ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

понедельник, 18 апреля 2016 г.

В Уфе представители коренных народов обсудят проблемы федерализма

http://www.mkset.ru/news/patriot/28400/

В Уфе представители коренных народов обсудят проблемы федерализма

Азат ГИЗЗАТУЛЛИН // 15.04.2016
В Уфе представители коренных народов обсудят проблемы федерализма
в это воскресенье 17 апреля состоится консультативная встреча башкирских и татарских активистов Башкирии с делегатами IV Съезда Ассоциации коренных народов России, который днем ранее пройдет в Уфе.

- Поводом для встречи делегатов Съезда с местными общественниками является обеспокоенность угрозами федеративному устройству России и выборы депутатов Государственной думы, которые состоятся в сентябре 2016 года – говоритсопредседатель Ассоциации коренных народов  РФ Рамиля Саитова.
Ассоциация коренных народов России была учреждена в 2014 году в  татарском городе Арске. Ее главная цель - сохранение и развитие коренных народов России. В организации представлены такие народы: татарский, башкирский, чувашский, марийский и бурятский. 

Перед битвой в аш-Шаме (Сирии) против неверных один из знатнейших византийских князей Джорджа вызвал Халида Ибн ал-Валида.



















Перед битвой в
аш-Шаме (Сирии)
против неверных один из знатнейших
византийских князей Джорджа вызвал
Халида Ибн ал-Валида. Он подъехал к
нему так близко, что их кони прикоснулись
шеями друг к другу.
Джорджа сказал:
— Послушай, Халид! Скажи мне правду и
не лги. Свободный человек не
обманывает. И не вводи меня в
заблуждение, так как благородные люди
никого не вводят в заблуждение. Дал ли
Аллах вашему Пророку ( ﷺ) небесный меч,
который он передал тебе? И правда ли,
что те, против кого ты его используешь,
неизбежно терпят поражение?
— Нет, это не так.
— Почему же тебя называют мечом
Аллаха?
— Аллах послал нам своего Пророка (ﷺ ),
которого мы все отвергли и не
приняли. Затем некоторые из нас
поверили ему и последовали за ним, а
другие обвинили во лжи и выгнали. Я был
среди тех, кто обвинил и выгнал его.
Затем Аллах склонил к себе наши сердца и
души. Мы встали на Его праведный путь и
присягнули Пророку (ﷺ). Он сказал мне:
"Ты один из мечей Аллаха, которые Он
направил против язычников и просил для
меня победы". Поэтому меня назвали
мечом Аллаха. Я один из самых яростных
противников язычников среди мусульман.
— Халид, к чему вы призываете?
— Мы призываем к свидетельству о том,
что нет никакого божества, кроме Аллаха,
а Мухаммад Его слуга и Посланник.
Следует признать также то, с чем пришел
Посланник от Аллаха.
— А что будет с теми, кто не примет ваш
призыв?
— Им придется выплачивать джизью, а
мы будем их защищать.
— А если джизью платить не будут?
— Тогда мы объявим войну и будем
воевать с ними.
— А каким будет положение тех, кто
примет ваш призыв сейчас
(примет Ислам)?
— У нас всех равное положение, как это
повелел Аллах. Мы все
равны: знатные и простые, первые и
последние.
— А те, кто присоединится к вам сегодня,
получат такие же блага,
как и вы?
— Да, и даже еще больше.
— Как же они могут быть приравнены к
вам, если вы первыми приняли Ислам?
— Дело в том, что положение было
установлено для нас. Мы присягнули
нашему Пророку ( ﷺ) еще при жизни его,
когда он был среди нас. Ему
ниспосылались повеления с небес и
передавались нам в виде Книги. Нам
передавались аяты. Истинно тот, кто
видел то же, что видели мы, и слышал то
же, что слышали мы, принял Ислам и
присягнул на верность. Вы же не видели
то, что видели мы, и не слышали то, что
слышали мы из разных чудес и
доказательств. Поэтому тот, кто из вас
примет Ислам, сделает это искренне и по
убеждению и будет лучше, чем мы.
— Неужели ты говоришь правду и не
обманываешь?
— Клянусь Аллахом, я сказал тебе правду.
Аллах ответил тебе то, что ты спрашивал.
Джорджа принял Ислам, решил сражаться
на стороне против византийцев, и пал в
том же бою, сражаясь за религию Аллаха.
Из книги Абделя Хамида Джуда Ал-
Саххари "Истории праведных Халифов".

Тимур Кибиров: "Мы живем в фашистском государстве"


http://philologist.livejournal.com/7822478.html

Тимур Кибиров: "Мы живем в фашистском государстве"

Кольта опубликовала большое и очень интересное интервью поэта Тимура Кибирова. Приведу из него несколько цитат.

"В современной российской церкви много тревожного, если не сказать — ужасного. Многие высказываются: некоторые — с болью. Некоторые, боюсь, со злорадством… Мне кажется, Церковь не выполняет свою социальную функцию. Ее роль нельзя сводить к социальному долгу, но он есть, она им пренебрегает. Возобладал соблазн дружить с властью, не ссориться, иногда — прямо быть властью. Очень печально. Но обязательно помнить о десятках и сотнях рядовых — не одних московских и питерских — батюшек, которые не подвержены соблазну и выполняют свою роль. Жена, которая более воцерковлена, чем я, больше живет этими интересами, показала выступление провинциального священника. Не где-нибудь, а на казацком кругу, он говорил в лицо такие потрясающие вещи — спокойно и умно, как и должен говорить священник. Про войну на Украине, про аборты. Таким священникам, думаю, очень непросто, не очень комфортно, иногда — небезопасно: люди зависимые, гораздо больше, чем мы с вами".


Кадр из фильма «Ну да, поэт...», реж. Ольга Крутилина

"Полностью уверен, что задача любого литератора — довести свой текст до максимально возможной простоты и внятности. Это правило непреложно. Другое дело — существуют настолько сложные идеи, что, не искажая их, невозможно написать просто. Поздний Мандельштам не занимался тем, что писал непонятные тексты. Мои идеи довольно простые. И у большинства литераторов не очень сложные идеи. Я — за простодушие. Если хочешь сказать, что России грозит фашизм, — так и напиши. Не придумывай метафоры и метаметафоры, эта идея не требует".

"Сейчас я совсем не смотрю телевизор — «Дождь» и иногда «Культуру», от остального начинаю беситься. В стране же действительно фашизм. Если у слова «фашизм» есть твердое значение, то это — фашизм. Мы живем еще не в гитлеровском, но вполне в муссолиниевском фашистском государстве".

"Это бесовская власть. Средоточие всех возможных соблазнов для нашей страны. Всех возможных гнусностей. У меня были в начале путинского правления иллюзии, совершенно постыдные и глупые, очень недолго. Мне хотелось верить, что он будет русским Пиночетом, прижмет и урежет свободы, зато быстро проведет либеральные экономические реформы. Свободы урезаны, реформ не проведено. Самое страшное: за всем этим нет никакой — даже призрачной, даже выморочной, как у коммунистов, — идеи. Никакой. Плохой, хорошей, ужасной, дьявольской. Нет идеологии. Идеология шпаны. Шпаны. Глупость и гонор. Держать власть. Быть. Не пускать других на свой двор. «Вы у меня будете (стукнул по столу) по струнке ходить, потому что у меня есть атомная бомба». Я ни с кем не делился, понимал, что в нашей интеллигентской среде непопулярно размышлять о русском Пиночете, — но знакомая сказала: «Да брось ты. Что может хорошего быть из ГПУ?» Я страшно раздражился, потому что не люблю предвзятости: мало ли кто откуда… Но она оказалась права — из ГПУ ничего хорошего быть не может".

"Пока мы еще можем говорить, писать, пытаться докричаться. Пока не ждем, что раздастся звонок и нас под белы рученьки… У тех, кто раньше меня приобрел минимальную известность, — у Сережи Гандлевского, Дмитрия Александровича Пригова — были неприятности. В ГБ таскали всего лишь за заграничные публикации стихов. Согласитесь, качественно несколько иное, чем сегодня. И нужно молить Бога и делать все от нас зависящее, чтобы не вернулось, потому что нравственный и интеллектуальный уровень нынешней власти нисколько не препятствует развитию в ту сторону. Может, потому, что не хочу думать о плохом, — думаю, что в буквальном смысле вернуться и подавить свободу до такой степени, как в Советском Союзе, невозможно".

"Весь народ знает, что, конечно же, мы поставляем наше оружие в Донбасс, наши военные там присутствуют… Что более разъедающее нравственность и психику может быть? Но еще хуже. Еще и одобряем ложь! Одобряет большинство. Меня очень заботят люди, которых Путин потихоньку лишает человеческого облика. «А, вот молодец! А вы поймайте меня за руку. Вот молодец наш… Все эти дурачки — Меркели да Обамы. А вы докажите. А мы — нет, мы не поставляем». Все вернулось и касается детей, которые в такой атмосфере вырастают. Еще от советской лжи не смогли уйти — она накрутилась, накрутилась. Но людям верующим, даже так нерьяно верующим, как я, в этой ситуации легче. Остается надежда на то, что все зависит не только от нас".

Путин С. Григорьянц - Путин уже ничего исправить не может — практически весь мир считает русских злодеями, злодеями, как народ

http://newrezume.org/news/2016-03-18-13629

Путин С. Григорьянц - Путин уже ничего исправить не может — практически весь мир считает русских злодеями, злодеями, как народ

Путин повторил в ускоренном режиме все ошибки Андропова, превратил Россию в страну-изгоя и всех нас в изгоев. Что будет теперь с нами?
Начну издалека. Десятки (если не сотни) книг о Второй Мировой войне зачастую очень любопытны, содержат массу сведений об ошибках Сталина и Гитлера и обстоятельствах начала войны. Но чаще всего в них нет простого понимания — мировая война была неизбежна.
Сталин мог напасть первым, японцы могли двинуться Квантунской армией на Дальний Восток и в Сибирь, Соединенные Штаты и даже Великобритания, весьма вероятно, стали бы помогать Германии обороняться от захвативших половину Европы коммунистических выродков (расстрел в Катыни и Осташкове сразу же стали бы известны, а музеи появились бы в лагерях уничтожения на Колыме, Воркуте, в Тайшете, а не в Майданеке, Освенциме и Дахау).
Советский Союз в результате нападения и первоначального успеха в войне скорее всего потерпел бы поражение, а в Пскове судили бы Молотова, Жукова, Берию и Ворошилова без отравившегося Сталина. Но все это досужие размышления. Существенно другое — сами структуры Германии, Советского Союза, Японии, направленные на глобальную победную войну, делали ее начало, различное в разных вариантах, зависящее от личных свойств отдельных лидеров и принимаемых ими конкретных решений, неизбежным в любом случае и даже почти наверняка в одно и тоже время.
 То же самое опять происходило в 1979-1980 году в Советском Союзе. Можно сколь угодно долго писать уже о теперь признанной, наконец, ошибке Андропова, Устинова и Громыко, о ненадежности Бабрака Кармаля и пьяных сотрудниках КГБ, посылавших перед войной в СССР ложную информацию из Афганистана. Все это на самом деле имеет вторичное значение. Большая война для СССР в это время была неизбежна, потому что вся логика агрессивных устремлений советского генштаба, КГБ, внешней и внутренней политики, безудержного роста советских вооружений, расширения диверсионно-террористических «Курсов усовершенствования офицерского состава» в Балашихе до «Альфы» в 1969 году, а потом и «Вымпела» (1500 человек) 31 декабря 1979 года (и это кроме училищ для палестинских, латиноамериканских, итальянских террористов) — все делало начало большой войны неизбежным. В Политбюро уже слишком слабы были позиции Суслова, Брежнева, хоть что-то унаследовавших от авантюристичного, но миролюбивого Хрущева — чтобы в зародыше подавить Тараки и поддерживать дружественного СССР шаха Дауда (как подавлено было еще в 1968 году «Парижское восстание» и поддержан де Голль, как социалистам в 1973 году дали победить захвативших власть коммунистов Альваро Куньяла в Португалии). Андропов, Устинов и Громыко могли начать войну в Польше, на Ближнем Востоке или на Кипре, но какая-то (со своими случайностями, псевдоинформацией и аналитическими ошибками) большая война для Советского Союза уже была неизбежна и также неизбежно было его поражение.
СССР начал безнадежную войну не только с афганцами (советским войскам никогда не удавалось контролировать больше 17% территории страны), но и со всем до этого близким к СССР арабским миром (только Сирия осталась дружественной) — и уж, конечно, со всеми странами, боявшимися усиления агрессора, стремившимися к сохранению стабильности и мира на земном шаре. Андропов года через полтора понял, что Советскому Союзу этой войны не вынести и ранней осенью 1982 года начал судорожно метаться по странам «народной демократии» (далеко не все они, как сегодня Белорусия, поддержали СССР) в надежде найти посредника в переговорах. Он «проницательно» говорил, что в СССР скоро власть смениться (то есть Брежнев умрет) и новое руководство будет готово уйти из Афганистана, если это удастся сделать без потери лица и хоть кто-нибудь проявит инициативу для начала мирных переговоров. Но желающих разговаривать с Андроповым в мире не нашлось.
 Сбитый еще через полтора года южнокорейский «Боинг» показал всему миру, что в Кремле сидят и в СССР правят одни выродки, изоляция Советского Союза в мире стала абсолютной . Естественно, никакое официальное вранье никого не убедило. Оно было точное такое же, как сегодня — заранее спланированная провокация, полная непричастность советских военных. А между тем южнокорейский «Боинг» был уничтожен со всеми его мирными пассажирами не по приказу из Кремля, а в результате все той же неумолимой логики событий: бесконечной милитаристской пропаганды в СМИ о том, что СССР — осажденная крепость и все вокруг — враги, советской военной доктрины, предусматривающей агрессию в подходящей ситуации, и самого характера воспитания советских офицеров — и тех, кто непосредственно сбивал «Боинг», и тех кто в штабе округа дал им на это «разрешение».
 Андропов, даже умирая, был достаточно умен чтобы понимать, что противостоять всему миру Советский Союз не способен, что ни один из его лидеров уже не «рукопожатый» в мире и необходимо срочно менять имидж и всего Советского Союза и его руководства. К тому же, как и сегодня, что бы там не писал Гайдар, именно сбитый «Боинг» привел к практически полному отказу СССР в кредитах. Надо было объявлять страну банкротом или отдавать последние золото-валютные резервы на оплату долгов. Перестройку, которая сперва планировалась, как постепенная модернизация хозяйственного управления и тихое вытеснение офицерами КГБ партийных аппаратчиков из всех областей руководства страны, внезапно пришлось срочно радикализовать, используя «план Шелепина», и создавать Горбачеву репутацию «истинного демократа». Осуществлять это уже пришлось после смерти Андропова Чебрикову и Крючкову, но, конечно, по его плану. Последствия все знают.
 Путин за несколько месяцев, даже не планируя заранее и не по особенно коварному замыслу, а просто по природе сформировавшегося в России правления генералами из КГБ, правления, основанного на советской ностальгии режима по потерянным территориям и возможности устраивать провокации во всем мире, совершил обе ошибки (преступления) Андропова: сперва захватил Крым и создал для Украины палестинский анклав в восточной части Украины, что само по себе было равносильно афганской войне, по тому отношению к России, которое начало формироваться в мире. А через три месяца стал прямым виновником гибели малайзийского «Боинга», не потому, конечно, что отдал об этом приказ, но потому, что и российские боевики, прошедшие две чеченские войны и привыкшие к полной безнаказанности, а теперь посланные на Донбасс, и местные головорезы — лучшие друзья российского руководства, не умеют действовать, не проливая реки крови.
 Даже спрятав в Москве «ушедшего в отставку» Пушилина, со всем морем вранья, адресованного исключительно нам с вами, Путин уже ничего исправить не может — практически весь мир считает русских злодеями, злодеями, как народ, как страну, с которой ни у кого не может быть ничего общего. Был всего единственный случай, когда пассажирский самолет по приказу террористического правительства был сбит. В результате сперва Ливия и Муамар Каддафи сорок лет были в полной изоляции, но потом все же Кадаффи был убит и никто его не пожалел. Были еще израильский самолет, сбитый украинцами и иранский, сбитый американцами, но для всех было очевидно, что это случайные ошибки. Но мы — русские — сбили два пассажирских самолета и ни одной подобной страны в мире нет. И нам этого никогда не простят. Можно, конечно, вооружать Иран, но в конечном итоге это опаснее для России, чем для кого-нибудь другого, можно восстанавливать станцию слежения на Кубе, но все это крохи в сравнении с разрушившийся мощью Советского Союза.
 Андропов в этой безнадежной ситуации выбрал перестройку и Горбачева, но в этом гигантском, и как он надеялся, спасительном проекте была основная вполне, казалось бы, подходящая идея: КПСС и старое советское руководство будут дискредитированы со всеми своими преступлениями и осторожно заменены снявшими погоны сотрудниками КГБ и их детьми, а страна станет более энергичной, управляемой, современной.
 Но Путин поставил Россию и сам оказался в положении Андропова в ситуации, когда повторить замыслы предшественника по Лубянке уже невозможно. Не то чтобы нельзя было найти нового «великого русского демократа» типа Горбачева — желающие и почти подходящие типа Кудрина или Прохорова, конечно, найдутся. Нет главного — того нового «своего» аппарата, который бы смог не только сменить нынешний, но и оказаться более действенным. Андропову казалось, что у него в запасе есть КГБ, но последние годы правления Путина как раз и были временем кризиса проекта «идеалистов» Андропова, Чебрикова и Крючкова. Окончательно выяснилось, что офицеры КГБ умеют только то, чему их учили: убивать, провоцировать, воровать. Но управлять гигантской страной, хотя бы удержать (не то что улучшить) состояние экономики они не способны и довели Россию до величайшего унижения, зависимости буквально от всех, до бесплодной надежды «догнать Португалию», до вырождения населения и практической гибели когда-то великих науки и культуры.
 Военную авантюру в Крыму и на Украине Путин затеял как раз тогда, когда надо было искать какой-то новый способ правления и удержания власти. СМИ с легкостью довели до лживости сталинских времен, брежневские годы российская интеллигенция начала вспоминать уже, как родное нам время, когда можно было выжить, и «Эхо Москвы» то и дело повторяет, что в искусстве «выживать» нам нет равных, а потому Европа, где привыкли нормально жить, пострадает от разрыва с Россией больше, чем мы.
 Но все это иллюзии. У Путина в запасе нет ничего из того, что нам известно и мы хоть когда-то переживали. Почему нет «перестройки Горбачева» уже ясно, подлинной доброты и либерализма сумасбродного Хрущева нет в душевных качествах ни одного из уцелевших после путинской «зачистки» российских лидеров, главное — нет остатков сталинского страха и привычки к подчинению, которые сколько-то времени удерживали Генеральный штаб и ГРУ от свержения Никиты Сергеевича. Но нет у Путина (независимо от разговоров и передач российского телевидения) и надежд на восстановление режимов Сталина и Брежнева.
 Сталину для создания «большого террора», даже после кровавой бойни 1917-22 года, понадобилось десять лет целеустремленной работы. От 1928 года с «шахтинским процессом», устроенным профессиональным уголовником (убил еще до революции половину родственников), начальником Ростовского НКВД Евдокимовым, и до московских процессов. Надо было систематически расстреливать не только аристократию, интеллигенцию, военных, крестьян, казаков, но и сотрудников ОГПУ и НКВД, чтобы они стали способны пытать, охранять, расстреливать, то есть поддерживать сталинский режим. Ничего подобного Путин десять лет не делал (жил, как и Андропов иллюзией, что он с сослуживцами на что-то способен). Сегодня, я полагаю, КГБ и МВД не способны к созданию подлинного террора в стране. Одной цензуры, уничтожения избирательной системы и общественной жизни, травли интернета для этого недостаточно.
 Еще большая иллюзия царит в обществе (в особенности среди журналистов, немало сделавших для ее создания), что годы правления Брежнева, конечно, были нищими и скучными, но в общем-то стабильными и либеральными, а аресты диссидентов большого значения не имели — можно было прожить и без них. Аресты диссидентов, действительно, может быть, большого значения для состояния страны не имели, их действительно было — во всяком случае широко известных — немного и они в масштабах всей гигантской страны мало на что влияли. Но вот само-то время было тихим и стабильным только внешне, толко в официальной пропаганде, трубившей о «единстве партии и народа». На самом деле, либерал по мнению многих, Юрий Андропов создал за пятнадцать лет изощренную и очень жестокую систему подавления народного недовольства (именно оно вырвалось наружу во время перестройки и слегка спутало планы лубянских реформаторов). В четырех политических лагерях и одной тюрьме во времена Брежнева, действительно, было всего около тысячи человек. Но была как бы не такая жесткая статья 190′, по которой сажали тех же людей, но уже в уголовные лагеря по всей стране, и их было раз в десять больше. И можно было не давать ни главную политическую 70 статью УК, ни даже похожую 190′, а фабриковать любое уголовное дело: хищение государственной краски для написания антисоветских лозунгов на стене Петропаловской крепости. Всем известно, что Андропов «возродил» сокращенный до минимума Хрущевым КГБ. Увеличил в пять раз численность, восстановил и донельзя расширил агентуру, районные и городские отделения КГБ, первые отделы на предприятиях и в институтах. Забывают только, что все они активно работали по подавлению народного недовольства и вновь созданные изоляторы КГБ были заполнены до предела, что, впрочем, не мешало многочисленным следователям КГБ вести дела заключенных и в обычных тюрьмах. Около ста тысяч человек получали «предупреждения» о неизбежности уголовного наказания за продолжение антисоветской деятельности, а около миллиона «доверенных лиц» КГБ не столько даже были стукачами, сколько оставались на коротком поводке у оперативников Пятого (политического) или Третьего главного управления (внутренний надзор за промышленностью, сельским хозяйством), иногда даже получали поблажки за сотрудничество. А ведь был еще прямой террор, в своей стране запугивающий всех, — одно избиение до смерти на глазах у всего Дома литераторов замечательного прозаика (и колымчанина) Юрия Домбровского и попытка отравить Владимира Войновича чего стоят, а ведь известны еще десятки таких убийств. Да к тому же еще высылали недовольных заграницу.
 И все же главным механизмом Андропова были психушки. Достаточно было высказать недовольство в райкоме или горкоме, в прокуратуре или на службе (например, не ходить на «ленинский субботник» или на выборы, или не брать социалистические обязательства к седьмому ноября), наконец, быть открыто верующим любого вероисповедания — и ты почти наверняка попадал в психиатрическую больницу, где над тобой издевались как хотели, вкалывали мучительный и запрещенный во всем мире сульфозин, а потом могли выписать, до того как ты превратился в овощ, но под надзор психиатрических диспансеров, куда ты должен был регулярно являться и точно знал, что муки в психушке в любой момент могут повториться. Одних таких «больных» в 1988-89 году сняли с психиатрического учета более 1 500 000 человек. То есть созданная Андроповым система разных видов террора включала в себя жестокое подавление недовольства многих миллионов советских людей.
 Ничего этого у Путина нет. А эффект от пропаганды, как и во времена Брежнева, тут же прекращается, как только мясо люди видят только во сне, а не в магазине, а чтобы «достать» молоко, надо подставить бидон к репродуктору, откуда несутся клики о рекордных надоях и урожаях.
 Все это вещи довольно простые и, может быть, малоизвестные широкой публике, но хорошо понимаемые в Кремле и на Лубянке. Путин судорожно мечется, по ночам, после того, как ему по телефону все объясняют европейские лидеры, дает самые послушные интервью, русский посол в ООН уже никого не обвиняет, а через три часа после того, как самолет сбит Путин, как совершенно точно заметил Илларионов, звонит президенту Обаме. Но для нас с вами в этих звонках, покорных обещаниях (но кто теперь Путину верит?) существенно не то, что он тем самым сознается в совершенном преступлении, а то что судорожно пытается вывернуться, еще надеется, что Россия и мы все не будем изгоями и банкротами.
 Но все это уже слишком поздно. Изменить отношение к России в мире уже невозможно. Опыт Сталина и Андропова сегодня неприменим. И потому, что нас ожидает завтра, очень трудно себе представить. Так же как в конце НЭП’а трудно было ожидать, что впереди «большой террор», так же как после свержения Хрущева трудно было ожидать тайный террор и подавление личности миллионов недовольных советских людей, можно лишь предположить (но не хочется), что нас ожидает на этот раз. По своим моральным качествам Путин не лучше ни Сталина, ни Андропова. Сейчас он суетится и лихорадочно ищет выход, надеется, что Австралия его впустит на саммит G-20, но даже если это произойдет — долги ведь к новому году платить придется, кредитов у России, как в 1984 году у СССР, больше не будет, и на этот уйдут все накопленные в стране небольшие резервы. Здороваться во всем мире не будет с ним ни один из серьезных политиков, иначе их самих больше никто не изберет. Мы всё оцениваем нежелание европейских бизнесменов терпеть убытки от разрыва отношений с Россией, а надо бы — возмущение народов всего земного шара тем, что творит кремлевское руководство. Путин сделал не только Россию страну изгоем, но и всех нас изгоями во всем мире.
Но сам Путин власть не отдаст, в отличие от императора Николая Первого (по одной из легенд) от стыда с собой не покончит, деться ему, кроме Гаагского трибунала, некуда, а потому нас ожидает наверняка совсем не то, что мы уже пережили («выжили», как говорит Антон Орех), но вряд ли что-то хорошее.


Источник: http://ehorussia.com/new/...
Автор: Сергей Григорьянц

ПОСОБНИКИ ИГИЛ?.. Как людей туда определяют

http://islamcivil.ru/posobniki-igil/

ПОСОБНИКИ ИГИЛ?..

Мухаммад Наби Сильдинский
Ислам Абдуллаев [islamcivil.ru]
В последнее время произошли события, которые могут сильно изменить градус радикализации мусульманской молодёжи республики. Речь идёт об аресте имама Восточной мечети Хасавюрта Мухаммаднаби Сильдинского и блокировании самого здания храма. Убаюкав салафитов после нашумевшего пятитысячного митинга, силовики вновь взялись за старое. Тезисы о «мудрости властей и жителей Хасавюрта», которые «всегда умели находить общий язык», заявления властей о полном отсутствии агрессии со стороны салафитов и абсолютно мирном характере их шествия, как оказалось, были пылью в глаза.

В данной статье мы хотели проанализировать ситуацию и спрогнозировать её дальнейшее развитие. Однако для начала постараемся более-менее внятно ответить на вопрос:

Кто же такие салафиты?


Салафитами принято считать всех, кто не относит себя к официальному духовенству. Это очень упрощённый взгляд, которого придерживается множество журналистов и чиновников. Салафиты – это мусульмане, которые соотносят своё вероубеждение и подход к вопросам поклонения с убеждениями и подходом первых трёх поколений мусульман после пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха). Вопреки распространённому заблуждению, это никак не связано с прогрессом. Запрет на нововведения распространяется именно на убеждения и ритуальную практику. То есть неизменной остаётся сама религия, а не быт и жизненный уклад.

Салафизм никак непосредственно не связан с вооружённой борьбой. Среди салафитов есть большая масса молодёжи, которая не менее негативно относится к радикальному подполью, чем представители официального духовенства. Само понятие салафизма не включает в себя политическую оценку тех или иных событий или явлений, связанных с войной. По сути, подход к военным действиям и суфиями, и салафитами определяется сквозь призму исламского права, расписанного в одинаково авторитетных для этих групп книгах. Ведь в прошлом вооружённый джихад на Северном Кавказе возглавляли отнюдь не салафиты, а именно суфии.

Чего добиваются силовики?


Радикализация салафитов и салафизма в Дагестане – процесс искусственный. Давление и насилие на молодёжь никакого положительного эффекта не имеют. Напротив, последние действия силовиков очень хорошо ложатся в тезисы представителей ИГИЛ (признана в РФ террористической организацией), которые обращались к салафитам, вышедшим на митинг в Хасавюрте. Они предупреждали, что власти, увидев большую толпу народа, пойдут на компромисс и, выждав некоторое время, вновь начнут подкидывать, сажать и «терять». Молодёжь тогда не поверила боевикам. Она решила, что власти оценили её гражданскую позицию правильным образом, и теперь отношения властей и салафитов изменятся. Не тут-то было.

Возможно, власти и силовики полагают, что терроризм в Дагестане уже побеждён и нечего бояться новой волны радикализации. Это крайне ошибочное представление о происходящем. Основной причиной спада террористической активности является отнюдь не стратегия силовиков или новой дагестанской власти. Такой причиной является большой отток радикальной молодёжи в Сирию и Ирак. Это был отличный шанс начать всё по-новому, но, к сожалению, силовое мышление во властных структурах вновь побеждает аналитическое.

ИГИЛ* в последнее время теряет популярность. Идея «мгновенного халифата» рассыпается. Это означает, что отток радикалов в арабские страны будет уменьшаться, и они будут оставаться на местах. К тому же граница с Турцией почти перекрыта, и многим желающим выехать в Сирию придётся остаться дома. Это может привести к восстановлению автономного дагестанского подполья, что будет гораздо опаснее для республики, чем территориально далёкий от неё ИГИЛ*. И дело здесь вовсе не в радикальной сущности салафизма. Дело в том, что молодёжь выживают из общества.

Салафиты обращаются к властям и говорят, что они хотят жить в этом обществе обычной полноценной жизнью. Заявляют, что они не согласны с идеями ИГИЛ* и с какими-либо другими радикальными идеями. Им фактически отвечают, что в этом обществе им нет места.

Другое заблуждение силового блока заключается в том, что он видит возможной победу над идеей давлением и насилием. Идею нельзя победить даже путём уничтожения её сторонников. Может быть, это было возможно лет 50 назад, но не сегодня. Информационный век – это не время, когда глобальные идеи могут быть побеждены силовыми методами. Салафизм – это не местечковое дагестанское явление. Это понимание мировой религии, на котором даже основаны целые государства. Салафизм – это ислам без примесей, это идея, которая будет актуальной всегда. Вопрос лишь в том, в какую сторону будут смотреть её сторонники.

На сегодняшний день многие салафиты практически не выделяются из общества, занимаясь своей профессиональной деятельностью. Это врачи, преподаватели, бизнесмены, журналисты. Это обычные люди, далёкие от какого-либо радикализма. Но…

Когда молодёжь прессуют, когда к этому добавляется кавказский менталитет, когда её зазывают со стороны, когда ей вдалбливают с просторов Интернета, что её либо убьют или посадят, либо она возьмёт в руки оружие, когда это оказывается правдой, когда салафитским проповедникам одинаково угрожают террористы и силовики, тогда рождается радикализм.

Силовики настолько далеки от реалий, что не видят, что главными врагами радикалов являются авторитетные салафитские проповедники, которые, по их мнению, удерживают молодёжь от терроризма. Силовики настолько далеки от реалий, что не видят, что наиболее ненавистной для радикалов атмосферой является атмосфера в салафитских мечетях. Силовики настолько далеки от реалий, что, борясь с радикализмом, сажают салафитских проповедников и закрывают салафитские мечети…

Хотя, кто его знает?.. Возможно, всё они прекрасно понимают и делают это именно потому, что мир в Дагестане никому не нужен.
____________________________________
* признана в РФ террористической организацией

Казань без татар?

                                       
                                                         Казань без татар?
                                                                                                                                                                                              В ноябре 2015 г. В ГлавАПУ состоялись слушания по новому Генплану столицы Татарстана.      Я выступил и сказал о том, что доминантой Генплана и архитектурного облика  Казани должны быть то, что Казань –это столица Татарстана, мировая столица всех татар. О том, что у Казани должно быть татарский облик. Неожиданно меня поддержал   разработчик Генплана из Москвы.  Сказал, что он сторонник концепции “Зеленая столица-туристическая Мекка”.  Поговорили с ним о том, что  Казань –город с уникальной богатейшей историей. На этой земле в средние века процветали три татарских госуларства – Булгарское ханство, Золотая Орда, Казанское ханство. Но знают ли об этом главный архитектор и главный художник Казани? Знает ли об этом мэр Казани и депутаты Городской Думы? Похоже, что нет.      Тем же вечером московский гость уехал, а я остался дожидаться следующих общественных слушаний, потому что попасть на прием к мэру Казани или главному архитектору, главному художнику и высказать свои идеи- неосуществимая мечта.
        Знают ли главный архитектор и главный художник Казани , что старые татарские архитектурные памятники разрушены, а в новых зданиях даже намека нет на татарские архитектурные элементы? Например, великолепное здание Дворца водных видов спорта. Можно же  было украсить фасад татарским  орнаментом, немного изменить типовой проект.  
 Если бы я работал мэром, то отправил бы в командировку- в казахскую столицу Астану главного архитектора и главного художника Казани. Астана- столица Казахстана не только формально,но и по содержанию. Милые дамы,съездите                                                                                                         летом, посмотрите на национальную архитектуру, посмотрите площадь возле монумента "Байтерек" (https://vk.com/archastana)   и сравните с безликой площадью около железнодорожного вокзала Казани.
  Меня поражает тот факт, что в татарской столице нет ни одной конной статуи. Как было бы красиво, если бы гостей города на площади перед железнодорожным вокзалом встречала конная статуя Улуг- Мохаммада- основателя Казанского ханства. А на въезде в город по Южной трассе(дорога в Булгар) можно поставить конную статую булгарского хана Алмыш-хана.  Предлагаю поставить 4 конные статуи как визитные карточки великого города-  на юге, севере, западе, востоке Казани. Благо героев и полководцев в татарской истории более чем достаточно.
        Наболевший вопрос о топонимике Казани. В связи с этим вспомнил о туристах  из Москвы, с которыми беседовал во время пикета Всетатарского общественного центра  “3 новым станциям метро- татарские исторические названия!”. Они недоумевали: ”Это- улица Кремлевская, в Кремле- улица Шейкмана, главная улица Казани- улица Баумана, а где же татары? Были ли они? И на Баумана мы не услышали татарской речи...” Я не выдержал и рассказал им о знаменитой “татарской толерантности”: “Власти Татарстана и Казани понимают это слово так, что на конституционное право  татар сохранить древнюю татарскую историю, язык можно не обращать внимания, главное- угодить Москве и местным татарофобам. Причем они так стараются, что стыдно за татар. В 2005 году улицу Клары Цеткин переименовали в улицу Бишбалта -древнее татарское историческое название времен Казанского ханства. А в 2006 году вернули старое название, якобы “из-за многочисленных писем жителей”!
            В 2005 году принимали Устав Казани. Всетатарский общественный центр внес предложение о том, что мэр и председатель исполкома должны знать государственные языки РТ. Конечно, на это предложение не обратили внимания! Так что Казань давно вышла из состава Татарстана, так как Конституция РТ  здесь не действует(ст. 8: 1. Государственными языками в Республике Татарстан являются равноправные татарский и русский языки.)


Вы не поверите, в зале заседаний Казанской Гордумы нет синхронного перевода! То есть официально в Казанской Гордуме один государственный язык – русский.”            Самое позорное то, что когда я выпалил все это русским туристам из Москвы, они мне посочувствовали!  А я им позавидовал, потому что Москва уже давно избавилась от Карла Маркса, Клары Цеткин и т.п. и вернула древние исторические названия(Мясницкая, Охотный ряд и т.д.)  Почему бы Комиссии по топонимике Городской Думы (председатель    г-жа Андреева)  не проснуться наконец и по примеру  Москвы не начать возвращение древних исторических названий  татарской столице?  Например, улица Баумана в Казанском ханстве называлась «Нугай юлы»(Ногайская дорога). Древнее, красивое название.  А «улицу Бишбалта» необходимо срочно  возвратить, восстановить историческую справедливость.                                                                                                       
            С апреля по сентябрь 2012 года  Всетатарский общественный центр боролся за присвоение 3 новым станциям метро татарских исторических названий- «Сэембикэ», «Улуг Мохаммад»,«Бахтияр Канкаев». Были направлены письма президенту Татарстана, мэру Казани, представители ВТОЦ обращались лично к председателю комиссии по топонимике Городской Думы Андреевой, в комиссию по топонимике обращалась фракция КПРФ в Городской Думе, был сделан запрос от депутата Государственного Совета Миргалимова, были проведены пять(!) пикетов. И что?! Общественных слушаний не проводилось, мнения татарских ученых-историков не спросили, этот вопрос Городская Дума не обсуждала и не принимала решения, а 24 сентября  Песошин подписал постановление о присвоении 3 новым станциям метро названий «Авиастроительная», «Северный вокзал», «Юность». Задание по уничтожению татарской истории перевыполнено: из 10 названий станций Казанского метро только одно татарское!   
            Выполняя программу «Парки и скверы», тоже «забыли», что парки находятся в столице Татарстана. Почему архитекторы и художники не использовали элементы татарской архитектуры, татарский фольклор, историю, я не понимаю. Было бы ярко и красочно. А получился космополитичный, серый и скучный «евростандарт» Можно было использовать  при оформлении детских площадок  и т. п.  татарские народные сказки, стихи Тукая. Обязательно нужно было привлечь к работе татарских историков, поэтов, писателей (Союз писателей РТ, Институт истории, Институт языка, литературы и искусства  АН РТ).  В новых парках нет ни одной надписи на татарском языке! Чиновники мэрии привычно проигнорировали  то, что согласно Конституции РТ и  «Закону о государственных языках РТ» все надписи должны быть на двух государственных языках - татарском и русском. В том числе и жизнеописания на аллее знаменитых русских химиков в парке «ДК Химиков». Забыли внести в эту аллею знаменитых татарских химиков, Гыйльми Камая, например. Это не соответствует моим либеральным взглядам, но не создать ли Языковую инспекцию при Кабмине и штрафовать нарушителей?  Сколько можно вытирать ноги об Основной закон государства Татарстан -Конституцию?!

Фарит Закиев,   председатель Всетатарского общественного центра