашают на такие парадные дискуссии — хвастаться им особо нечем. Однако Цыбульский решил ответить за большинство тех, кого вчера не было в зале.
— Так прозвучало, что будто 1 процент забрали, а ничего не дали, — вновь не согласился замминистра. — Дали взамен. Мы увеличили гранты на поощрение высокоэффективных субъектов до 20 миллиардов, которые будут распределяться между лидерами. Возвращается в бюджет весь прирост налога на прибыль, это тоже стимул.
— 20 миллиардов на гранты? Надо пересматривать методику. Это ничего не дает, поверьте мне, — со снисхождением в голосе прокомментировала Орлова.
Да и Минниханов со свойственной ему ироничной интонацией продолжил наседать на Цыбульского, который и так уже покраснел.
— Цыбульский — хороший человек, но его поправить надо. Вы живете своими иллюзиями! Вот вы говорите 20 миллиардах... Эти деньги отобрали у нас! Если мы будем хорошо работать, на первом месте, я получу 610 миллионов, а вы у меня отбираете 3,5 миллиарда. Даже Конституционный суд всегда принимает решение — ухудшать уровень жизни граждан не имеем права, ни одну льготу не можем отменить. Вы взяли и изъяли деньги. Я понимаю, что надо принимать какие-то решения, поддерживать регионы, я считаю, это очень правильно, надо искать пути. Но просто так взять и отобрать такую сумму, — уже серьезно рассуждал президент РТ. — Это же касается не меня, а почти 4 миллионов человек нашей республики. Пока я ответственен за республику, не могу об этом не сказать, это никому не нравится. Нравится вам или не нравится, но я это буду говорить! Он привел примеры резервов роста доходов, которые лежат на поверхности: это и борьба с оборотом нелегального алкоголя, и «огромная сумма недоимки» по сборам в бюджет. Вместо этого федеральный центр, наоборот, бездумно сокращает поступления.
— Федеральное Собрание принимает решение: льготы по подоходному налогу, по земельному налогу, по транспортному налогу. Это все наши доходы! Они у нас в совокупности составляют 35 миллиардов рублей! Нас же не спрашивают! — изменившись в лице, негодовал Минниханов.
— Правильно ли я понимаю, что надо идти на сокращение федеральных льгот, чтобы вы сами распоряжались этими льготами в своем регионе? — уточнил Кудрин.
— Конечно! Дайте полномочия нам! Это наш вопрос! Мы на месте лучше знаем, кому сколько льгот дать, — согласился Минниханов.
Тут экс министр финансов примирительно заметил, что вроде бы в этой части федеральный центр готов идти навстречу.
— Как бы не получилось так, что здесь уменьшили, а там совсем срезали! — с недоверием махнул рукой президент РТ.
Цыбульскому оставалось только примирительно предложить совместно поработать над планом мероприятий по будущему указу президента. А уж войдут ли пожелания регионов туда, об этом мы, видимо, узнаем совсем скоро.
«К СОКРАЩЕНИЮ ЧИСЛА РЕГИОНОВ-ДОНОРОВ ВЕДЕТ БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА»
Надо заметить, что участники пламенной дискуссии сделали все, чтобы их заметили. Например, Артамонов разминал на языке основные тезисы своего выступления еще утром, на деловом завтраке Гайдаровского форума: «Нам нужно еще сделать так, чтобы наша инвестиционная политика, которая неизбежно приводит к росту налоговых поступлений, в конечном итоге не ударила нам другим концом по голове, чтобы мы не наступили на грабли, когда наше родное министерство финансов разденет нас до нитки и мы скажем: „Опа! А мы зачем этим занимаемся?“ — заявил Артамонов.
Мало того, в этот же день он выступил с интервью в правительственной «Российской газете» под говорящим заголовком «Легко ли быть донором».
«Причиной (увеличения числа регионов-реципиентов — прим. ред.) явились внешние обстоятельства, а именно политика межбюджетных отношений, которую проводит министерство финансов в последние годы. Для регионов она носит дестимулирующий характер. Получается так: чем выше темпы развития экономики, а значит, и роста бюджетных поступлений, тем хуже для региона», — удивляется губернатор Калужской области в интервью «Российской газете».
«Получается так: чем выше темпы развития экономики, а значит и роста бюджетных поступлений, тем хуже для региона», — удивляется губернатор Артамонов«Получается так: чем выше темпы развития экономики, а значит, и роста бюджетных поступлений, тем хуже для региона», — удивляется Артамонов
«Возьму на себя смелость утверждать, что к сокращению числа регионов-доноров ведет бюджетная политика, которая подталкивает регионы к дотационности и убивает у них желание развиваться. Следуя этой логике, гораздо проще и выгоднее быть дотационным субъектом, нежели постоянно прикладывать усилия для роста экономических показателей, расширять налоговую базу, повышать бюджетную обеспеченность», — считает Артамонов. Почему так происходит? Ответ простой — «дотационный регион гарантированно получит федеральную финансовую поддержку». А донор, напротив, полностью лишится дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, а также в значительно больших пропорциях станет софинансировать федеральные программы.
В общем, проще сесть на шею государства и свесить ножки, чем идти работать? Донорам же остается подсчитывать убытки и резать собственные бюджеты, что называется, «по живому». Так и слышатся слова Владимира Жириновского в духе того, что, дескать, распухла Казань, живет как на свадьбе.
«При существующем объеме собственных доходов областного бюджета станет невозможной государственная поддержка агропромышленного комплекса, малого и среднего предпринимательства, несырьевого экспорта. Нам придется полностью отказаться от участия в реализации программ по строительству школ и других социальных объектов, — далее возмущается Артамонов. — Регионы-доноры исключаются из участия в реализации общероссийских программ по благоустройству дворов, парков и ремонту городских улиц, модернизации объектов культуры».
Доходит до полного абсурда — при расчете налогового потенциала льготы, которые регионы предоставляют инвесторам, засчитываются в качестве доходов, сетует глава региона. В результате такой «перевернутой» финансовой политики регионы все чаще вынуждены прибегать к привлечению кредитов из федерального бюджета. Все регионы вместе взятые уже задолжали Москве 2,2 трлн. рублей.
«Выходит, что регионом-донором быть почетно, но невыгодно. Последствия нашего экономического развития заставляют и нас, вслед за коллегами из других регионов, всерьез задуматься над тем, чтобы вернуться в число дотационных регионов», — делает вывод Артамонов.
По принципу «критикуя — предлагай» губернатор заявляет, что нужны некие финансовые и экономические механизмы, которые стимулировали бы субъекты РФ к самостоятельному развитию. Артамонов считает, что нужно сохранить «хотя бы 3 - 5 лет дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности», оставить на прежнем уровне пропорции софинансирования госпрограмм, а также придумать систему грантов для регионов за достижение высоких темпов роста.
«Важно пересмотреть и расходные полномочия. Чрезмерная их централизация у федеральных органов власти не способствует развитию предпринимательской инициативы на местах», — считает губернатор Калужской области. В общем, дать больше простора для маневра, но при этом не забывать обеспечивать финансами переданные «мандаты» (льготы и социальные выплаты).
Ну и разумеется, земельный вопрос. Надо уже разрубить гордиев узел проблемы, когда военные, научные учреждения вольготно «сидят» на федеральных землях, получая льготы по налогам. Артамонов считает, что либо нужно отменить льготы, либо компенсировать потери региональных бюджетов. «Тогда они будут вынуждены отказываться от земельных участков и имущества, в которых не нуждаются для исполнения своих полномочий», — рассуждает губернатор.
Что касается Минниханова, то с острой критикой новой бюджетной политики федерального центра он начал выступать не сейчас и даже не в декабре, а, как минимум, с мая 2016 годаЧто касается Минниханова, то с острой критикой новой бюджетной политики федерального центра он начал выступать не сейчас и даже не в декабре, а как минимум с мая 2016 года
«РАЗ, ПРИНИМАЕТСЯ РЕШЕНИЕ — И ВСЕ: УЖЕ ДРУГАЯ ПРОПОРЦИЯ»
Что касается Минниханова, то с острой критикой новой бюджетной политики федерального центра он начал выступать не сейчас и даже не в декабре, а как минимум с мая 2016 года.
Напомним вкратце памятную речь президента РТ с трибуны Совета Федерации. Для начала Минниханов сообщил сенаторам, что за последние три года с территории республики было собрано свыше 700 млрд. рублей, при этом в консолидированный бюджет РТ из них попало от 23% до 30%. Спрашивается: куда уже больше урезать? Глава РТ напомнил, что ранее законодательно была утверждена норма о паритетном распределении налоговых доходов между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов: 50% на 50%, но сегодня пропорции меняются, причем не в пользу региона.
Уже тогда коснулся Минниханов и льгот, предоставляемых инвесторам, — темы, которая всплыла и на Гайдаровском форуме.
«Я бы, Антон Германович (министр финансов РФ Антон Силуанов — прим. ред.), обратился к вам по поводу льгот, которые мы предоставляем. Я считаю, что льготы надо предоставлять очень разумно, просчитанно, но если этих возможностей у нас не будет, не будет и никаких заводов. Мы ежегодно по несколько десятков крупных заводов открываем, развиваем малый и средний бизнес, стимулируем компании, чтобы они строили новые предприятия. Нам надо строить новый „Этилен“, или два комплекса по глубокой переработке нефти возводятся. Если бы мы им по региональным налогам льгот не дали, они бы на эти проекты не пошли. Нам нужны такие полномочия», — заявил президент РТ. Разумеется, была критика и по поводу переменчивой налоговой политики центра. «Все эти решения — налоговый маневр, другие — на нас отражаются. Мы тоже рассчитываем на налог на прибыль. Вы приняли решение (по поводу консолидированных групп налогоплательщиков, что уменьшило поступление налога на прибыль в региональные бюджеты, — прим. ред.), или распределение акцизов. Мы строим целый комплекс предприятий, чтобы эти акцизы были у нас. Раз, принимается решение — и все: уже другая пропорция, и все, интерес к тому, чем мы занимаемся, уже уходит», — возмутился глава Татарстана.
Так же, как и сегодня Артамонов, Минниханов еще тогда высказывался против щедрой раздачи льгот организациям со стороны бюджета РФ: «В 2014 году таких льгот по республике — 9,6 миллиарда рублей. Здесь тоже надо посмотреть: или нам компенсировать эти вещи, или с нами как-то советоваться». В числе предложений президент РТ также заявил о необходимости стимулирования регионов по расширению налогооблагаемой базы (вновь перекличка с главой Калужской области).
«РАСКУЛАЧИВАНИЕ БЫЛО. ОДИН РАЗ ВЫРАВНИВАЛИ УЖЕ. МЫ ВИДЕЛИ ПОСЛЕДСТВИЯ»
Добавим, что вскоре после выступления Минниханова в Совфеде спикер Госсовета РТ Фарид Мухаметшин рассказал депутатам ГС РТ, что речь президента Татарстана нашла отклик в сердцах других региональных лидеров. «Рустам Нургалиевич, эта постановка вопроса поддерживается и законодателями субъектов РФ. После вашего вчерашнего выступления и комментариев, которые вы там высказали, они позвонили и сказали, что регионы-доноры в таком положении, что им неинтересно и даже невыгодно заниматься расширением собственной налоговой базы при такой системе налогообложения», — поддержал он позицию Минниханова.
И наконец, на декабрьской сессии Госсовета РТ Минниханов перешел от прежней дипломатичной лексики к беспрецедентно жесткой.
«В одностороннем порядке принимаются решения на федеральном уровне. Никаких согласований! Плюс есть еще попытка изменить соотношение по софинансированию. Те, кто хорошо работает, вообще не должны получать федеральных субсидий. Это вообще глупости! Куда страна идет? Мы же федеративное государство. Как мы не можем участвовать в федеральных программах? Это вообще непродуманное решение. Так же нельзя! Мы понимаем, что надо поддерживать регионы-реципиенты, но не за счет того, чтобы изымать, ухудшать ситуацию, которая сегодня есть», — возмутился глава РТ.
«Весь заработок, который будет на следующий год, если мы хорошо будем работать, уйдет на покрытие того, что у нас изъяли», — с негодованием заявил Минниханов. Он также предъявил претензию федеральным руководителям, заподозрив их в том, что они замалчивают перед президентом РФ Владимиром Путиным болезненные последствия такой необдуманной финансовой политики для регионов.«Раскулачивание было. Один раз выравнивали уже. Мы видели последствия. Это некоторое подобие. Ну что это такое? Если есть какие-то решения, то они должны быть согласованы, просчитаны, не в одностороннем порядке приняты», — заключил Минниханов.

Отметим, что отказ от софинансирования федеральных программ в регионах-донорах пока не утвержден официально. Как объяснил «БИЗНЕС Online» депутат Госдумы РФ Айрат Фаррахов, вероятно, речь идет о новых приоритетных нацпроектах. Напомним, что в своем послании Путин предложил, в частности, направить 20 млрд. рублей на программы благоустройства. По всей видимости, предполагается, что для регионов-доноров участие в них не будет софинансироваться со стороны федерального бюджета, а значит, это прямые траты из казны региона.
Впрочем, ранее глава минфина РТ Радик Гайзатуллин, выступая в декабре на совещании в Казани перед Силуановым, привел цифры по объемам поступлений федеральных средств в бюджет Татарстана. «К сожалению, сокращение финансовой помощи в первую очередь затронуло регионы-доноры с высоким уровнем бюджетной обеспеченности. Для Республики Татарстан были сокращены объемы предоставляемых субсидий, без учета разовых субсидий на Универсиаду, с 24,3 миллиарда рублей в 2012 году до 12,3 миллиарда рублей в 2016 году. Сокращение составило 12 миллиардов рублей, или 50 процентов», — подсчитал Гайзатуллин. Цифры говорят сами за себя.
«ДОПОЛНИТЕЛЬНО РАССМОТРЕТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ГЛАВ СУБЪЕКТОВ РОССИИ...»
Ряд федеральных СМИ тут же интерпретировал речь Минниханова едва ли не как отказ платить налоги в российский бюджет. Вышел целый ряд статей с заголовками в духе «Хватит кормить Москву!» и «Татарстан прекращает кормить Россию». Звучали выражения «татарский бунт» и призывы примерно наказать Минниханова, чтобы другим региональным «князькам» было неповадно. Все это производило впечатление скоординированной кампании-травли.
Не заставила себя долго ждать и реакция со стороны премьер-министра РФ Дмитрия Медведева. Он собрал совещание с участием в том числе нескольких глав регионов, где заявил о том, что необходимо отказаться от принципа «деньги идут к деньгам», то есть от возвращения средств заработавшим их регионам в рамках федеральных программ. По словам премьера, целевые трансферты должны направляться прежде всего «исходя из потребностей в развитии региональных отраслей экономики, в социальной сфере, а не просто в регионы, тем более в регионы, которые являются донорами и которые могут за счет собственных средств профинансировать соответствующие мероприятия». Позицию премьера, комментируя совещание в СМИ, горячо поддержал глава Республики Башкортостан Рустем Хамитов...
Президент РТ серьезно продумал и подготовил свой рискованный политический ходПрезидент РТ серьезно продумал и подготовил свой рискованный политический ход
После речи на Гайдаровском форуме выступление Минниханова на сессии Госсовета, которое кому-то показалось эмоциональным выплеском, предстает в другом свете. По нашей информации, президент РТ серьезно продумал и подготовил свой рискованный политический ход. Все, что теперь говорится публично, много раз доводилось до федеральных структур в ходе кулуарных обсуждений. И лишь теперь, когда те не стали слушать, Минниханов, заранее всех предупредив, выносит вопрос на широкие массы, опираясь на поддержку своего народа. «Вы не у меня отнимаете, а у 4 миллионов жителей Татарстана», — фактически говорит он.
При этом теперь, после того, как с Миннихановым солидаризировался такой тяжеловес, как Артамонов, а также другие губернаторы, представить происходящее как «татарский бунт» уже никак не получится. В этом смысле сразу вспоминаются времена «развитого федерализма», когда Минтимер Шаймиев отстаивал интересы регионов как неформальный лидер губернаторского корпуса. Теперь в эту же роль входит и Минниханов — хочешь или нет, а само кресло вынуждает. И дело, по всей видимости, даже не в 2017 годе и не в 8 млрд. рублей (отнимали деньги и раньше), а в том, что правила игры меняются на долгий срок: тут и президентский указ о региональной политике, и грядущая налоговая реформа. Минниханов и стоящие за ним региональные лидеры, разумеется, хотят, чтобы и их позиция была учтена.
Теперь вопрос, чем ответят федеральные власти и как в этот момент истины отреагирует татарстанское общество. Впрочем, все зависит от реакции одного человека — Путина, который до этого практически всегда поддерживал Минниханова.
Ну куда мы без татар, Владимир Владимирович?
«ЭТО ОЧЕНЬ ЧУВСТВИТЕЛЬНО ДЛЯ ТАТАРСТАНА, ЭТО ПОЧТИ 5 МИЛЛИАРДОВ РУБЛЕЙ»
«БИЗНЕС Online» поинтересовался у экспертов, удастся ли региональному лобби продавить позицию регионов-доноров и изменить новые бюджетные правила, а также чем может обернуться такая необдуманная бюджетная политика как для богатых, так и для бедных регионов.
Айрат Фаррахов — депутат Госдумы РФ, бывший замминистра финансов:
— Я абсолютно убежден, что это тема, о которой надо говорить. И о том, что сказал калужский губернатор, наш президент Рустам Минниханов говорил еще раньше в Совете Федерации. Об этом мы говорили в том числе и в Государственной Думе.
Речь идет не просто о перераспределении 1 процента прибыли. Речь идет о том, что долг субъектов (а в зоне опасности находится достаточно большое их количество) составляет примерно 2,3 триллиона рублей. Но 1 процент налога на прибыль в масштабах страны — это 100 миллиардов. При этом, с одной стороны, это вызывает серьезные трудности для субъектов, которые привлекают инвестиции, обеспечивают рост. С другой — данная мера системно не решит проблему регионов. Это очень чувствительно для Татарстана, это почти 5 миллиардов рублей (оценка потерь, приведенная Фарраховым, выше официальной — прим. ред.)! Даже если еще 20 миллиардов будет направлено на инновационные регионы, они суммарно получат 120 миллиардов. Поэтому я и говорю о том, что Татарстану необходимо вернуть хотя бы какую-то часть этих денег.
Но самая главная проблема, повторюсь, в том, что это не системная мера. У дотационных регионов недостаточная налоговая база, недостаточно доходов, поэтому данная проблема сама не решится, надо искать комплексное, другое системное решение, ведь субъекты, которые имеют доходы, имеют инвестиционный рост, должны расти дальше. Потому что если их лишить этого роста, то это повлияет на инвестиционную политику данных субъектов. Дотационные регионы нужно поддерживать. Но и регионы-доноры должны получить дополнительные источники для развития, потому что их становится все меньше и меньше. Это очень важный фактор — и необходимо переломить эту ситуацию.
Нужно искать это решение, и я очень надеюсь на то, что по инициативе комитета по бюджету и налогам в Госдуме пройдут очень серьезные парламентские слушания, касающиеся межбюджетных отношений. В рамках межбюджетных отношений можно будет очень серьезно высказаться, в том числе и по позиции Татарстана. Кроме того, в рамках послания президент РФ поручил правительству сделать новую настройку налоговой системы. Безусловно, эта настройка будет касаться в том числе и налогов, которые составляют базу для субъектов и налогов для федерального бюджета. И здесь появляется дополнительная возможность еще раз поставить данные вопросы, потому что эта настройка налоговой системы будет решать не только вопросы высокого налогообложения на труд и низкого — на потребление, она еще должна решать и вопросы доходной базы субъектов. Потому что те, кто ее нарастил и развивается дальше, должны иметь возможность получить полностью за эту работу... Я уверен, что в рамках данных обсуждений все-таки можно будет найти решение этих вопросов.
Марат Галеев — заместитель председателя комитета по экономике, инвестициям и предпринимательству Госсовета РТ:
— Распределение налогов — проблема многих больших стран, особенно федеративных. Экономических теорий много, но все они, как правило, считают, что система распределения должна учитывать экономические интересы участников. И в Конституции России это в какой-то мере указано, есть совместные полномочия. В данном случае в контексте сегодняшних вариантов, которые осуществляются федеральным центром в рамках мобилизационной экономики, интересы участников никоим образом не учитываются, происходит одностороннее перераспределение. Субъекты и бизнеса, и страны выключены из процесса и обсуждения, и принятия решений. Я не согласен с тем, что это делается в одностороннем порядке, хотя по законодательству это, по крайней мере, должно обсуждаться. Решения должны быть плодом неких дискуссий и обсуждений, они не могут быть односторонними.
Поэтому голос господина Артамонова прозвучал как раз в этом ключе. Но то, что у нас на 85 субъектов приходится 10 или 12, по разным источникам, доноров, уже само по себе вызывает вопросы. Любое развитие надо стимулировать. А если мы просто делим кусок пирога как нам заблагорассудится, без учета интересов, то стимулов к развитию не будет. Поэтому здесь не только в донорах дело, а еще и в реципиентах. Нужно формировать соответствующие условия, чтобы они стремились стать самодостаточными. И когда у нас из 80 субъектов чуть больше десятка доноров, то вряд ли это можно признать нормальным. Поэтому и стали раздаваться эти голоса — Татарстан выступил, нашел в себе мужество сказать губернатор Калужской области. И еще многие так считают. Тут затрагивается вся система распределения. Если внедрить стимулы самодостаточности, то страна будет развиваться. А если не будет этих стимулов к саморазвитию, то эта система будет усугубляться. И в этом ее потенциальная опасность.
И это ведь происходит не первый год. В начале 2000 годов, когда происходила реформа бюджетной системы, была такая аргументация: усилили централизацию ресурсов, налоговую систему поменяли. Тогда тоже говорили: давайте будем выравнивать уровни потребления. Но прошло полтора десятка лет, а дифференциация только усилилась. Тогда было 18 доноров, сейчас — 12. Эта дорога малоконструктивная с точки зрения развития страны. Поэтому высказывание калужского губернатора я поддерживаю.
«ГУБЕРНАТОРЫ УЖЕ ПРИЖАТЫ К СТЕНКЕ»
Евгений Минченко — эксперт, президент коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг»:
— Действительно, линия на централизацию финансовых потоков у нас продолжается. И я думаю, что одна из серьезнейших проблем у нас в стране состоит в том, что такие столь важные, сущностные вопросы, как финансовые взаимоотношения центра и региона, вообще отсутствуют в актуальной политической повестке дня. Понятно, что ситуация, когда губернаторы публично критикуют правительство и минфин, говорит о том, что губернаторы уже прижаты к стенке. Потому что без крайней необходимости ни один губернатор, находящийся в здравом уме, публично критиковать правительство не будет. На мой взгляд, это является симптомом достаточно серьезной проблемы и требует действительно содержательной дискуссии.
Вадим Хоменко — вице-президент, член-корреспондент Академии наук РТ, доктор экономических наук, профессор КФУ и КНИТУ-КАИ:
— Проблема межбюджетных отношений продолжается достаточно длительный период времени. Было время, когда это обсуждение носило достаточно дискуссионный характер и Татарстан выступал со своей позицией. В связи с этим нужно вспомнить договор 1994 года, когда было принято решение о распределении федеральных налогов на территории по принципу 50/50. Потом от этого решения ушли, пропорция подошла к соотношению 70/30. И эта пропорция, конечно, не оставляет стимулов к развитию регионов-доноров, к накапливанию средств, потому что они распределяются в большем количестве в пользу федерального центра. И если говорить о поддержке регионов, то можно обратиться к статистике их развития. А разница в развитии регионов России не сократилась. Это однозначно не создает стимулов к развитию, а создает стремление получать трансферты из Москвы, пользуясь различными схемами с помощью федерального лобби. Поэтому эта политика ущербна сама по себе.
Если же обратиться к практике развитых стран, то за пропорции 50/50 там никто не выходит. И в большинстве стран большая часть средств все-таки остается в регионах. К примеру, в Швейцарии в отдельные годы в кантонах оставалось более 80 процентов собранных налогов. Регионы там имеют достаточно развернутые права, подкрепленные соответствующими финансовыми ресурсами, и развиваются за счет этого.
В России мы, к сожалению, долгое время наблюдаем эту ущербную пропорцию и ограничения по выстраивания регионами собственной налоговой политики. Все налоги у нас регламентированы, идет достаточно вольное трактование сущности региональных, федеральных, местных налогов, потому что федеральные налоги перераспределяются — частично туда, частично сюда. Региональные точно так же. Четкости нет. И эти ограничения сковывают инициативу самих регионов. Последние инновации были в части налога на прибыль, когда пропорция 18/ 2 была изменена на 17/3, плюс акцизы и т. д. Все это стало наращиванием дополнительной нагрузки на бюджеты крепких регионов в момент кризиса, а средств у них и так не хватает, поэтому долгое молчание регионов и прорвалось в высказывании позиции Татарстана и Калужской области.
Я считаю, что выправление этой ситуации должно начаться с оптимизации самого федерального бюджета. Там есть возможность уменьшения поступлений с регионов. Ну и трансферты, которые направляются в регионы-реципиенты, должны быть направлены не просто на обеспечение бюджета, а на развитие этих регионов. Если этого не произойдет, деньги будут «размазываться» и дальше.
По данным минфина РФ, в 2016 году в перечень субъектов РФ, не являющихся получателями дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности, попали 14 регионов: Татарстан, Калужская область, Ленинградская область, Московская область, Самарская область, Сахалинская область, Свердловская область, Тюменская область, Ярославская область, Москва, Санкт-Петербург, Ненецкий автономный округ, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра и Ямало-Ненецкий автономный округ. Общий объем дотаций регионам России на выравнивание бюджетной обеспеченности на 2016 год составил 515 млрд. рублей.
В 2017 году в число дотационных регионов попала Ярославская область, так что число субъектов РФ, которые не получают дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности, сократилось до 13. Общий же объем дотаций вырос до 614,6 млрд. рублей. В списке самых крупных получателей госпомощи на 2017 год: Дагестан (52 млрд. рублей), Чечня (24 млрд. рублей), Крым (18,5 млрд. рублей) Ставропольский край (17,4 млрд. рублей), Башкортостан (15,8 млрд. рублей), Бурятия (17,9 млрд. рублей), Алтайский край (22,6 млрд. рублей), Якутия (36,6 млрд. рублей) и Камчатский край (37,2 млрд. рублей).
Чем закончится борьба Рустама Минниханова с «раскулачиванием» регионов-доноров?
13%Путин прислушается к президенту Татарстана
35%Ничем – караван просто пойдет дальше
30%Федеральный центр попытается подавить недовольство
21%Думаю, сядут и найдут компромисс
1%Свой вариант (в комментариях)
Прием голосов по опросу закрыт


Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/334251

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/334251

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/334251 
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/334251

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/334251

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/334251

2017 елның 15 апрелендә БӨТЕНТАТАР ИҖТИМАГЫЙ ҮЗӘГЕНЕҢ чираттагы ХII Корылтае үткәрелә. 
Бу Корылтайда түбәндәге мәсъәләләрне чишү юллары каралачак: 
1. Мөстәкыйль татар мәгарифен торгызу.
2. Бердәм Дәүләт Имтиханын татарча бирү һәм аның нәтиҗәләре буенча югары уку йортларына кабул итү.
3. Татар Милли Университетын ачу. 4. Федераль татар телевидение каналы ачу. 
5. “Төбәк телләре турында Европа Хартиясен” Дәүләт Думасы тарафыннан ратификация мәсъәләсе.
6. Рәсәй һәм Татарстан арасында яңа Шартнамәнең эчтәлеге турында тәкъдимнөр әзерләү.
7. Татарстан башкаласының урамнарына татар тарихын кайтару.
Бөтентатар иҗтимагый үзәге Президиумы
Бөтентатар иҗтимагый үзәгенең рәисе Ф. В. ЗӘКИЕВ 
Казан ш. Сәетгалиев ур. 3 йорт 
тел. 8-9046-61-85-34 
ТУГАННАР! КОРЫЛТАЙ ҮТКӘРҮ ӘЧЕН ЯРДӘМ СОРЫЙБЫЗ!
Карта Сбербанка 4276 8620 2063 7668
яндекс- кошелек

«Глава Мордовии сказал четко: если не снимают платки, прямо заявление пишут и уйдут»

http://m.business-gazeta.ru/article/334141

12.01.2017

«Глава Мордовии сказал четко: если не снимают платки, прямо заявление пишут и уйдут»

Борьбу с экстремизмом в соседней республике решили начать с учительниц села Белозерье — одного из крупнейших татарских сел страны
В татарском селе Белозерье, где находится 8 мечетей и 90% населения читает пятикратный намаз, вновь разразился крупный скандал. В целях профилактики экстремизма в преддверии футбольного мундиаля 2018 года, который пройдет и в Саранске, руководство региона потребовало от учителей и учениц местной школы снять мусульманские платки. Те отказались, посчитав приказ унижением и нарушением Конституции. В истории, уже вызвавшей резонанс в татарском мире, разбирались корреспонденты «БИЗНЕС Online».
Село Белозерье, что расположено в Республике Мордовия, сотрясает конфликт вокруг ношения в школе мусульманских платков  Село Белозерье, что расположено в Республике Мордовия, сотрясает конфликт вокруг ношения в школе мусульманских платков Фото: скриншот видео
«СНИМАЙТЕ ВСЕ СВОИ ПЛАТКИ, ШАРФЫ...»
Одно из крупных татарских сел России — Белозерье, что расположено в Республике Мордовия, — сотрясает конфликт вокруг ношения в школе мусульманских платков. История эта началась еще три года назад и уже тогда вышла за пределы региона. За татарских учениц вступились и всемирный форум татарской молодежи, и известные российские общественные деятели, после чего тамошнее министерство образования пошло на некоторые уступки. Была достигнута договоренность о том, что девочки младших классов ходят в школу без платков, а учителя, большинство из которых — это жители того же села, перевязывают свои платки назад в виде косынок. Но если тогда в основном говорили о проблемах школьниц, то сегодня под давлением оказались прежде всего педагоги.
Накануне Нового года в Белозерьевской школе прошло собрание учителей с представителями министерства образования республики и администрацией села. Так, заместители министра образования Мордовии Галина Явкина и Елена Солдатова в очень жесткой форме потребовали учителей снять мусульманские платки под угрозой увольнения. Аудиозапись того собрания вскоре появилась в сети. «Еще раз. Педагоги после праздников выходят все в светской форме без головного убора! Сегодня принимайте решение! Сегодня здесь, в этой аудитории! И нигде по-другому!» «Не нравится, кто-то хочет жаловаться? Пожалуйста, жалуйтесь, куда хотите, пишите, куда хотите, подавайте в суды, куда хотите. Но здесь будет работать тот коллектив, который нужен для Белозерьевской школы, который нужен для молодежи, за которым пойдут дети!» «Хватит! Снимайте все свои платки, шарфы, потому что мы не пришли к тому, о чем мы с вами договаривались!» Эти ультимативные заявления на аудиозаписи принадлежат одному из руководителей минобраза Мордовии, поручившему только что назначенному директору Вере Липатовой навести в школе соответствующий порядок.
Только что назначенному директору Вере Липатовой поручено навести в школе соответствующий порядок  Только что назначенному директору Вере Липатовой поручено навести в школе соответствующий порядок Фото: скриншот видео
«Вчера я перед главой республики был. Стоял 45 минут, меня вот так держали: почему у вас такой бардак? Почему учителя ходят в платках? И все там: глава и силовики — я стоял 45 минут. И глава республики сказал четко: если не снимают платки — прямо заявление пишут и уйдут. Министр дал задание: после праздников выходят другие учителя. Церемониться не будем, говорит... Сегодня силовики выступали, нам не дали слова сказать — все, отмашки не будет. Заявление на стол — до свидания! Министр дал задание подготовить резервы... И думайте, это очень серьезно. У меня слов нет...» — добавляет мужской голос, судя по всему, принадлежащий главе Белозерьевского сельского поселения Рясиму Салихову.
Как оказалось, жители татарского села попали под раздачу в связи с действиями властей Мордовии по борьбе с возможными экстремистскими проявлениями. Напомним, что столица региона Саранск — это один из городов, в которых пройдут матчи чемпионата мира по футболу-2018.
«Министр дал задание подготовить резервы... И думайте, это очень серьезно. У меня слов нет...», — слышен в записи мужской голос, судя по всему, принадлежащий главе Белозерьевского сельского поселения Рясиму Салихову  «Министр дал задание подготовить резервы... И думайте, это очень серьезно. У меня слов нет...» — слышен на записи мужской голос, судя по всему, принадлежащий главе Белозерьевского сельского поселения Рясиму Салихову Фото: скриншот видео
«ЖЕНЩИН ПРОДЕРЖАЛИ БОЛЕЕ ЧЕТЫРЕХ ЧАСОВ, НЕ ВЫПУСКАЛИ ИЗ КАБИНЕТА, НЕ ДАВАЛИ ДАЖЕ ВЫСКАЗАТЬСЯ»
Адвокат, представляющий интересы педагогов, Марат Ашимов рассказал «БИЗНЕС Online» всю подоплеку конфликта: «С 2013 года руководством республики делались неоднократные попытки снять платки с девочек-мусульманок, учащихся в школах Мордовии. В 2014/15 учебном году давление достигло максимума. После заседания Общественной палаты РФ в феврале 2015 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и проблема, можно сказать, сошла на нет, дети продолжили учиться в школах. Во всех школах республики мусульманки были в меньшинстве, так как классы в основном состоят из детей русских и мордовских семей. Но особо выделялась Белозерьевская школа, в которой учится более 300 детей, и практически все девочки носили платок».
Однако в канун Нового года события стали разворачиваться стремительно. 23 декабря в Ромодановском районе глава Мордовии Владимир Волков провел совместное заседание республиканских антитеррористической комиссии и оперативного штаба. Участники заседания обсудили, в частности, комплекс мероприятий по противодействию угрозам радикализации мусульман региона. Особое внимание было обращено на необходимость более предметной работы по профилактике радикализма в образовательных учреждениях республики. «Хотелось бы отметить, что не имелось ни одного случая радикализма, экстремизма и прочих подобных моментов в образовательных учреждениях Мордовии, в том числе и в Белозерье», — уверяет Ашимов.
23 декабря в Ромодановском районе глава Мордовии Владимир Волков провел совместное заседание республиканских антитеррористической комиссии и оперативного штаба  23 декабря в Ромодановском районе глава Мордовии Владимир Волков провел совместное заседание республиканских антитеррористической комиссии и оперативного штаба Фото: kremlin.ru
Однако уже 24 декабря комиссия с участием заместителей министра образования республики выехала в школу, где экстренно собрала всех учителей, большинство из которых были дома, так как дети были отпущены на зимние каникулы, и предъявила учителям, носившим платок, ультиматум: или они снимают платки, или уходят из школы по собственному желанию. Был издан приказ за подписью директора школы, вносящий изменения в правила внутреннего распорядка школы, о запрете ношения платков в школах и денежном наказании за это. «Учительский коллектив был назван виновником радикализации молодежи и объявлен чуть ли не ячейкой экстремизма в селе. Женщин продержали более четырех часов, не выпускали из кабинета, не давали даже высказаться», — рассказывает адвокат педагогов корреспонденту «БИЗНЕС Online»
Часть учителей под давлением написала заявление об уходе, часть согласилась «раздеться». «Уже 26 декабря 2016 года от учителей, отказавшихся переступить через свои моральные принципы, потребовали написать объяснительные. 27 числа экзекуция продолжилась. Теперь уже присутствовал юрист минобрнауки, замглавы района. Был составлен приказ о наложении дисциплинарного взыскания, которым было объявлено замечание учителям в платках. В среду, 28 декабря, под роспись они были ознакомлены с данным приказом, и от них взяли новые объяснительные уже в моем присутствии, где педагоги указали, что они не могут снять платок, так как это противоречит их моральным и нравственным принципам, а также предписаниям религии. У многих учителей тряслись руки, они волновались и плакали, сказав, что никогда не подвергались таким унижениям, как за последние дни. К нам, говорят, отнеслись как к людям второго сорта, несмотря на то, что педагогический стаж многих из них более 20 лет. В объяснительных было указано, что учебному процессу и его светскости ношение головного платка никак не угрожает», — продолжает Ашимов. Он считает, что в республике началась усиленная борьба с экстремизмом и терроризмом, но начали ее с людей, которые по роду своих занятий, своему воспитанию и образованию не только далеки от этого, а наоборот, призывают детей к миру, человеколюбию, дают им знания и навыки, от всего сердца переживая за их судьбу.
«С моей стороны перед самым Новым годом были написаны и направлены заявления в трудовую инспекцию по нарушениям трудовых прав, в прокуратуру по поводу запугивания, оскорблений», - говорит адвокат педагогов Марат Ашимов   «С моей стороны перед самым Новым годом были написаны и направлены заявления в трудовую инспекцию по нарушениям трудовых прав, в прокуратуру по поводу запугивания, оскорблений», — говорит адвокат педагогов Марат Ашимов Фото: скриншот видео
«С моей стороны перед самым Новым годом были написаны и направлены заявления в трудовую инспекцию по нарушениям трудовых прав, в прокуратуру по поводу запугивания, оскорблений.. В школе обучается 300 учениц, и все они ходят в платках. В суд мы пока не обращались, но будем смотреть. Нарушается 28-я статья Конституции РФ о свободе вероисповедания, 37-я статья о свободе труда. Из Трудового кодекса нарушается 3-я статья, запрещающая дискриминацию в сфере труда. Посмотрим, как отреагирует на наше обращение прокуратура», — указывает адвокат.
Он вспоминает и о первом витке этого конфликта: «Полтора-два года назад уже возникала такая же проблема, но по отношению к школьницам. Тогда поменяли директора школы, ее возглавила Адиля Янгличева, учитель этой же школы, жительница села Белозерье. Но ее сняли с этой должности в аккурат перед приездом комиссии. Назначили нового директора, который и издал этот указ».
Как говорят жители села, Янгличева была назначена с целью искоренить культуру ношения платков как среди учителей, так и среди учениц. Но экс-директор с этой обязанностью не справилась, а, по словам некоторых жителей села, даже наоборот, приветствовала это. А учителя, которые попали под прессинг сегодня, это уже те, которые согласились на компромисс два года назад и повязывали платки назад. Но теперь, как оказалось, и этого мало.
Численность населения в Белозерье 3000 человек, все — татары. В селе 8 мечетей  Численность населения в Белозерье — 3000 человек, все — татары. В селе 8 мечетей Фото: скриншот видео
«У НАС В СЕЛЕ РЕЛИГИОЗНОСТЬ ВСЕГДА ПРИВЕТСТВОВАЛАСЬ»
Белозерье, которое называют семечковой столицей Мордовии, — наиболее крупное и динамично развивающееся татарское село Мордовии, было основано еще в XVII веке. Сегодня в селе 680 дворов, численность населения — 3000 человек, все — татары. 90% населения читают пятикратную молитву, такую цифру называют сами жители. В селе 8 мечетей. Сегодня в школе получают образование 360 учеников. Рождаемость в селе в Мордовии самая высокая — в год до 60 детей.
«У нас в селе религиозность всегда приветствовалась. Я сама училась в школе в платке еще в советское время. И никто абсолютно не возражал, вообще никаких проблем не было, — вспоминает уроженка поселения, председатель союза мусульманок России Наиля Зиганшина. — Даже во времена коммунистического атеизма мы свободно ходили в платках. У меня все школьные фотографии в платке. И в школе, и вне ее у нас не было никаких проблем».
Между тем член Общественной палаты РФ, представитель РПЦ Александр Пелин считает, что придание Белозерьевской школе статуса национальной может снять проблему с повестки дня. «Необходимо вернуться к документу и начать процедуру присвоения Белозерской школе статуса школы с углубленным изучением татарского языка и культуры, при этом в школьном дресс-коде предусмотреть возможность хождения детей в национальной татарской одежде. В этой ситуации тема платков отпадет сама собой», — заявил он, обращаясь к своим коллегам по Общественной палате. По словам Пелина, требования чиновников министерства образования республики к учителям по поводу ношения ими платков являются чрезмерными и неправомочными.
«Я сама училась в школе в платке еще в советское время. И никто абсолютно не возражал, вообще никаких проблем не было», - вспоминает уроженка села  «Я сама училась в школе в платке еще в советское время. И никто абсолютно не возражал, вообще никаких проблем не было», — вспоминает уроженка села Фото: скриншот видео
В самом профильном министерстве Мордовии нашей газете обещали ответить на запрос до конца недели, при этом поговаривают, что и здесь у сельчан из Белозерья есть сторонники. Более того, якобы замминистра образования Галина Явкина, одна из руководителей той самой комиссии, уходит с работы «в связи с несогласием с методами работы вышестоящих начальников». Бывшая учительница Белозерьевской школы, не пожелавшая назвать своего имени, считает, что такая вероятность есть: «Явкина — очень приличная, порядочная женщина. Про нее нельзя сказать, что она чиновник. Это женщина, это человек с большой буквы. Она всегда помогала нам, она всегда шла нам навстречу. Она всегда была сторонницей того, чтобы школе Белозерья дали статус национальной гимназии. Если бы наша школа числилась как национальная, этих проблем не было бы. Она знает нашу школу, всегда общалась и с учителями, и с родителями. Это зло исходит не от нее, а от других». При этом сами учителя отказываются давать комментарии журналистам, ссылаясь на угрозы: якобы в этом случае они будут вынуждены покинуть республику.
А пока сразу после новогодних каникул 9 января в школу опять прибыла комиссия из министерства образования Мордовии, администрации и отдела образования Ромодановского района. Всех учителей в платках вызывали в кабинет директора по одной и объявили выговоры на основе принятого приказа. Кроме этого, как говорят наши источники, нескольким школьницам Саранска было запрещено являться в школу после каникул, но они все равно пришли учиться. И тогда директор якобы приказала классным руководителям за руку выводить их из школы.
Татары Мордовии обратились за помощью к муфтию Татарстана Камилю Самигуллину  Татары Мордовии обратились за помощью к муфтию Татарстана Камилю Самигуллину Фото: «БИЗНЕС Online»
Адвокат Ашимов говорит, что татары Мордовии обратились за помощью к муфтию Татарстана Камилю Самигуллину. Кстати, три года назад министр образования Татарстана Энгель Фаттахов также выступил в защиту мусульманского платка в школах. «Платок — это наша национальная особенность, как можно его запрещать? Девочки, которые носят платок с соответствующим воспитанием в семье, просто в школу ходить перестанут, а не платки снимать...» — сказал он тогда на встрече с журналистами.
«ПОСТАВИЛИ РУССКУЮ ЖЕНЩИНУ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА, У КОТОРОЙ ЦЕЛЬ — ПОЛНОСТЬЮ ИЗГНАТЬ КОЛЛЕКТИВ...»
Марат Салимов — председатель общества татарской культуры Республики Мордовия, доцент Мордовского государственного университета:
— Белозерьевская школа в 1990-х годах была в очень сильном упадке. Девушки старших классов практически совсем не ходили в школу, в то время и в школе была очень слабая и подготовка, да и девушек воровали прямо по пути в школу. С начала 2000-х наши духовные лидеры провели большую работу по возрождению школы и повышению статуса образования. Где-то к 2005 - 2006 годам ситуация уже нормализовалась, нашли хорошего директора. Последние 5 - 6 лет школы была в отличном состоянии. Впервые в истории дети стали выигрывать предметные олимпиады, спортивные соревнования и так далее. Все отлично было, пока три года назад правительством не было принято известное постановление о запрете платков в школах. Началось давление на коллектив. Первым убрали директора где-то полтора года назад, который собственно все и сделал. Новый директор — тоже уроженка Белозерья — проработала 1,5 года. Ее поставили как раз за тем, чтобы она с платками в школе поборолась. Но свою задачу она не выполнила, даже, наоборот, встала на противоположную сторону. И ее убрали. Теперь поставили русскую женщину пенсионного возраста, у которой цель — полностью изгнать коллектив, несогласный с тем, чтобы снимать платки, и привозить, если нужно будет, других учителей, не из села, чтобы они эту политику продолжали. Еще раньше из школы выгнали секцию по борьбе, в которой занимались 50 ребят. За 10 лет эта секция воспитала двух чемпионов России и призера мира и Европы по борьбе.
Марат Салимов: «Это все, на мой взгляд, видимость борьбы с экстремизмом, радикализмом. Понимаю, что кто-то внушил руководству нашей республики, что платки в школе — это индикатор какого-то радикализма» Марат Салимов: «Это все, на мой взгляд, видимость борьбы с экстремизмом, радикализмом. Понимаю, что кто-то внушил руководству нашей республики, что платки в школе — это индикатор какого-то радикализма»
Это все, на мой взгляд, видимость борьбы с экстремизмом, радикализмом. Понимаю, что кто-то внушил руководству нашей республики, что платки в школе — это индикатор какого-то радикализма, и, мол, давайте, чтобы этого не было. Но с детьми сложно, за ними родители стоят. И не так много мер принуждения для детей. В реальности это не сработает, потому что педагог в принципе должен быть примером культуры и нравственности для учеников. В селе одна культура, а мы сейчас навязываем другую. Я думаю, вся эта кампания связана с предстоящим проведением чемпионата мира по футболу...
Рустам хазрат Батров — первый заместитель председателя ДУМ РТ:
— Здесь возмущает сам факт давления на преподавателя, грубые нарушения основных принципов светскости. То есть светскость — это конфессиональная нейтральность, где все граждане могут исповедовать свои взгляды — религиозные или атеистические. Когда взрослым людям запрещают одеваться так, как они считают нужным, то это нарушение принципа светскости. Мы только сегодня получили от них обращение. Сейчас я уточню, в чем им нужна наша поддержка. Наши юрисдикции не распространяются на это. Но мы, наверное, сделаем статью, публикацию, общественное заявление. Как-то так поможем.
Я думаю, здесь на самом деле шуметь-то можно, но смысл? Надо же проблему решить, а не всякими лозунгами махать. То есть здесь грубейшее нарушение законодательства. Один-два грамотных юриста могут сделать намного больше, чем злопыхания в интернете. Здесь нужен хороший адвокат, который бы взялся за это дело и, имея документы на руках, разобрал бы это дело в суде. Здесь, на мой взгляд, нарушается и трудовое законодательство, и в целом российское. Вот на это нужно давить. Это наиболее действенный метод.
Какая была реакция муфтия Татарстана? Вот он мне поручил подготовить комментарий, где мы изложим наше видение. Я этим и занимаюсь сейчас. Здесь нужно четко понимать, что они в нашу юрисдикцию не входят. У них там три муфтия, у которых есть повод объединиться. Муфтии на нас не выходили, учителя только звонили, потом письмо направили.
Илдуз Исхаков — председатель духовного управления мусульман Республики Мордовия:
— Мы с первых дней поддерживали и будем поддерживать до конца родителей, учителей и школьников, носящих платки. Ни для кого эти люди ранее не создавали каких-либо проблем. Ситуация искусственно возникла два-три года тому назад. Это только повод.
На мое имя уже обратились за помощью 15 учительниц, родителей детей из Белозерья. Мы рассчитываем на то, чтобы этот вопрос решился в правовом поле в самое ближайшее время, потому что об этом уже знает вся Россия. Мы думаем, что это допустили некоторые представители министерства, администрации района. Политика, которая ведется главой республики, другая, направлена на сохранение мира. Готовим сейчас письмо на имя главы Республики Мордовия. Работа ведется всесторонняя, и поддержка Республики Татарстан тут крайне необходима.
Табрис Яруллин — председатель всемирного форума татарской молодежи:
— Вопрос по поводу ношения платков в школе села Белозерье стоит уже несколько лет. Мы как общественная организация пару лет назад принимали обращения по поводу ношения платков, но вопрос тогда стоял по поводу учениц, а теперь он обострился и в отношении учителей. В минобразе Мордовии объясняли это тем, что существует определенная школьная форма, какие-то инструкции, подзаконные акты. Весь наш форум собирался, вся татарская молодежь, и мы высказались в защиту наших девочек. У нас есть свобода, прописанная в Конституции, платок для религиозного человека — это неотъемлемый атрибут. Но бюрократы Мордовии почему-то воспринимают платок как символ радикализации мусульман и татарского населения и теперь, спустя два года, вновь поднимают этот вопрос.
Пугают сами методы, с помощью которых они добиваются своего, — это директивы, кадровые решения. Если очень упростить эту ситуацию, то, чтобы человек снял что-то с себя, создаются комиссии. Это полный абсурд. Работа с противодействием радикализму предполагает подобные методы, но эти люди не преступники, они не подозреваются ни в чем, и здесь должен быть другой подход. Кроме того, радикализация обостряется именно в тех случаях, где существует вакуум идеологии, вакуум идей, нет социальных лифтов, но есть социальная несправедливость. Здесь [в Белозерье] с социальными лифтами все нормально, эти девочки хорошо учатся в школе, с бизнесом в селе все хорошо, это не умирающая деревня. Давление со стороны властей, наоборот, подстегивает людей, и они начинают думать, что по отношению к ним поступают несправедливо.
Всеволод Чаплин — экс-председатель синодального отдела по взаимодействию РПЦ и общества московского патриархата, протоиерей:
— С одной стороны, нужно предупреждать проявления экстремизма и так далее, с другой — мы руководствуемся кодексом религиозного образа жизни в полной мере. Есть много мест, где люди носят платки, прикрывающие лицо, и длинные бороды. Это вошло в норму. В Москве много девушек и женщин, которые носят платки, есть много мужчин, которые носят бороды. Для многих такой образ жизни обязателен. Если он не закрывает лица, то вопрос безопасности вряд ли может служить обоснованием запрета. Я чувствую, что некоторые люди просто боятся демонстрировать свою религиозность — что в исламе, католицизме, православии. Это очень печалит. Что касается некоторых вызовов, то пока мы не придем к скромному внешнему виду, никакого будущего у этого народа нет и быть не может. Я думаю, что эту ситуацию нужно разрешать не через жесткие действия, а через диалог. Между прочим, право на свободу вероисповедания предполагает не только возможность придерживаться определенных убеждений, но и поступать в соответствии с ними.