ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

суббота, 22 декабря 2012 г.

Гейдар Джемаль о «Вечном Риме» Запада

КСО призвал внести в «список Магнитского» всех причастных к принятию закона «Димы Яковлева"


КСО призвал внести в «список Магнитского» всех причастных к принятию закона «Димы Яковлева"

В пятницу Координационный совет оппозиции выпустил заявление в связи с принятием Госдумой в третьем чтении закона «Димы Яковлева» с поправками, запрещающими усыновление иностранными гражданами российских детей и ограничивающими работу НКО.
Имена тех, кто способствовал принятию закона "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан Российской Федерации", должны быть внесены в "список Магнитского", говорится в подписанном 19 членами КСО заявлении, опубликованном членом совета Сергеем Пархоменко в "Фейсбуке".
"Инициаторы этого законопроекта и политики, обеспечившие его принятие, несомненно займут место в списках тех самых преступников, которых мировое сообщество справедливо обвиняет в нарушениях прав человека с целью сокрытия фактов коррупции. Именно их имена должны быть в первую очередь включены в "список Магнитского", — со всеми вытекающими из этого факта международными юридическими последствиями", — сказано в документе.
Принятие этого закона, убеждены члены КСО, "является преступлением против уже усыновленных российских сирот, а также против тех детей, которые в результате его утратят шанс обрести нормальную семью".
21 декабря 2012

История сибирских татар

Президент России объявил "чуждой нам традицией" один из древнейших обычаев человечества


Президент России объявил "чуждой нам традицией" один из древнейших обычаев человечества



Вопрос о том, насколько глубоко религиозному сознанию и религиозным практикам позволено проникать в общество и государство, формально считающееся светским, и как при этом соблюсти конституционные права граждан на свободу совести – один из самых болезненных в нашем обществе. Он обсуждается на всех уровнях – от кухонь домохозяек, до самых высоких трибун.
   
Не обошел своим вниманием этот вопрос и президент России Владимир Путин в ходе сегодняшней пресс-конференции с журналистами.
Президенту задали вопрос о хиджабах применительно к известной ситуации на Ставрополье, где дело доходит до недопуска девочек до занятий, и где в ближайшее время собираются вводить школьную форму, которая никаких «отклонений» от светских норм не предусматривает и не допускает.
На это гарант Конституции ответил буквально следующее:
«Что касается хиджабов. Вы знаете, ведь в нашей культуре (когда я говорю – «нашей», я имею в виду традиционный ислам) никаких хиджабов нет. Я уже говорил об этом как-то публично, могу повторить еще раз и вспомню сейчас: я как-то присутствовал на одном крупном мусульманском мероприятии – Международной исламской конференции. Мы являемся наблюдателями в этой организации – по моей инициативе, кстати сказать, мы туда вступили в качестве наблюдателей.
Это большое собрание практически всех авторитетных людей исламского мира. Один из признанный авторитетов ислама в своем публичном выступлении неожиданно для меня вдруг сказал: «Что мы делаем? Мы запрещаем нашим девочкам и женщинам учиться. Мы одеваем их в паранджу. Мы сами создаем условия для того, чтобы мы отставали в своем развитии. Это ошибка. Так нельзя делать». Дальше, правда, он продолжил: «Мы вынуждены даже в связи с этим закупать оружие у наших врагов». Но я ему потом сказал: «Покупайте у друзей», что было очень кстати.
Но он же искренне говорил и публично. Значит, в самом исламском мире авторитеты ислама говорят, что этого не надо делать. А мы у себя будем внедрять чуждые нам традиции? Зачем? И, конечно, мы все должны на это обращать внимание и прямо об этом говорить. И опираться в данном случае, конечно, на представителей традиционного ислама. Как вы знаете, это бесстрашные люди, которые ценой своей жизни часто защищают идеалы, которые передаются из поколения в поколение представителями мусульманских народов Российской Федерации».

Приличным женщинам не подобает…

Между тем, нравится это кому-то или нет, но обычай, или, если угодно, закон, предписывающий приличным женщинам покрываться на людях – не только что «наш-не-наш», мусульманский – не мусульманский, это вообще один из древнейших дошедших до нас обычаев «человека разумного».
Еще древневосточные законы Хаммурапи предписывали замужним и вообще приличным женщинам появляться на людях только с покрытой головой. В том числе для того, чтобы их не путали с дамами соответствующего поведения, которым наоборот, на улице покрываться запрещалось под страхом наказания, дабы не вводить людей в заблуждение.
«Жены, будь то замужние женщины или вдовы… которые выходят на улицу, не должны ходить с непокрытой головой… Женщина из гарема, которая выходит вместе со своей госпожой на улицу, должна  носить  покрывало. Посвященная богу проститутка, на которой женился мужчина, должна ходить по улице  с  покрытой  головой, но та, у которой нет мужа, должна ходить по улице с непокрытой головой; она не должна носить покрывало. Обычная проститутка  не  должна носить покрывало; голова  ее  не должна быть покрыта.
Всякий,  кто  увидит  уличную  проститутку  под  покрывалом,  должен  задержать (?)  ее.  Он  должен   взять   в   свидетели   мужчин   и   доставить   ее   во  дворец. Они  не  могут взять ее украшения, но задержавший  ее  человек может взять ее одежду.Ей должны нанести пятьдесят  ударов  розгами и  налить  на  голову смолу.  А   если  человек увидит обычную проститутку с покрывалом на голове и отпустит ее и не отведет ее во дворец, то тогда этому человеку должны дать пятьдесят ударов розгами; человек, который донес на него, может взять его одежду; этому человеку должны проткнуть уши, продеть сквозь них веревку и завязать ее сзади; он должен отработать на службе у царя полный месяц…»
Причем не надо думать, что это обычай сугубо «восточный» (это для тех, у кого, паче чаяния, понятие «Восток» ассоциируется исключительно с варварством и дикостью – мало ли, всякое бывает).
То же самое касалось и женщин античности – древней Греции и Рима, культурными наследниками которых считает себя Европа и, отчасти, Россия. Вот так должна была выглядеть приличная, уважающая себя и свой род римская матрона – хозяйка дома, жена и мать.
Обратите внимание, дама одета в столу (покрывало) и с покрытой головой.
А как же известные нам по той же античности, мягко говоря, фривольные изображения? Так это, извините, гетеры. Дамы, если так можно выразиться, общественного поведения и соответствующего статуса, так что не надо ссылаться на Праксителя.

Православный «хиджаб»

А как одевались православные женщины еще совсем недавно, в начале прошлого века? Не будем лишний раз напоминать русскоязычным читателям значение слова «опростоволосилась». Просто обращаем внимание, эти женщины – даже не мусульманки.

Русские крестьянки на фотографиях начала ХХ века

Крестьянская семья начала ХХ века
Русские крестьяне начала ХХ века
Русские крестьяне, 1915 год

Донские казачки на фотографиях начала ХХ века

Донская казачка
Донские станичницы
 Праздничная зимняя одежда донской казачки

«Кавказские» казачки – терчанки и гребенички на фотографиях начала ХХ века

Гребенички в традиционных нарядах
  
Терчанки

И, собственно, представительницы «традиционного ислама» – татарки начала ХХ века

Казанские татары, конец Х1Х – начало ХХ века
Складывается странное впечатление, что Владимира Владимировича кто-то дезинформировал.
Автор: Сергей Страхов
Источникkavpolit.com

Хватит копаться в белье мусульман!


Хватит копаться в белье мусульман!



Хватит копаться в белье мусульман!

Непорядочные журналисты

По вине непорядочных журналистов всех федеральных каналов, эта история из простого недопонимания между директором школы и родителями нескольких детей, переросла в общероссийскую проблему.
ЗейналоваИрадаАвтандиловна, азербайджанка по происхождению. Приехала и сняла нарочито провокационный, мерзкий, желчный ролик, в котором выставила мусульман Ставропольского края законченными радикалами и экстремистами.
При этом проявила полное своё невежество в вопросах религии Ислам и свою журналистскую некомпетентность. Эпизод, когда она, прощаясь, протянула парню руку, а он не пожал её, при чём спокойно, без какой либо резкости или грубости. Корреспондент за кадром пояснила, что так поступают «радикальные исламисты».
Может, она не знала, что Пророк Мухаммад (мир ему) сказал: «Для мужчины лучше – чтоб ему в голову вонзилась железная игла, чем если бы он прикоснулся к женщине, которая ему не дозволена».
Но, возможно, она прекрасно об этом знала и специально спровоцировала у парня вполне предсказуемую реакцию, а затем преподнесла это в самой утрированной искажённой форме.
Вообще Зейналова, надо отметить, любитель остроты, резкости, горячих эмоций. От неё вполне можно ожидать неожиданностей. В том числе неприятных. Общеизвестна её несдержанность в выражении своего недовольства, нестесняясь камер, в прямом эфире.
Ну, это, допустим, проблемы её личного культурного уровня. Нам интересно другое. Откуда у неё такая ненависть к Исламу и мусульманам?
Возможно, такое отношение к религии было привито с детства в её семье.
А может это и приобретённая фобия. Ведь Ирада некоторое время возглавляла   бюро «Первого канала» в Израиле, политика которого известна своей «толерантностью» по отношению к мусульманам.
Кстати, хотелось бы отметить резкий карьерный взлёт ИрадыАвтандиловны, в Тель-Авиве она проработала только год, а потом сразу стала ведущей воскресного выпуска программы «Время». Видимо, хорошо себя там зарекомендовала.
Исходя из сказанного, хотелось бы выразить сомнение в обдуманности и правильности некоторых кадровыхрешений руководства «Первого канала». Поторопились.
«Вести недели» ВГТРК так же следует отметить отдельно. На их счету два ролика – один другого провокационней. Их особенность – в экстремально-политическом подтексте. Мол, разгул «вахабизма» на Ставрополье.
«Кто подрывает юг России?!». Если коротко. Что такого нового для себя увидел корреспондент? В Нью-Йорке, откуда он приехал, на 20 миллионов населения, где количество мусульман достигает одного миллиона человек – целых 140 больших, маленьких и средних мечетей.
Логично предположить, что и закрытых женщин там ходит по улицам достаточно. Так что же так шокировало этого просвещённого человека, который вероломно включал камеру, не ставя собеседников в известность? Неужели его возмущает просто сам факт наличия мечетей и хиджабов в России, в Ставропольском крае?
Получается так.
Ко всем роликам одна и та же претензия – невежество и некомпетентность. Не звучат мнения реальных исламских экспертов. Какие-то явно несведущие люди рассуждают о том, что в Исламе правильно, а что радикально.
Один герой сюжета сокрушается – мы,мол не знаем, что там за Ислам, что там у них внутри делается. А что там может делаться, уважаемый? Совершается богослужение, обряды поклонения.
Не думаю, что какого-то мусульманина в крае и вообще в стране, в мире сильно беспокоит, что же творится за стенами православных или католических храмов. Ну молятся люди. Чем вызван такой нездоровый интерес именно к исламским общинам?
Даже рабочий визит Патриарха московского и всея Руси Кирилла на Кавказ и его дружескую встречу с местным духовным руководством мусульман, накоторой он выражал слова поддержки мусульманам, журналисты федеральных и иных СМИ попытались преподнести в негативном свете. Якобы Патриарх наоборот приехал оказать давление на мусульман региона.
Глядя на это хочется сказать – неужели мечети и хиджаб воспринимаются как угроза государственной безопасности и стабильности в регионе, и нет других проблем в стране и крае?
Да, имеется прирост мусульманского населения за счёт миграции, рождаемости и принятия Ислама людьми. И это правда. За несколько лет очень многие стали мусульманами сознательно и добровольно, преодолевая различные препятствия и трудности, непонимание окружающих.
То есть, по мнению этих журналистов, Ислам –  это зло? Его надо остановить? Не дать ему распространиться? Любой ценой?
А ведь здесь люди, мусульмане и православные, жили веками бок о бок. И как то находили общий язык. И им жить после всех этих склок и скандалов. Уверен, теперь договариваться будет сложнее.

Буква закона

Вчера, непосредственно пред концом света, вступило в силу Постановление Правительства СК о запрете хиджабов в школах. Этот документ не проходил процедуру общественного обсуждения, что, казалось бы, разумно в такой сложной ситуации. Также его положения не согласовывались с Муфтиятом Края.
Теперь девочек не пропускают на занятия в школы,их родителей могут лишить родительских прав. А американцам усыновлять наших детишек нельзя.
Из содержания этого документа мне, как юристу, ясно и понятно, что если одежда и головные уборы по составу, качеству, свойствам материала отвечают требованиям безопасности и иным нормативам, прописанным в СанПине, то их можно носить.
То есть сам факт ношения платочка девочкой на занятиях в школе не противоречит санитарным правилам.
И как вообще чистый качественный головной убор может нарушить санитарные нормы? А что же делать с врачами и поварами?
Да и потом,данныйСанПин утверждён в 2003 году. Если даже согласиться с мнением министра образования СКИриной Кувалдиной, данные правила действуют по всей стране. Это ж получается, что эти требования не соблюдались почти 10 лет! Их просто игнорировали! А во многих регионах пока и речи нет о запрете ношения хиджабов. Опять обидно за Онищенко…
Почему спохватились только сейчас?
Ещё много вопросов, которые нет внятных ответов.
Ну и вообще не выдерживают никакой критики заявления типа того, что детям сложно найти общий язык и так далее. Думаю в России, в сфере образования, есть гораздо более серьёзные и сложные проблемы, нерешаемые десятилетиями.
Рано нам ещё озадачиваться такими спорными психологическими тонкостями.
Так и до внедрения Фен-Шуя в школах докатимся.
Светское или советское?
Насколько мне позволяет судить мой уровень осведомлённости, светское государство – нерелигиозное, равноудалено от всех конфессий. Управляется не по закону Божьему. Государство не вмешивается в дела церкви и наоборот.
Что бы долго не вдаваться в политфилософию, приведу сжато своё понимание, которое мне представляется верным.
Если мусульманин в российской школе всем навязывает хиджаб – это вмешательство религии Ислам в дела государства в лице образовательного учреждения.
А если же директор школы заставляет девочку снять платок, это вмешательство школы в личное, семейное пространство людей, неприкосновенность которого гарантирована Конституцией РФ.
То есть чрезмерное отстаивание светскости как основы конституционного строя ущемляет свободу вероисповедания и, как следствие, право на образование, которые так же являются основами того самого строя.
Ибо согласно основному закону Россия – демократическое правовое государство;человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства.
И носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Так вот мне кажется, что при принятии этого решения не было не учтено мнение многонационального населения Ставропольского края.
И это получается уже не светский, а антирелигиозный подход, если не сказать антиисламский.
В ближайшее время упомянутое Постановление будет обжаловано в Верховном суде СК.
Так же юристами-мусульманами со всей страны обсуждается вопрос обращения в Конституционный суд РФ на предмет соответствия этого и других подобных законов Конституции России.
И пусть уже высшая судебная инстанция в стране решит, соответствует ли «такая» светскость» букве и духу основного закона.
А можно пойти и дальше, обращаться в международные политические и судебные органы, решения которых обязательны для исполнения в России.
Ведь это проблема не только ставропольская. По всей стране в учебных заведениях, различных учреждениях и организациях возникают проблемы с платками, хиджабами, бородами, пятикратной молитвой и другими неотъемлемыми атрибутами «терроризма» и «ваххабизма».
Проблемных ситуаций возникает настолько много, что задумываешься о некой спланированности такой массированной агрессии против Ислама и мусульман.
И не стал бы сильно смущаться после высказываний некоторых высоких начальников по данной проблеме. Это ихчастное мнение, не обязательное к исполнению, пока оно не обрело форму правового акта.

Новый фронт террора

На ум приходит только одно разумное объяснение этой истерии вокруг мечетей и хиджабов.
Формируется образ врага, религиозного фанатика, радикала.
Специалисту и человеку сведущему это покажется нелепым, но для большинства обывателей в стране, которые мало сталкивались с Исламом и мусульманами, в сознании совершенно чётко отложилось представление, что на юге Ставропольского края вот-вот объявят Халифат, Джихад, Шариат и другие страшные слова.
А если есть экстремисты, то с ними надо бороться. На эту борьбу надо выделять средстваи не малые. За полученные средства надо отчитываться спецоперациями, трупами, осуждёнными и прочими прелестями «антитеррористической» вакханалии, которая уже больше 10 лет творится на Северном Кавказе.
А то скучно ставропольским правоохранителям, завидуют они более «удачливым» коллегам с РД, РИ, КБР. Им настолько силушки своей некуда деть, что они «охотятся» на мирное население. И безнаказанность видимо нагоняет на них ещё больше тоски.
Сценарий стандартный, страдает недостатком правдоподобности, которая со временем только убавляется. Но остановить запущенный маховик смерти очень сложно и пока не представляется возможным.
Как житель Кабардино-Балкарии, клятвенно могу заверить соседей, что «борьба с радикализмом» имеет, как правило, затяжной характер. И пострадают от неё большинство простых людей.
Привычными станут разговоры оКТО, взрывах, перестрелках. Возрастёт уровень недоверия в обществе. Не считая таких чисто материальных аспектов как обстрелы танковыми орудиями квартир в многоэтажках. Ремонт которых так же остаётся под большим вопросом.
В общем, советовал бы ставропольцам между платочками на головах девочек и режимом КТО выбрать «меньшее зло».
Если я прав, а я надеюсь, что я не прав, времени всё меньше.
«Думайте сами, решайте сами…»
Автор: Тимур Куашев
Источникkavpolit.com

Колпак для оппозиции: как советская система прослушки возродилась в России


Колпак для оппозиции: как советская система прослушки возродилась в России
Читайте подробнее на Forbes.ru:http://www.forbes.ru/tehno/tehnologii/231333-kolpak-dlya-oppozitsii-kak-sovetskaya-sistema-proslushki-vozrodilas-v-rossii?page=0,0


Как ФСБ использует систему прослушки СОРМ для контроля оппозиционного движения и сохранения влияния Москвы в странах бывшего Советского Союза
Совместное расследование Agentura.Ru, CitizenLab и Privacy International. На английском опубликовано в Wired.
12 ноября Верховный суд РФ подтвердил право спецслужб прослушивать оппозиционеров лишь на основании того, что они ведут протестную деятельность. ВС признал законным наблюдение за депутатом Екатеринбургской городской думы Максимом Петлиным, который участвовал в акциях движения «Солидарность», где в том числе звучала критика расширения полномочий ФСБ. А еще два года назад УФСБ по Свердловской области получило санкцию местного суда на все виды слежки за Петлиным на полгода - включая прослушку телефонов и перехват интернет-трафика.



    Эта слежка осуществляется при помощи системы, известной как СОРМ – Система оперативно-розыскных мероприятий. Она находится в распоряжении ФСБ и ее предшественников уже более двадцати лет и постоянно обновляется.
    Во время роста протестных настроений именно к этой системе обратилась ФСБ для контроля оппозиционного движения, и она же оказалась крайне полезной для сохранения влияния Москвы в странах бывшего Советского Союза.

    Наследство КГБ

    При распаде Союза новые независимые государства унаследовали в том числе и республиканские управления КГБ. Хотя они были переименованы (за исключением Белоруссии, где КГБ сохранил свое советское название) и во многих государствах избавились от русских кадров, принципы ведения слежки на каналах связи остались неизменным и спустя два десятилетия.
    Спецслужбы СНГ сохранили советскую терминологию и даже названия управлений, отвечающих за слежку. С советских времен управление прослушки в КГБ было известно как ОТУ (Оперативно-техническое управление). В 1990-е ФСБ России изменила его название на УОТМ (Управление оперативно-технических мероприятий), и ее примеру последовали Таджикистан и Киргизия - но Белоруссия, Украина, Узбекистан и Казахстан остались верны советской аббревиатуре.
    Решив не отказываться от советского наследства, эти государства стали формировать свои национальные системы слежки по российскому образцу, строя свои местные СОРМы.
    Тактико-техническое обоснование СОРМ было разработано в середине 1980-х в одном из НИИ КГБ, первоначально для внедрения на аналоговых телефонных линиях. При появлении новых телекоммуникационных технологий технические требования к СОРМ просто дорабатывались. В результате сегодня СОРМ-1 отвечает за прослушку телефонных линий, включая мобильную связь, СОРМ-2 перехватывает интернет-трафик, а СОРМ-3, cудя по рекламе производителей оборудования, должен обеспечивать сбор информации со всех видов связи, ее долгосрочное хранение и доступ ко всем данным об абонентах. Кроме того, СОРМ позволяет использовать мобильные пункты управления – ноутбук со специальным переносным блоком, который можно подключать к узлам связи напрямую и оперативно перехватывать и записывать трафик оператора.
    СОРМ оказался полезным и для слежки в социальных сетях, базирующихся в России. «Мы можем снимать информацию с серверов социальных сетей, пользуясь СОРМом», - говорил нам офицер одного из подразделений спецслужбы.
    Согласно данным Судебного департамента при Верховном суде,  в 2011 году правоохранительные органы получили от российских судов 466 152 разрешения на прослушивание и запись телефонных переговоров, а также сообщений, передаваемых «по сетям электрической и почтовой связи», то есть на перехват электронного трафика. Еще за пять лет до этого, в 2007-м, таких разрешений было выдано 265 937 - на 75% меньше.

    Что хотим, то и слушаем

    В документации компаний-поставщиков российский СОРМ часто называется западным термином LI (Lawful Interception – законный перехват). Хотя и российская, и западная система делают одно дело – перехватывают трафик, есть между ними ключевое различие.
    В США и Западной Европе правоохранительный орган получает в суде ордер и пересылает его оператору, который снимает информацию и отправляет ее спецслужбе.
    В России офицер ФСБ тоже должен получить разрешение у судьи, только он не обязан показывать его никому кроме своего начальства. Операторы не имеют права знать, чьи переговоры или почту перехватывает спецслужба. Поэтому технически система устроена по-другому: в распоряжении ФСБ есть ПУ СОРМ (пункты управления), которые соединены по защищенному кабелю с серверами оператора. Чтобы поставить кого-то на прослушку, сотруднику спецслужбы достаточно ввести команды на ПУ СОРМ, который находится в здании местного управления ФСБ. Эта система копируется по всей стране, и в каждом областном центре местное УФСБ соединяется кабелями со всеми региональными операторами.
    «Разница в том, что по европейскому стандарту ETSI (European Telecommunications Standards Institute), от ПУ передается указание о постановке на контроль, т. е. провайдер/оператор сразу знает, кто у него контролируется, а по по российским требованиям СОРМ провайдер/оператор обеспечивает пропуск этой команды непосредственно в оборудование СОРМ, а сам не знает, кого в этот момент контролируют», - пояснил нам в email Борис Гольдштейн, профессор Санкт-Петербурского института телекоммуникаций, ведущий российский специалист по техническим аспектам СОРМ.
    По сути, российский подход более гибкий, чем западный: чтобы добавить новые адреса или номера телефонов в СОРМ, ФСБ не нужно, как на Западе, заново проходить всю юридическую процедуру с пересылкой нового ордера оператору – надо лишь добавить требуемые данные на пункт управления у себя в офисе.
    И это также означает, что российские производители оборудования перехвата получают естественные преимущества перед западными компаниями, которым нужно адаптировать свои устройства под российские требования, если они хотят продавать их на нашем рынке и рынках с похожими требованиями, то есть в большинстве стран СНГ.
    Виктор Шляпоберский, начальник лаборатории сертификационных испытаний СОРМ Ленинградского отделения ФГУП  ЦНИИС (Центрального-научно-исследовательского института связи), подтвердил нам, что хотя технические параметры могут различаться, принципиальный подход к перехвату в России и странах СНГ один и тот же: «У нас, например, по закону нельзя прерывать разговор, а на Украине это можно. Но Украина, Казахстан, Белоруссия и Узбекистан используют системы, которые больше похожи на наши, чем на европейские или американские».

    Второе рождение СОРМ

    Вполне естественно, что когда страны СНГ столкнулись с протестными движениями, использующими современные телекоммуникации, они обратились к привычным методам слежки – то есть к СОРМ.
    В России быстро поняли растущее значение системы. Протестующие выходили на улицы, а российские власти ужесточали контроль над системами СОРМ у операторов и провайдеров. Мы обнаружили любопытную статистику Роскомнадзора: если в 2010 году это ведомство выпустило 16 предостережений региональным операторам по результатам проверки оборудования СОРМ, а годом позже – 13, то в 2012 году таких предстережений было уже 30. В большинстве случае Роскомнадзор реагировал на результаты проверок местных прокуратур и ФСБ.
    То, что СОРМ может быть использован против лидеров оппозиции, стало ясно уже в конце прошлого года.  19 декабря 2011 года интернет-портал lifenews.ru, близкий к Кремлю, опубликовал записи девяти телефонных разговоров Бориса Немцова. Немцов уверен, что за прослушиванием его телефона стоит ФСБ:
    «Они прослушивают мой телефон всю жизнь, – заявил политик. – Я это знаю, но у меня один телефон, и я его не меняю много лет, чтобы не тратить деньги налогоплательщика. Они меня слушают и по приказу Путина, чекистов и Суркова сливают все это в интернет. В свое время они сливали мои разговоры с Чубайсом, Лисовским. Такие действия нарушают Конституцию и Уголовный кодекс. А lifenews.ru, который выложил записи моих телефонных переговоров, нарушил ст. 137 и 138 УК РФ. Цель была простая – они хотели всех накануне митинга перессорить. Но оппозиция оказалась умнее».
    Все опрошенные нами эксперты уверены, что такого рода прослушка осуществлялась спецслужбами, а не частными детективами. Характерно, что после этого утечки видео- и аудиозаписей оппозиционных лидеров стали появляться регулярно.

    Прослушка по российскому рецепту

    Россия не единственная страна среди государств бывшего СССР, вплотную занявшаяся СОРМ после Арабской весны. Белоруссия, Украина и Киргизия начали модернизировать национальные системы прослушки и перехвата, моделируя их по примеру российского СОРМ. Естественно, что многие страны выбрали российских производителей в качестве поставщиков технологий перехвата.
    В марте 2010 года Александр Лукашенко подписал указ о внедрении СОРМ в Белоруссии. В апреле 2012 года национальный оператор Белтелеком отчитался о внедрении СОРМ на сети широкополосного доступа byfly. Официальной информации о поставщике в этом случае нет, но по нашей информации, продукция российской компании «Дигитон» используется в нескольких сормовских проектах Белтелекома.
    В конце 2010 года Украина обновила свои национальные требования к СОРМ, и в апреле 2011 года российская компания «Искратель» с гордостью объявила, что программный коммутатор СОРМ этой компании прошел сертификационнные испытания на соответствие новым требованиям и эта разработка получила высокую оценку Службы безопасности Украины.
    Наконец, в августе 2012 года Госкомитет нацбезопасности Киргизии выложил на своем сайте проект постановления о повышении эффективности организации оперативно-розыскных мероприятий на сетях и каналах связи страны, причем эта организация оказалась практически идентичной российской. То, что российские компании-поставщики не останутся без контрактов, практически гарантировано экономическим заключением Комитета по безопасности и обороне местного парламента, в котором указано, что российское устройство связи с СОРМ обойдется примерно в три раза дешевле, чем продукция израильской компании Verint.
    Вряд ли российские спецслужбы упустят столь блестящую возможность для расширения своего присутствия в странах СНГ. И складывается впечатление, что в настоящее время правительства этих стран такую возможность рассматривают как наименьшее из зол.
    В ноябре 2012 года Киргизская служба Радио Свободы опубликовала материал о том, что российское оборудование перехвата могло быть использовано для записи разговоров киргизских политиков в 2010 году – эти записи были слиты в интернет и поставили временное правительство в крайне неловкое положение, так как в разговорах обсуждались распределение должностей и денежных средств.
    Радио Свобода назвало два продукта, с помощью которых мог быть осуществлен перехват, – записывающее телефонные переговоры устройство «Фантом» производства компании «Оникс-Лайн» и устройство «Курьер», входящее в оборудование СОРМ производства фирмы «Сигнатек».
    «Да, мы поставили оборудование перехвата в Киргизию, это было межправительственное соглашение», – подтвердил нам Сергей Пыхтунов, замдиректора «Сигнатек». Он заявил, что ничего не слышал о скандале, и отверг все обвинения. Такую же позицию занял и Сергей Богоцкой, генеральный директор «Оникс-Лайн».
    Насколько известно, скандал никак не повлиял на решимость киргизских силовиков развивать национальную систему прослушки по российскому образцу. А российские производители пока не слишком озабочены тем, что в Европе и США все больше говорят о необходимости контроля над экспортом технологий слежки в страны с репрессивными режимами.
    Вадим Секереш, выпускник математико-механического факультета Санкт-Петербургского университета, курирует направление СОРМ в компании “Протей”, имеющей контракты в Узбекистане и Белоруссии. В декабре 2011 года, когда Wikileaks запустила проект The Spy Files, базу данных на производителей оборудования слежки, замеченных в поставках в страны с авторитарными режимами, «Протей» тоже оказался в списке. Но Секереш тогда был не слишком обеспокоен: «Я не обратил на это внимания <…> Мы же на самом деле спецтехнику не продаем, всякие жучки и проч. А то, что к телекоммуниционному оборудованию можно подключиться, так этим многие компании занимаются».

    Кто виноват в неудачах

    Россия не только предоставляет технологии своим партнерам по бывшему СССР, но и пытается выработать общую стратегию подавления протестов, организованных с помощью соцсетей, призрак которых появился над Россией после Арабской весны. Эти попытки предпринимаются в рамках региональных и международных альянсов, таких как ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности), куда входят Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Киргизия и Таджикистан, а также Шанхайской организации сотрудничества, основанной в 2001 году Китаем, Россией и центральноазиатскими государствами.
    15 июня 2011 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на открытии саммита  ШОС в Алма-Ате предложил создать в рамках организации киберполицию для защиты от интернет-агрессии. По его мнению, пришло время для введения в международное право таких понятий, как «электронный суверенитет государства» и «электронные границы».
    По словам Дженисбека Джуманбекова, директора исполнительного комитета региональной антитеррористической структуры ШОС, десять месяцев спустя на втором самите ШОС государства-участники одобрили сотрудничество между спецслужбами в области  «предупреждения и пресечения использования интернета в террористических, сепаратистских и экстремистских целях». В свою очередь ОДКБ учредила рабочую группу по информационной безопасности и запустила серию совместных операций, проводимых правоохранительными органами и спецслужбами государств-членов под своеобразным названием ПРОКСИ (противодействие криминалу в сфере информации). Как заявлял в 2010 году генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа, в ходе одной из них только в России было приостановлена деятельность 216 информационных ресурсов.
    30 мая 2012 года ведущий научно-исследовательский институт при Министерстве связи ВНИИ ПВТИ стал главным центром по подготовке технических специалистов в области информационной безопасности для СНГ. В сентябре 2012 года на саммите в Ялте руководители государств-членов СНГ поддержали идею создания Центра кибербезопасности СНГ, который должен быть  смоделирован по примеру CERT (Community Emergency Response Team) для противодействия киберугрозам в СНГ. 
    Однако мало кто сомневался, в чем цель этих инициатив.
    У Владислава Шушина, советника секретариата ОДКБ и ведущего специалиста по информационной безопасности,  за плечами долгая и успешная карьера в КГБ. После окончания военной академии он работал в области космических технологий, пока его не перевели в КГБ. Там он занимался оперативной, а потом и аналитической работой, заинтересовался информационной безопасностью, под которой в России подразумеваются не только кибервойны, но также психологические операции и пропаганда.
    Во время нашего разговора в небольшой комнате старого особняка в Свечкововм переулке Шушин всеми силами избегал конкретики. Однако он подтверил, что в ОДКБ информационную безопасность понимают шире, чем это обычно принято: «Государства-члены ОДКБ на информационную безопасность смотрят с международной точки зрения, с точки зрения защиты национальных интересов. Это не только техника – защита компьютерных сетей, система управления и т. д., но и политико-идеологическая сфера, противодействие неправомерному использованию информационных технологий с точки зрения расшатывания политической ситуации, создания конфронтационных отношений, содействия тому, чтобы эти преступления расследовались совместно».
    Хотя выглядит это довольно зловоще, на самом деле вся эта лихорадочная активность пока далека от достижения результатов.
    Создание Центра кибербезопасности СНГ отложено, сказал нам Григорий Вусс, главный консультант этой программы в ВНИИ ПВТИ: «Хотя в плане, только что одобренном в Ялте, этот пункт есть, но с этим проблемы – национальных-то центров пока нет, в России по крайней мере, поэтому решили дождаться, когда будут созданы национальные центры, а потом налаживать между ними сотрудничество. Пока этот вопрос отложен, скажем так, в сторонку.»
    Судьба киберполиции, предложенной казахским президентом, и вовсе печальна. Валихан Тулешов, замдиректора Казахстанского института мировой политики и экономики, сказал нам, что инициатива, хотя и была поддержана Китаем, у России вызвала более сдержанную реакцию, как и у других стран ШОС. В результате о cyberpol пока решили забыть.
    В свою очередь об операциях ПРОКСИ, проводимых ОДКБ, последний раз было слышно в 2010 году – таких операций не было ни в 2011, ни в 2012 гг.
    Такое впечатление, что всюду, где спецслужбы бывшего Советского Союза пытаются придумать новые способы борьбы с растущей угрозой в интернете, результат оказывается более чем скромным. Подозрительное и закрытое мышление бюрократов секретных служб СНГ мешает создавать новые наднациональные агентства или быстро налаживать обмен секретной информацией.
    В такой ситуации СОРМ, придуманный еще в советские времена, оказывается намного более эффективным
    Читайте подробнее на Forbes.ru:http://www.forbes.ru/tehno/tehnologii/231333-kolpak-dlya-oppozitsii-kak-sovetskaya-sistema-proslushki-vozrodilas-v-rossii?page=0,1



    Читайте подробнее на Forbes.ru:http://www.forbes.ru/tehno/tehnologii/231333-kolpak-dlya-oppozitsii-kak-sovetskaya-sistema-proslushki-vozrodilas-v-rossii

    "Мы в прямом эфире наблюдали моральный крах президента Путина и всего российского правящего класса"


    "Мы в прямом эфире наблюдали моральный крах президента Путина и всего российского правящего класса"

    Пресс-конференция президента Владимира Путина привела обозревателя "Коммерсантъ FM" Константина Эггерта к неутешительному выводу.

    Я не знаю, какое окончательное решение примет в отношении закона об усыновлении президент Путин. Может быть, сославшись на несовершенство текста или несоответствие международным обязательствам России, он не станет его подписывать. А, может быть, выдержит линию и поставит свой росчерк. После пресс-конференции 20 декабря это не важно. Не важны объяснения, что закон направлен не против приемных родителей из Америки, а против властей отдельных штатов –– тех, которые не допускают российских представителей до наших приемных детей в американских семьях. У России в Соединенных Штатах есть посольство в Вашингтоне, консульства в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Хьюстоне. Это их обязанность работать, в том числе и с властями штатов для защиты российских граждан.
    Владимир Путин сказал, что на Америке свет, дескать, клином не сошелся, и найдутся для российских мальчиков и девочек приемные родители в других странах. Может, оно и так. Но есть тут, как мне кажется, одна тонкость.
    Скажем, главный мотив моратория или полной отмены смертной казни –– стремление избежать ошибки и убийства невиновного. С запретом усыновления –– похожая вещь. Ограничивая число потенциальных усыновителей, российская власть, возможно, лишает конкретного Витю или конкретную Веру надежды обрести новую жизнь, потому что уменьшает его шансы в этой жутковатой лотерее.


    Возможно, всего один малыш в результате этого никогда не прочитает книжку про Винни-Пуха, не задует свечки на именинном торте, не пойдет или не поедет на инвалидной коляске в школу, а потом и в колледж под аплодисменты новых родных из какого-нибудь Техаса или Калифорнии. Вместо этого его в 18 лет из детского дома перевезут в дом престарелых или в психушку догнивать остаток жизни. Всего один. Но судьба этого одного ребенка будет на совести тех, кто не дал ему шанса, людей с депутатскими значками и президента.
    Одобрив решение Государственной думы, глава российского государства объяснил всей стране, что он, а стало быть, и страна, которую он возглавляет, в принципе, считает возможным использовать российских детей-сирот как инструмент внешней политики, как средство поквитаться с кем-то, в данном случае с Соединенными Штатами.


    По моему мнению, это значит лишь одно: 20 декабря все мы, кто в зале Центра международной торговли в Москве, кто у телеэкранов наблюдали в прямом эфире моральный крах президента Путина и всего онемевшего от страха и омертвевшего от баснословных денег российского правящего класса.

    Подробнее:http://kommersant.ru/doc/2094769