ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

понедельник, 31 октября 2016 г.

27 октября 1449 года был убит Мухаммед ибн Шахрух ибн Тимур Улугбек Гураган - правитель тюркской державы Тимуридов, сын Шахруха, внук Тамерлана.

27 октября 1449 года был убит Мухаммед ибн Шахрух ибн Тимур Улугбек Гураган - правитель тюркской державы Тимуридов, сын Шахруха, внук Тамерлана. 
Известен как выдающийся астроном и астролог.
Титул «Гураган» (перс. گوركانى, Gurkān) — иранизированный вариант монгольского күрүгэн или хүргэн, «зять», «ханский жених». Титул Гуркани первым принял Тамерлан породнившись с домом чингизидов. Представители династии Тимуридов традиционно вступали в брак с чингизидками и таким образом приобретали титул Гурагани.
Отцом его был младший сын Тимура Шахрух (1377—1447). Его матерью была Гаухаршад бегим, дочь представителя тюркской родоплеменной аристократии Гиясиддина Тархана. Настоящее имя Мирзо Улугбека было Мухаммад Тарагай. Так он был назван в честь отца Тимура. Но стал более известным под именем Улугбек (великий бек — в переводе с тюркского). Воспитателем Улугбека был поэт и учёный Ариф Азари.
В 1405 году Тимур умер, и после падения власти внука Тимура Халиль-Султана (1405—1409), младший сын Тимура Шахрух вступил в Самарканд. Его старший сын Улугбек в 1409 году был объявлен правителем Мавераннахра со столицей в Самарканде. В 1411 году его правление становится суверенным.
Известно о трех женах Улугбека: Ак-Султан Ханике, чингизидке и дочери Махмуд-хана, дочь Халила Султана, имя которой не известно, и Огэ бегим - дочь Мухаммад Султана, внука Тимура. Последняя родилась примерно в 1394 году, и 19 августа 1412 года в Герате рожает ему дочь - Хасибу Султан Ханзаду. Огэ-бегим умирает в 1419 году, и по легендам она могла быть похоронена в Мавзолее Гур Эмир.
По преданию, ещё в детстве Улугбек имел возможность посетить развалины знаменитой обсерватории Ат-Туси, Насир ад-Дина в Мараге. Это произвело на любознательного Улугбека сильное впечатление и определило его увлечение астрономией. В 1417—1420 годах Улугбек построил в Самарканде медресе, которое стало первым строением в архитектурном ансамбле Регистан. В это медресе Улугбек пригласил большое количество астрономов и математиков исламского мира. Другие два медресе были построены в Гиждуване и Бухаре. На портале последнего сохранилась надпись (хадис пророка Мухаммада): «Стремление к знанию есть обязанность каждого мусульманина и мусульманки». Вообще, все многочисленные надписи на медресе призывают людей к занятиям науками.
При Улугбеке Самарканд стал одним из мировых центров науки средневековья. Здесь, в Самарканде первой половины XV века, вокруг Улугбека возникла целая научная школа, объединившая видных астрономов и математиков — Гиясиддина Джамшида Каши, Казизаде Руми, ал-Кушчи. В Самарканде в то время жили историк Хафизи Абру, написавший замечательный труд по истории Средней Азии, знаменитый медик Мавлоно Нафис, поэты Сиражиддин Самарканди, Саккаки, Лутфи, Бадахши др.
Основным интересом Улугбека в науке была астрономия. В 1428 году было завершено строительство обсерватории Улугбека, главным инструментом которой был стенной квадрант с радиусом 40 метров и с рабочей частью от 20° до 80°, которому не было равных в мире. Сотрудниками Улугбека были такие выдающиеся астрономы, как Кази-заде ар-Руми, ал-Каши, ал-Кушчи. В обсерватории Улугбека к 1437 году был составлен Гурганский зидж — каталог звёздного неба, в котором были описаны 1018 звёзд. Там же была определена длина звёздного года: 365 дней, 6 часов, 10 минут, 8 секунд (с погрешностью + 58 секунд) и наклон оси Земли: 23,52 градусов (наиболее точное измерение).
Главным научным трудом Улугбека по праву считаются «Зиджи джадиди Гурагани» или «Новые Гурагановы астрономические таблицы». Автор завершил это произведение в 1444 году после тридцати лет кропотливой работы и астрономических наблюдений. Астрономический справочник вскоре был переведен на латинский язык и наряду с «Альмагестом» Клавдия Птолемея и астрономическими таблицами кастильского короля Альфонса X являлся пособием по астрономии во всех обсерваториях Европы.
Точность этих таблиц превосходила все достигнутое ранее на Востоке и в Европе. Лишь в XVII в. Тихо Браге удалось добиться сравнимой с самаркандскими наблюдениями точности, а затем и превзойти её. Неудивительно, что «Зидж Улугбека» постоянно привлекал к себе внимание астрономов, как на Востоке, так и в Европе.
Создание Самаркандской обсерватории стало возможным потому, что в лице Улугбека слились воедино важнейшие слагаемые успеха: талантливый ученый, ясно представлявший себе научную цель и пути её осуществления, и правитель могущественного государства, располагавший достаточными средствами. Важнейшим итогом Самаркандской школы считается каталог звезд. На Востоке такие каталоги назывались зиджами. Предшествовавшие звездные каталоги, по-видимому, были основаны на наблюдениях Гиппарха, приведенных к соответствующей эпохе. «Зидж Улугбека» во многом базировался на собственных наблюдениях.
Улугбек был большим меценатом науки и искусств. Кроме астрономии и географии он увлекался поэзией и историей. Автором исторического произведения «История четырёх улусов» (Тарих-и-улус-и-арба’а) был сам Улугбек.
С 1427 по 1447 год Улугбек практически не вел никаких серьёзных военных действий.
В 1428 году он провел важную денежную реформу в стране, оказавшую благоприятное воздействие на экономику государства.
У Улугбека было несколько сыновей и дочерей. Старшим сыном был Абд ал Латиф, а младшим Абдулазиз. Его дочь Робия Султан Бегим была позже выдана замуж за правителя Узбекского ханства Абу-л-хайра (1428—1468).
После смерти Шахруха в 1447 году в стране начались междоусобицы.
После поражения в Хорасанском походе в 1447 году между Улугбеком и его старшим сыном Абд ал Латифом возник конфликт, перешедший в военные действия. Эта война закончилась поражением Улугбека. Вскоре после этого Улугбек был предательски убит.
Его знаменитый ученик, самаркандский астроном ал-Кушчи, после смерти Улугбека в 1470-х годах прибыл в Стамбул где был назначен профессором медресе Айя София.
Обсерватория Улугбека постепенно разрушалась и в конце XVII века была разобрана на кирпичи.
Европейским астрономам звёздный каталог Улугбека стал известен после его публикации в 1648 году в Оксфорде — одном из старейших очагов науки и культуры Англии — где впервые была частично опубликована главная работа, выполненная в знаменитой самаркандской обсерватории Улугбека. Работу подготовил к печати и прокомментировал Джон Гривс (1602—1652), профессор астрономии Оксфордского университета. Позже фрагменты каталога издавались в Англии неоднократно.
Спустя 17 лет после первой оксфордской публикации, ученый хранитель Бодлеянской библиотеки в Оксфорде, английский востоковед и переводчик Томас Хайд (1636—1703) подготовил и напечатал на персидском и латинском языках новое издание самаркандского каталога под названием «Tabulae Long, ас Lat. Stellarum Fixarum, ex observatione Ulugh Beighi», Oxonii, 1665.
В «Каталоге звёздного неба», изданном Яном Гевелием, есть гравюра, изображающая символическое собрание величайших астрономов мира, живших в разные времена в различных странах. Они сидят за столом, расположившись по обе стороны от музы астрономии Урании. Среди них изображён и Улугбек.
Немецкий астроном и составитель карт Луны Иоганн Генрих фон Медлер в честь Улугбека назвал лунный кратер Улугбек, нанесённый на его лунную карту 1830 года.
Наиболее подробный анализ звездного каталога Улугбека, основанный на изучении 8 рукописей, хранившихся в библиотеках Великобритании, был опубликован в США в 1917 году Э.Б.Ноблом под названием «Ulugh Beg’s Catalogue of Stars. Revised from all Persian Manuscripts Existing in Great Britain».
Стараниями В. Л. Вяткина в 1908 и 1914 годах было найдено местонахождение остатков обсерватории Улугбека и произведены их первые раскопки. Исследования обсерватории были успешно продолжены М. Е. Массоном в 1941 году, А.А.Пулявиным в 1943 году и В.А.Шишкиным в 1948 году.

Академик Арбатов: Путин решил нажать на тормоза «Оттепель?

http://www.fontanka.ru/2016/10/28/140/
Академик Арбатов: Путин решил нажать на тормоза
«Оттепель?» – такой вопрос возник у многих после выступления Владимира Путина на заседании Валдайского клуба в Сочи. Могут ли слова президента действительно означать начало новой «перезагрузки» – «Фонтанке» объяснил политолог, академик РАН Алексей Арбатов.
Академик Арбатов: Путин решил нажать на тормоза

На заключительном заседании Валдайского клуба президент Путин выступал практически сольно и в течение без малого трёх часов. Он произнёс речь, наполненную горечью непонятого миролюбца: Россия добивается мира во всём мире всеми возможными средствами, но Запад всё время нарушает договорённости, отказывается «от содержательного, равноправного диалога» и вообще очень сильно мешает стремиться к миру. 
Это был лейтмотив выступления. У представителей прессы он вызвал массу вопросов. Например – как тогда расценивать слова о радиоактивном пепле, которым государственный телеканал угрожал накрыть Америку? И вдруг эти слова президент Путин назвал вредной риторикой, которую сам он не приветствует. Уже, видимо, два с половиной года как не приветствует, потому что появился «радиоактивный пепел» весной 2014 года. 
Вопрос журналиста о «плутониевом»  ультиматуме Америке Путин свёл к обсуждению собственно плутония. Словно забыл, что в его собственном указе перечислены требования к Штатам о компенсации ущерба от санкций и антисанкций и о «сужении» НАТО. Журналисты повторили вопрос, акцентировав внимание на требованиях. И тогда Путин сказал, что «указ президента Российской Федерации» с этими условиями – «это бумажка». И пресловутая «российская военная угроза», по словам президента, – не более  чем «вымышленное, мифическое» преувеличение со стороны стран НАТО, которые «выбивают военные бюджеты». А «Россия-то ни на кого нападать не собирается». 
Как следует понимать слова президента, скоро ли новая «перезагрузка» или хотя бы «оттепель» – или мир ждёт новая гонка вооружений, на эти вопросы «Фонтанке» ответил политолог, руководитель Центра международной безопасности РАН, академик Алексей Арбатов.
– Алексей Георгиевич, в октябре мы видели, что отношения России с Западом стали плохими уже до абсурда: ультиматум Америке, взаимные обвинения в бомбёжках мирных исламистов, авианосец, который дефилировал к Средиземному морю под хохот европейской прессы… И вот – такие миролюбивые слова президента. Кому и зачем это всё говорил Путин?
– Мне кажется, это реакция на ту мощную кампанию, которая развернулась на Западе против Путина лично – и против созданного им государства, его внешней политики. На Западе перемены ведь небыстро происходят. И вот за последние два с половиной года этот огромный корабль под названием Запад, наконец, весь развернулся на противостояние с Россией. Не сразу, нехотя, с возражениями многих, но постепенно повернулся. И вот сейчас кампания достигла каких-то беспрецедентных высот. Вы видели эти ужасные портреты Путина на обложках западных журналов, где он выступает как какой-то герой праздника Хэллоуин?
– Я бы сказала, что некоторые даже оскорбительные.
– Именно что оскорбительные, страшно смотреть!
– Тут, видимо, сыграли роль американские выборы, где Россия стала инструментом?
– Конечно, атмосфера избирательной кампании в США этому способствовала. Но не только. Даже если бы не было этой кампании, волна поднялась бы очень высоко. Ставка на Трампа, которую, скорее всего, всё-таки делали определённые круги в Москве, отброшена. Стало ясно, что победит Хиллари Клинтон. И что она, придя к власти, будет, возможно, вести линию на противостояние с Москвой. И упреждающим путём, чтобы ослабить этот напор, президент сделал целый ряд заявлений – абсолютно правильных. Жалко, что раньше таких заявлений не было. Особенно о том, что касается ядерного оружия.
– Да, два с половиной года спустя выяснилось, что президент не приветствует риторику Дмитрия Киселёва. Он её только перед западными журналистами не приветствует? Или, может, он только теперь и узнал о том высказывании?
– Мне трудно поверить, что информационные службы российского президента так плохо работают, что не сообщают ему о такого рода громогласных и абсолютно недопустимых высказываниях. В любом случае, очень хорошо, что президент сейчас сказал, что этого не приветствует. И очень жаль, что эта отповедь из Кремля не последовала сразу.
– Это было не единственное противоречие между тем, что мы знали до сих пор, и что услышали теперь. Оказывается, указ Путина с ультиматумом Америке – просто «бумажка».
– Это фантастика. Просто поразительно. Президентский указ – бумажка! Это руководящая установка для политики государства. У нас ведь так сложилась практика, что никакие законы по важности близко не стоят к президентским указам. Может, это сорвалось? Интересно, как дальше это будут излагать в Кремле.
– Я цитировала вам расшифровку на сайте Кремля.
– Ну, тогда… Тогда я просто в недоумении.
– Так Россия уже не требует от Штатов компенсировать ущерб от санкций и контрсанкций и «сузить» обратно НАТО, как требовала «бумажка»?
– То был кураж, демонстрация, что нам всё нипочём: вот мы сейчас выдвинем все наши претензии – и плевать, как вы на них отреагируете. Я как-то уже говорил по этому поводу: можно было и Аляску потребовать обратно с тем же успехом. А сейчас, видимо, ситуация изменилась, взят курс на сглаживание противоречий. Я не вижу здесь других серьёзных факторов, кроме необыкновенного размаха кампании на Западе. И я не могу назвать её антироссийской, потому что направлена она против конкретного круга руководителей государства, против конкретной политики. Плюс – практически предрешённый результат выборов в США. Это, видимо, заставляет нажать на тормоза и сбавить обороты.
– В какой степени сказанное президентом было адресовано не западным участникам мероприятия, а внутрь страны?
– Это зависит от того, важно ли власти общественное мнение. Важны ли рейтинги.
– Два с половиной года назад рейтинг президента взлетел до 86 процентов на Крыме и Украине. Вы считаете, что теперь власть может рассчитывать на подъём рейтинга за счёт миролюбивых заявлений?
– Миролюбивые заявления были направлены, конечно, на международную аудиторию. Хотя внутри страны это тоже транслировалось, значит, это не разделено каким-то непроницаемым брандмауэром. Но я могу привести вам примеры того, как власть демонстрировала, что её не интересует мнение общественности. В марте этого года у нас вдруг прекратилась операция в Сирии: задачи выполнены, встречи с высшими министрами, доклады. А потом эта операция как-то незаметно возобновилась, приняла ещё более широкие масштабы, как мы сейчас видим. Кто-нибудь потрудился объяснить обществу, что произошло? Какие задачи были выполнены? А может, они не были выполнены, поэтому пришлось возобновить операцию?
– А общество разве сильно интересовалось? 
– Я как раз о том и говорю, что не сильно оно и интересовалось.
– Год с небольшим назад отношения России с Западом выглядели не лучше, чем сегодня, достаточно вспомнить Брисбен, где Путина просто игнорировали. Но тогда он не говорил, что ядерный пепел – «вредная риторика». По каким признакам он видит, что теперь пора, как вы говорите, сбавить обороты?
– Он может судить и по западной прессе, которая там, как вы понимаете, не так управляема, как у нас. Раз там пресса подняла такую кампанию – это серьёзно. Пресса действует на общество, общество – на парламенты, парламенты – на правительства. У нас-то воздействие идёт в обратном направлении, а там – именно так. Но есть, безусловно, и целый ряд объективных показателей. Например – решение варшавского саммита НАТО о развёртывании четырёх батальонов в странах Балтии и в Польше. Конечно, эти четыре батальона, не больше пяти тысяч человек, – это мизер по сравнению, скажем, с нашей армией в западных районах страны. Но впервые за 25 лет возле наших границ развёрнут пусть очень маленький контингент, но он развёрнут. И не беспокоить это не может. 
– Почему Россию это должно беспокоить? Разве есть мнение, что эти батальоны НАТО на Россию нападут?
– Бюджеты начинают расти. Идёт наращивание вооружений. Американцы всерьёз обсуждают, как будут с 2020 года обновлять всю свою стратегическую ядерную триаду. Если это нам не безразлично, то надо по этому поводу беспокоиться. Необходимо через переговоры с американцами как-то ограничить масштабы этих новых вооружений, которые, конечно, будут направлены против нас. Как и наши – против них.
– Путин считает, что НАТО сильно преувеличивает «российскую военную угрозу». Может быть, он прав? 
– В России есть такая традиция – ещё с советских времён: мы ни на кого не нападаем, но если война, будем решительно, малой кровью, на чужой земле – и так далее. Запад такую позицию не понимает. Потому что судит не по словам, а по поступкам. 
– И какие поступки заставляют Запад сомневаться в российском миролюбии?
– Россия в европейской части своей территории создаёт три армии в Западном военном округе, одну армию – в Южном, наступательные виды вооружений, «Искандеры» в Калининграде – и прочее. На этом фоне все заявления о том, что никто не собирается нападать, никто на веру не принимает. Запад видит и наши масштабные учения – по 150 тысяч человек, внезапно, без предупреждения.
– А сам Запад вроде как большой пацифист? 
– Они, конечно, тоже не сидят сложа руки. Но хотя НАТО в целом превосходит Россию и по численности вооружённых сил, и по паркам военной техники, но вооружённые силы, расположенные рядом с Россией, конечно, гораздо слабее. Во всех армиях стран Балтии, например, есть три танка. Три! У нас, по неофициальным данным, только в Западном военном округе – 700 танков, полторы тысячи единиц другой бронетехники и так далее, не буду перечислять. И они боятся.
 Так объяснили же им: нападать никто не собирается. Всё исключительно для обороны.
– Вот это как раз серьёзная проблема, над которой Москве надо подумать: нашим словам не верят. Во-об-ще. Не верят. В начале марта 2014 года шли разговоры на очень высоком уровне: мы не собираемся присоединять Крым. Через несколько недель – Крым наш. Потом говорили, что Россия не участвует в вооружённом конфликте в Донбассе. Выясняется, что там – наши добровольцы. Из кадрового состава вооружённых сил и со штатными вооружением и военной техникой. Да, российская армия туда не вошла, но добровольцы – это не шуточки. Во время корейской войны в 1950 году 500 тысяч китайских добровольцев перешли границу и нанесли поражение американской армии.
– Как тогда Запад должен воспринимать слова Путина в Сочи?
– Думаю, что воспринимает благожелательно. Но слов недостаточно, чтобы изменить мнение, сложившееся за два с половиной года. Для того чтобы словам поверили, надо подкрепить их делами. Например – сказать: вы беспокоитесь по поводу наших вооружённых сил, мы ни на кого не собираемся нападать, так давайте возобновим переговоры о сокращении вооружений в Европе.
– Так ведь говорил президент об этом! Несколько раз сказал: мы с Западом договаривались, а он первым нарушал, из договоров выходил, условий не соблюдал, в общем – обманывал.
– У американцев в этой сфере действительно нет безупречного «послужного списка». И я тоже мог бы привести длинный перечень того, что они наломали. Они не нарушали договорённостей в прямом смысле, но они выходили из договоров, не ратифицировали некоторые важные договоры – всё было. США тут не могут строить из себя оскорблённую невинность. Другое дело, что, сказав это, подтвердив нашу приверженность договорённостям, хорошо было бы дать указание МИДу о подготовке комплекса серьёзных предложений по взаимным договорённостям. Только не таким, как с плутонием: распустите НАТО и заплатите за санкции, тогда мы вернёмся. Нет: конкретных предложений, которые проверяются, которые приемлемы для обеих сторон.
– Может быть, такие указания и будут. Но если говорить не о словах, а о практике: стране нужны такие соглашения?
– В том, что это нужно стране, я не сомневаюсь. У нас экономический кризис. Наш военный бюджет в 10 раз меньше, чем у США. И в 15 раз меньше, чем у стран НАТО, вместе взятых. Мы хотим втянуться в новую гонку вооружений? Это не абстрактный вопрос, потому что мы в неё уже втягиваемся. И это надо остановить, пока не поздно. Поэтому я считаю, что это нужно обязательно. И по ядерному оружию, и по обычному вооружению.
– О своих приоритетах Путин сказал так: самое главное – прохождение бюджета, рост экономики, решение социальных задач и так далее. Как на практике он демонстрирует, что это действительно для него важно?
– А как может быть президенту не важна социально-экономическая ситуация в стране?
– Хотелось бы как-то почувствовать, что она ему важна.
– Думаю, что ему это важно. Другое дело, что экономика у нас проседает, в лучшем случае – впереди стагнация на долгие годы, а скорее – падение. Как это может не быть важно? Но «наверху» у нас не знают, как с этим бороться, как повернуть эту тенденцию вспять. Есть много специалистов, которые могут выступить с предложениями, и кое-какие центры уже привлекли к этому, они работают. 
– Раз президент сказал, что воевать ни с кем не собирается, сократили бы военный бюджет. Но его если и сокращают, то меньше всего. Как тут поверишь, что важнее решение социальных задач?  
– В числе прочего, будет и экономия за счёт избыточных затрат на военные нужды. А там есть явно избыточные затраты. Я не представляю, что экономика может быть не важна для руководителя государства. Другое дело, что я могу быть не согласен с методами, которыми решаются эти вопросы.
– Как связаны экономическая ситуация и отношения с НАТО?
– Если мы будем втянуты в эту огромную гонку вооружений со странами, которые превосходят нас и, как сказал Путин, по численности населения, и по валовому внутреннему продукту – в 20 раз, и по передовым технологиям, у нас экономическая ситуация будет ухудшаться и ухудшаться.
– Объясните, пожалуйста, этот механизм втягивания в гонку вооружения: как можно к этому страну принудить? Разве обязательно включаться в гонку, которую, как сказал президент, не Россия затеяла?
– На этот вопрос вам дали бы очень простой ответ представители Министерства обороны: нам нужно наращивать объём вооружения в ответ на действия другой страны, чтобы не допустить войны. Для сдерживания.
– Нет, такое объяснение я знаю, но для страны с падающей экономикой, которая ни на кого не собирается нападать, оно мне кажется неубедительным.
– Нападать действительно никто ни на кого не собирается: ни Россия на НАТО, ни НАТО на Россию. Но существующий военный баланс считается важным. Потому что каждая страна хочет быть уверенной, что на неё не нападут не только потому, что сказаны такие слова. Так получается гонка вооружений. Рецепт против этого выдуман давным-давно: переговоры и соглашения, при которых государства могут сокращать свои вооружённые силы и вооружения, не ставя под угрозу свою безопасность. И экономить на военных расходах. У нас же сейчас под угрозой оказался весь режим контроля над вооружениями, ещё пара лет – и от соглашений ничего не останется. Гонка тогда действительно будет безумная.
– Почему так получилось?
– Потому что уже 6 лет не ведутся переговоры по ограничению стратегических вооружений. Они велись беспрерывно в течение 45 лет. Даже в годы холодной войны. Как только заключали один договор – начиналось обсуждение следующего. Теперь уже 6 лет, после заключения нового договора по СНВ в 2010 году, никаких переговоров не ведётся. Мы говорим, что США создают противоракетную оборону, они говорят – это, мол, не против вас, предлагают сокращать вооружение – мы не хотим. И ещё у нас есть свои рассуждения: ядерное оружие – это единственный атрибут России как сверхдержавы. Это единственная область, где мы равны с США. И что ж, мы сейчас всё это дело скрутим – и с чем останемся? Это не говорится на высоком уровне, но в наших военных и политических кругах тема муссируется.
– Какую роль в этой гонке, которая может начаться или уже начинается, сыграли события на Украине?
– Это привело отношения к состоянию очень высокой напряжённости. Я не хочу здесь использовать понятие «холодная война», потому что все определения очень условны. Хотя по каким-то направлениям наши отношения с США сейчас даже хуже, чем холодная война. Наращивание военной активности положило начало новому военному противостоянию, прежде всего, в Европе, а глобально – между Россией и США. После украинских событий даже Швеция и Финляндия всерьёз начали обсуждать вступление в НАТО, потому что испугались всерьёз. Эти страны находятся на передовой линии и стали чувствовать себя очень уязвимыми. И если раньше страх перед войной отталкивал их от НАТО, они сами боялись расширения альянса, то теперь напряжённость перешла некий рубеж, после которого они стали говорить: мы не знаем, как поведёт себя Россия, и хотим защиты. Такие настроения там усиливаются. На мой взгляд, это должно нас беспокоить, надо остановить этот процесс любыми политическими средствами: переговорами, мерами доверия и так далее.
– Каков шанс на то, что после валдайских заявлений Путина начнутся хотя бы те самые переговоры, которые смогут предотвратить гонку вооружений, а западных партнёров убедить, что Россия неопасна?
– Очень надеюсь, что наконец-то это начнётся.
– То есть вы верите, что это были не просто слова, что всё это символизирует какое-то «потепление»?
– В политике неуместно такое понятие – вера. Я надеюсь, что это произойдёт.
Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру» 
Что думают по поводу "оттепели по-путински" другие известные российские эксперты, в том числе Глеб Павловский, Дмитрий Травин, Сергей Марков и Екатерина Шульман, можно узнать из эфира интернет-канала [Фонтанка.Офис], посмотреть и послушать который можно здесь

ОСТАНОВИТЬ СНОС ЦЕНТРАЛЬНОЙ СОБОРНОЙ МЕЧЕТИ Екатеринбурга

https://www.change.org/p/%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81-%D1%86%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%BC%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%82%D0%B8

ОСТАНОВИТЬ СНОС ЦЕНТРАЛЬНОЙ СОБОРНОЙ МЕЧЕТИ

Считаю своим гражданским долгом сообщить о факте притиснения мусульман города Екатеринбурга, а именно центральной соборной мечети. Власти Свердловской области препятствуют дальнейшему строительству мечети, вытесняют с земли , выделеной еще губернатором Росселем, а на месте мечети хотят построить торгово-развлекательный комплекс. В 2006 году бывший губернатор Свердловской области Эдуард Россель, проявив политическую мудрость и прозорливость, выступил с иннициативой создания《 Площади мира и согласия трех мировых религий-христианства, иудаизма и ислама》 в городе Екатеринбурге. В соответствии с Распоряжением губернатора Э.Э.Росселя от15 июля 2006 г. 295-РГ 《 О придании статуса губернаторской программы строительству Соборной мечети》в ноябре 2007 года по инициативе губернатора Э.Росселя и личном его участии в присутствии Главы Екатеринбурга Аркадия Чернецкого, руководителей духовных управлений Свердловской области, мусульманской общественности состояласть торжественная церимония закладки первого камня будущей Соборной мечети. Вскоре началось возведение свайного основания в соответствии с подписаным Администрацией г. Екатеринбурга《Разрешением на строительство Соборной мечети RU 66 302 0000-281》Грянувший кризис 2008 года мировой кризис, а также смена губернатора прервали этот процесс. Очередной губернатор Александр Мишарин ясно выразил свою принципиальную поддержку строительства Соборной мечети. К сожалению нынешнее руководство Свердловской области уклоняется от предложений по завершению строительства Соборной мечети, фактически аннулируя решение о создании《Площади согласия трех религий》, в ситуации , когда Христианский Собор и Синагога, обозначеные в рамках проекта, уже давно построены и действуют. На месте Соборной мечети предлагается создать 《Культурно развлекательный центр》 Мусульманской общине для возведения исламского культового объекта областного значения начали предлагать земельные участки на отдаленных окраинах города. В центральной части города, где было начато строительство Соборной мечети, сформировалась активная исламская община《Нур-Усман》Освоено 26 млн. рублей, в т.ч. строительно монтажные работы, проведены все неоходимые согласования. На участке , прилегающем к будущей Соборной мечети, силами прихожан возведена временная мечеть, где для совершения пятничного богослужения регулярно собираются до 700 верующих. В летнее время и праздники до 2500 мусульман. Фактически сейчас нет никаких препядствий для дальнейшего строительства Соборной мечети и реализации проекта《Площади мира и согласия трех мировых религий》, кроме политической воли руководства. СПАСИТЕ ЦЕНТРАЛЬНУЮ СОБОРНУЮ МЕЧЕТЬ г. ЕКАТЕРИНБУРГ
Эта петиция будет доставлена:
  • Владимир Владимирович Путин
  • Кадыров Рамзан Ахматович
  • Таджуддин Талгат Савич

РУСЛАН КУРБАНОВ: «СОЗИДАТЕЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ИСЛАМА СЕГОДНЯ ПОДАВЛЯЕТСЯ»


http://e-minbar.com/interview/ruslan-kurbanov-sozidatelnyj-potentsial-islama-segodnya-podavlyaetsya

РУСЛАН КУРБАНОВ: «СОЗИДАТЕЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ИСЛАМА СЕГОДНЯ ПОДАВЛЯЕТСЯ»



За последние годы удельный вес мусульман в общественно-политической жизни европейских государств заметно вырос, что вызывает неоднозначную реакцию как на Западе, так и в исламском мире. В то время как европейские националисты не скрывают озабоченности тем, что выходцы из мусульманских стран недостаточно интегрированы в западные общества, внутри исламского мира недовольны «либеральностью» их единоверцев на Западе. За разъяснениями того, что же такое «европейский ислам» и в чём особенности этого феномена, ЭМ обратился к старшему научному сотруднику Института востоковедения РАН, научному сотруднику Университета Брюсселя, кандидату политических наук Руслану Курбанову.
— Начнём с того, что в Европе опыт сосуществования с мусульманскими общинами насчитывает лишь несколько десятилетий. На территории России мусульмане живут в составе немусульманского государства уже более четырех с половиной веков, а вот массовая миграция мусульман в Западную Европу началась лишь после Второй мировой войны. Однако европейцы удивительным образом быстро научились использовать креативный потенциал ислама в интересах общества, чего не скажешь о России и других государствах на постсоветском пространстве. Здесь потенциал мусульманской общины не только не используется в полной мере, но и местами подавляется. В государственных структурах, взаимодействующих с исламом, действует установка заморозить его на дореволюционном уровне в рамках духовных управлений. Всё, что выходит за привычные рамки, установленные ещё во времена Екатерины II, объявляется нетрадиционным и пресекается.
Во многих европейских странах, наоборот, государство поддерживало наиболее эффективные формы интеграции мусульман в немусульманское общество. А ведь это было даже не христианское, а постиндустриальное общество. Трудно было даже представить себе мусульманскую общину в вышедшем за рамки всяких традиций постиндустриальном обществе, но оригинальные решения были найдены, и в этом была заслуга самих мусульман. Благодаря этому сегодня в Великобритании женщинам-полицейским позволяют носить хиджаб, и в той же Великобритании и в канадском штате Онтарио учреждают арбитражные органы (или, как их часто называют) шариатские суды узкой юрисдикции, не пересекающиеся с общегосударственными сферами юрисдикции, такими как сбор налогов или применение насилия. Мы видим готовность не просто к экспериментам и поискам наиболее эффективных моделей сосуществования с мусульманской общиной, а к двусторонней интеграции. Ведь интеграция — это не улица с односторонним движением. Речь не идет только о том, что мусульмане должны приспособиться к жизни на Западе. Западные общества постепенно идут навстречу мусульманам.
— Как вы считаете, такое взаимодействие — это в больше мере заслуга властей или самих мусульман?
— Дело в том, что наряду с рабочими мигрантами из мусульманских стран, которые осели в национально окрашенных мечетях, в Европу переселился огромный пласт интеллектуалов, выдавленных из собственных стран. К примеру, тунисский мыслитель и политический деятель Рашид аль-Ганнуши, лидер Движения возрождения, был вынужден уехать и прожил в Британии больше двадцати лет. Там он занимался интеллектуальной деятельностью, исследовал религиозно-правовые вопросы, касающиеся практической стороны жизни мусульман на Западе. Демократическое общество оказалось благодатной почвой не только для реализации мусульманами своего потенциала, но и для развития теории мусульманского права. Естественно, понадобились десятилетия для того, чтобы обменяться мнениями со своими единомышленниками и найти способы практического применения теоретических наработок. С этой целью появились такие структуры, как Европейский совет по фетвам и исследованиям, Северо-американский совет по фикху, Международный союз мусульманских учёных. Были организованы десятки научно-практических конференций как внутри мусульманских общин, так и совместных с государственными структурами и ведущими университетами. В результате родилась концепция фикха мусульманских меньшинств применительно к нуждам верующих в немусульманских странах. Появились оригинальные истолкования таких совершенно необходимых на сегодняшний день понятий, как гражданство, конституция, общественный договор. Традиционный фикх регулирует нормы поведения верующих в условиях существования мусульманского государства или как минимум мусульманского большинства. Но время ставит перед нами новые задачи, на которые мы не можем закрывать глаза.
— У меня, как и у многих выросших в мусульманской среде и мыслящих устоявшимися категориями, почти бессознательно возникает вопрос: нужно ли вообще искать какие-либо ответы за рамками, обозначенными традицией? Не навредит ли это в конечном итоге?
— Мы родились, выросли и состоялись в качестве соблюдающих мусульман в обществах мусульманского большинства, где жизнь верующих, и личная, и общественная, и религиозная, катится по накатанным столетиями рельсам в строго заданном направлении. В соответствии с мазхабами или обычаями наших предков. Над большинством жизненных вопросов мы просто не задумываемся, они даже не встают перед нами. Между тем все общины посланников Всевышнего начинали со статуса меньшинства. Никто из них не начинал проповедовать в ситуации, когда верующие обладали влиянием и властью.
Когда я оказался в Европе и даже когда я выехал из Дагестана в Москву, я начал лучше осознавать, в каком положении находилось первое поколение мусульман. Не то чтобы я ощущал враждебность или неприязнь, но это было непонимание. Общество, не знакомое с обычаями и традициями мусульман, готово отторгнуть их. В такой ситуации и чувства, и вера, и обращения к Господу становятся более обострёнными. Это естественно для человека, который, выйдя из зоны комфорта, вынужден выживать. Его ум становится более гибким, он начинает искать ответы на вопросы, которыми прежде никогда не задавался. Яркий тому пример — европейские общины мусульман.
Перед ними встали вопросы, на которые улемы давным-давно ответили в рамках традиционного фикха. Например: можно ли женщине, принявшей ислам, сохранить брак с немусульманином? Если закрыть глаза на мелкие детали, то в целом традиционные мазхабы отвечают на этот вопрос категорично: женщина, принявшая ислам, должна уйти от мужа, если он не мусульманин. Но когда в Европе имамы-традиционалисты говорили женщинам, желавшим принять ислам, что после произнесения шахады они должны развестись, это останавливало многих из них. Они опасались развалить домашний очаг, в котором они были счастливы, опасались потерять своих детей. Для женщины это значит очень много. В таких условиях любое решение было непростым и ответственным. Поэтому лидер Всемирного союза мусульманских ученых шейх Юсуф аль-Кардави не ограничился рассмотрением данного вопроса с позиции четырёх мазхабов. Он изучил мнения более десятка сподвижников и вымерших мазхабов, которые в свое время были распространены в Ираке, Египте, Сирии, и рассмотрел ситуацию, когда женщины-мусульманки по разным причинам оставались со своими неверующими мужьями в Мекке до освобождения города. В итоге была издана фетва о том, при каких условиях мусульманка может сохранить брак с человеком, не пожелавшим принять ислам.
Другой пример — это сложившееся в Средние века разделение мира на дар-уль-ислам и дар-уль-харб. Богословы обсуждали эти вопросы, когда мусульманские государства граничили с враждебно настроенными государствами христиан и язычников. Но можем ли мы сегодня с полной уверенностью сказать, что все земли, которые в прошлом считались дар-уль-ислам, по-прежнему сохраняют за собой этот статус? Разве мало мусульманских регионов, где верующие не имеют возможности свободно и безопасно исповедовать свою религию? И можем ли мы говорить, что положения о дар-уль-харб распространяются на такие страны, как Канада и Великобритания, где мусульмане имеют больше религиозных свобод, чем даже в некоторых мусульманских странах? Выдающиеся имамы и в прошлые века поднимали этот вопрос. И в наши дни, когда нет халифата и когда государства на Востоке и на Западе не проявляют открытой враждебности по отношению к исламу, учёные предложили альтернативную концепцию дар-уль-шахада или дар-уль-дават, построенную на том, что в современном демократическом государстве мусульмане имеют право свободно исповедовать свою религию и призывать к исламу. Иными словами, мировоззрение мусульман сегодня претерпевает изменения, задающие новый вектор развитию исламской мысли. Эти вопросы никогда бы не встали перед интеллектуалами, не выйди они за пределы традиционной мусульманской среды.
— Насколько опыт мусульман в Европе или Северной Америке, на ваш взгляд, полезен мусульманам в России, Азербайджане или Казахстане?
— На постсоветском пространстве подавляющее большинство мусульман проживают в ареалах традиционного распространения ислама. На Северном Кавказе, в Азербайджане, Крыму, Поволжье и Средней Азии они ощущают неразрывную связь с родной землей. Даже в крупных городах Центральной России или Сибири, где мусульмане находятся в положении меньшинств, они не чувствуют себя так, как мигранты в Европе. Если там мусульмане пришлые, то в Москве, Петербурге и Новосибирске они чувствуют себя полноценными гражданами, которые защищали и строили эту страну и имеют право на волеизъявление и управление. Может быть, не все в полной мере осознают это, но даже на периферии сознания понимание этого присутствует. Поэтому, на мой взгляд, концепция мусульманских меньшинств применительно к нашим странам нуждается в адаптации. Заниматься этим должны наши интеллектуалы, хорошо знакомые с нашими реалиями, и им следует переосмыслить взгляды как западных, так и традиционных мусульманских учёных.
— А если подойти к этому вопросу иначе: опыт какой мусульманской страны в плане взаимодействия религиозных общин с государственными институтами и участия в развитии гражданского общества заслуживает внимания?
— Каждая страна, безусловно, имеет свою специфику, но я бы отметил интересный опыт как минимум трёх стран. Прежде всего, это Малайзия, которая смогла заложить под своё будущее развитие прочный фундамент национального примирения в ситуации существовавшего прежде глубочайшего религиозно-этнического раскола. В стране, где ни мусульмане, ни китайцы, ни индийцы не составляют подавляющего большинства, был найден этно-конфессиональный консенсус, на базе которого и состоялось малайзийское «экономическое чудо». Примечательно, что к разработке экономических и социальных концепций были привлечены мусульманские теологи, и в итоге это сработало на благо государства. Достаточно упомянуть концепцию «цивилизационного ислама», в основе которой лежит обеспечении таких базовых принципов, как общественная безопасность, социальная справедливость, свобода вероисповедания, частная собственность, традиционная семья. Как протестантская этика в свое время способствовала построению капиталистического общества в Европе, так и цивилизационный подход к исламу способствовал цементированию и развитию малайзийского общества.
Другой пример — современная Турция, которая хотя и воспринимается как мононациональное государство, но состоялась как плавильный котел из разных этнических групп, которые сегодня впрессованы в культурную матрицу турецкого общества. И даже отношение к исламу в Турции сложилось как компромисс между различными общинами, группами и подходами. Мы знаем, что официальная религиозная политика проводится в жизнь Министерством по делам религии, но в стране нет религиозного диктата, и никто не навязывает гражданам, как нужно верить и как одеваться.
Наконец, примечателен пример Туниса, где политическим и религиозным лидерам хватило мудрости не допустить эскалации насилия в ситуации, когда страна балансировала на грани гражданской войны. Безусловно, заслуживает внимания и роль Партии возрождения и её лидера Рашида аль-Ганнуши, и роль Квартета национального диалога, который был удостоен Нобелевской премии мира. Интеллигенция, представляющая самые разные слои общества, сумела прийти к консенсусу и вывести Тунис из тупика, и это то, чего нам сегодня не хватает на Северном Кавказе и в некоторых других регионах. В такого рода конструктивном взаимодействии, способном дать новый импульс развитию страны, нуждаются все мусульманские регионы на постсоветском пространстве.
Беседовал Эльмир Кулиев

DWN: Евродепутаты нашли «эквивалент» новых санкций против России Оригинал новости ИноТВ: https://russian.rt.com/inotv/2016-10-27/DWN-Evrodeputati-nashli-ekvivalent-novih

https://russian.rt.com/inotv/2016-10-27/DWN-Evrodeputati-nashli-ekvivalent-novih

DWN: Евродепутаты нашли «эквивалент» новых санкций против России

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-27/DWN-Evrodeputati-nashli-ekvivalent-novih

В своей новой резолюции депутаты Европарламента утверждают, что российско-немецкий проект «Северный поток – 2» противоречит европейским интересам и ставит под угрозу энергетическую безопасность ЕС. По мнению Deutsche Wirtschafts Nachrichten, планы европарламентариев остановить строительство газопровода стоит рассматривать как «эквивалент» дополнительных санкций против России.
DWN: Евродепутаты нашли «эквивалент» новых санкций против России
Европейский парламент принял резолюцию, в которой депутаты ясно дали понять, что они против строительства российско-немецкого трубопровода «Северный поток – 2», сообщает Deutsche Wirtschafts Nachrichten.
По мнению европарламентариев, проект газопровода противоречит европейским интересам: «Удвоение пропускной способности трубопровода “Северный поток” может негативно сказаться на энергетической безопасности, диверсификации источников снабжения и солидарности между странами – членами ЕС».
Требование остановить строительство «Северного потока – 2» стоит рассматривать как «эквивалент дополнительных санкций против России», считает немецкое издание.
Как отмечает Deutsche Wirtschafts Nachrichten, противники нового газопровода убеждены, что Россия финансирует свои «операции» в Сирии и на Украине за счет доходов от продажи нефти и газа. По их словам, Москву удастся остановить лишь в том случае, если она понесет убытки в энергетическом секторе.
Фото: Reuters

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-27/DWN-Evrodeputati-nashli-ekvivalent-novih

SRF: «Звонкая пощечина» от ООН ознаменовала дипломатический провал России Оригинал новости ИноТВ: https://russian.rt.com/inotv/2016-10-29/SRF-Zvonkaya-poshhechina-ot-OON

https://russian.rt.com/inotv/2016-10-29/SRF-Zvonkaya-poshhechina-ot-OON

SRF: «Звонкая пощечина» от ООН ознаменовала дипломатический провал России

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-29/SRF-Zvonkaya-poshhechina-ot-OON


Россия потерпела в ООН дипломатический провал, сообщает корреспондент швейцарского телеканала SRF. Неожиданный отказ в членстве Совета по правам человека стал «звонкой пощечиной» Москве, мечтающей играть ключевую роль на международной арене. Однако кроме того это сигнал Кремлю, который может быть связан только с политикой России по Сирии.
SRF: «Звонкая пощечина» от ООН ознаменовала дипломатический провал России
Россия не переизбрана в Совет по правам человека – это не только «дипломатический провал», но и «звонкая пощечина» Москве, пишет корреспондент швейцарского телеканала SRF Фреди Гштайгер.
Это первый случай, когда одна из стран, обладающих правом вето в ООН, не проходит избрания или переизбрания в важнейший институт ООН по правам человека, подчеркивает автор: «Как правило, большинство стран не хотят портить отношения с пятью наиболее влиятельными странами в ООН». По мнению корреспондента, для России это должно быть тем более болезненно, потому что другие страны с запятнанной репутацией в сфере соблюдения прав человека были избраны без проблем – например, Китай, Куба, Ирак и Египет.
«И это не просто дело принципа, – уверяет швейцарский журналист. – Скорее, 193 страны-члена ООН целенаправленно хотели отправить Кремлю ясный сигнал. Этот сигнал может быть связан только с российской политикой по Сирии». По версии автора, такое решение вызвано тем, что Россия в течение пяти лет парализует Совет безопасности ООН своим вето и препятствует тому, чтобы «кукловоды режима Асада» предстали перед Международным судом в Гааге.
Разумеется, это также связано с российскими авиаударами по Алеппо, которые многие высокопоставленные представители ООН, включая генерального секретаря Пан Ги Муна, все более неприкрыто называют военными преступлениями, продолжает автор статьи.
Другой вопрос, будет ли это послание услышано в Москве, отмечает SRF. Как сообщается на сайте телеканала, постпред России при ООН Виталий Чуркин попытался – «впрочем, не особенно убедительно» – преуменьшить значение этого поражения Москвы. Согласно его объяснению, в восточноевропейской группе были выбраны Венгрия и Хорватия, а не Россия, исключительно потому, что они как небольшие страны менее представлены в мировой политике.
В действительности такое обращение с Россией, вероятно, раздосадовало ее значительно сильнее, чем признал Чуркин, полагает журналист. По его убеждению, Кремль хочет снова играть ключевую роль в мировой политике, и в эти планы плохо вписывается тот факт, что Россия уже на протяжении трех лет не входит в G7, а теперь не попала еще и в Совет ООН по правам человека.
Кроме того, едва ли кто-то мог всерьез предполагать, что кандидатура России на переизбрание в этот институт не найдет поддержки, подчеркивает издание. Несмотря на то, что порядка восьмидесяти правозащитных организаций выступали против переизбрания России («так же, как и против Саудовской Аравии и других несправедливых режимов»), успех этого призыва оказался крайне неожиданным, отмечает корреспондент SRF.
Фото: Reuters


Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-29/SRF-Zvonkaya-poshhechina-ot-OON

Мадлен Олбрайт. Россия вмешивается в демократический процесс США, хотя в самой России демократии нет. Интервью

https://russian.rt.com/inotv/2016-10-25/Olbrajt-U-russkih-net-svoej

Американской общественности следует обратить внимание не на содержание писем, связанных с Хиллари Клинтон, а на сам факт их публикации. Он свидетельствует о том, что Россия вмешивается в демократический процесс США, хотя в самой России демократии нет. А кандидат в президенты США Дональд Трамп подыгрывает Москве, исполняя роль «полезного идиота». Такое мнение в интервью MSNBC высказала бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт.
МАДЛЕН ОЛБРАЙТ, бывший госсекретарь США: Андреа, я не думаю, что мы можем проигнорировать сказанное вами в самом начале, а именно то, что эти утечки информации контролирует Россия. 17 членов разведсообщества подтверждают тот факт, что эта информация поступает из России.
 
На самом деле, Россия делает то, что раньше никогда не делалось, – вмешивается в наш избирательный процесс. Как вы знаете, я немалую часть своей жизни провела, следя за тем, что происходит в Советском Союзе и России. [То, что происходит сейчас], просто поразительно, и это является вмешательством в наши демократические дела.
 
А произошло вот что. В СССР раньше использовали прекрасный термин – «полезный идиот». Я думаю, Трамп подпадает под это определение людей, которыми манипулируют, в том числе русские, а они, в свою очередь, пытаются вмешаться в наши демократические процессы, поскольку у них самих демократии нет.
 
Одно из этих опубликованных писем – украденных писем – относится к марту 2015 года, когда Хиллари Клинтон впервые столкнулась с проблемой объяснения ситуации со своим частным сервером. Это происходило в Совете Безопасности ООН, и люди задавали ей вопросы по этой теме. Все мы – те, которые были там в тот момент, а позднее и комментаторы – сказали, что она себя показала просто ужасно.
 
После этого одна из сторонниц Хиллари Клинтон написала Джону Подесте*: «Я не знаю, как эта история будет развиваться. И это хорошо». На что Подеста ответил: «Они будут обсуждать тему сервера, но это вернет нас к вопросу о Бенгази, что для нас хорошо». В тот момент – за месяц до того, как она заявила о своем участии в выборах, – было большое облегчение, что она замяла это дело. А на самом деле тема частного сервера и электронных писем следуют за ней по пятам вплоть до дня выборов.
 
МАДЛЕН ОЛБРАЙТ: Прежде всего она извинилась и заявила, что совершила ошибку. Но, я думаю, необходимо принять во внимание то, откуда идет эта утечка информации и как она используется. Учитывая вмешательство иностранного государства в нашу систему и тот факт, что Трамп, можно сказать, призвал Россию вмешаться, я как человек, заинтересованный в нашей политике национальной безопасности, абсолютно уверена, что мы должны сконцентрировать внимание на том, что тут происходит.
 
Это проблема национальной безопасности – в том плане, что Россия, на самом деле, принимает участие в нашем демократическом процессе, которым мы так дорожим. А Трамп то ли является частью российского плана, то ли просто попадается в расставленные ловушки, говоря о манипуляции избирательным процессом и делая различные заявления о подавлении избирателей.
 
Я никогда не видела такого взаимопонимания между российским руководством и кандидатом в президенты США. И я полагаю, именно об этом нам следует подумать: а что тут происходит? В ходе брифингов, касающихся разведанных, Трампу сообщили о том, чем занимается Россия. И он подыгрывает ей, вместо того чтобы беспокоиться об американской демократической системе.
 
Дата выхода в эфир 24 октября 2016 года.
 
* Глава избирательного штаба Хиллари Клинтон (прим. RT).
источник
США Северная Америка

Оригинал новости ИноТВ: 
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-25/Olbrajt-U-russkih-net-svoej


Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2016-10-25/Olbrajt-U-russkih-net-svoej

О намазе Назарбаева: «Попытка отыграть антиисламский нарратив в Казахстане»

http://ansar.ru/analytics/o-namaze-nazarbaeva-popytka-otygrat-antiislamskij-narrativ-v-kazahstane

О намазе Назарбаева: «Попытка отыграть антиисламский нарратив в Казахстане»

В Казахстане складывается довольно противоречивая картина отношения светских властей к религии, в частности, к исламу. Летние теракты в Актюбинске (Актобе) и Алма-Ате были привязаны к деятельности приверженцев нетрадиционных религиозных течений. Власти взяли курс на усиление контроля в религиозной сфере, вплоть до отслеживания хода хаджа (паломничества) казахстанских мусульман.
В СМИ прошли публикации, посвященные рискам, связанным с появлением в Казахстане «новых мусульман» — так называемых салафитов.
Однако 25 октября президент Казахстана Нурсултан Назарбаев совершил намаз (молитву) в мечети пророка Мухаммада в Медине. Ранее МИД Казахстана выступил с заявлением в защиту ислама.
При этом 24 октября Духовное управление мусульман Казахстана (ДУМК) выступило с заявлением в поддержку запрета хиджаба в школах страны. А в начале октября аким (губернатор) Восточно-Казахстанской области Даниал Ахметов напомнил подчиненным, что Казахстан — светское государство, в котором работники в рабочее время не должны отвлекаться на посещение мечетей.
Корреспондент ИА REGNUM попросил прокомментировать эту противоречивую картину социолога Серика Бейсембаева, автора исследования «Религиозный экстремизм в Казахстане: между криминалом и джихадом».
ИА REGNUM: Серик, что вы думаете о молитве президента и в целом о сигналах со стороны власти мусульманскому сообществу в стране?
Последние сообщения в медиа о том, что президент совершил намаз в мечети в Саудовской Аравии, либо предложил не связывать терроризм с исламом выглядят как попытка отыграть назад усилившийся сейчас в Казахстане антиисламский нарратив. Однако нужно понимать, что отстраивать имидж с помощью медиа инструментов — это одно, а политическая практика — это совершенно другое. Например, в случае запрета ношения хиджабов в школах власти уже дали четкий сигнал, что не намерены мириться с «другой» религиозностью, не соответствующей канонам так называемого «традиционного» ислама. Конечно, еще неизвестно, как это решение будет реализовано непосредственно на местах. Если мы увидим, что с помощью школьной администрации будет включен репрессивный аппарат и все школьницы в хиджабах будут не допущены в школу, то никакими медиа инструментами не восстановить образ государства с высоким уровнем религиозной толерантности.
Та часть общества, которая дискриминируется этим положением, конечно же, будет возмущена и, возможно, проявит сопротивление. Однако при этом значительное большинство граждан скорее поддержат такое решение. Тем самым, еще более очевидным станет разрыв между светским большинством и активно верующим меньшинством. К чему это может привести? Думаю, ни к чему хорошему. Однако больше беспокойства вызывает в этом случае роль государства, которое, пользуясь правом на законное насилие, забывает про свою консолидирующую функцию.
Что ему следовало бы делать в рамках консолидириующей функции с учетом контекста и соображений террористической безопасности?
Происходит подмена понятий — вместо борьбы с экстремизмом и терроризмом идет борьба с «другой» религиозностью. Государству нужно более точно определиться с источниками экстремизма и терроризма, а не искать причину только в нетрадиционной религиозности.
Что вы имеете в виду под другой религиозностью?
Салафизм в данном случае.
И как государству с ним быть?
Здесь есть очень тонкий момент: экстремисты — чаще всего салафиты, но не все салафиты — экстремисты. Конечно, проще всех запретить, посадить и выгнать, как в Узбекистане. Но где гарантия, что мы в итоге не получим еще больше экстремизма? Я считаю, что с религиозностью не нужно бороться, тем более применяя карательные инструменты. Есть другие способы противостоять салафизму как идеологии — через медиа, образование и культуру нужно заниматься просвещением общества. Повышать уровень критического мышления и толерантности.
О совершении намаза президентом Казахстана в ходе официального визита в Саудовскую Аравию сообщила пресс-служба казахстанского лидера. В ходе своей поездки Нурсултан Назарбаев встретился с представителями деловых кругов, призвав арабских бизнесменов вкладывать деньги в Казахстан. Также он отметил, что есть все возможности для увеличения товарооборота между двумя государствами, который в 2015 году составил порядка 1 млрд рублей.


В Средней Елюзани откроется новая школа

http://ansar.ru/sobcor/v-srednej-elyuzani-otkroetsya-novaya-shkola

В Средней Елюзани откроется новая школа

В селе Средняя Елюзань Пензенской области близится к завершению строительство большого образовательного комплекса, где будут находиться детский сад и начальная школа. Для местных жителей это значимое событие.
Все началось не так давно. В 2014 году руководство Пензенской области приняло решение помочь жителям села в создании новых учебных условий для детей. Дело в том, что в Средней Елюзани уже действуют две общеобразовательные школы, однако в одной из них ребятам приходится посещать занятия в две смены из-за нехватки помещений.
Участок для нового здания подбирали в течении года. Затем после оформления необходимой документации уже весной 2016 года начались первые работы по реализации проекта, стоимостью 235 млн. бюджетных рублей. На сегодняшний день строение почти готово, остались некоторые наружные работы и внутренняя отделка. Объект планируется сдать в марте 2017 года.
В детском саду нового учебного центра смогут одновременно заниматься 150 детей, а в начальной школе - 200.
Стоит отметить, что с приходом нового губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева местные жители заметили позитивные изменения - кроме строительства школы, здесь также отремонтировали дороги.
Об этом упоминул на своей странице в Фейсбуке и муфтий Саратовской области Мукаддас-хазрат Бибарсов, являющийся уроженцем Средней Елюзани:
"Это первая за последние 40 лет стройка такого масштаба в селе, где проживает 10 тысяч население. Респект новому губернатору и настоящему патриоту Ивану Белозерцеву!", - написал Бибарсов.
В следующем году в Средней Елюзани пройдет национальный татарский праздник "Сабантуй" федерального значения. Местные жители ожидают высоких гостей, в том числе президента Республики Татарстан Рустама Минниханова, которому можно будет продемонстрировать наряду с достижениями сельчан и новое образовательное учреждение.