ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

среда, 19 сентября 2012 г.

Руины и нищета Каждый год с карты России исчезает тысяча населенных пунктов


Руины и нищета

Каждый год с карты России исчезает тысяча населенных пунктов
- Наш старый городок медленно, но верно вырождается в деревню. Заводы практически не работают. Кто мог – уехал. Молодежь, заканчивая школу, покидает это место сразу. Остается та, что успела спиться, – рассказывает 37-летняя жительница городка Вичуги Ивановской областиАнастасия Борисова. – Когда-то жизнь у нас била ключом: люди трудились, в выходные гуляли и веселились, дети улыбались. Теперь на лицах немногих оставшихся здесь ребятишек редко увидишь улыбку. Жизнь здешняя к ним не располагает.
Вичуга, образовавшаяся в 1925 году путем слияния двух десятков рабочих поселков и пяти промзон, несмотря на скромный размер, всегда считалась крупным промышленным центром. Заводы благополучно функционировали до середины 1990-х.
Сейчас бывшая фабрика имени Шагова работает вполсилы, часто «встает», отправляя рабочих в «простой». Фабрика «Красный Профинтерн» приказала долго жить, оставив огромные долги работникам. На машиностроительном заводе рабочие трудятся четыре дня в неделю, заработки уменьшились вдвое. Металл и комплектующие поступают на завод с серьезными задержками. Зимой в цехах чуть теплее, чем на улице.
- В 1932 году в городке забастовали рабочие, недовольные снижением карточных норм на хлеб. Они захватили горком, ОГПУ и почту. Объявили о свержении советской власти. На подавление бунта бросили войска. Несколько сотен рабочих убили. Нынешние рабочие на бунт неспособны. Смирились со своей участью, - рассказывает 54-летний местный житель Владимир Ковалев.
- Как выживаем? У кого есть огороды, выращивают на них овощи и фрукты. Покупка одежды и обуви себе и детям – великий праздник, - рассказывает 32-летняя вичужанка Светлана Илюшина. – Некоторые получают пособие по безработице. Деньги небольшие, но регулярные. Многие формально работают, но зарплаты маленькие, выдаются редко, живут, пожалуй, хуже безработных.
Количество населения Вичуги уменьшилось за восемь лет более чем на три тысячи (с 40870 в 2002 году до 37583 в 2010-м). Смертность почти в два раза превышает рождаемость. Средняя зарплата, по словам вичужан, 8000 – 10000 рублей, а цены незначительно ниже московских. Люди говорят, что уровень безработицы в отличие от официальной информации, очень высокий (согласно данным администрации городского округа, этот уровень уже несколько месяцев держится на отметке 1,7 %). О преступности жители отзываются так: «Порой воруют и грабят. Но отнимать у нас уже практически нечего. На криминал идут люди, которые от жизни такой спились и опустились». По информации областной прокуратуры, Вичугский район – рекордсмен по росту преступности.
Похожая беда и у проживающих в городке Гаврилов-Ям, что на Ярославщине.
- Наш город не на грани вымирания, он уже умер, – рассказывает 44-летний местный жительЛеонид Мишкин. - Станция «Гаврилов-Ям» — тупиковая. И все мы в тупике. Многие горожанеездят на заработки в Москву и Подмосковье. Возвращаются - половину заработанного пропивают, от безысходности.
Гаврилов-Ям - моногород, выросший из льняной мануфактуры, которую построил во второй половине XIX века помещик Локалов. Лен выращивали здесь же, обрабатывали, ткали и продавали, завоевывали медали на мировых выставках.
- После развала Союза сырье подорожало, ткать стало невыгодно. Не так давно московская компания «Трехгорная мануфактура» купила комбинат, привезла станки и стала ткать имитацию льна. Льняную нитку мешают с хлопчатобумажной. Раньше на комбинате работали почти пять тысяч человек, теперь не более двухсот, - рассказывает 46-летняя бывшая работница комбинатаОльга Ульянова. - Там еще одна московская фирма действует – пластилин готовит и гуашь разливает. Почти весь город стал безработным. Я подрабатываю нянькой, муж получает пособие по безработице. Дочь делает уборку в квартирах. Хватает только на пропитание. Сын пытался работать в Москве – не получилось, вернулся.
- Наше бытие превратилось в сплошной поиск средств на пропитание. На сбор двоих наших детей в школу все наши родные, сами бедствующие, скинулись, - говорит 31- летняя Евгения Смирнова. – Мужу задерживают зарплату, я – на пособии по безработице. В конце прошлого года губернатор области Вахруков заявил, что Гаврилов-Ям модернизируется семимильными шагами. И это о погибающем городе! Он хоть видел, как он выглядит? Как живут люди?..
Умирает и бывший промышленный центр восточного Оренбуржья Орск.
- Практически все заводы закрылись, их остовы уже догнивают. Дышат, но едва-едва, никелькомбинат и машиностроительный завод. Любой их ремонт сейчас называют модернизацией. Но это агония, - рассказывает 49-лений орчанин Максим Дмитриев. – Жилые дома не строятся много лет. По всему городу торчит недосторй.
Кто сумел – устроился в торговлю, на сервисные предприятия, трудится вахтовым методом. Остальные влачат жалкое существование.
Городская власть беспрестанно твердит, что пытается возродить город. Но ничего не происходит.
- Уровень зарплаты у нас такой, что хватает лишь на оплату коммуналки, дешевую еду и на проезд на работу и обратно, - вздыхает 28-летняя Алла Комиссарова.
- Четыре года назад, когда я заканчивала школу, самым большим страхом для меня и одноклассников была перспектива остаться в родном городе. Провал на вступительных экзаменах в вузы других регионов воспринимался как подлинная трагедия, ставящая крест на твоем будущем, – рассказывает студентка Государственного академического университета гуманитарных наук, расположенного в Москве, Анна Симонова. – Все мои знакомые и друзья собираются бежать из этого города.
Писатель, председатель Наблюдательного совета некоммерческой организации «Институт демографии, миграции и регионального развития» Юрий Крупнов возмущен действиями российской власти, бросившей на произвол судьбы население умирающих городов:
- Эти города – абсолютный приоритет нашей национальной безопасности, нашей демографии и элементарного удержания пространства России. Нужно безмерно уважать людей, которые не сумели уехать из погибающих мест и доживают в них. Двадцать лет назад они, работая на производстве, внесли гигантский вклад в развитие страны. Поэтому происходящее там – экономическая, стратегическая и нравственная проблема. Малых городов у нас почти 30 000.
В прошлом году Минрегионразвития с научной гордостью сообщило: за 20 лет в стране исчезли 23 000 населенных пунктов. Государству немедленно следует прекратить потакать убийству страны. Премьер-министр не должен бегать на фоне Олимпиад в Сочи и АТЭСов, а должен положить перед собой карту с муниципальными районами и за каждый район предметно спрашивать с подчиненных. Он обязан заниматься их жизнью с утра до вечера. Ему необходимо кардинально изменить социально-экономическую модель и позицию о происходящем.
Власть бравирует увеличением численности населения Хабаровска. В него перебрались люди с Севера, из деревень и маленьких городов Хабаровского края. Но районы этого региона вымирают.
Один из предвыборных лозунгов Путина звучал так: «Мы должны в любой точке Российской Федерации обеспечить жителям равное качество жизни». Однако в умирающих городах никакого качества жизни нет. И в настоящих условиях ни у одного из этих городов нет шансов найти свою нишу, которая поможет ему сохранить устойчивость.
Пожалуй, в самой трагичной ситуации оказались жители города Балея Забайкальского края. В прошлом он являлся третьим городом по населению в регионе. Сегодня в нем проживает в три раза меньше людей, чем 1970-е годы.
- Город существует с ничтожным бюджетом, находится в руинах и нищете. Разрушены предприятия, шахты, аэропорт, кинотеатр, - говорит 55-летний Александр Пахомов.
В Балее добывали золото. До 1917 года он дал стране 2400 пудов этого металла (около 40 тонн чистого золота), а к 1994 году выдал государству свыше 400 тонн чистого золота.
Один из балейцев, которому удалось выбраться из этих мест, написал: «Вдумайтесь в эту цифру - маленький городок в Забайкалье предоставил стране так много: на развитие космоса, на развитие Арктики и Антарктики, на развитие науки, обороны, искусства, спорта, медицины, промышленного развития и улучшения уровня жизни людей в стране. В настоящее время город парализован, в нем социальный, экономический и экологический кризис, развал. Нет ни одного кардиолога на оставшихся 12 000 человек (расстояние до Читы примерно 350 километров). Приближается зима - опять для населения начнутся тяжелые времена».

Справка «СП»
В 2009 году Министерство регионального развития РФ составило список 19 городов, находящихся на грани выживания.
В список вошли: Парфино (Новгородская область), Гаврилов-Ям (Ярославская область), Нытва (Пермский край), Белая Березка (Брянская область), Горно-Алтайск (Республика Алтай), Яровое (Алтайский край), Пикалево (Ленинградская область), Волхов (Ленинградская область), Семилуки (Воронежская область), Заволжье (Нижегородская область), Тольятти (Самарская область), Камские поляны (Республика Татарстан), Юго-Камский (Пермский край), Нижний Тагил (Свердловская область), Вичуга (Ивановская область), Тутаев (Ярославская область), Байкальск (Иркутская область), Светлогорье (Приморский край), Дальнегорск (Приморский край).

Фото для иллюстрации: Мертвые города

Меня не касается.


Меня не касается.


http://www.mirislama.com/authors/2340-menya-ne-kasaetsya.html



Начался обычный день. Просыпаетесь, завтракаете и выходите на улицу. В соседний дом упала бомба, разрушив его до основания. Ночью опять была атака с воздуха. Вы ничего не слышали, спокойно спали до утра. В доме, от которого остались лишь груды обломков, жила семья из 10-ти человек. Их всех у вас под боком забрала смерть. Младшему ребенку в этой семье было 2 месяца. Вы ещё раз поблагодарите Всевышнего за то, что у вас все хорошо, а относительно этой семьи скажите: «Что я-то могу поделать? Аджаль пришел. Хорошо, что не в мой дом бомба упала»

Идете дальше по улице. Вам навстречу бежит ребенок лет 5-и и плачет. Он увидел труп, лежащий на асфальте, и очень испугался. Он хочет обнять вас, ищет помощи. Вы отталкиваете его, чтобы не испачкал кровью вашу одежду и идете дальше, чтобы не опаздать на работу и не получить выговор от начальника. 

В следующем квартале громко плачет женщина рядом с телом своего мужа. К ней подходит солдат правительственных войск и ударяет ее по лицу, чтобы не кричала. Вы думаете, сократят ли вам в этом месяце зарплату, хотелось бы купить новые туфли.


Вы идете по улице и видите ползущего к вам человека. Он просит воды. Но вы не помогаете ему, потому что он из другого джамаата.

Перед зданием, в котором вы работаете, собралось много народу. Хоронят ещё 15 горожан. Их взяли в плен, пытали, заставляли сказать: «Нет Бога, кроме Асада». Они отказались. Их убили, загрузили в грузовую машину, привезли и выгрузили на обочине дороги. Вы вдруг вспомнили случай о том, что как один заблудший мусульманин призывал к правлению по законам Аллаha. Надо будет рассказать всем, чтобы не общались с ним.

Заходите в свой офис. Нет настроения, работа скучная, денег не хватает на новую машину. К вам подходит человек и отрезает вам большим ножом палец правой руки. Вы абсолютно равнодушны. Это же Къада, что я могу поделать? Этот человек берет топор и отрубает вам ногу. Вы спокойны, думаете о том, как провести выходные.

Невероятная картина, не правда ли???

Между тем, так оно и происходит. Умма — единое тело, части которого отрывают у нас на глазах. А мы думаем о второстепенных вещах. В Сирии больше 23-х тысяч погибших, и это число постоянно растет. Гибнут солдаты с оружием в руках. Гибнут женщины, дети, старики. Их убивают постоянно. Даже сейчас, когда вы это читаете. Пришло время перестать быть равнодушными и вспомнить, что то, что происходит в Сирии — касается нас всех. О мусульмане, пора обьединяться, чтобы не допускать подобное. 

Придет День, когда мы все, каждый из нас ответит за то, как он помогал своим братьям и сестрам, которые находились в тяжелом положении. Мы можем обмануть других, и даже обмануться сами, что все спокойно и хорошо. Но Аллаhа нам обмануть не удастся. Аллаh видит нас. Всё, что мы делаем и не делаем, а должны. И Аллаh спросит за это. Что тогда мы сможем Ему ответить?!?

Странности и чудеса в регистрации нового муфтията Асиата Уразаева


Странности и чудеса в регистрации нового муфтията Асиата Уразаева

18 сентября 2012 17:16
Версия для печати
Постоянная ссылка
Комментарии (20)
Текст: Ирек Биккинин
Пензенские муфтияты растут как грибы, путем переноса спор из других регионов
Бросается в глаза стремительность государственной регистрации трех махаллей для некоего Асиата Уразаева и его нового муфтията в Пензенской области. Схема и удивительная скорость действий примерно та же, что и в 2008 году в Мордовии, когда тайком зарегистрировали муфтият для Фагима Шафиева, протеже властей.
По данным, взятым с сайта Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Пензенской области, 19.07.2012 в ведомстве приняли документы сразу трех мусульманских организаций из села Средняя Елюзань Городищенского района.
Все три называются одинаково: Местная мусульманская религиозная организация с.Ср.Елюзань Городищенского района Пензенской области Централизованной религиозной организации «Духовное Управление мусульман Ставропольского края», различия только в том, что добавлены слова: мечеть №1, мечеть №2, мечеть №3. Ложь заложена уже в названиях – ни одна мечеть в селе Средняя Елюзань не принадлежит и не относится к этим организациям.
Председателями этих организаций указаны соответственно: мечеть №1 - Уразаев Асиат Джафарович, мечеть №2 - Кадеров Рустам Равильевич, мечеть №3 - Исяняев Кярим Фяттяхович. При этом каким-то чудом эти организации получают регистрацию раньше месячного срока рассмотрения – в период от 13 до 17 августа.
А уже 23 августа в Управление Минюста РФ по Пензенской области поступают документы на регистрацию нового муфтията - Централизованная религиозная организация «Централизованное духовное управление мусульман Пензенской области» во главе с Асиатом Уразаевым. Учредители муфтията – только что зарегистрированные три среднеелюзанские махалли с несуществующими мечетями.
И опять случается чудо. Если даже для рассмотрения и регистрации небольших изменений минюст требует как минимум месяц, то здесь новая регистрация проведена в период с 3 по 7 сентября, т.е. всего за 10-14 дней.
Можно задаться вопросом – а что, нельзя было "загнуть" под Асиата три какие-нибудь махалли, уже существующие в Пензенской области? Неужели власти не смогли это сделать, как они это сделали в Мордовии в 2008 году? Зачем нужно было привлекать Централизованную религиозную организацию «Духовное Управление мусульман Ставропольского края»? Какое отношение имеют кавказцы к Пензенской области? Интересно, какая территория действия указана в уставных документах Духовного управления мусульман Ставропольского края? Неужто вся Российская Федерация? Получается, любой региональный муфтият может создавать где угодно свои махалли. Да, это не противоречит закону. Завтра ДУМ Дагестана организуют свои три махалли в Пензенской области, послезавтра – ДУМ Чечни и ДУМ Ингушетии, а затем, может быть, и Кемеровский муфтият. Соответственно, из них получатся еще и еще муфтияты.
А чем плохо, если все три муфтията Мордовии – ДУМ РМ, РДУМ РМ и ЦДУМ РМ - тоже организуют себе по три махалли в Пензенской области, а затем быстренько учредят и зарегистрируют еще три муфтията в Пензенской области?
А почему должны отставать саратовский и ульяновские муфтияты? Да и нижегородцы с самарцами тоже могут поучаствовать в размножении муфтиятов для Пензенской области. Схема проста – находишь нескольких человек, в той же Средней Елюзани (можно и в других деревнях или в самой Пензе), учреждаешь три махалли от своего муфтията, а потом на их основе и новый муфтият. Муфтияты будут расти как грибы!
Вот такие чудеса с регистрацией муфтията для Асиата Уразаева. Интересно, кто бы это мог так воздействовать на Министерство юстиции РФ, чтобы так скоро, без сучка и задоринки провести государственную регистрацию.
А Духовное управление мусульман Пензенской области (ДУМ ПО) во главе с Исламом Дашкиным не может получить регистрацию с 30 мая – сотрудники Управления Минюста РФ упорно ищут и находят все новые причины для отказа в регистрации и возврата документов. В последний раз ДУМ ПО подал документы 31 августа. В Управлении Минюста говорят, что дадут ответ в конце сентября. Может, найдут еще какую-нибудь запятую не на том месте.
Кто же эти таинственные люди, которые так резко ускоряют Асиата Уразаева и одновременно стараются тормозить Ислама Дашкина? Почему их боятся в Управлении Минюста РФ по Пензенской области, что даже идут на нарушения своих же процедур? В чем интерес этих ускорителей?
Выписки из сайта Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Пензенской области
Информация о зарегистрированных организациях.
За период с 13 августа по 17 августа 2012 года регистрацию в Управлении Министерства юстиции Российской Федерации по Пензенской области прошли следующие некоммерческие организации:
  1. Местная Мусульманская религиозная организация села Средняя Елюзань Городищенского района Пензенской области Централизованной религиозной организации "Духовное Управление мусульман Ставропольского края" Мечеть №1
Уразаев Асиат Джафарович – Председатель;
Цель деятельности: совместное исповедание и распространение ислама.
  1. Местная Мусульманская религиозная организация села Средняя Елюзань Городищенского района Пензенской области Централизованной религиозной организации "Духовное Управление мусульман Ставропольского края" Мечеть №2
Кадеров Рустам Равильевич – Председатель;
Цель деятельности: совместное исповедание и распространение ислама.
  1. Местная Мусульманская религиозная организация села Средняя Елюзань Городищенского района Пензенской области Централизованной религиозной организации "Духовное Управление мусульман Ставропольского края" Мечеть №3
Исяняев Кярим Фяттяхович – Председатель;
Цель деятельности: совместное исповедание и распространение ислама.
Информация о зарегистрированных организациях с 3 по 10 сент 2012
За период с 03 сентября по 07 сентября 2012 года регистрацию в Управлении Министерства юстиции Российской Федерации по Пензенской области прошли следующие некоммерческие организации:
  1. Пензенская региональная благотворительная общественная организация социальной помощи "Твори добро"
Михалкова Нина Васильевна – председатель Правления
Цель деятельности: решение социальных проблем и задач, направленных на развитие негосударственной и государственной помощи и услуг нуждающимся группам населения.
2) Централизованная религиозная организация «Централизованное духовное управление мусульман Пензенской области»
Цель деятельности: совместное исповедание и распространение Ислама; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.
Уразаев Асиат Джафарович – Председатель (Муфтий)
Сведения о некоммерческих организациях, представивших документы для государственной регистрации (по состоянию на 27 августа 2012 года)

Сведения о некоммерческих организациях, представивших документы для государственной регистрации (по состоянию на 30 июля 2012 года)

Воинствующее невежество «на службе» Отечества


Воинствующее невежество «на службе» Отечества

18 сентября 2012 12:57
Версия для печати
Постоянная ссылка
Комментарии (3)
Текст: Гумер Исаев
Хотел бы обратить внимание на две проблемы (кроме многих других), которые, на мой взгляд, серьезно отравляют жизнь мусульманской общины в России. Во-первых, это вопиющие факты запрета мусульманской литературы. Во-вторых, это участившиеся провокационные высказывания людей, именующих себя специалистами в области Ислама. Две разные на первый взгляд проблемы, имеют общий знаменатель, каковым является преступный дилетантизм или воинственное невежество.
Реальность такова, что среди тех, кто больше всего кричит об «исламской угрозе» нет ни одного специалиста в области Ислама. Есть географы, стоматологи, люди вообще без образования — но только не исламоведы.
Увы, но дилетанты проникли везде — идет ли речь об экспертизах, связанных с запретами литературы «экстремистского содержания» или поисках скрытых ваххабитов, напоминающих средневековую охоту на ведьм.
В дремучие советские времена люди с образованием, которые имеют Силантьев, Сулейманов, Амелина, близко не были бы подпущены к сфере знаний, гордо именуемой исламоведением. Но сегодня «исламоведом» становится любой человек, который «хочет поговорить об этом».
Исследуя материалы семинаров, круглых столов, а также «экспертизы», касательно запрещаемых книг, поражаешься крайне низкому уровню знаний по теме и как следствие — ужасному качеству исследовательской работы. Наборы штампов и клише («исламисты», «ваххабисты», «радикалы»), примитивная аналитика и «глубокие» выводы - «запрещать и не пущать». И только попробуй возразить, призвав хоть к какой-то объективности — определив как «сочувствующего» тебя самого могут «замочить в сортире» (как уважаемый доцент Силантьев пообещал).
Идиотизм происходящего мог бы вызвать улыбку, если бы не трагичность ситуации, поскольку «смердяковы» от науки на деле усугубляют и без того сложную ситуацию в мусульманской общине страны. Благодаря им, власти все больше походят на слона в посудной лавке — громоздкого и неуклюжего, каждым своим движением, разбивающего все новые и новые чашки и тарелки... Но горе-советчикам все сходит с рук — у них надежная «крыша», они прячутся за научными званиями и служебными должностями и неутомимо строчат свои доносы, облеченные в научную форму.
Увы, мы все живем в эпоху, когда покупка диплома о высшем образовании и легкое получение ученой степени не является проблемой. В ту самую эпоху, когда «пироги печет сапожник» - а прикладным «исламоведением» занимаются краеведы или психологи... И дело здесь не в том, что не хватает квалифицированных кадров или вообще люди с образованием в дефиците. Создается впечатление, что многим из тех, кто принимает решения на высшем уровне, просто не нужны верные советы и хорошие советники... Есть заказ на создание напряжения и паники: «Не было ваххабитов? Будут!»
Некоторое время назад мне довелось пообщаться с одним очень известным российским востоковедом, рассказавшим поучительную историю, связанную с пресловутыми запретами исламской литературы. Очередной иррациональный запрет на основании очередной полуграмотной экспертизы возмутил его как специалиста и он обратился с предложением предоставить свое экспертное суждение. Но ему заявили, что в этом нет необходимости, т. к. его специалистом не считают. Повторюсь, что речь идет о специалисте, признанном во всем мире. Но его «правильная» экспертиза никому не нужна. Нужна противоположно другая. Заказ другой. Поэтому нужны «отморозки» для его выполнения.
Коллеги наших героев на западе - известные западные исламофобы от науки — такие как Даниэль Пайпс и Бернард Льюис могут похвастаться десятками научных работ, знаниями материала и языков. Да, они враждебно относятся к Исламу и мусульманам, но у них есть соответствующее образование и они умело жонглируют фактами. (В конце-концов, они могут объяснить разницу между шиитами и суннитами, в отличие от наших!)
Кто-нибудь из наших «героев» что-нибудь серьезное написал об исламе в своей жизни? (Нет, ничего нет - кроме силантьевского «Ислама в России», этого сборника слухов и дайджеста желтой прессы, изданного уже раз пять под видом разных работ. Но Силантьев после этого преподносится едва ли не как отечественный Бернард Льюис и везде гордо обозначен как исламовед!).
Неужели настолько низко пал общий уровень интеллектуальной деятельности в нашей стране, что не нашлось более грамотных специалистов для работы с мусульманской проблематикой в том же РИСИ?! Ведь речь идет не о дискуссионном клубе при ветеринарной академии — речь о стратегических исследованиях, материалы которых вроде бы ложатся на стол президенту. Остается только ужаснуться тому, какого качества продукт ложится на этот стол...
Почему же Раис Сулейманов, блестящий израилевед, много лет работы посвятивший Израилю, знающий и любящий эту страну, вдруг становится исламоведом и специалистом в вопросах российского Ислама? Можно себе представить специалиста по современному Исламу, который не отличает «Братьев-мусульман» от «Хизб ут-тахрир», путает гюленовцев с нурсистами, не видит разницы между ваххабитами и салафитами?
Почему такие ангажированные персонажи как Яна Амелина вдруг начинают «разбираться» в мусульманском вопросе и принимать столь активное участие в экспертных оценках? Яна, грубо нарушив профессиональную этику, в своих блогах и на страничках в соцсетях открыто выражала свою неприязнь к Исламу и мусульманам. Это нормально?
Кстати, напиши Яна в своем блоге нечто подобное об Иудаизме и евреях, то резонанс был бы совсем другой и Антидиффамационная лига быстро поставила бы большой крест на всей ее журналистской карьере. Но благо, здесь всего лишь «недалекие» и бедные мусульмане.
Впрочем, от греха подальше Амелину перевели из Казани обратно в Москву, как проколовшегося шпиона — компрометирующие фразочки удалены и во всем снова виноваты «злые фундаменталисты», священную борьбу с которыми можно вести из уютного московского офиса.
У меня нет никаких претензий к людям, занимающимся своим делом по своей специальности. Нет претензий к людям, которые понимают, о чем говорят — каких бы позиций они не придерживались. Я прекрасно понимаю, что в современной России есть проблемы с трудоустройством, тем более в гуманитарной сфере. Ну если предложили должность штатного исламофоба в хорошей конторе, то почему бы не продаться?
Но в ряде направлений, имеющих стратегический характер — а мусульманский вопрос в современной России, именно таким и является, - мы должны видеть и слышать реальных специалистов, к мудрому мнению которых будут прислушиваться российские власти. Первым делом следует оградить отечественное исламоведение от позорной «лысенковщины» и «фоменковщины», вытеснить его на маргинальную обочину желтой прессы — где ему и место.
Нормальный человек не хочет сталкиваться с дилетантами ни в поликлинике, ни в самолете, ни в любой другом месте. Почему же тогда мы должны терпеть невежд в исламоведении? Это агрессивное и крайне опасное невежество. Эти потуги (с их-то образованием!) решать, кто на самом деле «экстремист», и попутные призывы к ликвидации, или в лучшем случае - к поражению в правах всех, кто им не нравится, - достойны средневековых инквизиторов.
Безусловно, деятельность исламофобской группировки имеет политический характер и отражает тот уровень понимания «исламского вопроса», который есть у некоторых представителей российских властных элит. Не знают они, что делать с растущей активностью мусульман в России, не знают и ужасно боятся. Поэтому окружают тебя теми «экспертами», которые эти страхи подогревают (а заодно получают жирные пайки на «исследования» и хорошую «крышу»).
Списать все возможные последствия от экспертиз таких шарлатанов и алхимиков всегда будет можно на «всесильную закулису» и «врагов народа». Но если эти последствия будут катастрофическими для страны — кто ответит за преступное невежество?
Гумер Исаев, к.и.н., руководитель Санкт-петербургского центра изучения современного Ближнего Востока, доцент СПбГУ

Григорий Явлинский лидер РОДП Яблоко.Возможен ли диалог между властью и оппозицией?