ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

пятница, 21 сентября 2012 г.

Ринат Валиуллин О РАДИО "СВОБОДА"


О РАДИО "СВОБОДА"

21 сентября 2012, 09:38  Ринат Валиулин
журналист "Эхо Москвы"  http://echo.msk.ru/blog/rval/932557-echo/
Друзья, весь этот шум не стоит и выеденного яйца - если помнить, что проблемы Радио "Свобода" начались как минимум 7 лет назад, и руководство с тех пор предпринимало попытки что-то наладить, вряд ли когда-либо понимая, что именно.

С удовольствием наблюдаю свою подписную лету на Фесбуке, где к этой теме время от времени возвращаются, но как-то вяло и еще более вяло.
Народ по-прежнему интересует то живое, что на глаза и в ушах - сегодняшний Винзавод, Путин, оппозиция, шестое мая, Соловьев по телевизору. Но тема "Свободы", как бы ни пыжились обиженные и оскорбленные, как бы ни надували щеки дядьки и «тетьки» в Праге - неинтересна. Она уже давно выпала из информационного поля и давно не делает новостей. "Свобода" давно, с середины 90-х, когда в Праге ее населили последние комсомольцы СССР и оставшиеся с Мюнхена дряхловатые «ветераны», которые так и не почувствовали новое российское время - давно не влияет на происходящее в России.

То что произошло на "Свободе" - результат бездарнейшей политики ее американского руководства, той которая делалась не в последнее время, а ВСЕ последние годы.
То, о чем оно всегда пеклось - об "impact", вкладе, воздействии на аудиторию - так и не перестало быть минимальным и малозначительным. Если мне скажут, что "Свободе" мешали, не давали FM-частоту, то сажу, что никто не мешал сконцентрироваться на сайте, откуда могло идти и вещание, звук в отличном качестве и без помех. Надо было развивать это направление и отказаться полностью или почти - от эфирного вещания, как это сделали "Би-Би-Си" и "Голос Америки".

Касаясь участи интернет-редакции, поражает та легкость, с которой американцы отказались от того, на что ставили все последнее время.
Только при мне, просто эксперимента ради, в сайт вбухивалось по четверть миллиона долларов только чтобы повесить баннер на lente.ru или другом популярном ресурсе - дабы увеличить трафик в надежде, что новая аудитория прилепится и останется. Результат был минимальным относительно потраченных средств.

И так - в очень многом.
Любая коммерческая структура сгноила бы и закатала в асфальт своего топ-менеджера (Ненад Пейдж, куратор нескольких служб, в том числе Русской, Джулия Рагона, вице-президент по радиовещанию) после того, как за три-четыре года здесь принимались и увольнялись первые лица, от директоров службы до шефа московского бюро - и все без какого бы то ни было результата. Подобный метод «научного тыка», к сожалению, используется и сейчас.

Людмилу Телень не устроила мотивировка увольнения ее интернет-редакции, поскольку она считает, цитирую по newsru.com, что «интернет-версия никак не связана с радиовещанием»: в этом глубочайшая ошибка, теперь уже ее личная.
Это значило, по сути добровольно отказаться от все еще работающего брэнда - радио. Как мог, пытался этому препятствовать, но понимал, что американское руководство на нее ставит даже больше, чем на формального и не исключено, что временного директора службы (речь идет о 2009-м годе).

А ошибка, самое смешное и парадоксальное - как раз в том, что Людмила всеми силами пыталась создать независимую, свою интернет-команду.
Поэтому-то ее, по рекомендации консультанта, а затем нового директора всем «чохом» и уволили. Дополнительные мотивы могли быть разными - сильный конкурент для нового руководителя (да еще и тот, кто сам осмелился подать заявку на директорство), личная неприязнь и прочее.

Одно можно сказать со всей определенностью, и здесь, думаю, на "Свободе" со мной больше согласных, чем нет, как бы умело они это ни скрывали: тамошние американцы - законченные негодяи, и веры им быть не должно ни при каких обстоятельствах, уважаемая Маша...

Ринат Валиулин занимал должность директора русской службы радио "Свобода" в феврале–августе 2009 

Нафигулла Аширов: в Москве проще синагогу построить, чем мечеть


Нафигулла Аширов: в Москве проще синагогу построить, чем мечеть

Нафигулла Аширов: в Москве проще синагогу построить, чем мечеть
Московские власти отказали мусульманской общине вправе построить мечеть в Митино в связи с возражениями части населения.
 Накануне без санкции на проведение массовых мероприятий около полутора тысяч жителей организовали акцию протеста, заявляя, что создание крупного мусульманского духовного центра грозит району обострением «транспортной и эпидемической обстановками в районе, а также создаст проблемы с безопасностью и правопорядком».
Ранее отвод земли под строительство культового здания был утвержден: для мечети было зарезервирован участок в 35 соток теперь оказалось, что нарушен высотный регламент и распоряжение мэрии не согласовано с муниципальными депутатами. По этому поводу высказался префект Северо-Западного округа Владимир Говердовский.
Владимир Говердовский: Люди были не согласны с размещением центра по этому адресу. Сегодня на градостроительной комиссии было принято решение снять с рассмотрения данный адрес и в последующем выбирать земельные участки с учетом мнения населения. Мы можем сегодня сказать, что по адресу ул. Барышиха, 57 строительство гуманитарного центра с мечетью не будет. Максимальная техника экономических показателей по этому участку будет 30 метров. То есть была возможность размещения на этом участке здания высотой 30 метров.
Почему власти скоропалительно отменили свое решение под давлением схода жителей – обсудили с Нафигуллой Ашировым – председателем духовного управления мусульман азиатской части России.
Как Вы считаете, почему столь скоропалительное решение приняли московские власти после протестной акции жителей Митино?
Нафигулла Аширов: Это не первый отказ, не первое подчинение волевому давлению определенных кругов со стороны московских властей. Как вы знаете, в Текстильщиках тоже был зарублен проект мечети, который уже имел не только документацию, но уже были подготовлены проектно-сметные документы.
Но в Митино ссылаются на нарушение технической документации. Они об этом узнали только накануне?
Нафигулла Аширов: Во-первых, это такая дезинформация. Я не видел ни в одной стране мира мечети в 30 метров или, как говорят, в 13 этажей. Может быть, речь идет о минарете, который можно ассоциировать с колокольней. Конечно, он некую высоту должен иметь. Но это просто предмет для разговора.
То есть, Вы бы пошли на уступки и снизили высоту?
Нафигулла Аширов: Почему нет? Речь не идет о непосредственно моем согласии или несогласии. Есть община мусульман. Я думаю, что община, учитывая, что на сегодняшний день в Москве вообще где-либо невозможно построить мечеть, – легче построить синагогу, грузинскую, армянскую церковь, которая, кстати, с успехом строится, можно построить двести храмов, которые подписаны уже мэром, - но что строительство мечети в Москве возможно, я очень сильно сомневаюсь, потому что на сегодняшний день настроения в обществе настолько наэлектризованы против ислама. Рост «антинастроений»: антиисламских, антисемитских, антиарабских, антикавказских.
Наверное, не без участия властей это происходит?
Нафигулла Аширов: Я бы считал большой глупостью, если московские власти принимали бы участие в раскачивании российской лодки, в которой мы все сидим.
Был проект у Равиля Гайнутдина, представителя Духовного Управления мусульман, «Мечеть шаговой доступности», потому что часто обвиняют мусульман в том, что в праздники очень большое скопление людей, что мусульмане как бы хотят не только помолиться, но и показать свою численность. Эта мечеть «шаговой доступности» - небольшая мечеть, встроенная в инфраструктуру квартала, как, например, можно видеть в городах бывшей Югославии. Может быть, тогда, если перейти на эту модель, строить маленькие мечети, это, может, вызывало бы меньше раздражения, что меньше людей скапливалось бы, не возникало бы ощущения, что вышли все мусульмане.
Нафигулла Аширов: Ваше выступление говорит о том, что Вы или реально не знаете ситуацию этой проблемы, которая существует уже в течение многих лет, или вы как журналист хотите обострить сам вопрос для того, чтобы получить некий ответ. Во-первых, нам никто никогда не предлагал построить несколько мечетей в шаговой доступности. Даже одну мечеть на сегодняшний день мы не можем построить в Москве. Мы на сегодняшний день имеем три мечети, одну палатку, которая сегодня на проспекте Мира собирает каждую пятницу 15-20 тысяч человек. Это проблема не только двух великих исламских праздников, когда собирается по 120 тысяч человек. В последний праздник, по данным УВД, собралось 100 тысяч человек, до этого было 90 тысяч человек. Это абсолютно не демонстрация силы. У мусульман есть потребность, религиозная обязанность: тот мусульманин, который игнорирует пятничную молитву, уже не мусульманин, или очень грешный мусульманин. Это то же самое, как у христиан отказаться от причащения, от крещения. Поэтому, когда говорят, что мусульмане могут и не собираться, тогда они просто, будучи убежденными мусульманами, не хотят попасть в ад – ведь мы-то в это верим. У них нет другого выхода. Другой очень важный фактор, который не замечают московские политики: сегодня у муфтиев, у имамов требуют, чтобы мы их воспитывали, чтобы мы прививали им чувство толерантности, чтобы в их душах была доброта, взращивали в них патриотов нашего государства. Если я или другой имам, который, сидя в теплой мечети на мягком ковре, говорит, что «мы такие-то такие, мы должны то-то то-то», что должен чувствовать молодой человек – а 90% молящихся у нас молодые люди, я глубокий старик среди них, - который сидит на асфальте зимой и летом, сидит на трамвайных путях, на газетке, в грязи молится? Какой у него будет патриотизм? Какая у него будет любовь? О каком высшем духовном состоянии этого человека можно говорить? Это не понимают люди. Еще один вопрос: эти люди молиться не перестанут, мусульмане из Москвы не уедут – ни татары, ни башкиры, ни кавказцы не уедут, потому что это наша родина, мы ее защищали, мы ее будем защищать, мы здесь живем, мы ее строили и будем строить, нравится это кому-то или нет, - эти люди, которым не нравится сидеть на снегу, не перестают молиться, они уходят в другие места: в подвалы, квартиры. Благо, что закон о свободе совести и религиозных объединениях не запрещает создавать религиозные группы без обретения юридического лица. Но фактически что это? Собираются 20, 30, 40 молодых парней, среди них есть какой-то начитанный человек, он абсолютно не аттестован со стороны Духовного Управления.
Наверное, соседей это может напугать, потому что они не знают, что происходит.
Нафигулла Аширов: Не только это. Сам факт отделения определенной части молодежи от официальных источников информирования ислама, официальных имамов и муфтиев, и получение знаний со стороны радикализмов, максималистов опасно. Это должны понимать политики.
Прошел день с того момента, когда состоялась эта акция. Вы знаете настроения в общине? Собираются как-то отвечать на это другой акцией или письмами в адрес Собянина?
Нафигулла Аширов: Нет, мы конкретно сказали: мы ситуацию не переломим. Мы не хотим входить в конфронтацию. В любом случае, мы в этой конфронтации не победим, потому что нас сегодня толкают на это такие выходки определенных людей, но мы на это не пойдем. Другое дело, если мы сегодня не помещаемся в мечети, мы не должны зарабатывать болезни – геморрой, туберкулез и все остальное – сидя круглый год на снегу, тогда самоорганизовывайтесь, находите места для моления, выбирайте своих имамов, назначайте старших, молитесь в разных местах. С другой стороны, в этом есть очень большой минус, но мы должны на это идти, потому что мы не хотим, чтобы люди сидели на снегу и зарабатывали туберкулез.
Проблема, действительно, понятна и ясна.
Нафигулла Аширов: Более того, или это провокация со стороны определенных людей, которые дают землю, сталкивая людей лбами, не изучив ситуации. Нам говорят: «Ходите по квартирам, объясняйте людям».
35 соток всего, это не гектар.
Нафигулла Аширов: И там ведь не собирались строить какой-то грандиозный комплекс. Это как раз то, о чем Вы говорили. Это квартальная небольшая мечеть, где могут собираться 100-150 человек. Это ветераны, который создали эту общину, это татары, которые строили Москву, которые защищали Москву, которые уходили на фронт с Красной площади. И сегодня, выйдя на эту акцию, они унизили, оскорбили память этих людей.

В нью-йоркском метро появится антиисламская реклама


В нью-йоркском метро появится антиисламская реклама

Cуд Нью-Йорка обязал управление городского метрополитена разрешить размещение в метро рекламы, в которой мусульмане называются дикарями. Об этом сообщило сегодня американское телевидение. Социальная реклама, направленная против джихада, содержит такие призывы как "В любой войне между цивилизованными людьми и дикарями поддержи цивилизованных людей. Поддержи Израиль. Победи Джихад". Ожидается, что первые постеры появятся на нескольких станциях уже на следующей неделе.
Первоначально управление нью-йоркского метрополитена запретило "инициативной группе по защите американской свободы" размещать провокационную рекламу, и они были вынуждены обратиться в суд. Согласно вынесенному вердикту, запрет противоречит принципу свободы слова и свободы вероисповедания, утвержденному в Конституции США, передает "Интерфакс".
Такие коррективы рекламной политики Нью-Йорка порадовали далеко не всех. "Эта акция преследует ту же цель, что и антиисламский фильм. Она призвана лишь оскорбить, провоцировать", — настаивает представитель совета по американо-исламским отношениям Ибрахим Хупер.
Снятый в США и распространенный в Интернете фильм "Невинность мусульман" стал причиной массовых акций протеста во всем мире, а также нападений на американские дипломатические миссии в ряде мусульманских стран.
В фильме пророк Мухаммед изображен жестоким мошенником, придумывающим "законы Аллаха" на ходу, исходя из своих интересов и вступающим в беспорядочные половые связи. Накануне французский журнал "Шарли Эбдо" опубликовал карикатуры на пророка Мухаммеда, что также вызвало гнев приверженцев ислама.
Источникrussia.ru

Гейдар Джемаль Заговор против Ислама

Триумф митинской сходки: кому это выгодно?


Триумф митинской сходки: кому это выгодно?

Триумф митинской сходки: кому это выгодно?
В четверг градостроительно-земельная комиссия Москвы отказалась от строительства исламского гуманитарного центра с мечетью в Митино. Причиной, как пишут СМИ, стало несогласие со строительством жителей района, собравшихся в среду на стихийный несанкционированный митинг.
О том, что та же комиссия ранее одобрила предложение предоставить Исламскому объединенному центру мусульманских организаций России земельный участок в Митино для строительства гуманитарного центра с мечетью высотой до 35 метров, стало известно на прошлой неделе. Как получилось, что в течение считанных дней столичные власти чудесным образом изменили свое решение на диаметрально противоположное, и почему история с мечетью и исламским центром в Митино закончилась, не начавшись, оставив ощущение хорошо спланированного спектакля, представляется предметом отдельного вдумчивого анализа.
Итак, если разбираться по пунктам, видится следующее. В Москве существуют явные и очевидные проблемы с нехваткой мечетей. Людям приходится молиться на тротуарах, в дождь, слякоть и пургу. Все это (не говоря уже о прочих сложностях) вырабатывает у мусульман не только определенный комплекс неполноценности, но и закономерное недоверие к властям, подчас перерастающее в откровенно оппозиционные настроения.

Власти осознают сложившуюся проблему, чреватую для них же (в силу последнего обозначенного пункта) не самыми благоприятными последствиями, и "делают, что могут". Причем осознание того факта, что Россия – страна, прежде всего, многонациональная, и что от недовольства некоторой части граждан РФ мусульманами их, мусульман,  в стране меньше не станет, присутствует, в первую очередь, на самом верху. В частности, Владимир Путин неоднократно заявлял о том, что "в России ислам всегда развивался, и наша власть традиционный ислам всегда будет поддерживать".

Однако на местах – в частности, в Москве – эта выверенная, продуманная и дальновидная концепция сталкивается с труднопреодолимым барьером в виде местечкового национал-шовинизма, ксено – и исламофобии, причем не только со стороны так называемого коренного населения (часть из которого сама приехала в столицу относительно недавно по лимиту, но предпочла об этом благополучно забыть), но и со стороны антиисламского лобби в виде отдельно взятых чиновников. Мотивация которых, как правило, сводится к зарабатыванию за счет подобной идиосинкразии дополнительных политических дивидендов.

Таким образом, при том, что государственная политика, казалось бы, расставляет акценты верно, в расчете на комплексное решение задач в долгосрочной перспективе, местный уровень подчас сводит всю эту политику к нулю. На местах происходит битва "государственных интересов" с интересами местного лобби, которое, как в данном случае с Митино, прикрываясь толпой возмущенных люмпенов, проводит в жизнь собственные интересы.

Понятно, что какая-то часть горожан действительно искренне ненавидит мусульман и не хочет мечети по соседству с собственным домом. Но теперь задумаемся о том, как долго бы разрешили этим "простым жителям" протестовать на несанкционированном митинге по собственной воле, без отмашки сверху? Максимум, минуты три, но уж никак не полтора часа. Судя по отрывочным данным из полиции, там про акцию все же знали. О том, что акция не санкционирована, тоже знали. И, несмотря на это, позволили жителям с 19.30 до 21.00 сходку на пустыре под предводительством местного чиновника - главы муниципального собрания Митино Игоря Кононова. Чиновник, конечно, по случаю блистал ораторским мастерством, но и он фигура недостаточно мощная для того, чтобы организовать такое вот масштабное нарушение действующего законодательства прямо на глазах у полиции. Следовательно, заказчиков акции нужно искать повыше.

На самом деле, и толпа, и представители местных властей выступили статистами и массовкой в чужих играх, рассчитанных на то, чтобы в очередной раз вбить клин между  мусульманами и немусульманами. Первым же сначала пообещали мечеть, теперь свое слово "по-хозяйски" забрали назад. Мусульмане на все это, безусловно, отреагируют с нескрываемым почтением и благодарностью, никакой обиды на местные власти не затаят, а уж допустить, что пойдут выражать свои интересы на Болотную – да никогда в жизни…А если оставить иронию, все может быть с точностью до наоборот. Людям свойственно отвечать власти взаимностью. Но, может, и этот ход уже кто-то просчитал?

Конечно, в идеале для кого-то, не слишком дружного с государственной политикой и собственной головой, было бы предпочтительным довести мусульман до ручки, а потом оптом "всех и вся" запретить, уже на корню. Но на уровне страны так не получится, а на местах возникнет все тот же вопрос: кому это надо? 

При этом остается верить в то, что и в столичной мэрии возобладают здравый смысл и конструктивные силы, которые не пойдут на поводу у антимусульманского лобби, целенаправленно раскачивающего ситуацию в стране.     
Автор: Вера Ильина
Источникislamnews.ru

Исламские реформаторы и просветители XIX века


Исламские реформаторы и просветители XIX века


Текст: Ирина Черкасова
«Человечество нуждается сегодня в трех вещах: в духовной интерпретации мира, в духовном освобождении индивидуума и в базовых принципах универсальной значимости, которые направляли бы эволюцию человеческого общества на духовной основе». Слова философа, поэта, общественного деятеля, «духовного отца» Пакистана Мухаммада Икбала не теряют своей актуальности спустя столетие.
Сегодня, как и столетия назад актуальными вопросами для мусульман являются концепция исламского государства - халифата, способного, как сказал М. Икбал, воплотить «в человеческой организации высшие ценности ислама», возможности человеческого разума в интерпретации положений Откровения, место человека в мире, а также возможность вернуть исламу действенность его фундаментальных принципов в условиях современности.
Данные вопросы были в центре внимания реформаторских и просветительских движений в исламе, возникших в XIX в. как ответ на политическую, экономическую и культурную экспансию Запада.
Это время отмечено деятельностью выдающихся личностей – исламских реформаторов, просветителей и борцов против колониализма, среди которых Саид Джамаль ад-Дин аль-Афгани (1839-1898), Абд ар-Рахман аль-Кавакиби (1854-1902), Саид Ахмад-Хан (1817-1898), Мухаммад Абдо (1895-1905). Их роль сложно переоценить, учитывая какое влияние их идеи оказали на события, происходящие в начале ХХ в. – образование различных религиозно-политических движений, дальнейшее усиление их роли в общественно-политической жизни, а также приход к власти уже в наши дни «Братьев-мусульман», чей основатель Хасан аль-Банна, многими мусульманами считается преемником идей Аль-Афгани.
Упадок исламского мира, его неспособность дать адекватный ответ вторжению Запада, заставил многих мыслителей, политических и религиозных деятелей не только задуматься над причинами этого упадка, но также вести активный поиск выходов из катастрофической для мира ислама ситуации.
Основными целями, которые преследовали религиозные, политические деятели и мыслители XIX в. были борьба с колониализмом, сплочение исламского мира, духовное, интеллектуальное и доктринальное обновление исламского мира, достигаемое с помощью согласования исламско-правовой доктрины с реалиями современности.
Реформаторство не подразумевало отмену или пересмотр незыблемых положений исламской догматики, а было направлено на то, чтобы, на основе заимствований многих достижений западной цивилизации, реформировать систему законодательства, традиционного образования и науки, промышленности, в том числе военной, модернизировать государственный аппарат. Но в первую очередь необходимо было произвести радикальные изменения в умах мусульман, которые означали бы переход от пассивности и фатализма к осознанию человеком своих созидательных возможностей
«Закрытие врат иджтихада», на долгие века приостановившее развитие исламской правовой и теологической мысли, было вызвано не только желанием остановить разногласия, неоднократно становившихся причинами войн и смут Халифате, но также опасениями по поводу дальнейшей дезинтеграции исламского мира после падения Багдада в 1258 г. «…консервативные мыслители ислама сконцентрировали все свои усилия на одном — на сохранении для народа унифицированной общественной жизни посредством ревностного исключения любых новаций в шариатском законодательстве, разработанном предшествующими мусульманскими правоведами. Главной идеей дляних был общественный порядок, поскольку организованность действительно в определенной степени противодействует силам упадка», - пишет М. Икбал. Однако в сверхорганизованном обществе индивидуум, обретая все богатство общественной мысли, утрачивает собственную душу. «Окончательная судьба народа зависит не столько от организованности, сколько от ценности и силы индивидуумов. …приговор истории состоит в том, что устаревшие идеи никогда не поднимали силы в народе, который ее утратил».
«Тенденция к сверхорганизованности путем ложного обращения к прошлому в том виде, в котором она появилась у мусульманских юристов в XIII в., противоречила внутреннему импульсу ислама», - пишет М. Икбал. Это
вызвало мощную реакцию со стороны Ибн Теймийи, выступавшего против конечного авторитета школ, за возврат к истокам и первоначальным принципам ислама. Ибн Теймийя, в категоричной форме отвергая нововведения в исламе, был принципиальным противником вульгарных «народных» форм суфизма, считал неприемлемой пассивность, поскольку именно действие, по его убеждению, является частью веры. Ибн Теймийя отрицательно относился к принципу иджма как единогласному суждению богословов, делая исключение в этом вопросе лишь для сподвижников Пророка, считая иджму «основой всех предрассудков». Требуя для себя право на иджтихад, он отвергал иджтихад как независимое суждение, по этой же причине он не принимал кыяс ханифитов, который предполагал высокую степень абстрагирования от правовых текстов Корана и сунны. В основе кыяса Ибн Теймийи был строгий текстуализм.
Фазлур Рахман, резюмируя взгляды Ибн Теймийи, отмечает: «Ибн Теймийя рассматривал шариат как всеохватную концепцию, включающую духовную истину суфиев – Бога, рациональную истину философов и теологов, и право».
Дух учения Ибн Теймийи нашел выражение в идеях Мухаммада Абд аль-Ваххаба, в движении, которое Икбал называет «ударом пульса в современном исламе», также направленного против абсолютного авторитета школ и слепого следования авторитету ученых. Дух свободы и одновременно пуританско-консервативный характер данного движения сыграли значительную роль в формировании многих идейных направлений XIX в.
XIX в. был не только эпохой борьбы мировых держав за раздел мира, эпохой расцвета колониализма, но также зарождения антиколониальных движений и подъема национализма.
Именно на это время пришлась религиозно-политическая деятельность Саида Джамаля ад-Дина Аль-Афгани, который вошел в историю как непримиримый борец против колониализма и европейского империализма. Аль-Афгани считается создателем доктрины панисламизма, в основе которой была заложена идея объединения всех мусульман и создания всемирного исламского союза.
Для достижения своей цели Аль-Афгани считал необходимым просвещение масс, и призывал улемов, авторитетных духовных лиц вести пропаганду, направленную на пробуждение мусульман для борьбы с колонизаторами. Обязанностью улемов, которых он считал «душой нации, руководителями общины Пророка», он считал «просвещение неосведомленных» и пробуждение «сонных сердец».
Призывая мусульман к единству на основе ислама для возрождения их былого величия, Аль-Афгани подчеркивал, что, в отличие от христианства, «основа религии ислам зиждется на требовании достижения победы и могущества, завоевания и триумфа».
Причины плачевного положения некогда могущественной империи Аль-Афгани видел в том, что мусульманский мир не смог полноценно интегрироваться в процесс общемирового прогресса. Войны и раздоры внутри исламского мира, погоня за титулами привели к тому, что правители принимали дружбу и помощь иноверцев, что противоречило установкам религии. Негативную роль, по его мнению, сыграли «люди, рядящиеся в религиозные одежды», внесшие в ислам нововведения, а также измышлявшие хадисы, извращающие сунну. Правильный способ изучения религии по мнению Аль-Афгани был узурпирован небольшими группами духовных лиц, что привело к застою и упадку общины. «Упадок мусульманской общины не может быть отнесен на счет ислама, - писал Аль-Афгани. Он – результат того, что мусульмане не знают, что такое истинный ислам»
Считая необходимым очищение ислама от средневековых богословских искажений, аль-Афгани считал, что возобновление практики иджтихада способно вернуть действенность основополагающим принципам ислама, а также утвердить важнейший постулат ислама – его соответствие любому времени и месту. Отстаивая необходимость иджтихада, Аль-Афгани писал: «Самые выдающиеся имамы прибегали к иджтихаду… и тем не менее мы не можем утверждать, что они познали всю глубину тайн Корана. Их суждение о Коране – лишь капля в море, секунда в столетии по сравнению с богатством содержания Корана».
Протестуя против вековой апатии, в которую было погружено традиционное исламское общество, Аль-Афгани стремился убедить людей, что ислам требует социальной активности, что необходима рациональная интерпретация положений шариата с учетом социальных интересов уммы, призывал к овладению научными знаниями, а также пытался поднять их на борьбу за независимость.
Вся деятельность Аль-Афгани была посвящена проповеди революционных идей религиозного возрождения и созданию регионального союза исламских государств, в котором он видел прообраз будущего всемирного Халифата.
Взгляды Аль-Афгани хорошо известны благодаря его публицистической деятельности. Он был автором ряда книг, в которых он излагал свои воззрения. В Париже совместно с Мухаммадом Абдо издавал газету «Аль-урва аль-вуска» (Неразрывная связь).
Изложить взгляды Аль-Афгани относительно политического устройства исламского государства, которые он излагал в «Аль-урва аль-вуска», можно следующим образом: халифат, представляет собой политический союз, конфедерацию исламских государств, каждое из которых является парламентской республикой. Несмотря на то, что Аль-Афгани идеалом политического устройства считал халифат в форме унитарного государства, он, учитывая историческое прошлое и реалии исламского мира, считал более осуществимой идею конфедерации назависимых стран, преданных Корану, который связывает неразрывной связью мусульман, объединенных общей целью. «Я не говорю, что у мусульман должен быть один имам, - говорил аль-Афгани. Добиться этого было бы трудно. Я только хочу, чтобы имамом был Коран». Убежденный в том, что в упадке исламского мира повинна прежде всего деспотическая власть правителей, Аль-Афгани требовал ограничения ее путем введения конституционного правления. Он настаивал, чтобы парламент избирался свободным волеизъявлением народа и отражал интересы всех слоев населения: «Сила представительства нации подлинно значима только в том случае, когда она исходит от самой нации». Считая религию основой цивилизации и мощной объединяющий силой, призывая мусульман к единению, желая, «…чтобы причиной единства была религия», Аль-Афгани был против того «…чтобы бразды правления полностью оказались в руках одного человека», протестуя, таким образом, против наследственной монархии. Аль-Афгани допускал выступление народа против деспотичного или неправедного правителя. Эта возможность, по его мнению, была дана Кораном: «Поистине, Аллах не меняет того, что с людьми, пока они сами не переменят того, что с ними» (Коран, 13: 11). При этом сам Аль-Афгани сравнивал свою роль с миссией Абу Муслима Аль-Хоросани, восставшего против наследственной монархии Умайядов.
Жизнь Аль-Афгани, как жизнь многих незаурядных людей была сложной и довольно трагичной. Сам он характеризовал себя «чужак в своей стране и изгнанник из родной земли». Родился Аль-Афгани в Афганистане в Асадабад (хотя существуют и другие версии его происхождения, в частности – Иранский Азербайджан). В период своего пребывания на должности вазира в период правления Азам-хана (1867-1868) Аль-Афгани предложил программу реформ, которая включала строительство заводов, в т.ч. военных, военную реформу, административную реформу, строительство объектов транспортной инфраструктуры – дорог, мостов и пр.
Победивший в борьбе за власть Шир Али-Хан, сместив аль-Афгани с поста вазира, заточил его на два месяца в тюрьму, а затем выслал его из страны.
Покинув Афганистан, Аль-Афгани ведет активный образ жизни, в течение 30 лет посетив многие страны не только Востока, но также Англию, Францию, Германию, Россию.
Аль-Афгани делает ставку на правителей различных стран, рассчитывая найти у них поддержку в борьбе против колониализма. Неоднократно он был обвинен в организации антиправительственных заговоров, за что не раз подвергался изгнанию.
В 1869 г. Аль- Афгани приезжает в Стамбул, где в то время были популярны идеи «Новых османов» - сторонников либерализации и введения Конституции. Здесь он пытается реализовать свои реформаторские идеи в области просвещения.
В 1871 г. он прибывает в Каир, где принимает самое активное участие в политической жизни. Им организована «Национальная ложа», ставшая основой Свободной национальной партии Египта он создает «Общество младоегиптян».
Предъявив Аль-Афгани обвинение в антиправительственной деятельности, власти в 1879 г. высылают его из страны.
С 1886 г. Аль-Афгани проживает в Иране, прибыв туда по приглашению Насреддин-шаха. Именно на него Аль-Афгани делает ставку в осуществлении своих панисламистских идей. Однако его надежды потерпели крах. Критикуя пробританскую политику Ирана, призывая шаха поддержать политику объединения исламских стран, Аль-Афгани навлекает на себя недовольство своей политической деятельностью, в которой шах видит угрозу для своего правления.
В 1889 г. Аль-Афгани с целью выполнения определенной дипломатической миссии направляют в Россию, где он находится вплоть да 1891 г. Здесь он посвящает свою деятельность попыткам создания антибританского союза, в состав которого должны были войти Россия, Иран и Афганистан. Однако его планам не суждено было сбыться.
В 1898 г. за свою деятельность, связанную с критикой политика шаха, Аль-Афгани был выдворен за пределы Ирана.
В 1892 г. его приглашает с Стамбул Абдул Хамид II, который делает ставку на Аль-Афгани как на влиятельного религиозно-политического деятеля, способного содействовать укреплению пошатнувшегося Османского халифата. Также султан рассчитывал использовать авторитет Аль-Афгани в сотрудничестве с духовенством и улемами Ирана для усиления своего влияния в шиитском Иране. В Стамбуле Аль-Афгани проведет остаток своей жизни, посвятив ее достижению своей главной цели – объединению исламского мира. Он направляет более 500 писем мусульманским лидерам и улемам, в которых призывает забыть все разногласия, объединить усилия и провести в Стамбуле общеисламский конгресс. Аль-Афгани предлагает Абдул Хамиду II образовать из влиятельных представителей духовенства «Высший исламский конресс» в качестве органа, действующего на постоянной основе, в задачу которого входило бы объявление джихада любому европейскому государству, которое проявило несправедливость по отношению к исламскому государству. Несмотря на поддержку большинством улемов этой идеи, Абдул Хамид II ее отклонил. При этом Аль-Афгани предострегал мусульман от использования религии в целях агрессии. «Остерегайтесь, чтобы религиозные связи не стали причиной уничтожения справедливости и инструментом агрессии, поскольку ваша религия предостерегает вас от этого».
Критики иногда упрекали Аль-Афгани за то, что он чересчур много надежд возлагал на правителей. В частности, М. Икбал писал: «Если бы его неутомимая, но несколько распыленная энергия могла бы быть полностью направлена на ислам как на систему человеческой веры и поведения, мусульманский мир, в интеллектуальном смысле, зиждился бы сегодня на гораздо более солидном фундаменте».
В 1897 жизнь «вечного скитальца» оборвалась. Похоронен Аль-Афгани был в Стамбуле и лишь в 1947 г. его прах был перевезен в родной Афганистан, где был захоронен на территории Кабульского университета. Там и сегодня находится мавзолей аль-Афгани.
Абд ар-Рахман аль-Кавакиби (1854 - 1902), принадлежал к известному сирийскому роду. Он в числе первых пытался пробудить дух арабского национализма, видя в нем мощную движущую силу, способную объединить арабов-мусульман в деле возрождения халифата. Им были написаны книги «Природа деспотизма и гибельность порабощения», а также «Умм аль-Кура», в которой нашли выражение его взгляды на будущее халифата и форму его государственного устройства, представляющую собой сборник протоколов воображаемого «Конгресса исламского возрождения». В год его смерти журнал «Аль-Манар», основателем и редактором которого был Рашид Рида, начал публикацию этой книги.
Проблема упадка исламского мира рассматривается конгрессом в трех аспектах: религиозном, социальном и политическом. Кратко взгляды аль-Кавакиби, изложенные в «Умм аль-Кура», можно описать следующим образом: центром халифата должна стать Мекка, халифом — араб-курайшит, избираемый сроком на три года. Осуществляя непосредственную власть только в Хиджазе, при помощи консультативного совета, халиф одновременно будет высшим религиозно-политическим авторитетом для всех арабских эмиров, султанов и других правителей, без права вмешиваться в политические и административные дела султанатов и эмиратов. За ним остается право на инвеституру, его имя первым следует упоминать в хутбе в мечетях, хотя на монетах не должно быть его изображения и т.д. Создание такого халифата, как полагал аль-Кавакиби, будет способствовать возрождению ислама в его первоначальной чистоте, который представляется ему идеальной основой политической и социальной структуры человеческого общества.
В работе «Природа деспотизма и гибельность порабощения» Аль-Кавакиби пишет, что считает приемлемой любую форму правления при контроле народом деятельности правительства. Определенные формы народовластия, по его мнению, предполагают наличие совета представителей из числа ученых и лиц, пользующихся авторитетом, а также предполагает разделение властей. Однако аль-Кавакиби считал, что народ еще не готов к подобному участию в управлении государством, поэтому, на его взгляд, необходимы были определенные конституционные реформы.
Подобно Афгани, аль-Кавакиби допускал возможность выступления против правителя, однако более предпочтительным считал воздействие на деспотов силой убеждения. Прогрессивное развитие сознания нации является, по его мнению, действенным средством для уничтожения деспотизма и способствует правильному пониманию того, что означает подчинение властям.
Мухаммад Абдо (1849-1905) был теологом и сподвижником аль-Афгани. С 1899 г. он был назначен муфтием Египта. Его взгляды на принципы государственного устройства халифата тесно переплетались с европейскими политическими концепциями. Мухаммад Абдо утверждал, что религиозный характер исламского государства не закреплен шариатом, поэтому халифат не является теократией. Халифат, по мнению Абдо, является политическим институтом, а халиф – гражданским правителем. Абдо также полагал, что справедливая власть основана на свободе, принципе совещательности (шура) и правовом законе.
Принцип шура (совещательности) Абдо считал синонимом демократии. При этом он отмечал, что шариат не предусмотрел какого-либо определенного способа практической реализации этого принципа, поэтому выбор этого способа может производиться мусульманами самостоятельно. Сам Абдо в качестве реализации этого принципа предполагал наличие специального представительного органа, ограничивающего произвол правителя и гарантирующего правильность принимаемых решений. Вместе с тем он настаивал, что в совещательный совет могут войти лишь знающие представители просвещенной элиты. В отличие от Аль-Афгани, полагавшего, что сразу после обретения независимости, исламские страны станут парламентскими республиками, М. Абдо считал, что до появления действенного парламента европейского типа, народ должен пройти школу муниципалитетов.
Любой закон должен быть основан на принципах ислама, поскольку они универсальны, шариат при этом, хоть и содержит незыблемые положения, не сводится только к каким-либо конкретным установленным раз и навсегда нормам, а призван соответствовать любым условиям жизнедеятельности. Поэтому шариат может регулировать интересы людей в любом времени и месте, вне зависимости от изменения форм цивилизации. Так, широко известна фетва М. Абдо, в соответствии с которой банковский процент не рассматривался как ростовщическая прибыль (риба), запрещенная Кораном, и разрешалась банковская деятельность с взиманием процентов. Отвергая таклид, Абдо утверждал необходимость развития исламского права на основе иджтихада.
Такая трактовка Мухаммадом Абдо концепции исламского государства, а также предоставление права представительным органам государства принимать законы, основанные на рациональном толковании общих принципов шариата, позволяла соединить принципы ислама с идеей светского законодательства.
Саид Ахмад-Хан (1817- 1898) – известный просветитель Британской Индии, приверженец модернистский идей, инициатор учреждения Алигархского колледжа, который известен благодаря знаменитому алигархскому движению, связанному с его деятельностью. В 1920 г. после смерти Ахмад-Хана колледжу был присвоен статус университета. В Алигархский университет был приглашен Мухаммад Икбал, где он прочел свои лекции по «Реконструкции религиозной мысли в исламе».
Саид Ахмад-Хан своей деятельностью во многом способствовал пробуждению мусульман. Спасение индийских мусульман Ахмад-Хан видел в просвещении. При этом он считал неизбежным сотрудничество с колониальными властями. Более того, С.Ахмад-хан считал, что колониализм имеет определенные положительные аспекты, поскольку он несет с собой европейскую культуру и достижения современной науки.
Проблема соотношения веры и разума.
Духовное раскрепощение человека, по мнению реформаторов, является первым шагом на пути возрождения былого величия уммы. Одним из главных вопросов, на который они пытались дать ответ, был вопрос соотношения веры и разума, что непосредственным образом затрагивало соотношение всемогущества Аллаха и воли человека. «Традиционная» доктрина приравнивает попытки наделить человека самостоятельной волей к многобожию (ширку).
Признавая приоритет веры, реформаторы, признавали за человеческим разумом широкие возможности, призывая освободить его от оков таклида, который породил у мусульман неверие в собственный рассудок. Исламские реформаторы во многом возрождали рационалистическую теорию мутазилизма, отвергая как излишний мистицизм суфиев, так и чрезмерный буквализм традиционалистов в подходе к толкованию Корана и сунны.
«Коран запрещает нам слепую веру», пишет М. Абдо. На этом основании человек должен пытаться осмыслить религиозные установления. Ислам – религия, опирающаяся на разум, а разум и правильно понятое Откровение не могут противоречить друг другу. Возможности человеческого разума, пишет Абдо, свободного в пределах воли Аллаха и предписаний шариата, неограниченны. «Ислам обращается к разуму человека», утверждает Аль-Афгани. Восток, по его мнению, будет спасен, лишь примирившись с разумом и наукой. Саид Ахмад-Хан признавал за человеческим интеллектом возможность самостоятельного различения хорошего и дурного.
Лишь знание способно освободить разум. Знание является источником духовной силы общества. Именно поэтому важнейшим делом является просвещение масс. М. Абдо считал своим долгом реформировать систему образования в университете «Аль-Азхар», в том числе с помощью введения светских дисциплин. Преобразование «Аль-Азхар» в учебное заведение, соответствующее духу времени, по мнению Абдо, должно было стать ключевым моментом развития всей системы образования.
Отношение к соотношению веры и разума во многом определяет отношение к иджтихаду – интеллектуальной деятельности правоведа по выведению правовых норм в отношении вопросов, по поводу которых нет прямых указаний в Коране и сунне. Многие положения шариата были установлены средневековыми теологами, непререкаемый авторитет которых исключал всякую возможность изменения положений, утративших свою актуальность, и ставших причиной экономического, социального и интеллектуального застоя исламского мира.
Отстаивая право на иджтихад, исламские религиозные деятели и мыслители утверждали способность человека постичь положения Откровения, опираясь на собственный разум. Это был значительный прорыв в истории исламско-правовой мысли.
При этом различным было отношение к некоторым признанным многими правоведами источникам права. Неоднозначным было отношение к иджма. Так, М. Абдо, подобно Ибн Теймийе отвергал иджму, делая исключение лишь для иджмы сподвижников Пророка.
Возврат к корням и истокам веры, по мнению исламских реформаторов, предполагал очищение доктрины от средневековых наслоений и искажений, привнесенных человеческим разумом в установления Откровения. Провозглашая абсолютную преданность Корану, они, вместе с тем признавали право на интерпретацию многих его положений не только за известными богословами. М. Абдо считал, что каждое поколение должно давать свое толкование кораническим положениям с учетом своих знаний и опыта. Ахмад-Хан полагал, что в первую очередь необходимо постижение духа, а не буквы Откровения. По его мнению, Коран послан людям как совокупность смыслов, а не слов.
Уделяя особое внимание социальным проблемам уммы, реформаторы брали на себя задачу смещения акцентов богословия с исключительно вероисповедных проблем на проблемы земной жизни. Одним из широко применяемых ими методов фикха был «маслаха», который можно охарактеризовать как выбор «наилучшего», «пользы» для человека и уммы.
Взгляды реформаторов нашли свое отражение в тафсире, который был опубликован в журнале «Аль-Манар». В отличие от традиционных тафсиров, в которых разъяснение тех или иных положений производилось с опорой на хадисы, в толковании Корана М. Абдо учитывал все положения Корана, в той или иной мере имеющее отношение к рассматриваемому аяту. Своей задачей М. Абдо видел исправление ошибок, допущенных, как он полагал, средневековыми комментаторами. При этом в расчет принимались не только положения догматики, но также социальная реальность и требования современности. Целью М. Абдо было продемонстрировать, что Коран во все времена может служить верным руководством человечеству на пути к процветанию, прогрессу, духовному и нравственному совершенству.
Сам М. Абдо успел составить тафсир лишь до 125-го аята 9-й суры. После смерти Абдо, начатое им дело продолжил Рашид Рида, дописав тафсир до 93-го аята 9-й суры.
Очищение доктрины от искажений, которые были внесены улемами, заменившими смыслы Корана созданными им законами, предполагало правильное понимание истинного духа коранических установлений.
Необходимо отметить, что идеи М. Абдо неоднократно подвергались резкой критике, в частности, его обвиняли, что в толковании Корана он опирался на собственные суждения, тогда как надо было руководствоваться самими Кораном. Одним из примеров иджтихада М. Абдо, помимо приводимого выше с банковским процентом, является его рассуждения относительно полигамии. Он полагал, что условие справедливого отношения ко всем женам является для обычного человека невыполнимым, поэтому полигамия запрещена.
Вклад реформаторов в развитие политических доктрин.
Отмечая значительный вклад, который внесли реформаторы в развитие исламско-правовой, теологической мысли, политических доктрин, необходимо отметить, что их политические концепции не носили ярко выраженного секулярного характера, а представляли собой попытки компромисса, ограничения произвола правителя путем установления конституционализма, создания консультационных советов.
Усилия реформаторов были направлены на разработку концепций исламского государства – его правовых, экономических и политических основ, которые полностью бы соответствовали положениям шариата и при этом были применимы в условиях современности и соответствовали политическим реалиям. При этом все их теории отличает осознание необходимости прийти к долгожданному консенсусу на уровне всего исламского мира, в условиях более чем тысячелетнего противостояния как теологических, так и политических доктрин, каждая из которых обосновывала претензии на власть определенных групп, родов, лиц.
Необходимое сплочение в условиях, когда старые механизмы утратили свою действенность, а новые не были созданы, могло быть достигнуто лишь в том случае, если политическое устройство государства отражало интересы различных социальных и религиозно-политических групп. Также необходимо было избавиться от колониального гнета. И одним из главных факторов, способствующих сознательному стремлению мусульман к объединению, было интеллектуальное и духовное раскрепощение человека путем переосмысления веры и возврата к ее живым истокам. Эту мысль хорошо выразил М. Икбал: «В настоящее время каждая мусульманская нация должна погрузиться в собственное более глубокое «я», временно сфокусировать внимание только на себе одной, до тех пор пока все (нации) не станут сильными и способными сформировать жизнеспособную семью республик».
Резюмировать взгляды плеяды выдающихся деятелей исламского возрождения – аль-Афгани, аль-Кавакиби и Мухаммада Абдо на сущность и политическое устройство исламского государства можно следующим образом: допускается как унитарное государство, так и федерация либо конфедерация исламских государств, но в любом случае деятельность любого из государств подчинена принципам шариата; халифат не является абсолютной теократической монархией: допускаются различные варианты его политического устройства: от конституционной монархии до парламентской республики; правитель, деятельность которого не соответствует принципам ислама, может быть смещен народом; законотворчество предполагает рациональную интерпретацию основных положений Корана и сунны путем иджтихада. Необходимо также отметить, что впервые предполагается наличие определенных форм народовластия, которые выражаются в наличии консультативно-совещательного органа, а также впервые в правотворчестве и деятельности государства приоритет отдается социальным проблемам уммы.
Подводя итог, хочется еще раз подчеркнуть значительную роль, которую сыграли в деле возрождения исламско-правовой мысли незаурядные личности – Саид Джамаль ад-Дин Аль- Афгани, Абд ар-Рахман Аль-Кавакиби, Саид Ахмад-Хан, Мухаммад Абдо, а напомнить один из наиболее часто цитируемых Аль-Афгани аятов: «Поистине, Аллах не меняет того, что с людьми, пока они сами не переменят того, что с ними» (Коран, 13: 11).

13 октября 2012г. в Казани День Памяти народов Поволжья и Урала!

13 октября 2012г. в Казани День Памяти народов Поволжья и Урала!
http://tatar-centr.blogspot.com/2012/09/13.html 
 В столице Татарстана Казани 13 октября (суббота) 2012 года пройдет 22-ой День памяти защитников Казани, павших при взятии города – 460-ая годовщина завоевания Казани войсками Ивана Грозного. 15 октября 1552 года после героической 41-дневной обороны, в ходе ожесточенного штурма пала столица Казанского ханства, Казань.180-тысячной русской армии противостояла 30-тысячная армия хана Едигера, в которую входили татары, ногайцы, удмурты, мордва, чуваши и марийцы. В осаде было задействовано огромное количество войск и орудий. Русские войска имели огромный численный перевес над осаждёнными, кроме того, русские имели многочисленную артиллерию (150 орудий). «Наряд» (артиллерия) располагала различными типами орудий. Русская армия была представлена всеми родами войск: конницей, стрельцами. По рассказам историков в 180 тысячной армии Грозного было 30 тысяч татар-мусульман. Что опять-таки ставит под сомнение правдивость российских историков. Ведь не могло столько мусульман равнодушно смотреть, как из пушек расстреливали минареты и принимать в участие массовой резни мусульман, включая детей и женщин Казани. Каждый народ вправе гордиться своей историей. История каждого народа - неповторимая, особенная, самобытная. Мы должны помнить о делах дней минувших, должны изучать и знать историю своего края. Необходимо, чтобы представители нашего поколения умели принимать исторические знания, которые тесно связаны с культурой и традициями народов Поволжья и Урала. Коренные народы Поволжья и Урала относящиеся к двум крупным этнолингвистическим группам, финно-угорской: коми, удмурты, мордва, марийцы, и тюркоязычной: чуваши, татары, башкиры. Все эти народы прошли сложный путь. В процессе совместного проживания происходило взаимовлияние и взаимопроникновение культур, имеющих свои особенности. Это - наша общая история, но каждый народ помнит и чувствует эту историю по-своему. Национальная память по-своему перерабатывает и осмысляет общий опыт. И поэтому каждый народ должен гордиться свей историей, и мы обязаны попытаться сделать так, чтобы наши общие трагические воспоминания сближали, а не разъединяли нас. И у нас есть шанс добиться того, чего мы хотим. С завоеванием Казанского ханства Москвой в 1552 году власть хана в Казани ликвидировалась. В крупнейшие города в Казань и в Свияжск направляются большие воеводы, являвшиеся наместниками Ивана Грозного на местах. Намереваясь усилить колонизацию Поволжья и Сибири, московское правительство учредило в Казани самостоятельную епархию под покровительством военных. Епархия сразу же занялась постройкой монастырей и церквей, а также насильственной политикой христианизации местного населения. Во всех татарских селах жестоко разрушались мечети и медресе, уничтожались ценные и священные арабские книги и древние рукописи. На местах разгонялись исламские просветители и учителя, религиозное руководство в лице мулл и имамов. Над татарами, противившимися крещению, совершалось дикое насилие: их сажали в тюрьмы, у них отбирали земли, их выселяли из деревень, заставляли жениться на русских женщинах, держали в цепях, жестоко пытали. Детей татар и башкир, заново обратившихся в Ислам, отбирали у родителей и раздавали новокрещенным. При этом церковники не скрывали, что их цель - отучить татар от исламской веры. В свою очередь татары-мусульмане, борясь с насильственной христианизацией, разрушали монастыри и церкви, избивали наиболее ненавистных им священников, некоторых даже убивали, поднимали массовые восстания. Кроме татар, являвшихся в своем большинстве мусульманами, на территории бывшего Казанского ханства из-за религиозной политики оккупантов пострадали и другие народы чуваши, удмурты, марийцы, у которых вырубались священные рощи. Позже Архиепископом в Казань был направлен фанатик-миссионер и беспощадный палач Лука Конашевич. За короткий срок в Свияжском уезде со своими палачами он сумел крестить 13822 чувашей, черемис и мордвы. Вот уже несколько лет реставрация храмов Свияжска ведется за счет федерального и республиканского бюджета, конечно же, больше из кармана жителей Татарстана. Взнос каждой стороны, по данным фонда «Возрождение», по 400 миллионов рублей ежегодно. Город Свияжск был основан в мае 1551 года. Первыми прихожанами были враги наших предков Иван Грозный и русские воины, стрельцы, которые молились перед походом на Казань. Слова Ивана IV после взятия г. Казани: "Мечети поганые раскопать и святые церкви на их месте возвести", позже в оккупированных регионах к июню 1744 года из 536 мечетей было разрушено 418; москвичи от полного уничтожения воздержались потому, что слух об этом мог дойти до мусульманских стран и вызвать там разрушение церквей. Мы помним вынужденную иммиграцию поволжских татар в Среднюю Азию, Турцию и в другие страны случившееся из-за насильственного крещения и национального гнета. Однако татар всегда тянуло к историческим землям своих предков. Они едут, чтобы увидеть земли татарских ханов - Сибирь, Волгу, Урал, Татарстан, Астраханские, Оренбургские, Пермские, Самарские, Симбирские, Омские края. Живущие за рубежом наши соотечественники, помнят и знают нашу историю, они проводят многочисленные мероприятия по консолидации татарских общин, сохранению этнокультурного пространства, укреплению связей с исторической Родиной, вносят весомый вклад в мировую цивилизацию, это ли не доказательство того, что татарский народ не побежден и продолжает развиваться? Взглянем, как относятся татары, русские и их правительства к своей истории. В этом году жители России с размахом провели 200-летие Бородинской битвы. К юбилею приурочены торжественные мероприятия в разных городах и регионах: открытия музеев, организация военных реконструкций, выставок, фестивалей и т.д. Президент России принял участие в праздновании 200-летия битвы под Бородино. По случаю 200-летия победы над французами в России прошли общецерковные торжества. Во всех храмах РПЦ прошли молебны. Юбилейные торжества возглавил лично Патриарх. Более 2,7 млрд. рублей ушло на подготовку мероприятий по празднованию 200-летия. Каждый год патриоты Татарстана и соседних республик собираются почтить память предков, однако мы не видим президента республики Татарстан, министров, депутатов, писатели, деятелей культуры, (депутаты, писатели, деятелей культуры участвуют только 25-30 человек) директоров предприятий, ректоров институтов, директоров школ и имамов мечетей республики. Неужели правительство Татарстана не может выделить около 100 миллионов рублей нам татарам, которых больше 12 миллионов по всему миру, для проведения Дня памяти, в частности для издания брошюр, книг, календарей, проведения конференций, построек монументов павшим героям, музеев? С таким же успехом могут совместно проводиться мероприятия братских народов Поволжья и Урала: Башкиры – день приуроченный Салавату Юлаеву - башкирскому национальному герою, одному из руководителей Крестьянской войны в 1773-1775 годах, сподвижник Емельяна Пугачева. Чуваши - «Акатуй» - один из самых важных национальных праздников чувашского народа и связан с древними традициями празднования окончания весенних полевых работ. Удмурты - «Гербер» - традиционный удмуртский национальный праздник. Марийцы - «Семык» - национальный праздник марийского народа посвящённый национальным героям. Мордовы - «Тексень каштаз» - национальный мордовский праздник. Мы призываем 13 октября к флагам Татарстана привязать зеленые ленты, напоминая о героических погибших предков, главу Русской Православной Церкви (РПЦ) Патриарха Кирилла принести публичное покаяние за проступки, совершенные в период инквизиции перед народами Поволжья и Урала, широко освещать данное мероприятие в средствах массовой информации. Председатель Шуры Аксакалов - Габдельбарый Зиннуров. Председатель Набережночелнинского отделения ТОЦ - Рафис Кашапов. Председатель камского отделения СТМ "Азатлык" - Ильмир Салих.

Алексей Навальный о Координационном Совете

Москва ещё спит Экономические мотивы пришли на смену национальным


Москва ещё спит

Экономические мотивы пришли на смену национальным

№ 36 (328) от 20 сентября 2012 [«Аргументы Недели», Денис ТЕРЕНТЬЕВ ]
Москва ещё спит
За последние 20 лет сепаратизм в России изменился: на смену национальным мотивам пришли экономические. Миллионы жителей Калининграда, Урала, Сибири, Дальнего Востока и даже Петербурга уверены, что их малые родины являются колониями Москвы. Якобы москвичам принадлежит весь крупный бизнес, их ставленники во власти коррумпированы, а принимаемые в столице законы убивают экономику регионов. Открытые проявления сепаратизма пока не бросаются в глаза, но они могут взорвать страну, когда упадут в цене энергоносители или начнётся смена элит. Если в начале XXI века властная вертикаль спасла Россию от распада, то сегодня она – главная причина местного фрондёрства, на котором выросло целое поколение.
Парад суверенитетов
Сторонники отделения от России активизировались даже в Петербурге. Хотя им, казалось бы, грех жаловаться: главные налогоплательщики Смольного добывают нефть и газ далеко за пределами Питера. Но сепаратисты полагают, что государство Ингерманландия(Петербург с западной частью Ленобласти) могло бы стать частью Евросоюза и лучше жить за счёт туризма, портов и интеллектуальных производств.
– Раньше питерские сепаратисты говорили о непохожести европейского города на остальную Россию, а сегодня стало больше конкретных претензий к власти: разрушение исторического центра, цензура, бюрократизация, беззащитность собственности, – говорит историк Сергей Ачильдиев. – Представляют ли они серьёзную политическую силу? Конечно нет. Но любые радикалы получают свой шанс, когда слабеет власть, недовольство которой зрело многие годы. От СССР ведь отделились даже те союзные республики, где к началу перестройки не было никаких сепаратистов. Сегодня вся страна уверена, что кормит Москву – при определённых обстоятельствах это джокер.
Нельзя сказать, что власть не замечает опасности: в преддверии саммита АТЭС 20 млрд. долларов вложены в экономику Дальнего Востока – самого удалённого от Москвы региона России, где проживают 6,2 млн. россиян. Но во Владивостоке это не произвело эффекта: здесь говорят, что Кремль похож на мужа, который несколько лет приходил домой пьяным, а однажды явился с цветами. Средняя зарплата в Приморье осталась на уровне 23 тыс. рублей.
– У нас такие мудрые законы, что рыба стоит дороже, чем в Москве, – говорит экономист из Владивостока Юрий Кузьмин. – Власть не понимает, как мы здесь живём, и вводит нелепые правила. Нельзя взять помещение в долгосрочную аренду, в любой момент всё могут отобрать. Ради очередного спасения ВАЗа душат ввоз праворульных машин. Для развития внутренних производств угробили челночный бизнес. Чтобы мы не слишком интегрировались с Китаем, установили 500-километровую зону вдоль границы, где нельзя ничего строить. И каков результат? 15 тысяч разорённых челноков уехали из региона. У границы задохнулся туризм. Возросла контрабанда, развился чёрный рынок, и только половина жителей Приморья называет зарплату основой своего дохода. Сепаратисты? Приморские партизаны? Властям нужно бояться другого: две трети молодёжи никогда не были в Москве и не имеют желания её посещать.
В радиусе 1000 км вокруг Владивостока живут 410 млн. китайцев, японцев и корейцев, которые создают ВВП в 7 трлн. долларов – в 4 раза больше ВВП России. Жители Приморья за границу ездят за покупками и развлечениями, даже просто на уик-энд: дешевле и качественнее. Несмотря на объявленные 6 лет назад планы правительства РФ переселить в Приморье около 20 млн. соотечественников, приехали только 3 тысячи. А уезжают 15 тыс. ежегодно.
По словам профессора Дальневосточного финансового университета Александра Абрамова, к региону необходим гибкий подход: законодательные люфты, особые бюджетные и налоговые зоны, отмена ряда ограничений, децентрализация. Но из-за расходов на саммит АТЭС разговоров об этом много не будет: Москва считает, что уже дала Дальнему Востоку очень много. Хотя большинство объектов саммита возводили столичные компании руками таджикских рабочих. О конкуренции с соседями речи нет: мост на остров Русский обошёлся в 3 раза дороже похожего моста в Китае. А на предложение Южной Кореи построить скоростную железную дорогупараллельно Транссибу центр ответил отказом.
Сибирь отдельно
По всей Сибири идёт акция гражданского неповиновения: в анкетных графах «национальность» и «гражданство» принято писать «сибиряк». По разным оценкам, «сибиряков» от 100 тыс. до 4 миллионов.
– В бизнесе первый вопрос о том, кто потенциальный партнёр: сибиряк или москвич? – рассказывает социолог из Иркутска Владимир Шаноров. – Москвич может быть из Петербурга, Брянска или Балашихи – для местных он символ колониального режима. Нельзя годами выкачивать из Сибири нефть, газ, железо, лес, а вместо них завозить ядерные полигоны, радиоактивные отходы и армии уголовников. Почему-то все наши крупнейшие предприятия управляются москвичами, без которых ни один вопрос не решить. Традиционно грузовик с сырьём не может въехать на завод без разрешения, а охрана говорит: «Москва ещё спит». Когда в столице ночь, у нас самая работа.
В школах учителя рассказывают детям, что их родной край сказочно богатый. Что здесь находится 85% запасов российского природного газа, 60% нефти, 75% угля, 70% алюминия. Эти доходы и 20 лет назад обеспечивали половину валютной выручки России, а сегодня даже и подсчётов таких нет.
На бывшего омоновца из Новосибирска Александра Будникова возбуждено уже четвёртое уголовное дело, в материалах которого говорится о создании «экстремистского сообщества, ставящего своей целью вооружённое отделение Сибири от Российской Федерации». Но в целом местные сепаратисты осторожны и говорят не об отделении от России, а о «выравнивании качества жизни». Они валят в одну кучу увод сибирских предприятий в офшоры, запрет ловить рыбу в Байкале местным жителям, камчатский рыболовный флот в Южной Корее, 15 обанкроченных москвичами иркутских заводов, чужаков-губернаторов и делают вывод: все проблемы Сибири – следствие политики центра.
Далее – везде
В уральских СМИ сообщают, что под идею отделения от Москвы можно хоть завтра собрать 20% голосов. Популярный в регионе общественный деятель Евгений Ройзман поясняет, что по всему Уралу убирают местных силовиков и глав субъектов: вдруг они сговорятся и устроят мятеж. На их место приходят назначенцы из центра, которые ведут себя, как англичане в Африке: обкладывают данью всех, у кого есть заметный бизнес. Как следствие, из региона уходит бизнес.
В Калининграде создали свободную экономическую зону, и регион демонстрировал самый высокий в России рост инвестиций. Но через год-два зону ликвидируют, и инвесторы в панике: у них вся стратегия развития отталкивалась от этих льгот. Ещё раньше начали мочить внесистемный бизнес вроде автомобильных перегонщиков. Суды вчиняли «коммерческую деятельность» всем, кто ввёз в течение года более пяти машин, и назначали штрафы в 2–3 млн. рублей. Должникам закрыли выезд с территории анклава и всерьёз обсуждали вариант наложить арест на их квартиры. А ведь здесь та же ситуация, что и на Дальнем Востоке: у 70% граждан есть загранпаспорта, а большая часть молодёжи не видела Москвы.
– Доля федеральных денег в совокупном бюджете Сибири – четверть, или 223 миллиарда рублей, – говорит экономист Андрей Близнец. – В виде налогов и таможенных платежей в Москву уходит 700 миллиардов, собранных в Сибири. Но не нужно забывать про социалку, про федеральные программы, которые возвращают часть этой разницы. Пенсии в Москве и Абакане почти одинаковы. А сибирские заводы, электростанции, рудники создавались усилиями всей страны. Поэтому неуместно говорить «хватит кормить Москву», «это наш Эрмитаж» и т.д. Странно и требование налоговых льгот – а чем Брянская область хуже Калининградской? Но регионы должны иметь больше финансовой самостоятельности, налоги местных предприятий должны быть привязаны к местным же бюджетам.
Главная проблема в том, что ручное управление из Москвы способно решать только глобальные вопросы вроде саммита АТЭС или реконструкции БАМа. Но люди страдают от множества мелочей, на решение которых у местных властей нет то понимания, то полномочий. А недовольное население – основа для усиления сепаратистов. Крах СССР был мгновенным и неожиданным. А сегодняшняя Россия куда больше зависит от мировых рынков и цен на нефть.

Башту-Киев


Башту-Киев

Башту-Киев
     Когда эта книга, написанная буквально за 1,5 месяца (в течение которых она в свете вновь открытых мною источников переписывалась минимум 2 – 3 раза и даже пару раз меняла свое название), была уже готова к печати, а ее текст отнесен в типографию, мне в руки попал еще один интереснейший исторический источник, буквально шедевр современной исторической мысли – книга украинца Анатолия Железного «Очерки предыстории Киевской Руси», изданная в 2000 г. в нашей столице городе Москве в типографии Воениздата Министерства обороны Российской Федерации. Как человека, лично прочитавшего многие русские, арабские, китайские и иные документы прошлого, меня эта книга очень заинтересовала.
      В свободное от работы время, в спокойной домашней обстановке я люблю читать разного рода исторические источники, особенно написанные недавно и по-новому, имеющие креативный взгляд на наше прошлое. Причем читаю их по-настоящему увлеченно, «от корки до корки», с ручкой либо карандашом в руке. И я считаю, что книга Анатолия Железного – это в буквальном смысле слова научное открытие, каковых ныне мало в исторической науке!
      Молодец, брат-украинец! Позвольте, уважаемые читатели, я вам его процитирую. Он написал много интересного про тюрков, Великую Булгарию, Русский каганат и Украину, написал честно и объективно! А вы, уважаемые читатели, вникайте в этот оригинальный текст и делайте свои выводы:
      «Что такое панславизм? В чем его суть? Панславизм впервые был провозглашен русским ученым М.В. Ломоносовым в 1749 г. при разгроме объективной, хорошо аргументированной так называемой «норманистской» теории происхождения русско-славянского государства Русская земля (Русь, Киевская Русь). По его мнению, теория, утверждающая, что Русь была создана норманнами (варяго-русами), будто бы ставит под сомнение способность славян самостоятельно создать свое государство. А это, мол, унижает достоинство Российской державы, бросает тень на ее величие и славу... Но вот в последнее время стали появляться публикации, в большей или меньшей степени проливающие свет на тот таинственный период нашей истории, который предшествовал возникновению Киевской Руси. Из этих публикаций следует, что славянское государство Киевская Русь образовалось не из полудиких племен полян, северян, древлян и т.д., а возникало путем славянизации уже существовавшего здесь тюркоязычного государства Великая Булгария (Черная Булгария), столицей которого был город Башту-Киоба. Стали известны многие исторические факты и события, происходившие на землях будущей Руси (а значит, и Украины) в первой половине I тысячелетия нашей эры задолго до начала русского летописания. В связи с этим возникает объективная необходимость пересмотра традиционной исторической концепции с целью включения в нее дославянского (тюркского) периода, который должен стать неотъемлемой частью отечественной истории (NB! – Ф.С.). Следует раз и навсегда и без малейшего сожаления отказаться от давних этнических предрассудков, делящих наших кровных предков на «своих» (славян) и «чужих» (тюрков и др.), так как в этногенезе древнерусской народности и те, и другие сыграли равновеликую роль. То же можно сказать и о древнерусском языке, славянском по грамматическому строю, но наполовину тюркском по словарному составу... В результате мы сегодня не располагаем ни одним подлинным, написанным на языке оригинала древнерусским письменным памятником...»
      Далее великий украинец пишет:
      «Поэтому, если мы хотим получить реальную, а не вымышленную панславистами этническую, культурную и духовную панораму древней Руси, мы должны принимать во внимание не одних только славян, но и все предыдущие племена и народы, поочередно оседавшие на землях Среднего Поднепровья и внесшие свой вклад в процесс формирования единого древнерусского народа. В особенности это касается гуннов и гунно-булгар, непосредственных предшественников славян в Среднеднепровском регионе... Отчетливые следы тюркско-славянского взаимодействия в рамках единой этнокультурной общности в большом количестве имеются в лексике и грамматике древнерусского (русского) языка, в легендах и обычаях, в общих языческих верованиях. Мало того, факт основания Киева древнебулгарским ханом Шамбатом по кличке Кый (плохой; это слово до сих пор активно используют татары Зеленодольского и Высокогорского районов Республики Татарстан. – Ф.С.) рассматривается нашими учеными как начало Киевской Руси... В этом свете многие тюркские народы, входившие в бывшую Российскую империю, являются дальними родственниками нынешних русских, белорусов и украинцев...»
      Этот поистине объективный украинский исследователь многочисленных исторических источников в разделе «Рождение Киева» пишет:
      «...Входившие в гуннский союз племен протоболгары (гунно-булгары) создали новую державу Великая Булгария. Первым балтаваром (верховным правителем) Великой Булгарии стал хан Кубрат. Летняя ставка Кубрат-хана размещалась в селении, носившем соответствующее название – Балтавар (ныне Полтава). В 619 году балтавар Кубрат поручил своему младшему брату по имени Шамбат построить на Киевских горах крепость для охраны функционирующего здесь купеческого торгового перевоза через Днепр... Хан Шамбат быстро выполнил данное ему поручение и в 620 году возвел крепость предположительно на Старокиевской горе, на месте существовавшего там торгового поселка-фактории Аскал. С появлением крепости поселок автоматически стал городом. Новый город получил название Башту, т.е. Город-голова, по нашим меркам столица, а строитель крепости хан Шамбат стал ее первым «градоначальником». В обязанности Шамбата входило управление делами перевоза и организация сбора проезжей пошлины с купцов. Правление Кубрат-хана было успешным. При нем Великая Булгария сумела разгромить своего главного противника – аваров Паннонии («обров» русских летописей) и раздвинуть границы державы до Дуная. В связи с этим Кубрат поставил перед Шамбатом новую задачу: воспользовавшись благоприятным моментом, попытаться закрепиться на отвоеванных западных территориях. Выполняя эту задачу, Шамбат с дружиной и гунно-булгарскими переселенцами отправился в Подунавье и основал там так называемое Царство Дулоба (более распространено другое название – Само от имени Шамбат). Название Дулоба расшифровывается так: Дуло – род, к которому относились великий Аттила, а по материнской линии и булгарские ханы Кубрат и Шамбат, плюс оба – аффикс принадлежности. Из сказанного видно, что жители государства Дулоба («дулебы» русских летописей) были отнюдь не славянами, как обычно принято считать. А далее произошло вот что. Решив, что Шамбат свою задачу выполнил, Кубрат-хан велел ему вновь вернуться в Башту к своим обязанностям по управлению делами торгового перевоза. Однако Шамбат, успевший уже почувствовать себя полноправным царем Дулобы, категорически отказался опять идти в подчинение к старшему брату. Это решение так разгневало Кубрата, что он в сердцах обозвал строптивого братца изгоем, отщепенцем, отторгнутым, отрезанным от рода, что по-тюркски звучит как «Кый». Знакомое словечко, не так ли? Примечательно, что этот не совсем лестный эпитет так прочно «прилип» к хану Шамбату, что он вошел в историю не под своим собственным именем, а под кличкой Кый (Кий). Царство Дулоба просуществовало недолго: с 623 по 658 гг. В этот промежуток времени Шамбат-Кий, лишившись поддержки могущественного брата, пытался утвердиться в качестве законного царя Дулобы с помощью международного признания. С этой целью он предпринял поездку к византийскому императору Ираклию (610 – 646 гг.) и там, по словам Нестора-летописца, он «велику честь прия от царя». Как знать, быть может, молодой царь Дулобы и сумел бы ознаменовать свое царствование великими деяниями, но, по свидетельству того же Нестора, этого сделать «не даша ему близ живущий». Пришлось все-таки вернуться в Башту: «тут и сконча живот свой». На самом деле все обстояло куда трагичнее, чем следует из записей Нестора. Воинственные франки наголову разбили дружину Шамбат-Кия, в бою погибли три его сына, а сам он едва спасся бегством. К счастью, Кубрат-хан оказался не злопамятным и разрешил «блудному» брату доживать свой век в Башту. Умудренный опытом недолгого царствования, Шамбат-Кий управлял делами города весьма осмотрительно, за что снискал любовь и уважение горожан. Эта любовь выразилась в том, что люди стали называть город по его прозвищу – Киоба (тюркская притяжательная форма от Кий), а городскую крепость по его настоящему имени Шамбат (Самватас греческих историков). Умер Кий в 680 году. Естественно, ни о какой династии киевичей, о которой так любят писать наши ортодоксальные историки, не могло быть и речи, так как по праву прямого наследования верховная власть в Великой Булгарии после Кубрата перешла к его старшему сыну Бат-Бояну, которому Кий приходился дядей».
      Анатолий Железный пишет: «Идем далее. Что происходило на Киевских горах в промежутке времени между смертью Аттилы в 453 г. и появлением столицы Великой Булгарии Башту (620 г.), ничего существенного пока сказать нельзя. Известно лишь, что здесь уже функционировал торговый купеческий перевоз через Днепр, а при перевозе было некое поселение под названием Аскал, видимо, остатки гуннской столицы Хивен. Объяснить название Аскал нетрудно: поселение было названо в честь отца Кубрат-хана. Тюркютский хан Аскал хорошо известен историкам по хронике Менандра Протиктора своим посольством в Константинополь в 553 г. Вот теперь мы имеем, наконец, возможность выстроить хронологическую цепочку письменно засвидетельствованных названий населенных пунктов, в разные эпохи существовавших на Киевских горах: Данпарстад – Хивен – Аскал – Башту – Киоба – Киев. Перед нами, несомненно, уникальное явление в мировой истории: нет на земном шаре другого такого города, которой бы на протяжение всей своей истории был столицей семи государств – Готии, Гуниланда, Великой Булгарии, Черной Булгарии, Русского каганата, Киевской Руси и вот теперь современной Украины. И одновременно нет, наверное, другого такого народа, который настолько не знал бы ни своей подлинной истории, ни своих подлинных этнических корней, ни даже подлинной истории происхождения своего языка! Впрочем, как знать, может быть, именно в этом и заключается причина колоссальной приспособляемости и выживаемости украинского этноса.
      «...Вновь обращаю внимание читателя на то, – пишет Анатолий Железный, – что без привлечения фактического материала, которым располагает наука тюркология, составить верное представление об этимологии слова Украина невозможно. На землях Поднепровья с IV по IX ст. последовательно существовали три тюркоязычных государственных образования: держава гуннов – Гуниланд, затем Великая Булгария и после нее Черная Булгария. Поэтому представляется обоснованным искать объяснения многих наших топонимов именно в тюркских языках. Еще в 1992 году тогдашний председатель Центра культуры тюркских народов Украины Рафаэль Масаутов писал, что слово Украина тюркского происхождения. Оно состоит из двух частей: кра – степь, земля и ина – территория, область, край. Следовательно, Украина – Степной край, по-тюркски – Краина. Примечательно, что название Краина в своем древнем первозданном звучании сохранили переселенцы на Балканы (Сербская Краина). Есть оно и в нашем украинском языке со значением страна. Не исчезло и тюркское слово ина – мы употребляем его и сегодня в том же первоначальном смысле край, область: Киевщина, Полтавщина, Харьковщина...»
      «В начале IX ст., – пишет далее исследователь Анатолий Железный, – Великая Булгария под напором хазар трансформировалась в зависимую от Хазарского каганата Черную Булгарию. В 839 г. на отторгнутых от Черной Булгарии землях хазарские вассалы Аскольд и Жир-Ас (Дир русских летописей) создали так называемый Русский каганат, столицей которого остался Башту-Киев... В 810 г. из Хазарии были изгнаны мусульмане, перенявшие ислам от проникших на Кавказ арабов. Часть этих мусульман во главе с муллой по имени Шамс осела в Башту-Киеве, где в это время правил прямой потомок Кубрат-хана балтавар Айдар. Мулла Шамс произвел на Айдара сильное впечатление своей высокой образованностью, и тот сделал его Тебиром (личным секретарем). Влияние Шамса Тебира было столь велико, что около 820 г. в Черной Булгарии был введен ислам в качестве официальной государственной религии. В 840 г. Шамс передал должность секретаря своему двадцатилетнему (родившемуся в Башту-Киеве) сыну Микаилю, а сам, отойдя от государственных дел, занялся организацией дервишского пещерного скита (будущей Печерской Лавры). Вскоре Микаиль стал не только образцовым личным секретарем Айдара, но также продолжил и завершил многолетний труд отца по переводу всей официальной государственной документации с древнебулгарских письменных знаков на арабский алфавит. После смерти Айдара балтаваром-каганом Черной Булгарии стал его сын Габдулла Джильки (855 г.). Правление его было менее успешным: после неудачной попытки избавиться от хазарской зависимости Черная Булгария утратила все правобережье Бури-чая (Днепра), где к власти пришли Аскольд и Жир-Ас (Дир). Мусульманин Жир-Ас хотя и был соправителем Аскольда, все же продолжал поддерживать связи с балтаваром Черной Булгарии Джильки. В этих тайных сношениях Микаиль принимал самое активное участие. Варяго-русский князь Аскольд, напротив, был христианином, вследствие чего между соправителями постоянно возникали трения. Эти разногласия вскоре привели к первому мусульманскому погрому в Башту-Киеве (863 г.). Оказавшись не у дел, Микаиль уединился в отцовском дервишском пещерном ските и начал работать над давно задуманной эпической поэмой «Шан Кизи дастани» («Сказание о дочери Шана»). Основой поэмы послужили родоплеменные сказания и легенды непосредственных предков булгар – тюрок, иранцев, угров и гуннов. Именно поэтому в поэме имеется немало ценнейших исторических сведений о прошлом нашего региона, абсолютно неизвестных русским летописцам, либо сознательно ими игнорируемых. Полное имя Микаиля звучало так: Микаиль-Бзгату ибн Шамс Тебир – Микаиль-Киевлянин, сын Шамса Тебира, однако его литературный псевдоним звучал более кратко – Шамси-Башту (Шамси-Киевлянин). В 864 г. балтавар Черной Булгарии Габдулла Джильки вновь потерпел ощутимое поражение от Хазарии и был вынужден увести часть черных булгар за Волгу, передав бразды правления в державе своему сыну по имени Алмыш Джаффар (Олма русских летописей). Ставка нового балтавара размещалась в то время в слободе Хорысдан (впоследствии Коростень), так как прежняя столица Башту-Киев была захвачена Аскольдом и Жир-Асом и отошла к Русскому каганату. Тем временем в Башту-Киеве соперничество варяго-русских христиан с булгарскими мусульманами достигло апогея. Силы приверженцев ислама были подорваны борьбой с Хазарией, а варяго-русская дружина Аскольда, напротив, постоянно росла за счет притока все новых и новых варягов и их славянских союзников. В конце концов былое равновесие нарушилось, и в 870 г. Аскольд учинил новый мусульманский погром, предательски убил своего соправителя Жир-Аса (Дира) и захватил единоличную власть в Русском каганате. На этот раз Микаиля Шамси-Башту схватили, бросили в темницу, и он был бы неминуемо казнен, если бы не заступничество Алмыша Джаффара, который, придя со своим войском под стены Киева, предложил Аскольду выдать ему узника. Аскольд уступил, и вскоре Микаиль был уже в Хорысдане. Отсюда он отправился к своему хозяинуё Габдулле Джильки, который основал новую исламскую державу Волжскую Булгарию со столицей Булгар. Здесь Микаиль Шамси-Башту вновь занял должность секретаря у Джильки, а после его смерти – у его преемников Бат-Угере Мумине и Алмыше Джаффаре, который был вынужден покинуть Среднее Поднепровье, так как в 882 г. и Черная Булгария, и Русский каганат были захвачены варяго-русским князем Олегом. В Волжской Булгарии Микаиль Шамси-Башту завершил работу над эпической поэмой «Шан Кизи дастани» («Сказание о дочери Шана») и занялся миссионерской деятельностью по распространению ислама во всех уголках державы. Кроме того, он создал в Булгарстане исламскую систему образования, провел перепись населения, организовал монетный двор и руководил работой по поискам месторождений металлов и драгоценных камней. В 900 г. в самый разгар его государственной и просветительской деятельности случилось несчастье: во время переправы в грозовую погоду через Каму мулла Шамси-Башту утонул. Произошло это возле прибрежного аула Шам-Чачак (современный Яр Чаллы – Набережные Челны)...»
      Далее украинский историк Анатолий Железный пишет: «В древнерусской летописи «Повесть временных лет» рассказывается печальная и в то же время романтическая история преждевременной гибели великого князя объединенной Руси Олега. Будто бы однажды Олег спросил у волхвов-кудесников: «От чего я должен умереть?». Те ему ответили: «От коня, на котором ты ездишь и которого ты так любишь». Обеспокоенный зловещим предсказанием Олег тут же распорядился увести своего боевого товарища и решил больше никогда не садиться на него. «И повели кормити его и не водити его к нему». Прошло несколько лет. Как-то раз после успешного похода на Царьград князь вспомнил о коне и спросил, как он поживает, и узнал, что конь уже околел. Олег был доволен, что ему удалось перехитрить предсказанную волхвами судьбу, и пожелал взглянуть на останки своего друга. На горе Щекавице конюхи показали ему кости и череп – все, что осталось от коня. Олег поставил ногу на белый череп и иронически произнес: «Уж не от этого ли черепа я должен принять свою смерть?». И тут случилось неожиданное: из черепа вдруг выползла змея и...
 
«Как черная лента вкруг ног обвилась —
И вскрикнул внезапно ужаленный князь!».
(А.С.Пушкин.)
 
      Далее в летописи сказано кратко: «От этого разболевся и умре. И плакаша ся по нем людие плачем великим, и несоша его и погребоша на горе, иже глаголется Щековица; есть могила его и до сего дни и слывет как могила Олега». Очень трогательная история! Да вот беда: археологам место расположения могилы Олега неизвестно. Мало того, в другой древнерусской летописи, а именно, в более раннем Новгородском летописном своде 1050 года четко указано, что Олег после успешного похода на Царьград вернулся не в Киев, а в Новгород и «оттуда в Ладогу. Есть могила его в Ладозе». Выходит так, что пока Олег воевал с греками-византийцами, в Киеве произошли некие изменения, из-за которых он не мог вернуться в свою ставку. Теперь мы уже точно знаем, какие это были изменения. Бывший подопечный регента-узурпатора князь Игорь при поддержке Хазарии силой захватил киевский престол. Олег понимал, что у него нет ни юридических, ни моральных прав препятствовать прямому наследнику Рюрика осуществлять свои законные права. Да к тому же и дружина Олега, сильно потрепанная в битвах с византийцами, не была готова к новым военным действиям, тем более к осаде хорошо укрепленного Киева. И Олег был вынужден смириться. Дальнейшая судьба Олега историкам нашим известна, ибо версия о его гибели в Киеве в 912 г. «от коня своего» является откровенной легендой, фабула которой заимствована из более раннего местного древнебулгарского фольклора. Выше, рассказывая о великой поэме Микаиля-Башту, я уже упоминал о смерти богатыря Атиле на одной из киевских гор при идентичных обстоятельствах, т.е. при посещении останков своего боевого коня. Русский летописец при переработке булгарской легенды заменил Атиле на Олега да еще добавил «роковую змею», видимо, по той причине, что киевская гора, где все это происходило, называется Щекавица, что в переводе на современный язык означает «Змеиная». Но если летописная версия смерти князя Олега является легендой, то что же в таком случае произошло с ним на самом деле? «Поразительная неосведомленность русских людей о судьбе Олега. Сразу после обогатившего его похода, когда соединенное войско славянских племен и варягов взяло контрибуцию с греков, «великий князь Русский», как было написано в договоре 911 года, исчезает не только из столицы Руси, но и вообще с русского горизонта. И умирает он неведомо где: то ли в Ладоге, где указывают его могилу новгородцы, то ли в Киеве» (Б.А. Рыбаков. «Мир истории». Москва, 1987). Выше я уже написал, что Олег стал опекуном-регентом малолетнего сына Рюрика Игоря при поддержке правителя Волжской Булгарии Габдуллы Джильки, приходящегося Игорю дядей. В Булгарии Олега называли Салахби Иолыг и считали своим наместником в Новгороде и затем в Русском каганате. Поэтому после утраты киевского великокняжеского престола Олег вынужден был вернуться туда, откуда начал свою блестящую карьеру – в Волжскую Булгарию, где прожил еще 10 лет и умер лишь в 922 году. Именно его похороны видел и описал в своей знаменитой книге «Записки о виденном» арабский дипломат Ахмед ибн Фадлан («похороны знатного руса»). Эта интересная версия приведена в учебнике истории Татарстана «Родиноведение» (Казань, 1995), составленном казанским историком Фаргатом Нурутдиновым по данным сборника древнебулгарских летописей «История Джагфара». Полное описание похорон можно прочитать в совместном капитальном труде советских и западноевропейских ученых «Славяне и скандинавы» (Берлин, 1982 и Москва, 1986). Версия о похоронах князя Олега в г. Булгар в 922 г. выглядит достаточно правдоподобной, и мне бы хотелось, чтобы она была признана нашими историками. Правда, в ней есть одно не совсем ясное место, на которое я, как объективный и беспристрастный исследователь, не могу не обратить внимание читателей. Похороны «знатного руса» происходили по сложному, во многом жестокому языческому ритуалу, подробно описывать который я не стану. В целом же обряд заключался в сожжении умершего в ладье по скандинавскому обычаю...»
      Анатолий Железный пишет: «За 62 года до того, как славяноязычная Северная Русь присоединила к себе тюркоязычную Черную Булгарию со столицей Башту-Киев, в Черной Булгарии был принят ислам в качестве государственной религии. В Среднем Поднепровье появились многочисленные муллы, арабские купцы со своими товарами (клады арабских монет на территории Киева обнаружены в большом количестве), были построены мечети (сохранилось даже название одной из них – Эль-Беяда), создан пещерный дервишский скит (впоследствии ставший христианской Печерской Лаврой); литературным языком образованной части булгарского общества стал арабский язык, вся официальная государственная документация была переведена с древнебулгарских знаков на арабский алфавит. Словом, принятие ислама привело к активной арабизации языка булгар – древнебулгарского тюрки. Процесс этот был прерван в 882 году вторжением славянской дружины новгородского князя Олега, который перенес свою ставку в Башту-Киев. Начался новый процесс – скрещивание славяно-русского языка с местным древнебулгарским тюрки. Именно этот в сильнейшей степени арабизированный язык был тем языком-посредником, который привнес в формирующийся тюркославянский лексикон древнерусского языка всевозможные арабизмы и идеоматические выражения арабского происхождения («Дело табак», «Набить цену», «У черта на куличках», «Драть как Сидорову козу», «При царе Горохе» и т.п.). Ислам не успел пустить глубоких корней на Киевских горах. В отличие от правящей верхушки, основная масса народа продолжала исповедовать свои традиционные религии, сохранившиеся от предыдущих эпох (язычество, тенгрианство). Разноликость этих религий ярко отразилась в эклектическом пантеоне древнерусских божеств, во многом дублирующих свои функции...»
      В целом указанная книга украинского историка и филолога Анатолия Железного содержит удивительно богатый материал, пересказать который потребует очень много времени. Отмечу лишь, что его книга «Очерки предыстории Киевской Руси» состоит из следующих разделов: «Новый взгляд на предысторию Киевской Руси», «Рождение Киева», «Древнебулгарский эпос о Киеве», «Тюркская основа киевских топонимов», «Накануне образования Киевской Руси», «Русский каганат», «Образование Киевской Руси», «Тюрко-славянские корни русского языка» (этот раздел – 32 страницы!), «Тюркские боги древней Руси»... В общем, читайте и вникайте. И не забывайте, что эту книгу написал не татарин Сибагатуллин, которого некоторые люди запросто могут обвинить в какой-то «предвзятости», а чистокровный украинец, так же как и я ЛЮБЯЩИЙ СВОЮ РОДИНУ И ИЩУЩИЙ ИСТОРИЧЕСКУЮ ПРАВДУ!..
 
Ф. СИБАГАТУЛЛИН.
(Из книги
«Великие татары – строители
и защитники государства Российского».)