ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

понедельник, 21 января 2013 г.

Московия до Петра I считала себя частью исламского мира


Московия до Петра I считала себя частью исламского мира



Русское оружие, которому было суждено одержать множество великих побед и быть воспетым поэтами, одно время было сплошь «мусульманским». На него не просто наносили арабские слова, но даже целые аяты из Корана и исламские молитвы (ду´а). Зачем это делалось, как это объяснить сегодня и почему традиционная версия не выдерживает критики? Об этом ниже.

В собрании Оружейной палаты Московского Кремля привлекают внимание предметы эпохи XVI-XVII вв., покрытые арабскими надписями и характерными восточными узорами. В большом альбоме «Государственная Оружейная палата» приводятся некоторые такие предметы и дается краткое пояснение их происхождения.

Авторы альбома предлагают свое «объяснение» арабским надписям на русском оружии. Дескать, русские мастера копировали восточное оружие, считавшееся лучшим в мире, и, подражая, копировали также надписи на незнакомом им языке, не особенно вдаваясь в их смысл.

Чтобы понять, насколько оружие с арабскими надписями типично для коллекции Оружейной палаты, обратимся к описи Оружейной палаты Московского Кремля, составленной в 1862 году помощником директора Оружейной палаты Лукианом Яковлевым. Этот редчайший документ существует лишь в каллиграфической рукописи и хранится в архиве Оружейной палаты Московского Кремля.

Как сказано в описи, при ее составлении восточные надписи были разобраны муллою Хейреддином Агъевым, братом его муллою Зейэддином и отцом их ахуном московского Мухамеданского общества имамом Магометом Рафиком Агъевым. Упомянутая бумага является наиболее полной среди других описей Московской Оружейной палаты, хранящихся в Музее Московского Кремля (Успенская Звонница) в Архиве Оружейной палаты, с которыми нам удалось познакомиться в 1998 году.

Кроме указанной описи Лукиана Яковлева, в Архиве Оружейной палаты мы видели еще несколько рукописных описей холодного оружия Оружейной палаты. Однако, в отличие от описи Л. Яковлева, в них нет прорисовок и переводов арабских надписей на оружии. Этих прорисовок и переводов почему-то нет и в печатном варианте описи Л.Яковлева, составленном и изданном Филимоновым в 1884 году. Таким образом, рукописная опись Оружейной палаты Л. Яковлева является, по-видимому, единственным полным источником по арабским надписям на предметах Московской Оружейной палаты.

В описи отмечено 46 сабель, принадлежащих Михаилу Федоровичу, Алексею Михайловичу, Ивану Алексеевичу Романовым, а также русским князьям XVI-XVII вв. В описи Л. Яковлева описания сабель снабжены указаниями вида: «Русская», «Восточная», «Турецкого образца» и т. д., относящимися либо к месту изготовления, либо к образцу, по которому изготовлена та или иная сабля. При этом не всегда понятно, что именно – место изготовления или название образца - имеется в виду.

Анализ данных однозначно говорит, что наиболее значительную часть холодного оружия Московской Оружейной палаты составляют сабли. Это не случайно.

Считается, что в XVI-XVII веках сабля была типичным наиболее популярным оружием русского воина. Так, например, в сборнике «Очерки русской культуры XVI-XVII веков» утверждается, что традиционным оружием ближнего боя в русском войске была сабля. Ею были вооружены все виды войск (!).

«Оружием ближнего боя в XVI веке стала сабля - о полном ее господстве и широком распространении говорят как русские, так и иностранные свидетельства. Так, все без исключения 288 человек детей боярских и дворян коломничей, 100 человек ряшан, в том числе и «новики», только что зачисленные на службу «в сабле», лишь несколько слуг были вооружены копьями. Рисунки Никоновской рукописи также изображают конников всегда с саблями». Мы приводим здесь два рисунка русских конных воинов из заимствованных П. П. Епифановым из средневекового описания Московии С. Герберштейна.

П. П.Епифанов далее пишет: «Десятни - списки дворян и их слуг, составляемые на периодических смотрах, дают наглядное представление о вооружении русской конницы XVI века. Вот типичные записи: «Быти ему на службе на коне, в пансыре, в шеломе, в зерцалех, в наручах, з батарлыке, в сабле, да за ним три человеки на конях, в пансырех, в шапках железных, в саадацех, в сабле, один с конем простым (запасным), два с копьи, да человек на мерине с юком (вьюком)»; «быти ему на службе на коне, в тегиляе толстом, в шапке в железной, в саадаке, в сабле, да человек на мерине с юком». В первом случае представлены оружие и доспехи знатного «дворового» дворянина, во втором - менее состоятельного «городового».

Сабля была на вооружении пеших войск, а также «пехоты огненного боя». В статье приведены два рисунка, на которых изображен русский пехотинец и русский воин «огненного боя» XVI века. В XVII веке такой порядок сохранялся до введения Романовыми солдатских и рейтарских частей, построенных и вооруженных на западный манер.

«Главным ударным оружием конницы была сабля. По свидетельству иностранного наблюдателя, большинство русских конников, одетых в железные кольчуги, были вооружены «кривыми короткими саблями», более редкими были палаши».

Несмотря на такую популярность сабли как оружия в московских войсках XVI-XVII веков, в описи Оружейной палаты 1862 года сабли «московского образца» встречаются далеко не так часто, как можно было бы ожидать. Даже если отнести к ним все сабли, относительно которых нет указания на тип или место изготовления.

Так, среди сабель, принадлежащих русским князьям и царям XVI-XVII веков, вплоть до Ивана Алексеевича Романова, доля сабель «московского образца», согласно документам, составляет всего 34,8%. Это почти в два раза меньше числа «иноземных» сабель, доля которых равняется 65,3%. Та же картина прослеживается и в собрании безымянных сабель и сабельных полос: 96,2% «иноземных» типов против 3,6% клинков, сделанных не по «иностранному» образцу.

Следует отметить, что существенную часть хранящихся в Оружейной палате сабель составляют клинки так называемого «восточного» образца. Так, среди сабель, принадлежащих Михаилу Федоровичу, Алексею Михайловичу, Ивану Алексеевичу Романовым, а также русским князьям XVI-XVII вв., доля сабель якобы «восточного» образца составляет 50% от общего количества. А среди сабельных полос – 39,7%, не считая 24% черкасских и тавризских сабель.

С точки зрения принятой сегодня версии русской истории получается, что собрание традиционного русского оружия Московского Кремля состоит в основном из сабель иностранных типов. Более того – из сабель, сделанных по образцам, принятым во враждебных вроде как Московской Руси государствах.

Ведь, как считается в традиционной истории, мусульманский Восток, и в частности, Османская империя, был постоянным военно-политическим и религиозным противником Руси. Да и с западными соседями - Польшей, Литвой и Ливонским орденом - отношения у Московской Руси, как нас уверяют, были далеко не дружественными. Трудно поверить, что в такой обстановке на Руси не существовало своего развитого производства оружия и его русского, национального оформления.

Поэтому собрание сабель Оружейной палаты в рамках традиционной истории выглядит неестественным. Оно требует специальных объяснений.

На основе традиционной истории логично предположить, что крестоносец напишет на щите девиз на латыни, мусульманин - аяты из Корана, а русский воин воспользуется хотя бы родным языком. Вместо этого мы наблюдаем засилье так называемого «восточного» оружия на Руси с надписями религиозного содержания, выполненными почти исключительно на арабском языке. Как правило, это аяты из Корана и обращения к Богу (ду´а).

Причем речь идет не о трофейном оружии. Сабли с арабскими надписями на Руси покупались, подносились в виде дани и изготавливались в Оружейной палате русскими мастерами.

В работе П. П.Епифанова отмечается, что русские сабли с несколько искривленным клинком были «похожи» на турецкие. «Несмотря на известные различия конструкции - одни имели крестовины лопастями, другие - с шариками, у одних была «елмань» (расширение в нижней части клинка), а у других не было, - в целом сабли были однотипны».

По-видимому, в XVII веке русский и турецкий (восточный) образцы просто не различались. С другой стороны, они противопоставлялись саблям западных образцов - польского, литовского, немецкого.

Аналогичная ситуация возникает и с зерцальными доспехами, и со знаменитыми «шапками иерихонскими» - парадными шлемами русских царей. Половина «шапок иерихонских», являющихся важной частью торжественного воинского наряда русского царя, имеет религиозные арабские надписи. Поразительно, что другие языки, кроме арабского, при этом не используются.

Есть даже пример парадоксального, с точки зрения традиционной истории, соседства казалось бы совершенно чуждых друг другу религиозных символов на «шапках иерихонских» русских царей. Так, например, на «шапке иерихонской» Михаила Федоровича Романова, работы мастера Оружейной палаты Никиты Давыдова 1621 года, в клеймах помещена арабская кораническая надпись: «Обрадуй правоверных обещанием помощи Божьей и скорой победы». Эта надпись соседствует с восьмиконечными православными крестами на самом шлеме и с образом архангела Михаила на стрелке шлема.

Другой пример. На зерцалах царских доспехов первых Романовых, хранящихся в Московской Оружейной палате, кириллицей по-русски написаны только титулы Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. Религиозные же надписи на зерцалах выполнены сплошь на арабском языке.

В целом прослеживается следующая, поразительная с точки зрения внушенной нам версии русской истории, картина. Надписи обычно присутствуют на традиционном русском княжеском вооружении - сабле, зерцальном булатном доспехе и шапке иерихонской, - которое входило в «большой наряд» русских царей.

При этом кириллические надписи составляют явное меньшинство и, как правило, обозначают принадлежность владельцу. Таковы, например, надпись на сабле Мстиславского, надпись на рогатине великого князя Бориса Алексеевича, на булаве Михаила Федоровича («Божьей милостью мы великий Господарь Царь, Великий князь всея Руси Самодержец») и т. д.

В то же время на русском оружии много арабских надписей. Причем только арабские надписи, как правило, содержат религиозные формулы на русском оружии. Пожалуй, единственное исключение - это двуязычная «турецкая» сабля XVI века из собрания Московской Оружейной палаты, на которой религиозные надписи выполнены и по-арабски и по-русски.

На пяте этой сабли написано по-арабски: «Во имя Бога, благого и милосердного!», «О победитель! О заступник!». По обуху той же сабли идет надпись кириллицей также религиозного содержания: «Суди Господи, обидящьия мя. Побори борющьия мя. Прими оружие и щит и возстани в помощь».

Такое широкое применение арабского языка на старом русском оружии, причем преимущественно для религиозных формул, говорит о том, что арабский язык до XVII века мог быть одним из священных языков Русской православной церкви. Сохранились и другие свидетельства использования арабского языка в Русской православной церкви доромановской эпохи.

Например, драгоценная митра - головной убор православного епископа, до сих пор хранящаяся в музее Троице-Сергиевой лавры. Ее фотография приведена в альбоме Л. М. Спириной «Сокровища Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника. Древнерусское прикладное искусство» (ГИПП «Нижполиграф», Н. Новгород, год издания не указан). На митре спереди, прямо над православным крестом, помещен драгоценный камень с арабской надписью.

Обилие арабских религиозных надписей на предметах, входящих в состав Большого наряда русских царей, то есть их парадного воинского доспеха, и практически полное отсутствие каких-либо надписей на других видах вооружения (за исключением разве что клейм изготовителя на шпагах и немецких мечах) также служит косвенным свидетельством в пользу использования арабского языка на Руси в качестве старого языка традиционных обрядов и старого церковного языка.

Московские цари того времени, как известно, были в глазах народа наместниками Бога на Земле. Поэтому они должны были с особым тщанием придерживаться старых русских традиций. В частности - использовать религиозные формулы, записанные «по-старому», по-арабски, на парадном доспехе, отдавая дань уважения порядкам, по которым жили отцы и деды, которые освящены веками.

Этот подсознательный консерватизм любого общества, видимо, проявляется и в рассматриваемом вопросе. Понятно, что подобный консерватизм должен особенно сильно выражаться при оформлении оружия.

Не вызывает сомнений, что русский средневековый воин, как и любой другой, ревниво следил за тем, чтобы на его оружии были только правильные, испытанные отцами и дедами символы и надписи. Поскольку верил, что такие надписи помогут в бою, принесут удачу. А новые, не испытанные отцами и дедами надписи, могут оказаться «неправильными» и принести смерть. Поэтому надписи на оружии должны были быть особенно консервативны.

И уж совсем абсурдным выглядят утверждения современных комментаторов, будто бы русские воины наносили на своем оружии «для красоты» надписи и символы своих врагов. Причем, как мы видим по собранию Оружейной палаты, в массовом порядке.

Русская традиция писать на оружии по-арабски была столь сильна, что ей продолжали следовать и в XVIII столетии, когда Турция была повсеместно объявлена извечным врагом христианского мира. Так, Екатерина Вторая наградила Великого князя Александра Павловича саблей с египетским булатным клинком, содержащим, в частности, на лицевой стороне арабскую надпись: «Нет другого божества, кроме Единого Бога», «Всевышний Боже», «Молящегося Бог хранит».

Ниже - фотографии, сделанные в Музее Александровской Слободы, современном городе Александров, в Распятской церкви-колокольне, где выставлено вооружение РУССКОГО воина.

1. Нож князя Андрея Старицкого, сына Ивана III
  
  
2. В музее Александровской Слободы, современный город Александров, в Распятской церкви-колокольне, выставлено вооружение РУССКОГО воина.
  
   
3. Фотография зерцального доспеха, изготовленного для царя Алексея Михайловича в 1670 году РУССКИМ мастером Григорием Вяткиным, «одним из лучших оружейников второй половины столетия».
  
   
4. Шлем князя Федора Ивановича Мстиславского.
  
  
5. Клинок ножа князя Андрея Старицкого. Арабский текст подчеркнут, стрелки указывают на типично русский орнамент,что говорит о том что сделан был русски мастером.
  
   
6. Бехтерц, потерянный, очевидно, в боевой обстановке у р. Вожи (место сторожевой засеки) на Рязанщине. С известной битвой 1378 г.

   
7. Шлем Ивана Грозного, хранящийся в Королевском музее в Стокгольме. Арабскими буквами написано АЛЛАХ. МУХАММАД.
   
8. В музее Александровской Слободы, современный город Александров, в Распятской церкви-колокольне, выставлено вооружение РУССКОГО воина. Выставлены кольчуга, щит, шлем. Пояснительная музейная табличка сообщает, что это - РУССКОЕ вооружение.В то же время вокруг всего шлема широкой полосой идет совершенно четкая АРАБСКАЯ НАДПИСЬ. Пояснительная табличка хмуро молчит об этом. И уж конечно, не дает никакого ее перевода. Причем, здесь никак нельзя сказать, что это - МУСУЛЬМАНСКОЕ вооружение, в современном понимании этого слова. Дело в том, что в мусульманском искусстве, начиная, по-видимому, с VII века, изображения людей и животных категорически запрещены.


 
 9. А на этом русском шлеме, покрытом арабскими надписями, присутствуют изображения животных, людей, всадников.




10. Парадный булатный шлем московских царей, который носит название «шапка Ерихонская», то есть Иерихонская шапка изготовленная РУССКИМ МАСТЕРОМ Никитой Давыдовым. Красным обведена фраза «уа башириль му'минин» - «И обрадуй верующих».

Это - часто встречающееся выражение из Корана. Таким образом, одной и той ЖЕ ЗОЛОТОЙ НАСЕЧКОЙ НИКИТА ДАВЫДОВ НАНЕС НА ЕРИХОНСКОЙ ШАПКЕ КАК ПРАВОСЛАВНЫЕ СИМВОЛЫ - ЦАРСКИЙ ВЕНЕЦ С ВОСЬМИКОНЕЧНЫМ РУССКИМ КРЕСТОМ, ТАК И АРАБСКИЕ ВЫРАЖЕНИЯ ИЗ КОРАНА! Причем РУССКИХ надписей на этом РУССКОМ шлеме нет вообще. РУССКИЙ мастер Никита Давыдов написал на нем ТОЛЬКО ПО-АРАБСКИ.


           
11. Наглядной иллюстрацией присутствия во владимиро-суздальской земле мусульманской культуры и религии могут служить также монеты того времени. Надпись ЛЯ ИЛЯХА ИЛЯ ЛЛАХ - НЕТ БОГА КРОМЕ АЛЛАХА.


  

12. Юшман, принадлежавший царю Михаилу Романову.


  

13. В музее Московского Кремля хранится шлем Александра Невского с арабскими надписями. в выделенном участке 13-й аят 61-й суры: «Помощь от Аллаха и близкая победа. Сообщи же благую весть верующим!»
  

  
azan 


Вранье русских шовинистов про татарский язык.

«Иду по трупам? Нет, делаю то, что приказывает партия. Совесть в основном чиста»


http://mn.ru/friday/20130119/335336984.html

«Иду по трупам? Нет, делаю то, что приказывает партия. Совесть в основном чиста»

Полная публикация дневников Ольги Берггольц — полезное лекарство для людей со слабой исторической памятью


Вместе с писателеНаталией Соколовской читаем дневниковые записи Ольги Берггольц
 
«Теперь-то мы хорошо почувствовали свою силу, — сказала Ольга Берггольц по радио в день прорыва блокады 18 января 1943 года, — Ленинград начал расплату за свои муки. Мы знаем — нам еще многое надо пережить, много выдержать. Мы выдержим все... Уж теперь-то выдержим». Что пришлось выдержать ленинградцам и ей самой до, во время и после войны, но о чем невозможно было сказать в стихах и предназначенной для печати прозе (автобиографическая книга «Дневные звезды»), Ольга Берггольц записывает в дневниках, отрывки из которых полезно прочитать и спустя 70 лет после тех событий.

1936-й: «Жизнь в целом стала лучше и веселей, это правда, я чувствую это»
Вторая половина 1936 года. Начинает работать маховик Большого террора.
Дневниковая запись от 24 августа 1936-го: «<...>Процесс троц-зин центра <...>Поднимается какая-то холодная и почти неэмоциональная ярость, которая физически душит. ...Надо выработать в себе холодность и жестокость к людям наряду с доверием. <...>Они пятнали партию. А все-таки она незапятнанна. Нет, суки, за...е, и те, что на скамье, и те, что еще не попались...<...> не вам, не вам, суки, торжествовать и осуждать партию. <...>Преданностью до последней клетки, нетерпимостью даже к антисоветской дружеской шутке — отвечать на это».
3 сентября 1936-го: «Положение вообще в Союзе не из веселых, по партийной линии много исключений, арестов и т.д. «Иду по трупам»? Нет, делаю то, что приказывает партия. Совесть в основном чиста. А мелкие, блошиные угрызения, вероятно, от интеллигентщины<...>
26 ноября 1936-го: «Вчера слушала доклад Сталина на съезде. Трижды будь благословенно время, в которое я живу единый раз, трижды будь благословенно, несмотря на мое горе, на тяготы! Оно прекрасно. О, как нужно беречь каждую минуту жизни. И вот эта родина, эта конституция, этот гордый доклад — ведь в этом вся моя жизнь <...>. Она оправдана эпохой, она спасена и обессмерчена ею, мне лично стало за эти годы жить горше и тяжелее, а жизнь в целом стала лучше и веселей, это правда, я чувствую это...» (из книги «Между молотом и наковальней. Союз советских писателей СССР. Документы и комментарии». Т. 1. М. РГАЛИ. РОССПЭН. 2010).
«Несмотря на мое горе...» В июне 1933 года умерла Майя — дочь Ольги Берггольц от второго мужа, в марте 1936 года умерла ее дочь от первого мужа — Ирина. И все-таки она цитирует Сталина: «жить стало лучше, жить стало веселей...» Но слова «это правда, я чувствую это» больше похожи на самогипноз.
В августе 1936-го ее назначают завредакцией газеты «Литературный Ленинград», где начинается травля Корнилова. Не исключено, что некоторые редакционные статьи этого периода написаны самой Берггольц. В марте 1937-го Корнилов арестован, и в дневнике Берггольц появляется запись: «Борьку не жаль. Арестован правильно, за жизнь».

1939-й: «Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами»
В апреле того же года арестован «неистовый ревнитель пролетарской чистоты», известный критик, идеолог РАППа Леопольд Авербах, которого с Берггольц связывали несколько лет близких отношений. Они познакомились в 1931 году, ей был 21 год, ему 28. Он был племянником Якова Свердлова, его сестра была замужем за Генрихом Ягодой, сам он был женат на дочери Бонч-Бруевича. В мае 1937-го Берггольц записывает: «Еще раз буду расплачиваться за Авербаха...» Случилось то, чего она боялась, — ее исключают из кандидатов в члены ВКП(б) и из Союза писателей. В июле она вызвана на допрос в качестве свидетеля в НКВД. Спрашивают об Авербахе.
В феврале 1938 года Корнилов расстрелян. В декабре 1938 года арестована Берггольц. В 1939-м, выйдя из тюрьмы, она посвящает Корнилову стихи, еще не зная, какая участь его постигла: «И плакать, и плакать, и плакать мы будем,/ мы знаем с тобою о чем». Ясно, что это не только о смерти их общей дочери.
Известно достоверно: в войну и в блокаду входил человек, избавленный не от всех, но от многих иллюзий. Входил состоявшийся Поэт.
Итак, с 14 декабря 1938 по 3 июля 1939 года Берггольц находилась в тюрьме. О том, как был получен доступ к следственному делу, рассказано в книге «Ольга. Запретный дневник», вышедшей в печать два года назад. Там же впервые приведены факсимиле документов из дела. О том периоде своей жизни Берггольц тоже оставила дневниковые записи.
Для правдивого слова о Ленинграде еще, видимо, не пришло время... Придет ли оно вообще?
14 декабря 1939-го: «Ровно год тому назад я была арестована».
Ощущение тюрьмы сейчас, после 5 месяцев воли, возникает во мне острее, чем в первое время после освобождения Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами, плевали в нее, гадили, потом сунули ее обратно и говорят: «Живи»<...>
<...>Вот на днях меня будут утверждать на парткоме. О, как страстно хочется мне сказать: «Родные товарищи! Я видела, слышала и пережила в тюрьме то-то, то-то и то-то... Это не изменило моего отношения к нашим идеям и к нашей родине и партии. По-прежнему, и даже в еще большей мере, готова я отдать им все свои силы. Но все, что открылось мне, болит и горит во мне, как отрава.<...>»
А вот из подготовительных записей ко второй части «Дневных звезд»: «...Но если я не расскажу о жизни и переживаниях моего поколения в 37–38 гг. — значит, я не расскажу главного<...>  Великая, печальная, молчаливая вторая жизнь народа! ...Эта вторая жизнь. Если б мне только написать о ней...»

1942-й: «Не говорят правды о Ленинграде... запрещено слово «дистрофия»
В марте 1942-го ленинградский Радиокомитет, где с начала блокады работала Берггольц, командировал ее, только что потерявшую мужа, истощенную, на грани дистрофии, в Москву. Она провела в столице меньше двух месяцев, постоянно порываясь вернуться.
О том, с чем столкнулась она в Москве, Берггольц писала в дневнике: «Здесь не говорят правды о Ленинграде...» «...Ни у кого не было даже приближенного представления о том, что переживает город... Не знали, что мы голодаем, что люди умирают от голода...» «запрещено слово «дистрофия», — смерть происходит от других причин, но не от голода! О, подлецы, подлецы!» «В то же время Жданов присылает сюда телеграмму с требованием — прекратить посылку индивидуальных подарков организациям в Ленинград. Это, мол, «вызывает нехорошие политические последствия». «По официальным данным умерло около двух миллионов...» «А для слова — правдивого слова о Ленинграде — еще, видимо, не пришло время... Придет ли оно вообще?..»
Берггольц была готова к тому, что надежды и народа, и ее собственные на послевоенное «послабление» не оправдаются. «Живу двойственно: вдруг с ужасом, с тоской, с отчаянием — слушая радио или читая газеты — понимаю, какая ложь и кошмар все, что происходит, понимаю это сердцем, вижу, что и после войны ничего не изменится Но я знаю, что нет другого пути, как идти вместе со страдающим, мужественным народом, хотя бы все это было — в конечном итоге — бесполезно», — запишет она в дневнике 12 апреля 1942 года.
Живу двойственно: вдруг с ужасом, с тоской, с отчаянием — слушая радио или читая газеты — понимаю, какая ложь и кошмар все, что происходит
А на следующий день другая запись, она касается отца Берггольц, врача, немолодого, истощенного блокадой человека, высланного из города за «неподходящую» фамилию: «...почтенное НКВД «проверяет» мое заявление относительно папы. Еще бы! Ведь я могу налгать, я могу «не знать всего» о собственном отце, — они одни все знают и никому не верят из нас! О, мерзейшая сволочь! Ненавижу! Воюю за то, чтоб стереть с лица советской земли их мерзкий, антинародный переродившийся институт. Воюю за народную советскую власть, за народоправие, а не за почтительное народодействие. Воюю за то, чтоб чистый советский человек жил спокойно, не боясь ссылки и тюрьмы. Воюю за свободное и независимое искусство».
«ОНИ делают с нами что хотят», — дневниковая запись от 9 апреля 1942 года.

1949-й: «Даже луна гналась за нами, как гепеушник»
«Они» и после войны делали что хотели. Власть быстро напомнила народу-победителю, кто в государстве хозяин. Уже в 1945-м Берггольц поставили на вид, что она культивирует в своих стихах тему блокадного страдания. В 1946 году с солдат-победителей сняли выплату пенсии за ордена. В том же году вышло постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград». В 1947 году отменили выходной в День Победы. А вскоре и инвалидов войны стали выселять на 101-й километр, чтобы своими обрубками да инвалидными тележками не омрачали счастливой жизни советского народа.
В 1949 году началось «ленинградское дело». Одной из первых его жертв стал Музей обороны и блокады Ленинграда — не так была освещена роль Сталина. Основатель музея Лев Раков был арестован. Сам музей закрыли. Часть уникальных экспонатов была распределена по другим музеям. Часть уничтожена. Именно с 1949 годом связана история прибитого к садовой скамейке дневника, которая тоже рассказана в книге «Ольга. Запретный дневник». В этой прибитой тетради оказались записи о жизни села Старое Рахино, записи о сталинском колхозном ГУЛАГе:
«...И эта страшная «установка»: «Не вооружать паспортами»! Оказывается, колхозники не имеют паспортов... Итак, баба умирает в сохе, не вооруженная паспортом... Вчера <...> видела своими глазами, как на женщинах пашут. Репинские бурлаки — детский сон».
В этой записи есть и такие строки: «...жизненной миссии своей выполнить мне не удастся — не удастся даже написать того, что хочу: и за эту-то несчастную тетрадчонку дрожу — даже здесь».
На отдельных листах сохранилась и запись от 31 октября 1949 года, в ней рассказано о поездке вместе с мужем, Георгием Макогоненко, на дачу.
«В день отъезда Юра прибежал из издательства дико взволнованный и сказал, чтобы я уничтожила всякие черновики, кое-какие книжонки из «трофейных», дневник и т.д. Он был в совершенном трансе — говорит, что будто бы услышал, что сейчас ходят по домам, проверяя, «что читает коммунист», т.е. с обыском.  <...> Меня сразу начала бить дрожь, но вскоре мы поехали. Ощущение погони не покидало меня. ...Я смотрела на машины, догоняющие нас, сжавшись, — «вот эта... Нет, проехала... Ну, значит,— эта?»
...Так мы ехали, и даже луна гналась за нами, как гепеушник».
Из той же октябрьской записи явствует, что Берггольц вполне могли сделать одним из фигурантов «ленинградского дела»: «...Публичная Библиотека получила задание — доставить компрометирующие материалы на «Говорит Ленинград». ...Все наше бывшее партрукво во главе с Кузнецовым, Вознесенским (оба расстреляны по «ленинградскому делу». — «МН») и т.д. — посажено... Теперь в Лде массовые исключения из партии, аресты... Не будет ничего удивительного, если именно меня как поэта, наиболее популярного поэта периода блокады, — попытаются сделать «идеологом» ленинградского противопоставления со всеми вытекающими отсюда выводами, вплоть до тюрьмы».

С начала 50-х Берггольц лечится от алкоголизма, лежит в клиниках, которые напоминают ей о тюрьме. Лечение не помогает, потому что причина ее болезни, как считает сама Берггольц, находится в страшном расхождении с окружающей действительностью, с невозможностью мириться с ложью и в то же время неизбежным участием во всеобщей лжи.
Дважды за 1952 год Берггольц побывала на очередной «стройке века» — Волго-Донском канале. Так же как и гигантские строительства 1930-х годов, это осуществлялось в основном силами заключенных. Берггольц видит страшное людское страдание. Но так же, как и в 30-е годы, от писателей требуется восхваление «великой стройки коммунизма», участие во всеобщей лжи.
Дневники Берггольц берегла как зеницу ока — и после тюрьмы, и в блокаду, и во время «ленинградского дела». Она прекрасно отдавала себе отчет, какой документ эпохи сохраняет для потомков. Она могла неоднократно уничтожить часть дневников, компрометирующих ее в глазах будущих поколений, но сохранила все. Понимала, что эти дневники — история болезни всей страны.
Дневники Ольги Берггольц, несомненно, — самая значительная, самая современная и своевременная, но полностью пока не изданная ее книга. Полная их публикация позволит нам еще раз — а многим и впервые — подумать над тем, почему сегодня мы такие. Позволит распознать в сегодняшнем дне приметы того времени — по сути, не прошедшего, недоосмысленного, недопережитого, не принятого в сердце.

Фиксировать события своей душевной жизни вошло у Ольги Берггольц в привычку с детства. Отличительная их черта — предельная откровенность. Сегодня дневники поэта хранятся и в ее личном фонде в Пушкинском доме (ИРЛИ РАН), и в Российском госархиве литературы и искусства (РГАЛИ). Основная часть дневников (РГАЛИ) в настоящее время готовится к публикации. Часть дневников 1939–1949 годов вошла в книгу «Ольга. Запретный дневник» (СПб., Азбука, 2010), где опубликованы письма Берггольц к отцу, хранящиеся в Пушкинском доме (публикация Н. Прозоровой). Отроческий дневник О. Берггольц опубликован в книге «Так хочется мир обнять./О.Ф. Берггольц. Исследования и публикации» (СПб., Изд-во Пушкинского дома, 2011; публикация Н. Прозоровой). Дневник О. Берггольц 1928–1930 годов, также хранящийся в Пушкинском доме, опубликован в книге «Я буду жить до старости, до славы»…: Борис Корнилов» (СПб., Азбука, 2012; публикация Н. Прозоровой). 

ПАТРИОТИЗМ В ГРАНИЦАХ РАЗУМА: ВОЗМОЖНО ЛИ ЭТО?


ПАТРИОТИЗМ В ГРАНИЦАХ РАЗУМА: ВОЗМОЖНО ЛИ ЭТО?

20 января 2013, 10:27 Андрей Мясников
философ 
В названии этого поста я намеренно обращаюсь к известному сочинению Иммануила Канта «Религия в границах только разума», которое было написано 220 лет  назад. Как известно, это произведение Канта стало очень скандальным и провокационным для общественного мнения и для государственной власти Пруссии. После опубликования этой книги король Пруссии Фридрих II запретил 70-летнему профессору И.Канту публично высказываться на религиозные темы.
Что же возмутило правителя Пруссии в кантовском понимании религии? Во-первых, идея о том, что мораль не нуждается в религии. Во-вторых, что истинная религия только одна, а множество вероучений лишь по-разному её выражают. В-третьих, истинная религия не может противоречить человеческому практическому разуму, т.е. законам общечеловеческой морали. Из всего этого следовала резкая критика всех существовавших исторических вероучений.
Попробуем теперь соотнести кантовское понимание религии с современными трактовками патриотизма в России. Думающая общественность нашей страны уже обратила внимание на то, что в 2012 году федеральная власть начала усиленно педалировать тему патриотизма как главную национальную идею. В контексте года истории в России − это звучало вполне уместно, но сразу же вызвало подозрение в идеологическом манипулировании. Кремлёвские политтехнологи увидели в патриотизме те самые «духовные скрепы», с помощью которых можно удержать общество от окончательного морально-психологического разложения, а государство от распада.
Прагматический интерес  правящей группы к патриотизму вполне понятен: ей нужна очень большая, богатая ресурсами, почти не контролируемая гражданским обществом (но подчинённая полиции и армии) территория для того, чтобы ею произвольно распоряжаться.
Итак, патриотизм как иррациональное чувство любви и преданности своей родной земле и своим родственникам  часто используется в качестве идеологического инструмента для борьбы с инакомыслящими гражданами, которые часто выдают за «не патриотов». Не тут же ли самую функцию играла и играет «историческая религия» − быть «духовной скрепой» государства и средством борьбы с идейными противниками?
Получается, что «историческая религия» и «государственный патриотизм» порождают так называемое «оборонное сознание» и необходимо готовят общество к внешней или внутренней войне. Ведь не случайно в самом конце 19 века Лев Толстой написал статью под громким названием «Патриотизм или мир». О ней сейчас редко и мало говорят − она слишком обличительна для современного российского государства и общества. В этой статье, противопоставляя  друг другу «патриотизм» и «мир», Толстой ясно показал, что именно «патриоты» (те, кто желают исключительного блага своему народу) хотят войны, и не хотят жить в мире с другими людьми, именно другими, т.е. не похожими на них. Мирное сосуществование людей должно основываться не на иррациональных и тем более политизированных чувствах, таких как патриотизм, а на общечеловеческих разумных понятиях и принципах о человеческой свободе, достоинстве каждого лица, гражданских правах и обязанностях.
Сторонники государственного патриотизма. Особенно из числа профессиональных историков, обычно реагируют  так:
− Россия всегда оборонялась, нас всегда хотели захватить и поработить враждебно настроенные соседи, поэтому мы всегда были вынуждены защищаться, мобилизуя для этого все человеческие и природные ресурсы.
Представим и другую позицию − противников «казарменного патриотизма»:
− Россия со времён Ивана Грозного стала большой московской колонией, и до сих пор насильно удерживает удалённые территории в своём подчинении. Как тут не вспомнить лермонтовские строки: «…страна рабов, страна господ…». Очень точные слова.  «Москва» боится распада колониальной империи, ведь иначе огромные амбиции и аппетиты придётся поубавить, придётся быть скромнее, расчётливее, жить по средствам и придётся расстаться с религиозно-мистической идеей «третьего Рима». А это уже удар по Церкви, и её господствующему идеологическому и политическому статусу.
Итак, опираясь на Канта и Толстого, я задаю вопрос: является ли патриотизм разумной добродетелью?
Нет, не является. Я вполне соглашусь с Толстым, который называет его «пережитком варварских времен». В далёкие и недавние времена  патриотизм как чувство родовой общности порождал государства, и помогал выживать большим и малым  народам, но в новейшее время он является угрозой для мирного сосуществования всего человечества, так как настраивает народы и государства на себялюбивые амбиции, которые в свою очередь порождают воинственные идеи.
Уже Толстой задавал себе вопрос: может ли патриотизм быть разумным? И отвечал: нет, не может, тогда он перестанет быть самим собой, т.е. звериным чувством превосходства над другими людьми. Итак, по Толстому, государственный патриотизм и историческая религия опасны для разумного человечества, которое хочет жить в мире со всеми.
Вместе с тем, Кант считал человека эгоистом от природы, и этот природный эгоизм никогда не удастся полностью  искоренить, как бы мы ни мечтали об этом. При этом важным эгоистическим чувством является желание превосходить других, быть лучше других людей − оно является источником конкуренции и развития многих человеческих задатков. Получается, что патриотизм как проявление природного и социального эгоизма (типа «люблю только своё-родное») необходим для развития общества и конкретных личностей, так как порождает дух конкуренции, противоборства, и, в конечном счёте,  ведёт к развитию технических и прагматических способностей человечества. Но будут ли от этого развиваться моральные способности людей? На этот вопрос ответить не просто, так как нет чётких критериев морального прогресса. Об этом  писал Кант ещё в конце 18 столетия. Он же предлагал говорить только о прогрессе «легальности», т.е. развитии правовых отношений в конкретном обществе и в человечестве в целом. Однако «прогресс легальности» будет ближе к прагматике человеческих отношений, чем к моральности.
Итак, отвечая на вопрос «является ли патриотизм разумной добродетелью?» я могу сказать, что«патриотизм − это не разумная добродетель, а необходимое социальное проявление природного человеческого эгоизма».
P.S.
Гораздо важнее в современной России обсуждать тему справедливости, а не патриотизма, а после ее публичного  обсуждения переходить к конкретным проектам создания справедливого, разумного государства и  общества.

Резко возросло число чеченцев, уезжающих из Чечни. Вместо них завезут евреев


Резко возросло число чеченцев, уезжающих из Чечни. Вместо них завезут евреев


Как сообщают источники из Чечни, в минувшем 2012 году число чеченцев, желающих уехать в Европу, значительно возросло.

По оценкам местных наблюдателей ежедневно из Чечни в прошлом году выезжало от 60 до 100 человек. А в 2013 году общее число чеченцев, которые планируют уехать, может превысить 60 тысяч человек.

Причиной столь резкого скачка эмиграции стало усиливающееся насилие со стороны кадыровских муртадов, особенно против молодежи, чудовищная коррупция, безработица, отсутствие всяких перспектив.
На этом фоне чеченские муртады проводят масштабную компанию по «возвращению» в Чечню русских кафиров. При этом на самом деле «возвращаются» сотрудники различных российских спецслужб и военные.

Только в одном Джохаре, по данным еще на 2007 год, на постоянной основе поселились от 3 до 5 тысяч русских сотрудников ФСБ.

А если добавит к этому целенаправленный массовый завоз дешевой рабсилы из азиатских регионов, то простым чеченцам просто не остается места на своей земле.

Между тем в планах муртадов и «возвращение» евреев. С этой целью объявлено о «восстановлении» иудейской синагоги рядом с главной мечетью муртадов в центре Джохара.

Тот факт, что в Чечне по данным официальной переписи населения проживают всего 2 еврея, (которые, кстати, отказались от участие в шабаше по закладке камня будущей синагоги), муртадов не смущает.

Создание еврейской колонии в Чечне входит в один из важных приоритетов Москвы и Тель-Авива. С этой целью даже «нашли» якобы чеченцев, проживающих в «Израиле» в поселке Абу-Гош. На самом деле это иудаизированные остатки черкесов, переселившихся в Палестину несколько сот лет назад.

Под видом фальшивых чеченцев в Чечне планируется создать еврейский анклав, главной целью которого станет борьба с Исламом. Одновременно в других регионах Имарата Кавказ создаются военизированные еврейские структуры под видом охранных фирм и консультантов для обеспечения безопасности олимпиады в Сочи и безопасности «туристического кластера» на Северном Кавказе.

Финансирование данной операции осуществляется через Францию, которая выделила на этот проект 3 млрд. долларов.

Как сообщают в этой связи источники из Москвы, строительство в Джохаре (Грозном) высотных зданий, бизнес-центров и пр., финансируется из еврейского общака и полностью подконтрольно еврейским группировкам.

Недавний приезд в Чечню крупной еврейской делегации из «Израиля» стал знаковой акцией, демонстрирующей, что режим кадыровских муртадов лоялен, абсолютно контролируем, управляем и справляется с поставленной перед ним задачей.

Отдел мониторинга
Кавказ-Центр

Отказ комитета Национальной коалиции сирийской оппозиции от участия в Женевской сессии


Отказ комитета Национальной коалиции сирийской оппозиции от участия в Женевской сессии

20.01.13   13    0   Автор/Источник: russian.irib.ir   Опубликовал(а) - АбдульКарим
Отказ комитета Национальной коалиции сирийской оппозиции от участия в Женевской сессии
Информационное бюро комитета Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил в своем заявлении отвергло свою связь с Женевской сессией по сирийскому кризису, намеченной на конец текущего года.

Эта сессия под заголовком "Международная конференция по демократической Сирии" пройдет 28-29 января с участием ряда сирийских оппозиционных группировок и представителей некоторых стран мира.

Член комитета Национальной координации Сирии Мухаммед Абдуль-Маджид Манджуна в воскресенье заявил телеканалу "аль-Алям", что ряд стран, предлагая передать досье сирийского кризиса в Гаагский международный суд, хотят поставить под нажим режим Сирии.

Подчеркнув несогласие сирийского народа с внешним вмешательством, он назвал дипломатический путь единственным возможным выходом из кризиса.


СПЧ попросит президента отклонить закон о защите чувств верующих


СПЧ попросит президента отклонить закон о защите чувств верующих



В Совете по правам человека при президенте РФ признали неприемлемым законопроект о защите чувств верующих, предложенный Госдумой. Председатель СПЧ Михаил Федотов намерен обратиться к президенту РФ с просьбой инициировать разработку нового нормативного акта. Правозащитники также планируют представить свой собственный вариант документа, сообщает РБК. 
Экспертное заключение совета, поступившее в распоряжение газеты "Коммерсант", гласит: главный недостаток законопроекта в том, что не определяется понятие "оскорбление религиозных чувств". Таким образом, пределы применения этой юридической категории оказываются размытыми.
   

Некоторые положения законопроекта правозащитники считают избыточными: в частности, уголовное наказание за воспрепятствование свободе совести или возбуждение ненависти и вражды уже предусмотрено другими статьями УК.
О том, что в СПЧ закон о защите чувств верующих считают неприемлемым, стало известно еще в ноябре 2012 г. Тогда гражданским активистам удалось договориться с президентом РФ Владимиром Путиным об отсрочке по принятию документа.
Профильная рабочая группа СПЧ рекомендовала Госдуме отозвать нынешний законопроект и разработать новый. Поддержку правозащитникам оказал Верховный Суд, выступивший с критикой неправового характера ряда формулировок документа.

Источникislamnews.ru

Обама оценил силу Аль-Кайды и заявил, что Америке её надо бояться


Обама оценил силу Аль-Кайды и заявил, что Америке её надо бояться



СМИ сообщили в своих заголовках о реакции президента США Обамы на операцию моджахедов Аль-Кайды в Эйн-Амнасе, в результате которой военная хунта Алжира убила 41 западного гражданина. Обама  высоко оценил силу Аль-Кайды и указал, что Америке ее следует бояться, пишут СМИ.

- "США: ситуация в Алжире - свидетельство силы "Аль-Каиды", сообщает русская служба Би-би.си.

- "Обама напомнил, кого надо бояться в Африке", передает русский новостной портал Direct Press.

Тем временем французские марионетки в Алжире утверждают, что им удалось пленить 2 моджахедов Аль-Кайды, которые поделились с ними задним числом о деталях боевой операции в Эйн-Амнасе.

Согласно представителями военного режима, группа моджахедов прошла боевую подготовку в Нигере. Она состояла, в основном, из тунисцев (11 моджахедов), египтян (семь моджахедов), туарегов из Азавада (пять моджахедов). Кроме того, в нее входили три гражданина Алжира и выходцы из Канады, Нигера, Мавритании. Руководил подготовкой в Нигере и ее действиями  мужественный Амир Мохтар Бельмохтар.

Оперативная группа получили в распоряжение три внедорожника, в одном из которых находилось оружие (минометы, ракеты, крупнокалиберные пулеметы, штурмовые винтовки, автоматы Калашникова, ручные гранаты), а также современные средства слежения, приборы ночного видения, взрывчатка, военная форма разных стран.

Моджахеды были обучены минированию и изготовлению поясов Шахидов. Они вошли  в Алжир со стороны Нигера через Ливию.

Главной целью было пленение захват как можно большего числа западных специалистов и их переправка в Азавад для последующего использования в переговорах с Францией.

МИД США предупредил своих  граждан о повышенном риске, связанном с поездками в Алжир, и рекомендовал по возможности, воздержаться от вояжей в эту страну, сообщает в воскресенье агентство Ассошиэйтед Пресс.

Кроме этого, руководство МИД разрешило семьям своих дипломатов, находящихся в Алжире, покинуть эту страну, чтобы избежать пленения.

Между тем по мнению наблюдателей убийство более 40 западных специалистов на фоне заявления руководства моджахедов АКИМ, что атаки на иностранные компании в Алжире будут продолжаться, нанесло колоссальные ущерб экономике муртадского режима Бутефлики.

Иностранные рабочие и специалисты стали покидать Алжир. Об этом говорится в заявлении компании BP, которая вместе с другими иностранными предприятиями проводит эвакуацию своих сотрудников.

Один самолет с эвакуированными прилетел в Лондон в четверг, 17 января. Два других были отправлены в город Пальма на острове Мальорка. По оценкам BP, тремя рейсами были вывезены несколько сотен человек, из них 11 сотрудников компании.

Четвертый самолет с иностранными гражданами прибыл из Алжира в минувшую пятницу, 18 января. В случае необходимости будут организованы дополнительные рейсы.

Британский премьер-министр Кэмерон заявил, что его правительство тесно сотрудничает с BP и предоставило в ее распоряжение гражданский самолет, который компания сможет использовать для эвакуации.

Точно такая же картина бегства наблюдается во всех других иностранных компаниях в Алжире.

Отдел мониторинга
Кавказ-Центр