ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

четверг, 10 сентября 2015 г.

Саратовский адвокат будет защищать аяты Корана в суде

http://ansar.ru/rightway/musulmane-vstanut-na-zashhitu-ayatov-korana-v-sude

Саратовский адвокат будет защищать аяты Корана в суде

Российские мусульмане будут защищать аяты Священного Корана в суде. Об этомАнсар.Ru сообщил саратовский правозащитник, адвокат Равиль Тугушев.
Напомним, в августе 2015 года Южно-Сахалинский городской суд Сахалинской области признал книгу «Мольба (дуа) к богу: ее значение и место в Исламе» экстремистским материалом.
Брошюра была изъята в марте 2014 года в ходе проверки местной религиозной организации «Сахалинская община мусульман» городской прокуратурой совместно с сотрудниками УФСБ России по Сахалинской области. Позже книгу отправили на судебную экспертизу с использованием лингвистического метода исследования.
В апреле 2014 года экспертом Экспертно-криминалистического центра УМВД РФ по Сахалинской области были выявлены фрагменты, в которых «речь идет о превосходстве, преимуществе человека или группы лиц перед другими людьми на основании их принадлежности к какой-нибудь расе, национальности, религии». В итоге под запрет могут попасть 9 отрывков из Священного Корана и толкования-пояснения к ним, приводимые в брошюре. Среди них пятый аят суры "аль-Фатиха" «Тебе мы поклоняемся и Тебя молим о помощи», 65 аят суры «Гафир» «Он Живой, и нет божества, кроме Него. Взывайте же к Нему, очищая перед Ним веру. Хвала Аллаху Господу миров», также слова Всевышнего в сурах «аль-Джинн», "Скажи: "Я взываю только к своему Господу и никого не приобщаю в сотоварищи к Нему".Эти цитаты из последнего Откровения Всевышнего говорят о Единобожии и необходимости поклонения одному лишь Творцу, не придавать Ему сотоварищей, что является основой вероучения Ислама.
На основании экспертизы городская прокуратура выступила с исковым заявлением о признании книги "Мольба (дуа) к Богу: ее значение и место в Исламе" экстремистским материалом. Стоит отметить, брошюра была одобрена и рекомендована к печати Духовным управлением мусульман Азиатской части России.
Помимо этого, к делу прокурором было прикреплено психологическое исследование, проведенное 27 января 2015 года специалистом Сахалинского государственного университета. В нем отмечается, что в брошюре «имеются высказывания, направленные на разжигание межрелигиозной розни».
Также по инициативе суда назначалась лингвистическая экспертиза. Из заключений эксперта следовало, что в текстах книги «Мольба (дуа) к богу: ее значение и место в Исламе», приведенных в заявлении прокурора, используются высказывания, «содержащие негативные оценки в адрес конфессиональной группы (все те, кто не верит и не поклоняется Аллаху)». В рамках дела проводилась и судебная комплексная психолого-лингистическая экспертиза.
В итоге в августе 2015 года судья Южно-Сахалинского городского суда Перченко Н.Л. на основе нескольких экспертиз удовлетворила заявление прокурора о признании книги «Мольба (дуа) к богу: ее значение и место в Исламе» экстремистским материалом.
Как сообщил российский правозащитник, адвокат Равиль Тугушев, он недавно получил копию решения суда и сейчас готовит апелляционную жалобу. «Оглашение результативной части было 12 августа, мотивировочная часть была составлена в окончательном варианте 19 августа. С этого времени начинается срок подачи апелляционной жалобы, которую мы подадим в ближайшее время», - сказал Равиль Идрисович.
Правозащитник отметил, что судебное заседание по книге откладывалось несколько раз, однако выводы проведенных экспертиз практически слово в слово повторяют друг друга.
«Эта книга – богословский труд, состоящий из аятов Корана и хадисов. В основу экспертиз легли именно аяты - как их оригинал на арабском языке, так и переводы на русский, близкие к переводу известного российского востоковеда И.Крачковского. Хотя об этом в решении суда ничего не сказано», - заявил Тугушев. Он добавил, что фактически своим решением суд поставил под запрет коранические цитаты, нежели саму брошюру.
Адвокат Тугушев считает, что ситуация с запретом исламской книги – демонстрация видимости работы сотрудников прокуратуры по борьбе с экстремизмом. «Только они ищут в данном случае экстремизм там, где по определению его быть не может», - сказал Равиль Идрисович.
При этом правозащитник вспоминает похожую ситуацию, когда в Башкирии пытались запретить аяты Корана, упоминающиеся в статье «Ахыр заман», признанной экстремистским материалом. В 2013 году Верховный суд Башкирии рассмотрел апелляцию по делу, получившему известность как «суд над Кораном». В итоге Верховный суд республики оставил в силе решение суда первой инстанции: статья «Ахыр Заман» по-прежнему признана экстремистской, однако в обоснование этого были внесены некоторые изменения. Аяты из Корана в решении суда были изъяты и более не упоминаются среди причин, по которым статья является экстремистской.
«До 19 сентября мы можем обжаловать решение Южно-Сахалинского городского суда. Сейчас я готовлю апелляционную жалобу», - сказал собеседник Ансар.Ru и призвал мусульман-правозащитников и неравнодушных верующих подключиться к этому резонансному делу.
При этом Равиль Тугушев отмечает, что до сих пор нет гарантий, что завтра в каком-нибудь районном суде вновь не запретят эту или другую мусульманскую литературу. «Такая ситуация будет продолжаться до тех пор, пока Верховный суд РФ не даст обобщающую судебную практику на основе решений Оренбургского областного суда, Краснодарского краевого суда, не будут даны разъяснений, что основополагающие книги всех конфессий, Коран, Библия, Тора, а также их переводы не могут быть экстремистскими материалами», - подытожил российский правозащитник.
Стоит отметить, пока решение Южно-Сахалинского городского суда не вступило в законную силу, и книга «Мольба (дуа) к богу: ее значение и место в Исламе» не включена в Федеральный список экстремистских материалов.


Мария Бондаренко Москва ждет от Болгарии и Греции объяснений в связи с запретом на пролет российских самолетов в Сирию.



http://top.rbc.ru/politics/08/09/2015/55ef02919a794704b1144803
Мария Бондаренко
 Москва ждет от Болгарии и Греции объяснений в связи с запретом на пролет российских самолетов в Сирию. 

По словам замглавы МИД России, если у стран есть сомнения, они «должны объяснить, в чем проблема» Фото: ТАСС В этом сюжете СМИ узнали детали поставок российского вооружения в Сирию 10.09.2015, 01:52 Сирийский фронт: как Москва оказывает военную помощь Дамаску 09.09.2015, 22:07 Керри предупредил Лаврова об угрозе «еще большего насилия» в Сирии 09.09.2015, 21:39 Посмотреть все 14 материалов Болгария и Греция должны предоставить объяснения по поводу отказа в предоставлении воздушного коридора для пролета российских самолетов в Сирию. С таким заявлением в интервью Интерфаксу выступил замглавы МИД России, спецпредставитель президента по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов. «Если возникли какие-то сомнения у кого-то, в данном случае у наших греческих и болгарских партнеров, то они, конечно, должны объяснить, в чем проблема», — цитирует агентство слова Богданова. Замглавы российского МИДа также прокомментировал информацию о том, что София могла принять решение о запрете на пролет российской военно-транспортной авиации под давлением США. «Если речь идет только о том, что они принимают те или иные ограничительные или запретительные меры по просьбе американцев, то это вызывает вопрос относительно их суверенного права принимать те или иные решения по поводу пересечения их воздушного пространства самолетами других государств, в частности России, при том понимании, что мы объясняем, куда, с какой целью и грузом летят наши самолеты», — добавил он. Во вторник, 8 сентября, стало известно о том, что Болгария закрыла свое воздушное пространство для самолетов российской военно-транспортной авиации, направлявшихся в Сирию. Решение, по словам представителя МИД Болгарии, было принято еще в выходные. Представитель ведомства объяснила этот запрет наличием сомнений в характере грузов, которые Россия собиралась перевозить через ее воздушное пространство в Сирию. «У нас есть достаточно информации, чтобы серьезно сомневаться в характере грузов на самолетах, что и является причиной для отказа», — приводит ее слова Reuters. Представитель МИД Греции в минувший понедельник подтвердил Reuters, что стране поступил запрос от США с просьбой не давать разрешения на пролет российских самолетов с грузом в Сирию. Тогда же представитель ведомства уточнил, что соответствующая просьба еще рассматривается. Во вторник Афины заявили, что Россия будет доставлять грузы в Сирию восточным маршрутом. В минувшие выходные США высказывали свое беспокойство по поводу сообщений о вмешательстве Москвы в сирийский конфликт. В частности, об этом госсекретарь США Джон ​Керри заявлял в телефонном разговоре с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. По мнению ​Керри, если сообщения об усилении российского военного присутствия в Сирии соответствуют действительности, то это может привести к дальнейшей эскалации конфликта и большим потерям, в том числе и среди мирного населения. Подробнее на РБК: http://top.rbc.ru/politics/08/09/2015/55ef02919a794704b1144803

«Мусульмане в шоке от того, что их молитвенный текст объявлен экстремистским»


http://kontrudar.com/vistupleniya/musulmane-v-shoke-ot-togo-chto-ih-molitv
ennyy-tekst-obyavlen-ekstremistskim#.VfDqPyFMsj4.facebook
09 сентября 2015
«Мусульмане в шоке от того, что их молитвенный текст объявлен экстремистским»
Кадыров пообещал «лично призвать к ответу» судью, вынесшего решение
Рамзан Кадыров потребовал наказать судей за признание экстремистскими цитат из Корана. По словам главы Чечни, ранее в Южно-Сахалинске признали «экстремистским материалом» книгу «Мольба (дуа) к Богу: ее значение и место в исламе». Речь идет о суре «Аль-Фатиха» и других сурах Корана. Кадыров напомнил, что с «Аль-Фатиха» начинаются все молитвы мусульман в мире. По его словам, он поручил адвокату подготовить апелляцию на это решение суда, а в дальнейшем будет требовать признать его умышленно направленным на подрыв стабильности в России. Председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Марата Кашина.
— Как вы прокомментируйте решение суда, действительно ли признали экстремистскими те самые суры, с которых все мусульмане начинают свои молитвы?
— Я это узнал из СМИ и поэтому не был непосредственно в теме по поводу этого суда, но если все это принять за чистую монету, то, конечно, тяжелый маразм и клинический идиотизм. Можно было бы так считать, если бы более вероятно мне было, что это рассчитанная провокация, потому что это уже давно применяемая технология, что какой-то никому неизвестный суд в каком-нибудь Урюпинске или Трехкопеенске выносит такое решение скандальное, конфликтное.
Например, в качестве образца можно привести: в каком-то непонятно совершенно провинциальном суде был объявлен экстремистским и запрещен труд имама Хомейни, который является основным политическим документом Иранской Республики, это завещание имама Хомейни. В то время как мы с Ираном вроде бы являемся партнерами, главный документ этого соседнего и партнерского государства объявляется экстремистским. Но это не маразм, это рассчитанная провокация, ориентированная, как совершенно правильно сказал Рамзан Кадыров, на то, чтобы дестабилизировать ситуацию, потому что, как известно, нам всем объяснили уже — борьба башен Кремля, и одна из башен хочет активизировать массовое недовольство солидного блока мусульман, составные части российского населения, их прижимают, теснят, посягают на их идентичность, объявляют экстремистским главные пункты их религии и надеются спровоцировать таким образом какую-то реакцию с тем, чтобы использовать энергию этого ответа дальше в своих собственных политических целях.
— Вы думаете, что было оказано какое-то давление на суд?
— Я этого не исключаю, это совершенно обычное дело, и телефонное право никуда не делось. Давление, может быть, это сильно сказано, просто звонок, и не обязательно прямо из Кремля, а по цепочке из определенных специальных структур, из ФСБ, позвонили и сказали, что нужно принять такое решение. С какой стати, почему, на каком основании, суд не обязан никому ничего объяснять, просто принимает и все, а дальше уже разбирайтесь.
15% населения России в шоке от того, что главный, так сказать, фундаментальный молитвенный текст 1,5 млрд мусульман, который используется в качестве открывающего любую молитву 14 столетий, какими-то южносахалинскими судьями, непонятно откуда взявшимися, безымянными, без объяснений объявлен экстремистским. Конечно, это провокация, это преступление, и я полностью в этом смысле согласен с Рамзаном Ахматовичем о том, что нужно этих судей привлечь к ответственности за попытку дестабилизации ситуации и политическую провокацию и так далее, по той же самой статье об экстремизме их нужно привлечь.
— Это дело и это решение суда видится так, что любая ближайшая апелляционная инстанция отменит это решение. Зачем раздувать такой скандал, делать такие заявления и обсуждать эту ситуацию в СМИ так обширно, как сейчас?
— Главное — это скандал, понимаете, то ли он украл, то ли у него украли, но что-то такое есть, поэтому давайте мы будем избегать этого субъекта. Там просто идет такая волна, мусульмане знают, что их фундаментальные принципы признаются экстремистскими, значит, они находятся в ситуации абсолютной ненависти к себе. Соответственно, у них уже будут логически вытекающие из этого реакции на все, что происходит, то есть превращают их в мину замедленного действия.
— А вы слышали о реакции Кадырова, что именно он сказал? Я могу процитировать.
— Я слышал только в пересказе, но если он сказал, что этих судей надо привлечь к ответственности, тут есть одна закавыка: мусульмане, в принципе, не обращаются к тому суду, который является не шариатским и, собственно, неправомочным. В данном случае люди, которые ненавидят ислам, объявляют ислам плохим, условно говоря, таким как бы инфантильным языком. Но странно было бы пойти к другим людям, которые, вероятно, к исламу относятся вряд ли лучше, и попросить у них защиты от первых.
— С другой стороны, очень резкие заявления себе позволил Рамзан Кадыров. «Если должным законным образом с ними не разберутся, то, в первую очередь, из меня сделают преступника, ведь я лично призову их к ответу, ибо для меня нет в этой жизни ничего выше Корана», — заявил Кадыров. Это выглядит как угроза физического воздействия. Эти заявления не являются экстремистскими с вашей точки зрения?
— Он же конкретно не сказал, что обещает физическую расправу. А раз не сказал, здесь не содержится такой угрозы.

kommersant. ru

Блокада Крыма: почему испугались сторонники Москвы

http://nv.ua/opinion/muzhdabaev/blokada-kryma-pochemu-ispugalis-storonniki-
moskvy-67787.html

Айдер Муждабаев
Российский журналист, медиаменеджер

Блокада Крыма: почему испугались сторонники Москвы

 11967  53комментировать
Информация о готовящейся блокаде, судя по реакции, попала, как соль на раны
Не успели лидеры крымскотатарского народа дать в Киеве пресс-конференцию о готовящейся гражданской блокаде Крыма (на полуостров не будут пускать только контрабандные продукты и коммерческие грузы из Украины), как Аксенов и компания в течение часа разразились комментариями в РФ-СМИ.
Аксенов сказал, что в Крыму всего достаточно-предостаточно, а какой-то балбес из его окружения пригрозил... Америке. Тем, что у посольства США в Москве пройдут митинги "отчаявшихся крымских татар" против вмешательства США в дела Крыма через своих агентов — Джемилева и Чубарова.
Как собирали "митингующих" в прошлый раз - для стояния у посольства Турции накануне Всемирного конгресса крымских татар, все помнят. Московские крымские татары, порядочные люди, послали организаторов сразу и далеко, пришлось везти в Москву хилую платную массовку каких-то дуриков. Ну, то есть "отчаявшихся крымских татар", как мы теперь знаем.
Реально же отчаявшиеся сидят где-то под столом у Аксенова. Это те самые, кто, видимо, в доле от контрабанды с участием украинских олигархов. И информация о готовящейся блокаде, судя по реакции, попала, как соль на раны, поскольку ничего своего в Крыму нет: все, что можно, разворовали и продолжают. Эффективность экономики — ноль. Управленцы из них предельно паршивые, в чем уже убедились в Кремле, и ребята трясутся от страха за свои кресла.
На полуострове продолжаются убийства, похищения, обыски и аресты
Что касается причин, по которым крымские татары решили блокировать проезд фур на полуостров, то они просты и понятны.
В Крыму продолжаются убийства, похищения людей, облавы с оцеплением населенных пунктов, обыски и аресты. Именно требования прекратить репрессии против коренного народа, граждан Украины в Крыму, а также освободить политзаключенных, включая Сенцова, Кольченко, Костенко и Надежду Савченко, являются главными для участников готовящейся гражданской акции. В которой, судя по последней информации, хотят принять участие не только крымские татары, живущие в континентальной Украине, но и другие украинцы, которым не безразлично творящееся сейчас на полуострове, отданном на произвол РФ-силовиков и местных бандитов, полтора года назад превратившихся вдруг в "патриотов России".
Текст публикуется с разрешения автора.

Майдан Киев 2014 год «Когда под утро силовики решили, что уже победили, неожиданно появилась «львовская сотня»


http://fakty.ua/177803-uvidev?fb_action_ids=723909727641294&fb_action_types=og.likes&fb_source=other
_multiline&action_object_map=%5B533595636759051%5D&action_type_ma
p=%5B%22og.likes%22%5D&action_ref_map=%5B%5D

«Когда под утро силовики решили, что уже победили, неожиданно появилась «львовская сотня»

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»
04.03.2014
Размер текста: Абв  Абв  Абв  
Во Львове похоронили бойцов «львовской сотни» Самообороны, которых митингующие назвали чудом, спасшим Майдан
Героев, погибших на Майдане, называют Небесной Сотней. О подробностях тех страшных событий не раз рассказывали чудом выжившие участники протеста. Как же все-таки им удалось выстоять? Ведь горстка смельчаков, оставшихся защищать Майдан, была гораздо малочисленнее, чем окружившие их силовики, снайперы и «титушки». А утром 19 февраля, когда майдановцев начали расстреливать, их оставалось совсем мало…
*Горстка смельчаков, готовых защищать Майдан утром 19 февраля, была гораздо малочисленнее, чем окружившие их силовики, снайперы и «титушки»
На днях в интернете появился рассказ очевидца «Чудо, спасшее Майдан», который многое объяснил. «Было страшно, — написал этот человек. — Все понимали, что удержать Крещатик уже нет шансов. Люди начали расходиться. Увидев, что со стороны Бессарабского рынка бежит группа вооруженных щитами и битами людей, мы решили, что это конец. Но оказалось, что это не „беркутовцы“ и не „титушки“. Это была „львовская сотня“. Мы тогда еще не знали, что пришли наши ангелы-хранители».

«Если через несколько часов не сможете ко мне дозвониться, передай жене, что я очень ее люблю»

— Это была очень напряженная ночь, — рассказал «ФАКТАМ» 31-летний львовянин Андрей. — Началась настоящая война. Накануне погибли несколько наших товарищей. Один от взрыва гранаты, другого забили до смерти силовики… Медпункты были переполнены. Противостояние продолжалось, но наших становилось все меньше. Получив ранения, на передовую смогли вернуться единицы. Сотен Самообороны было немного, «свободовская гвардия» куда-то пропала. Политики, которые были на сцене, разъехались. А «Беркут» продолжал атаковать. Люди дико устали, я и сам уже еле держался на ногах. Еще во время январских противостояний на Грушевского получил травму колена, и она давала о себе знать. Но мы все равно стояли.
Под утро митингующих осталось совсем мало. Они все так же бросали в силовиков камни и «коктейли Молотова», но держались уже из последних сил. На Майдане говорили, что завтра будет еще хуже — поступила информация, что нас решили уничтожить физически. Мы тогда еще не понимали, что это значит. Принялись укреплять баррикады, жечь оставшиеся шины. Дым помешал бы силовикам нас увидеть. Когда шины закончились, начали жечь даже свою одежду… «Со стороны улицы Институтской идут „титушки“, — сообщили ребята. — Их несколько тысяч, все вооружены. Что делать?» Я не знал, что ответить. Было понятно, что это конец.
Около пяти часов утра положение стало совсем отчаянным. Нашу передовую потеснили. Баррикады на улице Прорезной и в Пассаже на Крещатике остались вообще без охраны. «Люди, куда же вы все пропали? — осматривая опустевшие улицы, я чуть не плакал. — Говорили ведь, что будете стоять до последнего!» Товарищи все время спрашивали, что делать, когда «Беркут» перейдет в активное наступление. Договорились, что все равно будем сражаться. «Да, всех нас дома ждут жены, дети, родители, — вздохнул мужчина лет шестидесяти. — Но раз уж пришли, нужно стоять до последнего. А там — будь что будет».
Честно скажу, было страшно. Нет ничего хуже, чем ждать опасности и знать, что не сможешь с ней справиться. Товарищи начали звонить родным. «Не могу долго говорить, — дрожащим голосом сказал мой земляк по телефону. — Со мной все в порядке. Ты не говори Маше о моем звонке. Но если через несколько часов вы не сможете ко мне дозвониться, передай ей, что я очень ее люблю». Я тоже достал телефон. Дома ждут жена и трое сынишек… Хотел позвонить и что-то им сказать, но в горле стоял ком.
«Началось! — вдруг закричал наш друг Вася. — Идут! Кажется, „титушки“…» Обернувшись, я увидел, как в нашу сторону приближаются человек сто со щитами и битами. Нас в этом месте уже оставалось не больше двадцати… Они шли быстро и уверенно. Преодолевая боль в колене, я наклонился, поднял какой-то камень… Уже готов был бросать, однако метрах в пятнадцати от нас незнакомцы почему-то остановились. «Ребята, это же наши! — неожиданно закричал тот же Вася. — Посмотрите на их лица. Такие лица могут быть только у наших!» И действительно. Вроде бы с битами и щитами, но глаза не озлобленные, добрые… «Хлопцы, вы откуда?» — кричу. Вперед, громыхнув щитами, выбежали четверо мужчин лет пятидесяти и… упали перед нами на колени. «Брати! — закричали. — Пробачте, що так довго їхали!» Это была «львовская сотня».

«В холл гостиницы каждую минуту заносили людей, пострадавших от пуль снайпера»

— Увидев их искренние лица, я почувствовал, как защемило сердце, — продолжает Андрей. — Плакали все. Только что мы были одни и уже начали прощаться с родными. И тут такое подкрепление. Словно сам Бог послал нам этих ребят. Потом уже мы узнали, что их не пускали в Киев милиционеры. Несколько раз останавливали на Житомирской трассе. Но они смогли прорвать оборону и приехали. «Куда идти? — сразу спросили. — Готовы на передовую!» Все еще пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями, я сказал, с какой стороны наступают спецназовцы. Дважды повторять не пришлось. Уже через минуту «львовская сотня» была на своем месте.
Мы с товарищами побежали туда же. Но по дороге я упал — свело травмированную ногу. Пока в медпункте мне оказывали помощь, услышал странные хлопки. Решил, что взрываются очередные гранаты. Хотя звук показался мне немного другим… Когда ногу отпустило, пошел на место противостояний и сначала ничего не понял. Там громыхали выстрелы, не похожие на звук рванувшей гранаты. Из-за дыма не сразу увидел, что происходит. Как вдруг мне под ноги упал человек. Я где-то его уже видел. «Наверное, потерял сознание», — подумал я и, начав бить его по щекам, увидел вдруг… дыру у него в виске. Из раны сочилась кровь. Парня застрелили. В следующую секунду рядом упал еще один. Он тоже был мертв. Я видел этого мужчину среди львовян.
Ребята падали один за другим. Остальные пытались прикрываться щитами или тем, что попадало под руку. Я не успел пригнуться, и рядом свистнула пуля… Тогда товарищи сами сбили меня с ног и начали закрывать. «Кажется, снайпер! — кричали они. — Стреляет в голову и в сердце». Увидев, что один из львовских «сотников» еще жив, мы с товарищем, пригибаясь от пуль, потащили его к медпункту. Еще двоих раненых погрузили в машину — их повезли в больницу. Других раненых относили в гостиницу «Украина». Когда я уходил, там было четверо погибших. Минут через пять возвращаюсь — а их уже двенадцать. Пол в холле гостиницы был залит кровью. Туда каждую минуту заносили людей. Медики-волонтеры делали пострадавшим массаж сердца, искусственное дыхание… Но потом накрывали простынями с головой. Я опять побежал в эпицентр противостояний, начал оттаскивать очередных раненых. У всех львовян были ранения в шею, в голову и в сердце. Еще тогда стало понятно, что работает снайпер. Видимо, когда под утро нас оставалось совсем мало, силовики решили, что уже победили. Но неожиданно появилась «львовская сотня». Ребята пошли на передовую и сразу погибли.
Затаскивая в холл отеля новых убитых, я уже плохо понимал, что происходит. Все было как в кошмарном сне. Навсегда запомню, как в гостиницу зашел высокий черноволосый мужчина лет шестидесяти. Я видел его в составе «львовской сотни» вместе с очень похожим на него парнем. Это были отец и сын. Они и сражались, как говорится, плечом к плечу. Но в этот раз мужчина пришел один. Начал поднимать простыни, которыми были накрыты погибшие. Увидев лицо одного из них, обомлел. Опустился на колени, дрожащими руками стал снимать с мертвого каску… Врачи пытались отвести его в сторону, но мужчина никого не замечал. Он ведь только что нашел труп своего сына.

«Не переживайте, что я на Майдане. Я должен был это сделать»

— Хлопцы из «львовской сотни» не пробыли на Майдане и часа, как их расстреляли, — едва сдерживая слезы, вспоминает еще один очевидец страшных событий Сергей. — Мы были уверены, что погибнем. Но погибли они вместо нас… Пожертвовав собой, ребята на время смогли сдержать силовиков. Когда те в очередной раз пошли в наступление, уже подъехали митингующие из Тернополя и нескольких других областей. Майдан выстоял. А «львовская сотня» появилась как раз в тот момент, когда с нами должно было быть покончено. Они этого не допустили.
«Львовскую сотню» долго не хотели пропускать в Киев. Те, кто остался жив, потом рассказывали: их автобусы на каждом шагу останавливали патрули. Была команда не пускать митингующих в столицу. Но когда под Житомиром им перегородили дорогу машины ГАИ, ребята вышли из автобусов и пригрозили, что начнут противостояние прямо на дороге. Пропустили. Так «сотники» оказались в Киеве. Говорят, поехать решили спонтанно. Кто-то из дома, а кто-то — прямо с работы. В те дни, 18 и 19 февраля, так приезжали многие. Например, 35-летний львовянин Роман Вереница даже родителям не сказал, что отправился в Киев.
— Аня и Миша были уверены, что их сын на работе во Львове, — рассказывает подруга погибшего мужчины Мария. — А Рома договорился, что его подберет автобус с ребятами, которые ехали в Киев из Яворовского района. Ехать на Майдан хотели многие, но для парня все же оставили последнее свободное место в автобусе. Уже с дороги Рома перезвонил родителям и сообщил, куда едет. «Не переживайте, — сказал. — Я должен был это сделать…» Когда Михаилу сообщили, что его сын погиб, он тут же поехал в столицу. Говорит, до последнего надеялся, что это ошибка. Увидев тело застреленного снайпером сына, долго прижимал его к себе, не хотел отпускать… Сейчас родителей Ромы не узнать. Они почернели от горя.
Приехал в Киев и в тот же день погиб и 28-летний преподаватель Украинского католического университета Богдан Сольчаник. Богдан приезжал не впервые: он стоял на Евромайдане еще с ноября. Время от времени наведывался домой, но потом опять возвращался в столицу.
— Приезжая во Львов, он и здесь не терял времени зря — был активным участником нашего Евромайдана, — рассказывает друг погибшего Дмитрий. — В те страшные дни он в Киев не собирался. Но, узнав, что на Майдане начали убивать людей, сорвался и поехал… Его никто не смог остановить, даже его невеста. Пообещал Маше, что будет очень осторожен, попросил за него не беспокоиться. Заверил, что станет отвечать на телефонные звонки. И сдержал слово. А когда перестал брать трубку, Маша сразу поняла: что-то случилось… В этом году они должны были пожениться.
В Украинский католический университет Богдан Сольчаник пришел несколько лет назад. Преподавал на кафедре новой и всемирной истории, готовился защищать докторскую диссертацию.
— На этот год у него были грандиозные планы: создать семью и получить научную степень, — вздыхает Дмитрий. — И даже отправляясь на Майдан, где погибали люди, он не сомневался, что у него все впереди. Не допускал и мысли о том, что с ним может что-то случиться. «С нами Бог, — часто говорил. — А значит, все будет в порядке». Когда тело Богдана везли из Львова в его родной город Старый Самбор, люди ночью выходили на трассу со свечками. Образовали живую цепь до самого Самбора.
— Богдан поехал в Киев, потому что понимал: митингующим нужна помощь, — говорит друг погибшего Павел. — Ребята сразу побежали на баррикады на Институтской. «Беркутовцы» применяли водометы, но Богдан прорвался к Октябрьскому дворцу — он знал, что там помощь нужнее всего. Я видел, как он стоял на холме между мостом и цветочными часами. Стоял и вдруг… пропал. Как сквозь землю провалился. Именно в тот момент его и застрелил снайпер.
Фото в заголовке с сайта crime. in.ua

Имарат Кавказ закрыт, как раньше был закрыт проект Чеченской Республики Ичкерия? Эксклюзивное интервью о будущем Имарата Кавказ.

Имарат Кавказ закрыт, как раньше был закрыт проект Чеченской Республики Ичкерия?


Эксклюзивное интервью о будущем 

Имарата Кавказ.


 Авраам Шмулевич



Интервью Авраама Шмулевича с Гулямом Мухаммадом – публицистом, мыслителем, ведущим автором интернет-ресурсов Имарата Кавказ и Дудовой Стеллой – исламологом, кавказоведом, кандидатом исторических, магистром политических наук.

Авраам Шмулевич:
Итак, Имарат Кавказ закрыт, как раньше был закрыт проект ЧРИ?

Стелла Дудова:
— Вопрос на самом деле хороший, правильный. Гораздо более глубокий, нежели получившие распространение в последнее время диспуты о вероятной кандидатуре нового амира Имарата Кавказ. Очевидно, что сегодня мы подошли к той грани, когда личный авторитет вновь избранного – каким бы внушительным он ни был, — не сможет выступить противовесом политическим данностям, сложившиеся внутри Имарата. Все, ну или практически все амиры вилайатов уже присягнули Абу Бакру аль-Багдади. Что примечательно, многие ведущие командиры – амиры секторов – опередили в этом своих непосредственных руководителей. Это весьма показательный момент, который проливает свет на степень потенциальной подконтрольности будущим амиром ИК курируемого им контингента в вопросе выбора глобального религиозно-политического пути.

Авраам Шмулевич:
— Исходя из ваших слов, на Кавказе нынче выбирают всего лишь претендента на роль номинального амира?

Дудова Стелла:
—  Суть отнюдь не в том, что новый амир будет фигурой априори формальной. Но в том – что он заданного вектора уже не уйти. Потому, обладая всей полнотой соответствующей его положению власти, он не сможет уже существенно повлиять на ход событий.
Гулям Мухаммад:
— Во Имя Аллаha Милостивого, Милосердного. Мир и благословение Посланнику Аллаhа, его семье, его сподвижникам, а также всем,  кто последовал за ними вплоть до Судного Дня.
Во-первых, хочу сказать о том, что находясь на самой периферии того мира, который по традиции принято считать «исламским», Имарат Кавказ существует и борется в течение уже семи лет, воюя с огромной империей, — это уже очевидный и безусловный успех. Особенно если учесть то, что война ведется без реально ощутимой помощи извне,  и с врагом абсолютно неразборчивым в средствах и методах ее ведения.
Во-вторых. Имарат Кавказ не создавался, как проект на века. Он никогда не рассматривался как архиценность, как автономный и независимый субъект, который будет оставаться таковым и в долгосрочной перспективе. С самого начала было ясно то, что изгнание российских оккупантов и создание независимого  государства, пусть даже и именующего себя «исламским»,  не являлось  финальной целью кавказского джихада. Есть известный хадис, переданный имамом Ахмадом: «Если трое живут в одном селении, но не призывают на намаз и не совершают намаз вместе, то ими овладел сатана. Держись вместе с мусульманами, потому, что волк съедает отбившуюся от стада овцу». Опасаясь оказаться в образе той самой «овцы»,  мусульмане Кавказа никогда не видели свою судьбу оторванной от судьбы Уммы, и  всегда воспринимали себя, лишь в качестве ее  неотъемлемого  сегмента. То есть  в перспективе Имарат Кавказ рассматривался нами тогда, и рассматривается нами сегодня, лишь как один из бастионов грядущего величия, как нечто частное, которое должно пополнить «копилку» общего.
В- третьих. Даже если пуститься в увлекательную футурологию и предположить то, что Имарат Кавказ, исчерпав себя людьми, перестанет существовать, то даже и в таком случае прогнозы не выглядят обнадеживающими. Не будет этого Имарата, будет другой Имарат. На место одних людей придут другие люди. Свято место пусто не бывает. Кавказ всегда был регионом, в котором  запредельная пассионарность не является чем-то исключительным. И это всегда являлось проблемой для Москвы. Она всегда пыталась превратить Кавказ в «хинкальную республику», во «всесоюзную здравницу», а его население в обслуживающий и гостеприимный персонал. Она всегда пыталась нас споить, согнуть, сделать нас зависимыми, податливыми, «законопослушными».  Для наглядности приведу такой пример. Представьте комнату с высотой потолка в метр. И себя в этой комнате. У вас есть все, но вы не можете выпрямить спину. Вы должны ходить согнувшись. Вы должны ползать. В таком случае вами все довольны. Для всех вы законопослушный гражданин, «традиционный», так сказать, мусульманин. Вас утешают тем, что и ваши отцы ползали, и ваше дело ползать и не задавать лишних вопросов. Но, допустим, ползать вы не хотите. Тогда у вас нет иного варианта, кроме одного. Вы должны взорвать потолок. При этом может кто-то погибнуть, можете погибнуть вы сами, но если вы не хотите ползать, а хотите ходить прямо, как от вас того требует Всевышний, то иного варианта у вас попросту нет. Ин ша Аллаh, на Кавказе никто никогда не ползал и ползать не будут, что подтверждается словами Посланника Аллаha (да благословит его Аллаh и приветствует) о том, что Умма никогда не будет единой в заблуждении.

Авраам Шмулевич:
— То есть вы хотите сказать, что у России на Кавказе нет будущего?

Гулям Мухаммад:
— У России на Кавказе будущего нет и быть не может. Попытки удержать этот регион в основном-то и сводятся к шабашам силовиков,  похищениям, внесудебным казням, разграблением сел и уничтожением всего того, что невозможно утащить с собой.

Авраам Шмулевич:
— То есть, Вы хотите сказать, что смена названия никак не повлияет на ситуацию. Будет Имарат или не будет, война всё равно продолжится.

Гулям Мухаммад: Да, именно так.

Дудова Стелла:
— Абсолютно согласна с Гулямом Мухаммадом в том, что ни Имарат Кавказ, ни ИГИШ не являются самоценностью, «вещью в себе». Ни говоря уж о ЧРИ. Это скорее этапы эволюции звеньев единого, глобального исламского проекта в мировом масштабе.
Более того, у каждого из этих звеньев было своё прошлое, со своими пятнами на репутации.
К примеру, «Талибан». Изначально в вопросах вероубеждения большинство участников данного движения придерживались наиболее распространенных в среднеазиатском регионе взглядов сект «Матрудия» и «Аш’ария», кроме того, многие талибы давали присягу различным суфийским шейхам. Их мазхаб ханафийский, деобандийской школы, он – традиционный для Афганистана, Пакистана и Индии. Как и все представители этой школы, талибы являлись мурджи’итами, т.е. не считали действия частью имана. Этим во многом и объясняется их отношение к правительствам арабских стран, которые они считали исламскими, а так же и к различным заблудшим сектам, тем же шиитам. Талибы не пытались исправлять упущения в Таухиде (Единобожии), и даже мешали его проповедовать. Они не запрещали поклоняться могилам, и сами реставрировали старые мавзолеи. Вообще талибы не проводили каких-либо религиозных реформ, оставляя все, как есть. И сами они были приверженцами афганских религиозных традиций, и даже противостояли единобожникам, которые были вынуждены иммигрировать из страны. Многие из талибов и их руководства были членами суфийских сект, в том числе сект крайних суфиев (например, Парлавия).
Примечательно, что их идеология постепенно стала обретать новые черты лишь с американским вторжением. Как и сказано о том в Коране, Всевышний рафинирует своих рабов через усердие на Его пути.
Не удалось избежать проблем установочного характера и Имарату Кавказ. ЧРИ – это как раз таки и есть тот самый «скелет в шкафу», предать земле который пока еще окончательно не решились. Как мы помним, в конце 2007 года провозглашение амиром кавказского сопротивления Абу Усманом Доккой Умаровым Имарата Кавказ сопровождалось отказом от неисламской формы государственного и правового устройства, символики и институтов власти. Это был смелый, очень символичный шаг. Который, однако, так и не дозрел до стадии кульминации. Отказавшись, следуя требованиям Ислама, от рукотворного закона, действующего в ЧРИ, руководство ИК всё же не посмело отречься от почитания тех, кто этот закон задумал, установил и обязал своих подопечных ему подчиняться. В качестве оправдательного аргумента последовала фраза: «Они поступали сообразно тому, как понимали религию и ситуацию». Гуманно, конечно. Но в Исламе есть категории, незнание которых не освобождает от ответственности — как, впрочем, и непреднамеренная ошибка, и неправильное истолкование и прочее, и прочее, помимо принуждения. Категории, в которых недопустима подмена понятий. Постоянно оглядываясь назад, Имарат Кавказ будто затормозился в развитии. Неудивительно, что люди сегодня потянулась к тем, кто более последователен в убеждениях.

Авраам Шмулевич:
— Но почему именно к ИГИШ? Не «Талибан», не «Аль-Каида»? Раньше ведь никто и не помышлял о том, чтобы обязать себя присягой тому же Мулло Омару, носящему титул «повелителя правоверных»?

Дудова Стелла:
— Да, действительно по факту провозглашения Имарата имел место прецедент поступившего письма-наставления от русскоязычных групп Вазиристана с призывом к руководству ИК присягнуть моуля Мухаммаду Умару, которое было опубликовано рядом интернет-ресурсов. Реакция была, прямо скажем, бурная. Сторонники Имарата сочли это – как минимум, посягательством на их свободу и самобытность. Успокоились негодующих на тот момент тем, что это – и послание, и даже сам Вазиристан – «утка спецслужб». На этом вопрос замяли. Очевидно, на том этапе сражающиеся Кавказа еще не были до конца готовы отдать приоритет исламским ценностям перед национал-патриотической гордыней.
Теперь это произошло. И это – очень значимый показатель.
Имарат Кавказ тем самым отнюдь не потерял себя. Скорее нашел. Это – реальный прорыв. Дело тут даже не в ИГИШ, а в самом факте байата (присяги).
Конечно же здесь не обошлось без более приземленных мотивов. ИГИШ нынче, как ни крути, победоносные. Эта характеристика притягивает. Более того. У талибской войны есть своя специфика: это их нормальный, привычный образ жизни. Они рождаются и умирают на войне. Для них в том, что мужчина воюет, нет абсолютно ничего примечательного. Для нашего же с вами современника с Кавказа, вставшего на этот путь, напротив, это, согласитесь, всё-таки некий личный подвиг, победа: прежде всего над самим собой, над стереотипами, над предрассудками, над мнением общества. И он подсознательно настроен на определенный эмоциональный отклик со стороны тех, к кому он примыкает. Как минимум, в качестве одобрения и поддержки. Присоединившись же к «Талибану», многие сталкивались с абсолютно равнодушным отношением к этому их личному подвигу. С тем, что ждать очередного военного мероприятия приходилась долгими месяцами: даже не ввиду невысокой интенсивности операций – слишком много желающих, очередь. По сути, талибы искренне радовались лишь тем новым кадрам, которые имели навыки в военном деле и медицине. Остальные же зачастую страдали от невозможности проявить себя, реализовать собственное рвение. Вновь прибывающих обязывали самостоятельной заботой об обмундировании. Это тоже становилось препоной в обстоятельствах, когда многие из стремящихся к активности, не задумывались о том, чтобы заблаговременно обзавестись необходимыми для того средствами. Талибская военная будничность напрочь лишена романтизма. В этом её своеобразие. И её, на мой взгляд, прелесть.
Тем не менее, о вкусах не спорят. Доля истины есть в том, что войну в Сирии прозвали «пятизвездочным джихадом». Качественное оружие, комфортабельные дома и средства передвижения, яркие, мастерски отснятые видеоролики, наконец. И, на этом фоне, честь и хвала в адрес выходцев с Кавказа, занимающих в этой структуре высокие императивные позиции.
Красивая, заманчивая перспектива. Плюс убеждения.

Авраам Шмулевич:
—  А что с убеждениями? Они как-то отличаются от взглядов остальных джихадистов?

Дудова Стелла:
— Таким движениям, как ИГИШ, состоящим из пассионарных элементов, усердствующих на территории, с которой они ни имеют ни ментальной, ни исторической связи, прибывших туда исключительно из религиозных соображений, гораздо легче избежать подмены мотивации. Неоспоримым преимуществом их является тот факт, что они, не таясь, подняли исламское знамя без каких-либо примесей, открыто противопоставив себя тем, кто выбрал для себя стезю противостояния – скажем так, — глобальному исламскому проекту. Будь то, так называемые, коренные неверные или отступившие от Ислама правительства стран, ошибочно считающихся «мусульманскими». Они не играют в «реальную политику» в военных условиях. Они вообще, знаете ли, не играют. И не заигрывают. Это впечатляет.
Они не считают ни джихад, ни посторенние государства самоцелью, относясь к ним, как к инструментарию, необходимому для достижения искомого. Вероятно, поэтому им легко даются результаты. Они их не фетишизируют.
Есть исламские группы, которые ранее воздерживались от участия в милитаристских движениях, опасаясь разделения джихада, как вида поклонения, с теми, кто в них вызывал некоторые сомнения сквозь призму убеждений. Это не те, кто, услышав первые выстрелы, был готов бежать в бой, сломя голову. Очень разборчивый контингент. Так вот, многие из них сегодня переселились в Шам. Некоторые действуют автономно. Но тем не менее. Это – очень важный момент.
Нынче в определенных кругах вошел в обиход такой афоризм: «Сколько в ИГИШ солдат, столько и мнений». Действительно, идеологическая картина далеко не монохромна. Некоторые позиции трансформируются, не оставаясь в одной поре. Но, как минимум, есть повод предполагать, что в данном случае «вынужденных» отклонений от принципов акиды, нарушений Шариата «для общей пользы», и отказа от требований Ислама, якобы «приносящих вред» на том или ином этапе, ждать не приходится.

Гулям Мухаммад:
— Я думаю, что говорить о серьезных идеологических разногласиях не стоит. Заявленная цель у всех групп Джихада одна. Это возвышение Слова Аллаhа, установление Закона Аллаhа, Закона  равного для всех, к которому должны  все мы, в конечном итоге,  прийти.  Не касаясь в вопросы их  взаимоотношений,  переведем этот вопрос из плоскости теорий в плоскость практического анализа. Всем известно, что недавно принявший смерть Шахида (Ин ша Аллах), Амир Имарата Кавказ Али абу Мухаммад (да помилует его Аллаh) года полтора назад наложил запрет на диверсионные операции  в российских городах. Мое мнение таково, что это решение было абсолютно правильным, но я  думаю, что в руководстве Исламского Государства найдется немало людей, которые это мнение посчитают ошибочным, и будут действовать,  исходя из собственного видения ситуации. Несмотря на отсутствие доктринальных  расхождений и стремление к одной цели, средства ее достижения могут быть разными. В Шариате это допускается.

Авраам Шмулевич: 
— Изменится ли военная тактика? Какие неприятности ожидают силовиков?

Гулям Мухаммад:
— Не сразу и не кардинально,  но все-таки что-то изменится. Увеличится количество опытных бойцов, инструкторов. Видимо, пойдет финансирование, что в любой войне играет не последнюю роль. Людские ресурсы будут вводится дозировано, и в том количестве, в котором этого будет требовать оперативная обстановка. Видимо, будет выбрана тактика изматывания противника. Возобновятся нападения на военные колонны и гарнизоны. Есть основания думать, что возобновятся диверсии в российских городах. Тут ведь вот в чем дело. Любой присягнувший ИГ джамаат, может претендовать на помощь «метрополии» и автоматически заносится на довольствие. Насколько серьезны намерения его лидеров в отношении «субъектов», Ин ша Аллаh будет ясно, уже в течении текущего  года.

Авраам Шмулевич:
— Как по-вашему присяга аль-Багдади скажется на Имарате? Какие вы прогнозируете изменения?

Гулям Мухаммад:
— Количество добровольцев с Кавказа  воюющих на территории Шама уже давно вызывает очень серьезные опасения российских властей. И дело даже не только в ИГ. Есть, например, «Джейш аль-Мухаджирин уаль Ансар», являющееся самым боеспособным подразделением, воюющим против асадовского режима.  Есть другие группы, для которых Россия является куратором и  спонсором сирийского режима, утопившего собственный народ в крови. Они не ИГ, но от этого легче никому не будет. Скальп Кадырова их интересует не меньше, чем наших братьев из ИГ. Мне кажется, что наличие такой взрывоопасной  смеси вблизи границ с Израилем будет подталкивать круги, заинтересованные в неприкосновенности его границ, к тому, чтобы пар из этого котла был выпущен в сторону России. Я не могу утверждать, во что конкретно может вылиться эта заинтересованность, но то, что она существует, это определенно.

Авраам Шмулевич:
 — Итак, подводя итоги. По вашему мнению, Имарат Кавказ вышел на пенсию, да здравствует Исламское Государство?

Гулям Мухаммад:
— Как-то Дэн Сяопин сказал: «Не важно какого цвета кошка, главное чтобы ловила мышей». Сегодня вопрос состоит в том, насколько скоро и успешно Кавказ избавится от мышей. И кто на этом поприще проявит большее усердие и преуспеет, тот и будет здравствовать.  Ин ша Аллах.

-- 
С уважением
אברהם שמולביץ
Авраам Шмулевич
Раввин.
Председатель Международного Гиперсионистского Движения "Беад Арцейну" ("За Родину!").
Президент Института Восточного Партнерства (Иерусалим).
Стратегический Советник "Черкесского Конгресса" и "Черкесского Союза".
Rabbi Avraham Shmulevich
Mob. tel.---- +972 50 355 9404
Mob. tel. in Israel ---- 050 355 9404
Skype: ---- avrahamshmulevich
Favorite (preferred) e-mail: ---- avraham.shmulevich@gmail.com
Одноклассники --- http://ok.ru/avraam.shmulevich