ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

четверг, 24 ноября 2016 г.

Сегодня 23 ноября - 157-ая годовщина рождения Дэрдменда - поэт татарского народа

Сегодня 23 ноября - 157-ая годовщина рождения Дэрдменда.
Дэрдменд (Мухамметзакир Рамиев, 1859—1921) — национальный поэт татарского народа. Его личность и его стихи столь значительны, что, кажется, ещё не вполне поняты и оценены и татарами, и тем более другими народами…
О жизни и творчестве классика татарской литературы поэта Дэрдменда (1859—1921) и его стихи.
ПРЕДЧУСТВИЕ ДЭРДМЕНДА
Девяносто девять процентов окружающей нас действительности, уверял Альберт Эйн-штейн, нам неизвестны и непонятны. Если так, то к этим девяноста девяти процентам, конечно, надо отнести и поэзию. Причём она, может быть, самая неизвестная и непонятная их часть. Сколько ни ломают голову над тем, что такое поэзия, как она рождается, почему одни люди совершенно неспособны к стихосложению, а другие делают это гениально, и почему гениальные поэты так не похожи друг на друга, что за тысячи лет не было случая, чтобы один из них повторил другого, — никак не раскрыть эту тайну....
Настоящий поэт — большое сердце: с этим никто, кажется, не спорит. А большое сердце — большая редкость. Поэзия — предельная искренность души: это тоже бесспорно и тоже редкость. Наконец, поэзия — не испытующий, а верующий образ мыслей. Всё так. И всё равно тайна остаётся…
Классик татарской поэзии Дэрдменд потому и классик, что сотворил собственный поэтический мир. Мир звучания хрустального, а не колокольного. Мир не крика, а шелеста. Мир не солнечного блеска, а грустной вечерней зари. Дэрдменд поэт печали — она чувствуется и тогда, когда его сердце замирает от счастья. Печаль его — от сердца. А горе от ума: он у него был философическим.
Дэрдменд не познал громкой славы среди родных его душе татар, да он и бежал от неё, спрятавшись за свой псевдоним. Среди русских он тем более редко известен. Tra-duttore — traditore: переводчик это предатель. Потому что даже искусный в этом ремесле мастер почти неизбежно уводит от подлинника. Да и издатели всё ещё не сполна открыли его для себя. Как жаль…
***
Его настоящие имя и фамилия — Мухамметзакир Рамиев (1859—1921). При жизни носивший их человек был довольно широко известен среди татар как создатель совместно с братом Мухаммадшакиром газеты "Вакыт" ("Время"), журнала "Шура" ("Совет"), издатель книг татарских писателей, как покровитель десятков национальных школ в Оренбургском крае, строительства мечетей и создания библиотек при них, студентов-татар, учившихся в высших учебных заведениях России и зарубежных стран. И ещё тем, что в 1906 году стал депутатом первой Государственной думы.
Род Рамиевых, как считают некоторые авторы, берёт начало в пору возникновения Казанского ханства. Издавна Рамиевы занимались торговым делом. В 1862 году один из них — Мухаммадсадык приобрёл мыловаренный заводик в Оренбургской губернии, а через семь лет открыл свой первый прииск по добыче золота. Его сыновья Мухамметзакир и Мухаммадшакир расширили дело своего отца и к началу ХХ века имели двадцать приисков на Южном Урале. Так что основной род занятий, кормивший поэта Дэрдменда, весьма прозаичен.
О селе Юлук, в котором рос Закир Рамиев, драматург Мирхайдар Файзи писал: "Аул Юлук — земного рая волшебство". Дом Рамиевых был одиннадцати больших комнат. После революции в нём открыли школу, а в 1929 году разобрали и перевезли в город Баймак: развеяли гнездо поэта ветры истории.
Грамоте Закира и его брата Шакира учила мать — и татарской, и русской. Потом они учились в Юлуке в начальной мусульманской школе, после неё две зимы в городе Орске, после чего — в медресе в деревне Муллакаево верстах в семидесяти от родительского дома. Оттуда Закир уехал почти на два года в Турцию. Учился в Стамбуле, частным образом осваивал турецкий язык и литературу, другие предметы. По возвращении на родину жил в Орске — центре необжитого уезда, площадью равного Курской губернии и побольше Дании. А на второй год женился на Махубджамал — дочери купца Бурнаева.
У них родились восемь детей. Сыновья Гариф и Жагфар дожили до 1971 и 1976 годов, дочь Зейнаб прожила 86 лет и умерла в 1976 году. Примерно с 1885 года семья жила в Оренбурге, большую часть года проводила у золотых приисков Гадельшах, Султановский и в деревне Юлук, в степных аулах Сохара и Шихан — "в царстве лёгких степных ветров, благоухающих целебных трав, горных кряжей и чистых речек".
Изнурительный труд золотодобытчиков и прочих рамиевских работников от семьи был отгорожен благополучием. Самому же Закиру и его брату Шакиру с весны до позд- ней осени приходилось трястись в повозках, наматывая на колёса тысячи вёрст: свои миллионы они зарабатывали в пригляде за приисками и хлопотами о золотодобытных и прочих хозяйских делах. В архивах сохранились регистрационные журналы с записями затрат, доходов, сдачи золота государству. В литературе о Дэрдменде называются такие данные: в местах, где промышляли Рамиевы, для России было добыто более сорока тонн золота, а на их долю приходилось около пяти тонн. Не бедствовали.
В Оренбурге, где зимой жили семьи Рамиевых, обитали учёный-филолог Мирсалих Бикчурин, учителя бывшей татарской учительской школы мурзы Усман Саинов и Гайса Еникеев и другие образованные татары. В доме Закира частыми гостями бывали Гильман Каримов, Риза Фахретдинов, Фатих Карими, Шариф Камал, приезжали Галиаскар Камал, Наджип Думави, Галимджан Ибрагимов, историки Заки Валиди, Бари Баттал, общественные и политические деятели Хасан и Юсуф Акчурины — цвет татарской интеллигенции.
Закир был человеком общественным — несколько раз избирался в Оренбургскую городскую думу, после открытия медресе "Хусаиния" стал членом её попечительского совета, был председателем общества помощи татарским детям, учившимся в русских школах, вступил в губернское бюро кадетской партии, в 1906 году его избрали депутатом I Государственной думы, где он входил в мусульманскую фракцию. В июле 1917 года он участвовал в Казани в работе Всероссийского мусульманского курултая. В конце ноября состоявшийся в Оренбурге Общебашкирский курултай под руководством Заки Валиева объявил о создании Башкирской республики. Первым делом республика объявила все недра и "надземные богатства" на своей территории государственной собственностью — прииски Рамиевых, разумеется, тоже. Время переломилось…
Вершина общественно-политической активности Закира Рамиева — его издательская деятельность. Сотрясённая революцией 1905 года Россия вспыхнула невиданной по- рослью прессы и издательств самых разных направлений, среди которых впервые за её тысячелетнюю историю — "инородческое". Татарские газеты и журналы, книжные издательства, типографии оказались самым заметным явлением национально-культурного возрождения российских народов, а среди них наиболее значительными оказались либеральная газета "Вакыт", просветительский и литературно-публицистический журнал "Шура", типография "Вакыт", напечатавшая сочинения Ризы Фахретдинова, Шарифа Камала, Галимджана Ибрагимова, Фатиха Карими и других, а также учебники, переводы на татарский турка Ахмета Мидхата, англичанина Конан Дойла, русского Леонида Андреева…
В книге "Татарская периодика. 1905-1925" Исмагила Рамиева говорится: "Вакыт" — национально-либеральная газета. Издавалась в Оренбурге. Была закрыта в 1918 году, после выхода 2309 номеров. Осторожна в политических проблемах, в вопросах религии и нации указывала направление национальной периодике, следовавшей за ней. Уделяла много внимания проблемам образования, языка и литературы, культуры, поддерживала развитие национального театра и музыки, последовательно защищала обучение в государственных школах". Там же — о журнале "Шура": "…издавался до начала 1918 года, выпущено 240 номеров. Литературный, научный, исторический журнал. И по техническому исполнению, несомненно, в своё время был на первом месте". В журнале сотрудничали Ю.Акчура, Г.Тукай, Г.Ибрагимов, А.Галимов, Г.Баттал, Я.Айманов и другие авторы — цвет татарской литературы и публицистики того времени. И этим всё сказано…
Братья Рамиевы были "лишь" учредителями и издателями "Вакыт" и "Шуры" — редакторами газеты были сначала Ф.Карими, затем Я.Вали, а журнала Р.Фахретдин — и "лишь" владели типографией. Но и периодика, и типография приносили огромные убытки, и уже только это — свидетельство вовсе не коммерческого интереса Рамиевых к ним. А из этого следует, что им не всё равно было, что печатали их детища. Да и не зря же говорят: "кто платит, тот и музыку заказывает"...
23 января 1918 года власть в Оренбурге перешла в руки большевиков. Перестали выходить "Вакыт" и "Шура". Вместе с заведующим типографией Валиевым Закир Рамиев лично передаёт типографию совету рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, и через месяц, оставив в Оренбурге книги, обстановку, многие личные вещи, 59-летний Закир Рамиев переезжает с семьёй в Орск и два года живёт в доме брата своей жены Махубджамал, а потом арендует деревянный дом, сохранившийся до сих пор. Из этого дома его вскоре проводят в последний путь — на кладбище.
Он не замыкается в себе. Общается в Орске с молодым и довольно образованным комиссаром по национальным делам Абдуллой Давлетшиным, знакомится в его кабинете с газетами, поступающими из центра, встречается с местной интеллигенцией. В начале 1919 года он побывает в Казани на конференции, обсуждавшей вопрос о переводе татарской письменности с арабики на латиницу — Закир Рамиев высказался за это в печати ещё в 1910-е годы. Какие мысли посещают его, какие чувства он испытывает, каким ему видится его будущее? Возможно, об этом могли бы рассказать его записки, но в конце 20-х годов у его сына Ягфара по пути из Орска в Уфу украли чемодан, в котором находилась часть архива отца…
В татарстанской печати по-следних лет "романтически" описывали смерть Закира Рамиева: будто бы он добровольно отдал новой власти всю свою собственность, бедствовал и умер от холода и голода (к сожалению, эта выдумка попала и в публикацию газеты "Татарский мир" о Дэрдменде). На самом деле всё было "прозаичнее".
Осенью 1921 года после поездки в Оренбург на похороны умершей от тифа старшей дочери Уммугульсум переживший горе утраты, хлопоты трудной дороги, осенние холода Рамиев заболел и через неделю одиноких страданий безмолвно угас. Это случилось 9 октября. Его похоронили на татарском кладбище хутора Ильяс. Сейчас оно находится в черте Нового Города на территории одного из заводов…
http://www.tatworld.ru/article.shtml?article=674

Буддисты угрожают мусульманам «кровавой баней»

http://golosislama.com/news.php?id=30593
Буддисты угрожают мусульманам «кровавой баней»


Мусульмане и христиане Шри-Ланки заявляют о безнаказанности, которой пользуются в стране экстремистски настроенные буддистские монахи. При практическом бездействии полиции экстремисты терроризируют представителей религиозных и этнических меньшинств.
16 ноября буддист Гнанасара Хими, лидер экстремистской монашеской организации «Боду Бала Сена» обрушился с гневными нападками на ланкийскую полицию за то, что она арестовала другого экстремиста – Суреша Прасада, именующего себя «спасителем сингальцев» и угрожавшего взрывать мусульман. Хими дал полиции 24 часа на арест мусульманина Абдула Разика, секретаря исламской организации «Шри-Ланка Таухид Джамат». В противном случае, буддистский монах обещал устроить мусульманам «кровавую баню».
В итоге, полиция арестовала Разика, что привело к буре возмущения в мусульманской общине. Мусульманский совет Шри-Ланки подал жалобу на генерального инспектора полиции, однако Гнанасара Хими так и не был наказан за свои экстремистские выходки.
Другой экстремист буддистский монах – Ампитийе Сумангалы Хими - настоятель храма в Баттикалоа оскорблял и осыпал угрозами этнического тамила. При этом поблизости находился полицейский, который даже не пытался прекратить инцидент.
Представители религиозных и этнических меньшинств Шри-Ланки заявляют, что такого рода инциденты представляют собой открытое нарушение законов страны, не только запрещающих дискриминацию, но и предусматривающих наказание за такие преступления сроком до 10 лет.
А августе этого года ланкийские правозащитники подали в Комитет по искоренению расовой дискриминации документ, в котором сообщали, что в течение года в островном государстве было отмечено 132 случая дискриминации по отношению к христианам и 141 случай – по отношению к мусульманам.
Сегодня христианская и мусульманская община требуют, чтобы полиция отказалась от двойных стандартов и встала на путь противостояния насилию на религиозной почве. Представители меньшинств настаивают на том, что отношение к буддистским монахам, совершающим агрессивные действия, должно быть таким же, как и к остальным гражданам страны.
АВТОР: НУРУЛЬ ИМАН

Буддистский богохульник поплатится за оскорбление Каабы

http://golosislama.com/news.php?id=30591
Буддистский богохульник поплатится за оскорбление Каабы

Правоохранительные органы Саудовской Аравии нашли и арестовали индийского мушрика, решившего оскорбить главный Дом Аллаха на земле - священную Каабу.
30 летний "юморист" приложил к Каабе изображение Будды, сфотографировал его и выложил в социальных сетях, надеясь, что успеет покинуть мусульманское королевство раньше, чем его настигнет правосудие.
Мушрику, однако, не повезло - его оперативно нашли в одном из соседних городов на пути исхода из королевства.
Скорее всего, теперь за богохульство его дурную голову отделят от тела - именно такое наказание полагается по законам, действующим в королевстве, за тот поступок, который он совершил.

АВТОР: ИКРАМУТДИН ХАН

Татарча белсәгез, Урта Азиядә тылмач кирәкми – Турхан Дилмач

http://tatar-inform.tatar/news/2016/11/22/130089/

Татарча белсәгез, Урта Азиядә тылмач кирәкми – Турхан Дилмач

Татарча белсәгез, Урта Азиядә тылмач кирәкми – Турхан Дилмач
Төркиянең Татарстандагы баш консулы "TRT" каналына биргән интервьюсында татар телен бай тел дип бәяләгән.

(Казан, 22 ноябрь, “Татар-информ”). Төркия Республикасының Татарстандагы баш консулы Турхан Дилмач Төркиянең "ТРТ" каналына “Төрек белән татар арасында” дигән тапшыруга биргән әңгәмәсендәКазандагы эшчәнлеге турында сөйләгән һәм татар теле турындагы фикерләре белән уртаклашкан. 
Баш консулдан Татарстанга килгәнче нинди юллар узуы, кайда белем алуы һәм нинди вазифалар башкаруы белән кызыксынганнар.
“Безнең һөнәребез шулай, әйтик, сез бүген Мексикада эшләсәгез, иртәгә сезнең эшегез Кытайда булырга мөмкин. Шуны әйтәсем килә: мин Татарстанда, Казанда эшләвемә шатмын һәм бик канәгатьмен. Мин Истанбул университетында укыдым, анда "Бугаз эче" (Босфор) университеты бар. Ул Төркиянең иң яхшы уку йорты санала. Анда халыкара мөнәсәбәтләр бүлегендә укыдым. Аннары Анкарага кайттым, чөнки минем гаиләм шунда яши. Аннары Анкара университетында магистратура тәмамладым, 2000 елда Тышкы эшләр министрлыгында эшли башладым. 2003 елда мине Кыргызстанның Бишкәк шәһәренә җибәрделәр, анда ике ел эшләдем. Аннары безнең күрше илләрнең берсе Грециядә өч ел эшләдем. Соңрак Анкарага кайттым, аннары Мәскәүгә килдем. Андагы безнең илчелектә дүрт ел Беренче сәркатип һәм киңәшче булып эшләдем. Ә 2014 елның ахырында Казанга Төркиянең Татарстандагы баш консулы вазифасына билгеләндем”, - дип, биографиясе белән таныштырган Турхан Дилмач. 
"TRT" журналистлары Турхан әфәнденең бик яхшы татарча сөйләшүен искә алып, татарча өйрәнү теләге ничек тууы белән кызыксынганнар. 
“Беренчедән шуны әйтергә кирәк, минем татарчам камил түгел. Татар теле бик бай тел. Мин үземне әлеге телнең укучысы, студенты саныйм. Шуңа да мин татарча белергә, өйрәнергә, аңларга, сөйләшергә тырышам. Габдулла Тукай, Дәрдмәнд, Садри Максудиларның телен мин беләм дип әйтсәм, дөрес булмас. Мин үзем элек эшләгән илләрдә дә дәүләт телләрен өйрәнергә тырыштым. Мәскәүдә эшләгән вакытта Казанга билгеләнәчегемне белгәч, татарчаны өйрәнә башладым. Дүрт ай дәресләргә йөрдем. Казанга килгәндә татарча аңлый һәм сөйләшә идем. Татарстанның беренче Президенты Минтимер Шәймиев, хәзерге Президент Рөстәм Миңнеханов, Дәүләт Советы Рәисе Фәрит Мөхәммәтшин белән очрашкан вакытта мин татарча сөйләштем. Әңгәмә бик кызыклы узды.
Шуны әйтәсем килә: татарча һәм төрекчәне өйрәнү авыр түгел. Безнең телләрнең нигезе бер. Мин татар теленең бай тел булуын үзем дә күрдем. Мин беренче тапкыр Президент белән очрашкан вакытта да: “Татарга тылмач кирәкми”, – дигән идем. Минем фамилиям – Дилмач. Аның мәгънәсе тылмач, ягъни тәрҗемәче дигәнне аңлата. Мин Кыргызстанда яшәгәндә күрдем: татарча беләсез икән, Урта Азиядә яшәгән вакытта сезгә тылмач кирәкмәячәк.
Мин үзем төрекчә, кыргызча, русча, татарча, инглизчә беләм. Ә иң җиңел өйрәнгән тел ул татар теле булды” , – дип белдергән Турхан Дилмач.

Многократный чемпион мира по кикбоксингу Муса Мусалаев убит в Германии

http://ru.publika.md/mnogokratnyy-chempion-mira-po-kikboksingu-musa-musalaev-ubit-v-germanii_1966151.html

Многократный чемпион мира по кикбоксингу Муса Мусалаев убит в Германии






Многократный чемпион мира по кикбоксингу, уроженец Татарстана Муса Мусалаев застрелен в немецком городе Ной-Ульм.
Как сообщает Augsburger Allgemeine, нападение на спортсмена совершил неизвестный, который скрылся с места происшествия на тёмном автомобиле (по предварительным данным, за рулём транспортного средства находился сообщник), пишет RT.
В настоящее время ведётся розыск подозреваемых в преступлении.
О мотивах преступников правоохранительным органам ничего не известно.