ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

воскресенье, 13 ноября 2016 г.

СЕРГЕЙ КАПИЦА: КАК РОССИЮ НАМЕРЕННО ПРЕВРАЩАЮТ В СТРАНУ ДЕБИЛОВ


http://moiarussia.ru/sergei-kapitca-o-rossii/

СЕРГЕЙ КАПИЦА: КАК РОССИЮ НАМЕРЕННО ПРЕВРАЩАЮТ В СТРАНУ ДЕБИЛОВ



«Если вы перед людьми изображаете умника, говорите с ними на каком-то заграничном языке – этого они вам не прощают»
Слова из заголовка были сказаны Сергеем Петровичем еще в 2009 году, в одном из интервью газете АИФ. Тема духовной, культурной и нравственной деградации поколений в России была ему особенно близка. Сын лауреата Нобелевской премии Петра Леонидовича Капицы, советский и российский учёный-физик, просветитель Сергей Петрович Капица для большинства из нас не нуждается в представлении.
Но вернемся к словам Сергея Петровича, ведь они оказались пророческими. На дворе 2016 год, и поколение современной молодежи по-прежнему все меньше читает русскую классику, уже не так разборчиво пишет, чернила, ручки, книги сменились электронными игрушками, гаджетами и мобильными приложениями. Поколение мобильных и самоуверенных, информированных и псевдопрогрессирующих людей, с головой ушедших в оцифрованный мир, с легкостью подменивший настоящий, где нет места чувствам и эмоциям.
Сергей Петрович неоднократно делился своими мыслями о современном поколении, а также нередко объяснял разницу между поколениями.
Мы собрали самые важные, на наш взгляд, выдержки из интервью великого мыслителя Сергея Петровича Капицы, и попробуем разобраться, понять, что изменилось с 2009 по 2016 год, есть ли повод раздувать панические сопли и так ли все плохо в современной России?
Предыстория: В 2009 году Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провёл исследования, которые власти предержащие как-то не заметили. А напрасно. Их результаты таковы, что как минимум двум министерствам — культуры и образования — нужно жать на все «тревожные кнопки» и собирать экстренные заседания кабинета министров. Потому как, согласно опросам ВЦИОМ, 35% россиян НЕ ЧИТАЮТ КНИГ ВООБЩЕ! А ведь Россия, если верить речам президента и премьер-министра, взяла путь на инновационное развитие. Но о каких инновациях, научных прорывах, развитии нанотехнологий и т. п. может идти речь, если больше трети населения страны за год ни разу не взяли в руки книгу? По этому поводу в 2009 году газета АИФ взяла небольшое, но развернутое интервью у профессора С. П. Капицы. Вот выдержки из этого интервью:
«Россию превращают в страну дураков»
«Данные ВЦИОМ говорят о том, что мы наконец пришли к тому, к чему стремились все эти 15 лет, — воспитали страну идиотов. Если Россия и дальше будет двигаться этим же курсом, то ещё лет через десять не останется и тех, кто сегодня хотя бы изредка берёт в руки книгу. И мы получим страну, которой будет легче править, у которой будет легче высасывать природные богатства. Но будущего у этой страны нет! Именно эти слова я произносил пять лет назад на заседании правительства. Время идёт, а процессы, которые ведут к деградации нации, никто даже не пытается понять и приостановить.
У нас происходит полный разрыв слов и дел. Все говорят об инновациях, но при этом не делается ничего, чтобы эти лозунги начали осуществляться. И объяснения «Я так много работаю. Когда же мне ещё и читать?» не могут служить извинением. Поверьте, наше поколение работало не меньше, но время для чтения при этом всегда находилось. А производительность труда в обществе несколько десятков лет назад была выше, чем сейчас.
Сегодня же чуть ли не половина трудоспособной молодёжи работает в охранных организациях! Получается, что все эти молодые парни — тупые, ограниченные люди, способные лишь бить морду?»
Зачем человеку читать?
«Вы спрашиваете, зачем вообще человеку читать. Опять-таки приведу пример: организмы человека и обезьяны очень близки по всем своим характеристикам. Но обезьяны не читают, а человек читает книги. Культура и разум — вот основное отличие человека от обезьяны. А разум основан на обмене информацией и языке. И величайший инструмент обмена информацией — именно книга.
Раньше, начиная ещё со времён Гомера, существовала устная традиция: люди сидели и слушали старцев, которые в художественной форме, через сказания и легенды прошедших эпох, передавали накопленные поколением опыт и знания. Потом возникло письмо и вместе с ним — чтение. Традиция устного сказа угасла, а теперь угасает и традиция чтения. Возьмите как-нибудь и хотя бы ради любопытства перелистайте переписку великих.
Эпистолярное наследие Дарвина, которое сейчас издаётся, — 15 тыс. писем. Переписка Льва Толстого тоже занимает не один том. А что останется после нынешнего поколения? Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?»
Роль ЕГЭ в образовании
«Я давно предлагал изменить критерии приёма в высшие учебные заведения. Не надо никаких экзаменов — пусть абитуриент напишет сочинение на пяти страницах, в котором объяснит, почему он хочет поступить на тот или иной факультет. Умение грамотно изложить свои мысли, суть проблемы демонстрирует интеллектуальный багаж человека, уровень его культуры, степень развития сознания.
А ЕГЭ, который сегодня используют, не может дать объективной картины знаний школьника. Он построен лишь на знании или незнании фактов. Но факты далеко не всё! Впадает ли Волга в Каспийское море? Ответ на этот вопрос заслуживает не галочки в соответствующей клеточке, а отдельной серьёзной беседы. Потому что миллионы лет назад Волга впадала не в Каспийское, а в Азовское море, география Земли была другой. И вопрос из хрестоматийного превращается в интересную проблему. Чтобы решить её, как раз-то и требуется понимание, которого без чтения и образования добиться невозможно.»
Чувства вместо умов
«…Вопрос потери интереса к чтению — это вопрос о том, что сейчас происходит с людьми. Мы упёрлись в очень сложный момент развития человечества в целом. Темпы развития техники сегодня очень высоки. А наша способность это всё осмыслить и разумно в этой технической и информационной среде жить от этих темпов отстаёт. Мир переживает сейчас очень глубокий кризис в сфере культуры. Так что ситуация в нашей стране довольно типична и для всего остального мира — в Америке и в Англии тоже мало читают. Да и такой крупной литературы, которая существовала в мире 30-40 лет назад, сегодня уже нет. Сейчас властителей умов вообще найти очень сложно. Возможно, потому, что никому не нужны умы — нужны ощущения.
Нам сегодня не к чтению нужно отношение менять, а коренным образом поменять отношение к культуре в целом. Министерство культуры должно стать важнейшим из всех министерств. А первоочередная задача — перестать подчинять культуру коммерции.
Деньги есть не цель существования общества, а всего лишь средство достижения тех или иных целей.
Вы можете иметь армию, солдаты которой будут доблестно сражаться, не требуя вознаграждения, потому что верят в идеалы государства. А можно иметь на службе наёмников, которые с равным удовольствием будут убивать и своих, и чужих за одни и те же деньги. Но это будут разные армии!
И в науке прорывы делаются не за деньги, а для интереса. Такой вот кошачий интерес! И с крупным искусством то же самое. Шедевры за деньги не рождаются. Если же всё подчинять деньгам, то деньгами всё и останется, не превратятся они ни в шедевр, ни в открытие.
Чтобы дети вновь начали читать, в стране должна сложиться соответствующая культурная обстановка. А что сейчас определяет культуру? Когда-то тон задавала Церковь. Люди в выходной день шли в храм и вместо телевизора смотрели на фрески, иконы, витражи — на иллюстрацию жизни в образах. Великие мастера работали по заказу Церкви, большая традиция освещала всё это.
Сегодня люди ходят в Церковь гораздо меньше, а обобщённую картину жизни даёт телевидение. Но никакой великой традиции, никакого искусства здесь нет. Ничего, кроме мордобоя и стрельбы, вы там не найдёте. Телевидение занимается разложением сознания людей. На мой взгляд, это преступная организация, подчинённая антиобщественным интересам. С экрана идёт лишь один призыв: «Обогащайтесь любыми способами — воровством, насилием, обманом!»
Вопрос развития культуры — это вопрос будущего страны. Государство не сможет существовать, если не будет опираться на культуру. И не сможет лишь деньгами или военной силой укрепить свои позиции в мире. Чем мы можем сегодня привлечь бывшие наши республики? Только культурой! В эпоху СССР они прекрасно существовали в рамках нашей культуры. Сравните уровень развития Афганистана и республик Средней Азии — разница огромная! А сейчас все эти страны выпали из нашего культурного пространства. И, на мой взгляд, важнейшая задача сейчас — вновь их в это пространство вернуть.
Когда распалась Британская империя, важнейшими инструментами воссоздания целостности англоязычного мира стали культура и образование. Британцы открыли двери своих высших учебных заведений для выходцев из колоний. В первую очередь для тех, кто в дальнейшем мог бы стать управленцем этих новых стран. Я недавно разговаривал с эстонцами — они готовы учиться медицине в России. Но мы берём с них огромные деньги за учёбу. При том что возможность учиться в Америке или Англии они получают даром. И чем мы после этого сможем тех же эстонцев привлечь, чтобы взаимодействие с нами им стало важнее, чем взаимодействие с Западом?
Во Франции существует министерство франкофонии, которое продвигает культурную политику Франции в мире. В Англии Британский совет считается неправительственной организацией, но на самом деле проводит чёткую политику по распространению английской культуры, а через неё — глобального английского влияния в мире. Так что вопросы культуры сегодня переплетаются с вопросами политики и национальной безопасности страны. Пренебрегать этим важнейшим элементом влияния нельзя. В современном мире всё в большей степени наука и искусство, а не ресурсы и производительные силы определяют могущество и будущее страны.
Мы сами себя разрушили
∗ Выдержка из интервью за 2008 год.
— Сколько вообще теперь понадобится лет, чтобы российская наука вновь отвоевала утерянные позиции?
— Моего отца в 1935 году Сталин оставил в Советском Союзе, за два года построив ему институт. У нас за прошедшие 15 лет ни одного научного института не построено, а разорено почти всё, что было.
— В массовом сознании сложился устойчивый стереотип: развал страны — это диверсия Запада. А как вы считаете, что послужило причиной этому: наша безалаберность, глупость или борьба за передел мира, чтобы сильную и мощную страну опустить до какого-то предела и потом её доить: нефть — газ, нефть -газ?
— Такие попытки были, но они не удались. Мы сами себя разрушили.
На совете министров несколько лет тому назад решили выделить 12 миллионов рублей на квартиры для молодых учёных. А в это время разгорелся скандал с прокурором, который отремонтировал свою квартиру за 20 миллионов. Я за это зацепился и сказал, что, если бы вы выделили 12 миллиардов на квартиры для молодых учёных, вы могли бы поправить дело. А все полумеры бессмысленны. И закончил словами:
«Если вы и дальше будете продолжать такую политику, то получите страну дураков. Вам будет проще этой страной править, но будущего у такой страны нет». Вышел скандал, и председатель сказал, что согласен с мыслями профессора Капицы, но не с его формулировками.
— Как вам среди этих стрессов, борьбы, обид удалось сохранить такую энергию, остроту ума?
— Нужно уметь находить себе дела. Когда меня прогоняли с телевидения, я занялся демографической наукой. Когда не мог заниматься ускорителем, нашёл себе другое занятие. И так было несколько раз в моей жизни.
И потом, у меня есть пример моего отца. Ведь отец, после того как Берия снял его с руководства Институтом физических проблем и кислородной промышленности, 8 лет прожил хоть и внутри страны, но, по сути, в изгнании — на даче. Меня тогда тоже уволили из ЦАГИ, карьера в авиации не состоялась. Я стал помогать отцу, и вместе начали заниматься экспериментальной работой по изучению течения тонких плёнок жидкости. Чем это кончилось? В прошлом году я был введён в совет премии «Глобальная энергия». И один из её лауреатов — англичанин — получил её как раз за изучение тех самых плёнок, которыми занимался мой отец, и трогательно заявил об этом при получении премии!
— Получается, что самый главный секрет долгожительства — увлечённость своим делом?
— Конечно! И тогда всё будет в порядке.
Пора внедрять добро
— Сергей Петрович, объясните, пожалуйста, такое несоответствие. Сегодня Интернет связал мир в единую сеть, развиваются нано-технологии, ведётся активное изучение стволовых клеток, клонирования… Казалось бы, учёные всё делают для того, чтобы жизнь человека стала лёгкой и безбедной. А в реальности люди по-прежнему болеют много, живут мало и тяжело.
— Думаю, дело в том, что общество не может правильно распорядиться своими знаниями.
— А как можно обвинять общество? Говорят, к примеру, мол, люди сами виноваты в том, что спиваются, потому что неправильно используют водку, — Менделеев её открыл в научных целях. Ну а как её ещё использовать? Только для примочек? Или взять создание ядерного оружия…
— Ядерное оружие — самый страшный пример. Мечта о самой большой бомбе завела человечество в тупик. Великое счастье, что во время всех этих переворотов, которые прокатились по миру, не случилось ядерной катастрофы.
Сейчас ядерные арсеналы уменьшаются, но медленно. И человечеству надо учиться жить с этим злом. Но проблема ядерного оружия не только техническая. Это ещё и проблема человеческого сознания и воспитания.
Смотрите, в Америке оружие носят все — включая школьников и людей с нездоровой психикой. Оружие стало более доступным, а мозги человеческие — менее устойчивыми. Эта неустойчивость — реакция на технический прогресс, когда наше сознание не успевает освоить созданную нами же технику. С моей точки зрения, это один из самых глубоких кризисов современного мира.
Поэтому ничего лучше правильного воспитания не придумаешь! Это требует большой работы, проделывать которую пока никто не рвётся. Но если мы не будем задумываться над этой проблемой серьёзно, человечество придёт к краху, первые симптомы которого уже наблюдаются в общественном сознании. Считать, что общество может дрейфовать куда угодно, — путь к самоубийству. Ведь человек отличается от животного только наличием культуры. Хотя и у животных не всё так примитивно — у них тоже есть запреты.
Звери не поедают самих себя — волки волками не питаются. В отличие от людей, которые легко «пожирают» себе подобных. Поэтому пора уже доброе и важное не только созидать, но и активно внедрять. Ведь та же заповедь «Не убий!» не требует пояснений — она требует исполнения.
На игле чужих технологий
— А почему человечество оказалось слабым звеном прогресса? Компьютеры стали суперсовершенными, а мы остались такими же, как миллион лет назад.
— А вы взгляните на те же компьютеры. В них есть, грубо говоря, «железо» и программное обеспечение. Программное обеспечение стоит в 10-20 раз дороже «железа», потому что продукт интеллектуального труда создать гораздо тяжелее. Так и с человечеством. «Железа» — энергии, оружия — у нас сколько угодно. А программное обеспечение — назовите это культурным потенциалом — отстаёт.
— У компьютеров, по крайней мере, проблема «железа» решена, но медицинская наука ещё не может решить проблемы человеческого тела.
— Тут уже много зависит от вас: пропиваете ли вы свою жизнь, перегружаете ли стрессами. Да и мозг, к сожалению, изнашивается гораздо быстрее тела. В Америке есть старухи, которым почти под 100 лет, они доживают свой век в одиночестве, в отелях, страдая от болезней Альцгеймера или Паркинсона. Жалкое зрелище! Получается, что душа умирает раньше тела. А это неправильно: нужно умирать вместе! (Смеётся.)
— Но всё равно мы даже грипп и насморк не можем победить! Про рак уже не говорю!
— В этом случае прежде всего нужна ранняя диагностика. Если вовремя заметить болезнь, шансы на исцеление многократно возрастают. Но подобные процедуры требуют и много денег, и квалифицированных врачей, и техники. Если бы приборы для ранней диагностики были доступны не только богачам, то смертность от рака снизилась бы.
В своё время — «в той жизни», как я говорю, — я занимался разработкой ускорителей. У них есть две сферы применения. Первая — безопасность корпусов ядерных реакторов. Но с их помощью можно было излечивать людей от рака. Прибор воздействовал на поражённый орган, не задевая ничего вокруг. Перед тем как в стране всё рухнуло, у нас было сделано 6 машин: одна до сих пор работает в Институте имени Герцена, через неё прошли 20 тысяч человек. Чтобы обеспечить весь СССР, нужно было 1000 машин, и мы были готовы их производить. Но тут, в эпоху чудовищного хаоса, к российским чиновникам пришли немцы и сказали:
«Мы дадим вам миллиардный заём, чтобы вы смогли купить наши машины». В результате мы оказались посаженными на иглу немецкой технологии. Мы писали письма, что у нас есть и клинический опыт, и что наши машины дешевле в эксплуатации, а мне отвечали: мол, чтобы изменить ситуацию, нужно дать такому-то чиновнику 20% «отката». И так — в любых областях.
От редакции: Сергей Петрович Капица был выдающейся личностью. Он относился к категории людей, меняющих этот мир к лучшему. Мудрых, гениальных людей хочется слушать сутками, прислушиваться к их жизненному опыту, суждениям, мыслям, вдохновляясь идеями внедрять в свою жизнь самое лучшее — такие люди плохого не посоветуют, плохому не научат.
Сергей Петрович прожил долгую, насыщенную жизнь, умер в Москве 14 августа 2012 года, в возрасте 84-х лет.
«А я — русский православный атеист. Это, кстати, весьма распространённая формула отношения к вере, к духовной культуре. По существу ведь и наука выросла из религии»
sergei-petrovici-kapitca-min
Что изменилось с 2009 по 2016 гг? Очень трудно давать оценку происходящему. Во-первых, злополучный эксперимент над детьми ЕГЭ все еще жив, и кажется, бороться с этим явлением бесполезно. Во-вторых, кабинет министров культуры и образования существенно не поменялся, точнее качество работы не особо отличается от 2009 года. Менялись лица, старые ушли — пришли новые, а проблемы остались. Нельзя утверждать, что ничего не решают, но существенных результатов и достижений все еще не прослеживается. Ах да — прошлый год был годом литературы, этот — год кино. Комариными шагами двигаемся вперед. Правда, вперед к чему?
Если о проблемах в образовании — зарплаты учителей до сих пор высчитывают как средние по стране. В стране с 11-ю часовыми поясами как-то неправильно высчитывать «среднюю зарплату по стране». Нужно обнародовать реальные цифры, сопоставить с данными в регионах. К примеру, недавняя публикация в Новосибирской газете с кричащим заголовком: «Минимальная зарплата учителей и врачей заморожена на уровне 9030 рублей», говорит об обратном, что все данные слишком завышены и преувеличены, а профсоюзы учителей уже давно не работают… И таких вопросов много. Конечно, можно долго рассуждать о неуместном занимании должности Дмитрия Ливанова, добиваться его смещения, а дальше что? Придет другой человек — системный, и отличаться от Ливанова будет только фамилией и цветом волос… А проблемы останутся. А хочется, чтобы менялось отношение к проблеме, к системе в целом. Не отношение народа, а тех людей, кто водворяет эту систему в нашу жизнь.
На одной из своих последних встреч со зрителями Сергей Петрович признался:
— Лет 20 назад мне казалось, что главная проблема на нашей планете – это проблема мира, потому что мы были вооружены до зубов, и неизвестно, куда эта военная сила могла нас привести. Сейчас, мне кажется, нам надо обратиться к самому существу нашего бытия — к росту населения, к росту культуры, к целям нашей жизни. Мир, и не только наша страна, переживает глубокий перелом в своем развитии, вот этого не понимают ни политики, ни большинство людей. Почему происходит этот перелом, с чем он связан, как на него повлиять, как реагировать? Сейчас люди должны разобраться в этом, потому что прежде чем действовать, надо понять. Когда я пойму, то обязательно расскажу вам.
Теперь поймем ли мы сами, без него?

Путин дестабилизирует ситуацию в мире

https://www.opentown.org/news/131895/

Путин дестабилизирует ситуацию в мире


Последние данные социологических опросов, проведенных в России, демонстрируют потерю доверия граждан к исполнительной власти. Интересным является тот факт, что 74-процентная поддержка россиянами Президента резко контрастирует с 20-30% поддержкой правительства, Совета Федерации и Госдумы. При этом негативные тенденции постоянно усиливаются, в сравнении с прошлыми годами, когда рейтинг Путина был гораздо более убедительным.
Путин понимает, что на былых заслугах долго не продержится, поэтому активно ищет повод для начала новой войны, которая не только позволит говорить о России как о серьезном геополитическом игроке на международной арене, но и поддержит популярность его лично. Участие России в событиях в Грузии, Украине, Сирии, стали для Путина еще одной возможностью вернуться к разговору о биполярном устройстве мира. Хотя все прекрасно понимают, что у России нет никаких оснований претендовать на роль сверхдержавы ее экономика крайне слаба, она находится на уровне конца прошлого века, научная и технологическая база безнадежно отстала, уровень жизни населения постоянно падает. Ситуация осложняется нерешенными социальными проблемами и взаимоотношениями в сложном межэтническом конгломерате, которым является Россия.
Путин это прекрасно понимает, но подходит к решению проблем по-своему. Он создает проблемы другим, тем самым вынуждая вступать с ним в диалог и демонстрируя, что решение сколь-нибудь серьезных вопросов регионального и мирового уровня без участия России просто невозможно.
Безнаказанность российского военного вторжения в Грузию: ввод войск и захват территорий Абхазии и Южной Осетии,- привела к повторению подобного сценария в Крыму, развязыванию войны на Донбассе, бессмысленному и жестокому вмешательству России в Сирийский конфликт. Арсенал методов Кремля довольно разнообразен. Апофеозом безнравственности его нынешней политики стали попытки с помощью хакерских атак на сервер Демократической партии повлиять на предвыборную кампанию в Соединенных Штатах Америки, оказывать влияние на Трампа и Манафорта, которые, и без того, не скрывают своей лояльности к России. Российские спецслужбы причастны к финансированию хакерских атак на системы регистрации избирателей более чем в двадцати штатах, результатом которых стал несанкционированный доступ к системам, связанным с процессом голосования.
Надо заметить, что реакция на действия России оказалась довольно мягкой. США и Европа ограничились введением персональных санкции, которые не являются для России критическими. Рост рейтинга Путина (на волне эйфории от Крымнаш и призывов задать жару Америке ) позволяет решать сложные внутриполитические проблемы, но время идет, а внутренние проблемы только усугубляются, поэтому Путин просто вынужден постоянно повышать ставки.
Сегодня Россия открыто ищет повод для начала масштабных военных действий это единственное сильнодействующее лекарство, которое на некоторое время позволит сохранить единство РФ и рейтинг вождя. Нетрудно предположить, что Путин и впредь будет стремиться к эскалации существующих конфликтов и искать для них новые поводы, провоцируя Запад на введение ответных мер, а потом заявлять, обращаясь к своему народу: Они на нас напали, у нас не было другого выхода, кроме как ответить тем же .
Авантюрная политика российского лидера ставит мир на грань Третьей мировой войны. В этой ситуации выдержка и терпение, тонкий политический и экономический расчет главное, что может противопоставить цивилизованный мир агрессивной политике нынешней России, являющейся правопреемницей СССР, которому Р. Рейган дал весьма точное определение, назвав империей зла .

Олег Панфилов: В России «забыли» юбилей преступления

http://ru.krymr.com/a/28109759.html

Олег Панфилов: В России «забыли» юбилей преступления

Мемориал национально-освободительного восстания, Бишкек, сентябрь 016 года

Специально для Крым.Реалии
Ровно 100 лет назад Российская империя совершила одно из своих чудовищных преступлений против человечности – только по приблизительным подсчетам было убито несколько сот тысяч кыргызов, узбеков, таджиков и казахов. Столько же человек вынуждены были бежать из родных мест. 100-летний юбилей центральноазиатского восстания отметил только Кыргызстан – другие промолчали. В Москве о своем преступлении предпочли не вспоминать.
В моем родном таджикском городе Худжанде, тогда Ленинабаде, стоял памятник Бибисолехе Кабилходжаевой, которую горожане называли Ходими Джамолак. Надпись на памятнике была скромной и неопределенной по сути – «инициатор восстания против царского самодержавия». В советское время можно было говорить только об одной из двух причин, не называя вторую – о том, что это было антирусское, антироссийское восстание. Для советского официального интернационализма вторую причину предпочли умолчать, удобнее было называть большевистскую версию – о «кровавом царском режиме».
О том, что это было антироссийское восстание, предпочли умолчать – удобнее было говорить о «кровавом царском режиме»
Царский режим, безусловно, был кровавый, но с большевистским мог поспорить по количеству жертв. И, прежде всего, исторической цензурой: о восстании 1916 года в Российской империи не замалчивали, тогда как большевики скрывали реальные цифры пострадавших – убитых, покалеченных и бежавших. Больше всего пострадали кыргызы Семиречья, поэтому нынешняя власть Кыргызстана, в отличие от властей Таджикистана, Узбекистана и Казахстана, не стала скрывать дату и инициировала открытие в селе Кызыл-Дыйкан Жайылского района памятника жертвам восстания. Месяцем раньше, 2 сентября, в комплексе «Ата-Бейит» прошла церемония открытия мемориала памяти жертв событий 1916 года. Памятник состоит из трех массивных стел, облицованных красным гранитом. В этом же году было объявлено о том, что в Кыргызстане снимут фильм «Уркун».
В России обошлись «малой кровью» – провели в прошлом году конференцию в МГУ и круглый стол в Бишкеке с участием тогда председателя Государственной думы Сергея Нарышкина. Никаких извинений или слов сочувствия жертвам в странах Центральной Азии от Кремля не дождались – все как обычно. Признание вины означало бы и признание ответственности, но российские власти, обычно кичащиеся своей «интернациональной ролью» на постсоветском пространстве, предпочитают молчать о том, как подавляли ежегодные восстания в Грузии в первой половине 19 века, как воевали с малыми народами в Сибири и на Дальнем Востоке. История 100-летней давности – лишь одно из тех многочисленных преступлений Российской империи.
Восстание началось в июле 1916 года и окончательно было подавлено только в январе 1917 года. Началось оно после указа Николая II от 25 июня 1916 года о мобилизации в армию на тыловые работы «инородного» (не русского) мужского населения Казахстана, Средней Азии и частично Сибири в возрасте от 19 до 43 лет – всего 480 тысяч человек. 3 июля в присутствии 85 мусульман, представляющих местную администрацию Худжанда, была зачитана телеграмма о повелении императора. Вечером того же дня в соборной мечети города полицейский пристав Устимович в грубой форме потребовал составления списка мужчин для отправки на тыловые работы на фронт. Оскорбленные люди собрались в центре города: «К городовому подошла женщина по имени Ходими Джамолак. Она выхватила у него шашку и бросила ее на землю. Восставшие, поддержав ее, стали бить полицейских и патрульных, бросали в них камни».
Когда на следующий день весь город узнал, что полицейские ранили несколько человек, двое из которых скончались, волна протеста охватила не только Худжанд, но и по принципу «домино» стала охватывать регион за регионом, в том числе и Бухарский эмират, хотя он не находился в составе Российской империи. Восстание докатилось до Семиречья, территории современного Кыргызстана и Казахстана, включая Семипалатинскую область. По словам русского генерала Александра Сандетского, это было движение против «права русского народа править краем».
Волна протеста по принципу «домино» стала охватывать регион за регионом
Число повстанцев только в Павлодарском уезде по официальным сообщениям достигало 4 тысяч человек. Восставшими в ущелье гор Кызылтау была организована кузница по изготовлению сабель и пик. До сих пор неизвестно точное число жертв ожесточенных боев с карательным отрядом с 21 сентября по 3 октября 1916 года в урочище Алгабас, крупные стычки проходили в урочище Каражар. Это лишь один из эпизодов восстания, самые серьезные столкновения происходили в Семиречье. 17 июля 1916 года в Туркестанском военном округе было объявлено военное положение, а к концу августа все волости Семиреченской области были охвачены восстанием. В отдельных боях с повстанцами участвовали более 5 тысяч русских солдат, с применением артиллерии и кавалерии.
Восстание было жестоко подавлено царской администрацией. Историки насчитывают число эмигрантов – более 300 тысяч казахов и киргизов бежали в Китай, к смертной казни приговорены 347 человек, к каторжным работам привлечены 578 человек, к тюремному заключению − 129 человек. Тынчтынбек Чоротегин, президент исторического общества Кыргызстана, говорит, что цифры до сих пор неточны:
«Кыргызские историки пишут, что около 110-120 тысяч кыргызов погибло. Это фактически одна восьмая часть кыргызов того времени и большинство кыргызов в некоторых аилах на севере Кыргызстана. Конечно, нет прямого царского указа о том, что нужно истребить именно кыргызов, но местные колониальные власти планировали изгнать кыргызов с Чуйской и Иссык-кульской долин в горы Нарына, помешала этому Февральская революция. Так что были признаки этноцида на уровне колониальной администрации Туркестана. Азимбек Бекназаров полагает, что был геноцид. Современные историки полагают, что были случаи истребления в очагах восстания и при бегстве слабо вооруженных повстанцев в Западный Китай, но нельзя говорить о тотальном геноциде кыргызов, хотя еще с царского времени была попытка русских историков снизить численность жертв у кыргызов вплоть до 5 тысяч человек.
Их вешали на специально установленных виселицах, а головы казненных выставляли на базарах, дома восставших сжигали дотла
В октябре восстание было жестоко подавлено, а остатки очагов добивали до января 1917 года. Существуют фотографии массовых казней, которые устраивали российские войска для устрашения казахов и кыргызов – их вешали на специально установленных виселицах, а головы казненных выставляли на базарах, дома восставших в аилах на Иссык Куле сжигали дотла. Как отмечал академик Бободжон Гафуров, только в Худжанде более 400 человек были приговорены военным судом к различным срокам. Таджикский исследователь Камол Абдуллаев пишет, что «всего во время восстания погибли сотни тысяч «инородцев», больше частью кыргызов, и 3-4 тысячи русских. Более 300 тысяч кочевников, спасаясь от царских карателей, бежало в Китай, где их ждала суровая зима, которая унесла еще десятки тысяч жизней». Это почти четверть кыргызов, живших тогда на территории Российской империи.
Упоминание в качестве жертв восстания русских лишний раз доказывает антиколониальные настроения у восставших. Но историки и, в частности, Тынчтынбек Чоротегин, говорят и о том, что были также перешедшие на сторону повстанцев русские и украинские поселенцы. Но были и кыргызы-предатели, указавшие карателям пути и получавшие награды от царской администрации. Царскому правительству удалось к началу 1917 года, отправить из Туркестана на тыловые работы лишь 123 тысяч человек из запланированных 480 тысяч.
До сих пор разные исследователи, в зависимости от политической конъюнктуры, пишут предположения о причинах восстания, связанные не столько с привлечение почти половины мужского населения на тыловые работы – рыть окопы, но и более глубинные. Советский политический деятель Григорий Бройдо, преследовавшийся как участник восстания, считает, что речь должна идти о банальной зачистке: «Но основное и главное – непосредственная деятельность власти, направленная на то, чтобы вызвать, провоцировать восстание для уничтожения человеческого материала и для расчистки земли для новых колонизаций – это обстоятельство тщательно затушевывалось». В подтверждение политика царской администрации в все время с оккупации Центральной Азии во второй половине 19 века, когда к местному населению отношение было презрительным, их называли официальным термином «туземцы», а насильственная русификация происходила в том числе и с помощью русско-туземных школ.
Восстание стало нарывом колониальных отношений. Само собой, и тогда, во время восстания, и потом в советской историографии была популярна версия о том, что восстание стало причиной вмешательства Турции и Великобритании. Эта версия подтверждает старую традицию Кремля сваливать свою ответственность на других. Камол Абдуллаев, один из лучших исследователей истории Центральной Азии, считает, что «восстание 1916 года по своей сути стало массовым протестом населения региона против: 1) участия в чужой для мусульман войне; 2) колониального режима; 3) представителей царской администрации и местных сил, поддержавших мобилизацию; 4) русских поселенцев, захвативших самые плодородные земли».
На самом деле, события 1916-1917 годов были лишь частью истории взаимоотношений империи с государствами и населением Центральной Азии. С 1839 года, с первой русско-кокандской войны, до оккупации Памира в 1894 году происходил не только упорный и в большинстве случаев кровавый захват новых территорий, который по старинной русской политической традиции называли «собиранием земель русских». Советские учебники упорно молчали о том, что восстание 1916 года было не первым: еще в 1783-1797 годы на захваченной территории нынешнего Западного Казахстана произошло восстание Сырыма Датова (Датулы), в 1836-1838 годы – восстание Исатая Тайманова, 1837-1847 годы – восстание Кенесары Касымова. В 1898 году произошло Андижанское восстание, из 2000 участников мятежа было арестовано 777 человек, 19 приговорены к смертной казни, повешены 6 человек.
После восстания 1916 года наступило затишье, пока большевики не начали очередную оккупацию, еще более жестокую
После восстания 1916 года наступило непродолжительное затишье, пока большевики не начали очередную оккупацию, еще более жестокую – так называемую борьбу с басмачеством. Народно-освободительная борьба против советской власти продолжалась до конца 1930-х годов, за это время Красной армией в Афганистан выдавлено несколько сот тысяч узбеков, таджиков и кыргызов. Все советское время в горных кишлаках запрещали держать в личном хозяйстве лошадей – опасались нового восстания, а репрессивные органы – НКВД, а позднее и КГБ старались подавлять любое инакомыслие. В том числе и память о восстании 1916 года, прежде всего о реальных причинах восстания.
Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции
  • 16x9 Image

    Олег Панфилов

    Профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

Ринат Гараев О положении татарского языка в Татарстане

Из инета:
Русский язык в РТ , действительно, является государственным. Без него, например, в Казани ни шагу. Можно ли то же самое сказать о татарском – нет, поэтому многие и смотрят на него как на пятое колесо в телеге. В подобной ситуации у людей просто нет мотивации для изучения языка. С таким же успехом можно изучать язык суахили, будешь большим оригиналом и чудаком, не более.
Что сделала наша правящая элита в стратегическом плане в этой сфере? Вместо того, чтобы создать Исследовательский Институт по проблемам внедрения татарского языка в жизнь и Министерство, которое бы занималось расширением сферы применения языка, с мощным финансированием и при личном патронаже президента, а также телеканал, работающий 16 часов в сутки на татарском языке, наша элита создала при Кабмине из нескольких человек крошечный Комитет по реализации Закона о языках в РТ с куцым финансированием.
Затем в 1994-2004 годах осуществлялась Программа развития двух гос. языков. Она обошлась в 50 млн. рублей. На 2004-2013 годы принята Программа развития гос. языков и других языков в РТ. Ее бюджет – 122 млн. рублей.
Что такое 50 млн. рублей на развитие языка в течение 10 лет? Это – смехотворная, даже оскрбительно-издевательская сумма. Такую сумму сейчас получает, например, какой-нибудь иностранный легионер футбольного клуба «Рубин», только не за 10 лет , а за 1 год.
Отсюда можно сделать вывод, что элита не собирается решать языковую проблему, а просто делает видимость «работы с документами», Эти люди будут принимать программу за программой до тех пор, пока не останется в живых носителей языка, способных осуществить эти программы, на этом дело и закроют. Они – главные движители и виновники «инкираза» («исчезновения» татарской нации).
До 1993-1994 годов правящая элита через национальное движение опиралась на народ, поэтому у ней и были тогда успехи в деле национального и государственного возрождения. Затем же она, после приватизации, стала опираться на свои тугие кошельки, которые она набила благодаря суверенитету. Но вся беда в том, что гарантом сохранности этих кошельков является большой белый русский царь в Москве. Одно неосторожное движение местной элиты в сторону защиты суверенитета или внедрения татарского языка, и начнется разбор московской прокуратурой законности этих кошельков. На примере М. Ходорковского было публично показано, как будут отбираться кошельки и куда будут отправляться их владельцы.
Наша правящая элита спаяна теперь не с народом, а со своими кошельками. Народ живет сам по себе, элита – сама по себе.
Но чтобы скрыть свое истинное лицо и создать некую видимость своей нужности народу, элита, выбросив за ненужностью как выжатую тряпку идею суверенитета, одно время что-то невнятно говорила про создание татарстанской нации, идея которой так и осталась «вещью в себе». Затем, скрестив ислам с либерализмом, выдала на гора «евроислам», но народ как-то этим не воодушевился, так как все это были лишь «бумажные тигры», не более.
Сейчас вовсю раскручивается новая идеология под названием «толерантность». Что это за толерантность? Если бы в республике проводилась политика реального внедрения татарского языка как государственного, и при этом русские бы относились к этому толерантно, вот тогда можно было бы говорить о действительной толерантности. А односторонюю, рабскую толерантность, построенную на униженности своего народа, не то, что распространять по всему миру как некий бренд, как великое «ноу-хау», ее стыдиться надо.
По сути, эта «толерантность» - это всего лишь наш старый знакомец, присутствовавший в нашей прошлой советской жизни под именем «интернационализма» с русской великодержавной начинкой. Сейчас же, в эпоху суверенной «демократии» этот «интернационализм» пытаются нам всучить под вывеской «толерантности».
Я уверен, скоро начнут защищать диссертации по теме татарстанской толерантности, писать книги, создадут институты, создадут целую лженауку с громадным аппаратом, тем более, что все это будет поощряться Москвой.
Материальным же воплощением этой новой идеологии «толерантности» является памятник, поставленный в сквере возле президентского дворца. Он изображает якобы двух архитекторов-строителей Казанского Кремля: русского и татарина (судя по лицам и национальным одеждам). Это – яркий образец современного мифотворчества политтехнологов.Эта скульптурная группа является верхом цинизма властей и их кощунственного отношения к памяти предков, павших при защите Казани. Как раз вот с созданием памятника павшим предкам власти тянут волокиту уже лет двадцать (Это характеризует их моральный облик). Видимо, по их понятиям, монумент павшим предкам выглядел бы не толерантным по отношению к Москве.
Этот новый памятник двум мифическим архитекторам я расцениваю, как символ братания предателей татарского народа (типа Шахгали) с московскими завоевателями. В этом памятнике – вся наша правящая элита. Она сама себя приковала несмываемым позором к этому памятнику, и этот позор будет очень наглядным до тех пор, пока стоит это «произведение искусства». Как говорится, нет худа без добра.
А татарин все также будет приходить в магазин и говорить продавцу по-татарски: «Дайте мне 2 пачки молока», а продавец все также будет отвечать: «Говорите по-русски, я татарского не знаю». Захочешь попить молока – скажешь по-русски. Если же татарский продавец скажет русскому покупателю: «Говорите по-татарски, я русского не знаю», это будет большой скандал, продавца обвинят в неуважении языка великой страны, в нарушении прав русскоязычных покупателей, в оголтелом татарском национализме и т. д. Вот и вся толерантность и весь Закон о государственных языках в этих сценах.
А все это происходит от того, что Госсовет РТ в свое время провозгласил Закон о государственных языках как некую декларацию, но не создал сотни подзаконных актов, которые должны были конкретно регулировать применение языков в различных сферах деятельности, не создал также систему финансовых поощрений за знание двух гос. языков и систему наказаний юридических и физических лиц за нарушение Закона о государственных языках.