ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

суббота, 13 июня 2015 г.

ОБРАЩЕНИЕ “Человечество остро нуждается в общей духовности ” Религий не оправдали надежд.

Участникам 5-ого съезда Лидеров мировых и традиционных религий г.Астана, 10-11 июня 2015г.
9 июня 2015г.
ОБРАЩЕНИЕ “Человечество остро нуждается в общей духовности ” Религий не оправдали надежд.


Уважаемые духовные предводители Человечества!
Всемирная Ассамблея Туркских1 Народов приветствует Вас в г.Астана, в центре Азии, откуда в свое время разнеслась искра первой цивилизации на Земле2, и обращается к Вам об острой необходимости создания общей духовности Человечества.
Несмотря что современная цивилизация достигла небывалых технологических вершин, Человечество остается раздробленным по социальному положению, расовой, национальной, особенно религиозно-духовной принадлежности. Как следствие эти достижения отчасти служат истреблению рода человеческого и среды его обитания. Что ставит под сомнение само существование нашей цивилизации. Мы полагаем, что мир сотворен Всевышним, им же людям заложены такие качества как гуманизм, справедливость, доброта, любовь к своему роду т.д. Но никак духовные ориентиры в виде религии. Эти прирожденные качества позволяли людям жить и развиваться. Однако с появлением у них жажды наживы, сначала материальной, далее власти, славы, человечность оказался на задворках. Люди стали жить во многом ради наживы, для достижения ее не брезговали никакими средствами. Тогда Всевышний, отдельным избранным лицам позволил понять смысл и способы существования людей (буддизм), другим ниспослал свод жизненных правил, чтобы заблудшее человечество могло вернуться в праведный путь. Но те народы, которым больше приглянулись блага от наживы, ниспослания приспособили для своих корыстных интересов. Они и сейчас претендующие на свою исключительность в своих религиях и идеологиях, трактуют это как свое право единолично решать судьбы мира. Таким образом, извращенные ниспослания, еще больше усугубили положения. Более того религия срослась светской властью – орудием подавления свободы людей. Даже буддизм, потеряв изначальный настрой, становится инструментом человеконенавистнических групп. Например в Мьянме, где они в наши дни искореняют народ рохинджа.
Всевышний не мог разным лицам и народам ниспослать разные варианты священных наставлений. Иначе и Он стал бы источником двойных стандартов, по своему сути, Он таковым никак не может быть. Значит наставлений изменяли, сочиняли люди из-за корыстных побуждений. Свои выдумки навязать Всевышнему – это не только отвратительно, но и преступно. Ибо это породило межрелигиозные, внутрирелигиозные кровопролитные противостояния народов, стало средством грязной политики (крестовые походы, столкновения между различными течениями христиан, мусульман и т.д.), подавления свобода мысли и слов. И религии, вместо благоденствия принесли Человечеству неисчислимые страдания, продолжают отравлять духовную атмосферу земного общества и этому не видно конца. Спрашивается, нужны ли народам такие религии и верования? Ответ ясен.
Человечество остро нуждается в духовном оздоровлении, общей духовности, нацеленные на создание гармонии на земле, комфортного пребывания каждого поколения людей в отведенной им жизни. На сегодня у благородной части Человечества начали проявляться подавленные мракобесами нравственные устои, соответствующие высокому предназначению Человека разумного. Уважаемые духовные Властелины! Вы служители особого рода, умудренные тысячелетним опытом духовной деятельности. Мы призываем и Вас совместно с благородной частью Человечества выпестовать общую духовность, ведущей к установлению на земле справедливо-гуманное, глобально-гармоничное общество. Далее в каждой стране на основе общей духовности следует разработать и принять Основной закон, регулирующий экологические, социальные, экономические, политические, международные, военные и др.отношения. Поскольку они будут созданы, опираясь на общей духовности, то и основные законы всех стран получатся схожими. Что приведет к возникновению гармоничных взаимоотношений между людьми, между обществом и людьми, между странами. Организация Объединенных Наций, обобщив и согласовав на основе таких Основных законов стран-членов, может узаконить мировой стандарт международных отношений, отношений к окружающей среде, обязательных для каждой страны и сам станет действенным координатором жизнедеятельности земного общества.
Готовы ли Вы идти на такой шаг, уважаемые главы религии, религиозных сообществ? Если Вы искренне служите ради благополучия людей, то должны согласиться с таким исходом.
Президент этой страны, где Вы собрались для своего очередного съезда, когда задумал организовать Ваши постоянные встречи, наверно полагал, что это, в конечном счете, приведет межрелигиозному согласию. Чего мы пока не наблюдаем. Поэтому видимо пора всем Вам, задуматься.
Мы не только поднимаем краеугольную проблему Землян о духовности, но и намечаем построить Дворец духовного единства Человечества – Юрты Мира в городке Туран, историко-культурном центре туркских народов мира, в Южном Казахстане. И приглашаем всех Вас вместе заложить фундамент Дворца.
Принимая наши предложения, Вы, лица, облаченные духовной властью, сделали бы невиданный шаг в истории Человечества по единению и спасению его от надвигающейся катастрофы, в возникновении которой, принимали деятельное участие и религия.
Мы полагаем, что все это будет угодно и Всевышнему, поскольку люди, сотворенные им, наконец, объединившись духовно, став единой в мыслях и делах на основе лучших качеств, изначально заложенные им, вступят в праведный путь. При этом единая духовность должна иметь общественно-политический статус, а каждый человек вправе продолжать свое верование в своей личной жизни.
Исходя изложенного, мы предлагаем принять решение в предстоящем Вашем съезде о создании группы по разработке общей духовности Человечества совместно с представителями гражданского общества всех народов мира.
академик Ерментай СУЛТАНМУРАТ,
Президент Всемирной Ассамблеи Тюркских Народов
тел.: +77071255550, +77014700050, email: dta.turan@gmail.com



1 т.н. тюркских.

2 Б.Харенберг, Хроника Человечества, Москва, 2000г., стр.30.

Языковая политика в России: вытеснение нерусских языков в сферу факультативного

Языковая политика в России: вытеснение нерусских языков в сферу факультативного

Лингвист Анатолий Волков сформулировал контуры языковой политики России современности в контексте соотношения применения русского и других языков народов России. Русский язык, по мнению специалиста, институционально получает центральное положение, вытесняя остальные, в том числе официальные языки России.

Языковая политика — комплекс мер, реализуемых государственными учреждениями и общественными институтами напрямую или косвенно в отношении языков данной страны. Языковая политика всегда имеет перед собой определённые цели, связанные с сохранением или изменением существующей языковой ситуации.
Общие замечания и текущая языковая политика РФ
В последнее время много говорится о глобализации, в том числе языковой. Очень часто даже приходится слышать о том, что языки умирают потому, что сами носители не хотят на них говорить, а силой их к этому принудить невозможно. Однако не так уж часто можно услышать о том, почему на одних языках (даже «небольших») говорить «хотят», а на других — «не хотят»; очевидно, что помимо «моральных» соображений, миром движут и вполне прагматические законы: люди более склонны использовать те речевые коды, которые помогают им решать задачи, и не последнее место среди них занимают карьерные.
Современный мир разделён между разными государствами, из бюджетов которых в той или иной мере финансируется работа образовательных, медицинских, правоохранительных и других учреждений; к их деятельности соответствующие государства предъявляют определённые требования, то есть, если угодно, неизбежным образом происходит «навязывание» неких правил или, что то же, поощрение тех или иных моделей поведения. Разумеется, языковые вопросы при этом не могут остаться в стороне: и диктор на ТВ, и школьный учитель, и судья не могут использовать (на службе) произвольную знаковую систему.

Может ли государство (постепенно) делать владение языком всё более выгодным, а другим(и) — наоборот?

Рассмотрим несколько примеров из языковой политики Российской Федерации последних лет (попутно заметим, что у национальных республик нет полномочий образом корректировать эти решения).

1. Введение единого государственного экзамена, который можно сдавать только на русском, при этом единственными обязательными предметами являются русский и математика.
Языковые приоритеты такой экзамен расставил вполне очевидным образом: для успешной сдачи ЕГЭ нужно знать только русский, причём на довольно высоком уровне (и больше никакие языки ни на каком). Так как успешная сдача ЕГЭ является пропуском в высшие учебные заведения, а значит, и в «лучшую жизнь», вполне ожидаем был переход многих школ с преподаванием на национальных языках на русский, «чтобы было проще». Можно ли назвать этот переход естественным? После ввода ЕГЭ именно в таком формате — безусловно.
2. К обязательным предметам единого государственного экзамена будет добавлен иностранный язык.
Наверное, знанию иностранных языков такое решение действительно поспособствует. Но в итоге национальные языки с точки зрения «карьерного роста» остаются уже не на втором месте, а на третьем. Не захотят ли родители (будущих) школьников, чтобы часы «третьего» языка были переданы «второму», для блага их же детей? Ответ очевиден и, наверное, в заданном контексте не менее естественен.
3. Экзамен по русскому языку для мигрантов.
Независимо от региона пребывания мигранты обязуются сдавать экзамен по русскому, а местные языки, имеющие официальный статус, игнорируются; по сути, звучит следующий посыл: «Это ваш факультативный актив, необязательный и неважный для повседневной жизни». При этом сам мигрант вполне может работать по профессии, которая не относится к числу коммуникативно активных, однако появление больших анклавов «иноговорящих» мыслится как угроза для одноязычного большинства.
Разумеется, нельзя сказать, что в контексте текущей языковой политики знание национальных языков совсем не даёт дополнительных выгод: скажем, тот факт, что на этих языках существуют СМИ (часто — на дотационные средства) и сами языки преподаются в школе, создаёт дополнительные возможности для трудоустройства. Однако , такими возможностями может воспользоваться весьма ограниченное количество граждан, , материальные выгоды и перспективы благодаря знанию русского обычно куда весомее, а , как мы только что увидели, языковая политика России последних лет явным образом направлена на дальнейшее расширение сферы использования русского языка.
Примеры из языковой политики других стран
А. Обязательный экзамен по обоим официальным языкам (немецкий и итальянский) для госслужащих Южного Тироля (Италия).
Разумеется, далеко не для каждого человека госслужба является привлекательной и сама по себе сдача экзамена по языку ещё не гарантирует его применения, однако очевидным образом мотивацию для изучения такие решения дают. При этом уровень необходимой для успешной сдачи экзамена компетенции, исходя из контекста, может варьироваться, но важно, что совсем «в стороне» соответствующий язык не остаётся.
Б. Закон об использовании киргизского языка в государственном делопроизводстве.
Если для служащих соответствующего отдела это не является достаточным стимулом, чтобы самим взяться за учебники, в отделе появятся новые сотрудники с соответствующими навыками, а, например, школьники получат вполне конкретный ответ на вопрос «зачем?».
В. Языковой экзамен на получение гражданства в Латвии.
Возможно, «негражданин» — это слишком грубый термин для людей, которые «всего лишь» лишены избирательных прав, возможности работать госслужащими, имеют некоторые ограничения в приобретении недвижимости, подсчёте пенсионного стажа , но при этом подлежат полноценной дипломатической защите Латвии за рубежом, обладают практически идентичными правами безвизового въезда в другие государства и, например, были освобождены от воинской повинности, но так или иначе, латышский язык в Латвии выгоднее знать, чем не знать, независимо от «родословной».
Г. Квебек: двуязычные вывески.
Даже без учёта необходимых языковых компетенций при изготовлении табличек, важно, что население региона постоянно «визуально» наблюдает языковое равенство.
Д. Обязательное дублирование этикеток на монгольском для импортных товаров.
Помимо всего прочего, данный закон способствует разработке и продвижению современной торговой терминологии. Не рядовым покупателям же её изобретать.
Е. Обязательное присутствие каталанского в сфере обслуживания.
Скажем, меню в каталанском ресторане может быть продублировано и на других языках, но присутствие национального обязательно.
Ё. Беларусь: штрафы за игнорирование языка клиента (из числа официальных).
Отвлекаясь от языковой ситуации в стране в целом, можно с уверенностью сказать, что многие школьники, которые впоследствии вполне могут быть связаны со сферой обслуживания, узнавая о таких штрафах, получали дополнительную мотивацию для овладения и русским, и белорусским.

Ж. Закон о рекламе на украинском языке; дубляж медиа / субтитры.
Естественно, физически невозможно проследить, чтобы всё, что потенциально является рекламой, было на том или ином языке, но принятием такого закона Украина сделала большой шаг в продвижении языка в массы: известно, что многие рекламные слоганы удивительно «прилипчивы», а значит, украинский язык стал намного более «на слуху». «На слуху» теперь и языковые обороты из современных фильмов, а субтитры — «перед глазами», пусть даже не все их читают.
З. Квота на использование французского языка в СМИ.
Действовавшая во Франции практика была направлена на защиту от засилья англоязычных продуктов; так, процент французских песен в эфире радиостанций не должен был опускаться ниже . Аналогичным образом в полиязычных регионах можно отрегулировать соотношение телепередач на том или ином языке (но не по принципу « каналов на языке, А» и « на языке Б», когда «неудобный» язык будет просто игнорироваться). Можно возразить, что с началом передачи на языке Б незнающие его просто переключат канал, но это уже требует определённых усилий. И даже если одному из языков будут доставаться наименее рейтинговые «ночные» часы, на нём по крайней мере будет создаваться полезный и нужный контент. Существуют и ещё более интересные примеры «квотирования»: Украина во время массовых мероприятий часто использует пару ведущих, один из которых говорит , другой ; естественно, понимать зрителям обычно хочется обоих.
И. Доплаты за знание эстонского языка на тех или иных должностях.
Разумеется, ситуацию, когда зарабатывает «бонусную» прибавку, при желании легко интерпретировать как ситуацию, в которой остальных «штрафуют». Но если говорить о стимулах, то такой бонус, безусловно, приятен и вполне материален.
Й. Возможность благодаря знанию второго официального языка набрать дополнительные баллы на школьном тестировании (Франция).
Принципиальное отличие от предыдущего пункта в том, что здесь есть «потолок», знание второго языка «всего лишь» может перекрыть недочёты по основным предметам. С другой стороны, те же баллы можно заработать и «честно».
Что и как можно изменить
Многие горячие головы, ссылаясь на официальное равенство русского языка и языков нацреспублик, предлагают требовать равного их использования во всех сферах буквально «с завтрашнего дня». Даже если признать их правоту, фактическое равенство, исходя из буквы закона, можно установить только в тех областях, к которым государство «имеет доступ». На деле же невозможно и это: во всех национальных республиках население на данный момент объективно владеет русским языком на более высоком уровне (в некоторых — на много более высоком), а у ряда языков для выполнения «симметричных с русским» функций и вовсе почти нет ни терминологической, ни узуальной, ни материальной базы.

Естественно, научить неродному языку человека, скажем, «среднего возраста» — задача весьма трудоёмкая. Если же говорить о школьниках (например, о переходе на квотированное преподавание в школах на русском/национальном языках, пусть даже не в равных долях), то и это видится скорее задачей на перспективу, хотя в отдельных школах вполне можно начать оттачивать данную практику уже в ближайшем будущем. Главная же целевая аудитория — детские сады: подход «два воспитателя, каждый из которых говорит с детьми на своём языке» (пока ещё число воспитателей для этого подхода достаточно) позволит уже через несколько лет пойти в школы вполне двуязычному поколению.

При этом нужно помнить, что язык в системе образования (детские сады, школы, вузы) должен выполнять не декоративную функцию «вещи в себе», а ориентироваться на будущее применение. Даже если Россия не готова к широкому использованию нацязыков в общественной сфере сейчас, по крайней мере введение некоторых элементов из вышеописанного опыта других стран вполне может повлиять на решения родителей при выборе образовательного учреждения (и, соответственно, на решения образовательных учреждений при формировании учебных программ).
Нельзя недооценивать и представленность языка в современных медиа: наличие, скажем, высококлассных (мульт)фильмов на языке, А не означает, что его начнут массово учить, но совсем без них язык резко теряет в престиже. При этом дубляж (переозвучивание) в условиях ограниченного количества ресурсов осуществлять на порядок проще.
Подводя итог, можно сказать, что утрата языков вследствие «естественных процессов» — это слишком общая формулировка, и существует множество механизмов, которые могут на эти процессы влиять. Потенциальная ситуация, в которой с помощью русского языка на официальном уровне можно решать одни задачи, а с помощью других языков — другие (пусть даже несколько более скромные, с «общегосударственной» точки зрения), нормальна, сбалансирована и не требует значительных изменений в текущей языковой политике. При этом очень важно не потерять слишком много времени: уход полноценно владеющих языком поколений (особенно в нынешнюю, «цифровую», эпоху) крайне затрудняет последующие «восстановительные» работы.


 П