ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

вторник, 3 июля 2012 г.

Надпись на иврите в храме Христа Спасителя


Надпись на иврите в храме Христа Спасителя


«Хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные: но все это только видимость, внутри же отступление истинное... Само собою разумеется, что если он (антихрист) произведет широкое отступление от христианства, то заберет с христианами и храмы!» (Свт. Феофан Затворник).(«Толкование Посланий Св. Ап. Павла к Солунянам Перваго и Втораго», Еп. Феофана, изд. второе, Москва, 1895, с. 308, 313)
От редакции. После публикации статьи «Злачное ДНО храма Христа Спасителя» пришло немалое число личных посланий и комментариев наших читателей и друзей, затрагивающих различные аспекты поднятой проблемы, в т.ч.  каноничность надписи на иврите под куполом храма Христа Спасителяhttp://expertmus.livejournal.com/87344.html В продолжение темы редакция публикует давнишнюю статью по этой теме, опубликованную в «Русском вестнике» 04.02.2002 г., т.е. почти 10 лет назад!

Уважаемая редакция!
В судьбе Храма Рождества Христова, или, как в народе принято называть его, Храма Христа Спасителя, который вновь воссоздан ныне в центре православной столицы Москве, на Волхонке, 15, как в чистых водах отражается судьба Святой Руси. Цветет Отечество - и храм сияет. Недужит Русь, недужит и главный храм всего православного мира. Потянуло с запада затхлым дыханием масонских орд, и тень легла под купол, на кресты и на пол.
Разорили Русь-матушку иноплеменники в 1917-м - рухнул храм. Нет опоры, дух истончал. Взмолился народ измученный спустя 75 лет: «Подаждь, Господи!». Восстал храм во всей красе и величии. Беречь бы надо, холить, дух стяжать. Ан нет. Забряцал экуменизм продажным златом-серебром, и звон этот в Храме Христа как в Царь-Колоколе загудел. Как бы ни раскололся вновь. Ведь это же не игрушки - собрать в русском православном храме Всемирный Русский народный собор в четверг 13 декабря 2001 года и посадить при этом в президиум главного раввина и главного муфтия, дабы могли они зримо председательствовать над русскими митрополитами и епископами, сидящими внизу, в партере. Ведь осуществить протокол Собора можно было более корректно, соотносительно его названия Русский. Разместить уважаемых представителей и глав инославных конфессий в том же партере или в ярусах. Уверены мы - это бы их не унизило, а, наоборот, создало бы атмосферу теплого гостеприимства. Но явно главенствовать над русским духовенством - это уж слишком. Интересно, как бы повел себя св. Иосиф Волоцкий, сидя в партере под таким председательством? Или святой Иоанн Златоуст, известный резкими суждениями по поводу подобных ересей? Думается, что и святой угодник Божий Николай Чудотворец нашел бы здесь своего Ария. Тесно было бы на Русском Соборе и государю Иоанну Грозному.
Наверное, более подходящим местом для этой встречи был бы не главный храм русской боевой славы, каковым его замышляли русские государи и весь русский народ, а, к примеру, Кремлевский дворец съездов, привыкший к разноплеменному либерализму («Ханука в Кремле», «Хампердинг в Кремле», «Бой Джордж в Кремле (ветеран гомосексуализма)» и пр. и пр.). Ан нет - подай святыню!
Впрочем, нет худа без добра. Бесцеремонность однодневной демонстрации (другой цели, похоже, у Собора не было: может ли высокое собрание со столь громким именем - Всемирный Русский народный собор - рассмотреть за один день проблемы русского народа во всем мире? Конечно, нет!), целью которой являлось показать, кто в Храме и стране хозяин, невольно заставила вспомнить другую историю. Историю двухлетней давности. Приходит по случаю один известный своей благочестивостью батюшка к нам и говорит: «Нам сказали, что вчера Святейшего Патриарха не пустили на службу в Храм Христа Спасителя». Звучит невероятно! Предстоятеля Русской Православной Церкви, первоиерарха не пускают служить в главный храм этой же Русской Православной Церкви!
Если бы это сказал мирянин, можно было бы отнести эту новость к разряду сплетен. Но слишком почтенен был батюшка, чтобы воспринимать его слова как шутку. Первое, что пришло на ум, - церковная революция или какой-то немыслимый саботаж?! Для светской власти это было бы все равно что захват Кремля, останкинского телегнезда, Центробанка, главного телеграфа.
Пришлось пойти на Волхонку, 15, в храм за разъяснениями. Священники, служившие в храме, либо отказывались давать комментарии, либо говорили о возможном недоразумении, вызванном несвоевременным оповещением охраны храма о визите Патриарха. Но что же это за охрана такая, которая либо не знает в лицо Патриарха, главного священника главного русского храма и всей Руси, либо подчиняется другому главному начальнику? Первое, естественно, отпадает. Остается второе. Кто же главный начальник русского православного храма, кому подчинена охрана? Первый же официальный документ (фото 1), полученный нами, неприятно удивил и разочаровал. Согласно этому документу Московская Патриархия не имеет никакого отношения к строению по адресу ул. Волхонка, д. 15, т. е. к Храму Христа Спасителя. 

Хозяин храма - г. Москва, юридическое лицо (юл), - Московское правительство, а если точнее - фактически Юрий Михайлович Лужков.
Запросы в юридические службы правительства Москвы и Московской Патриархии (Чистый пер., 5) остались без ответа. Пришлось воспользоваться диском «Предприятия г. Москвы». Но и здесь нет никакой ясности. Выяснилось только, что старший в храме Игорь Маркович Птичников - исполнительный директор Фонда финансовой поддержки воссоздания Храма Христа Спасителя. По какому договору о хозяйственной деятельности и какая форма управления, по которой работает Фонд, так и остается загадкой.
Из базы данных Регистрационной палаты г. Москвы стало известно, что Фонд был учрежден 8 сентября 1994 года Общественным наблюдательным советом для аккумулирования средств и финансирования строительства храма. По словам Игоря Марковича Птичникова, «изначально было принято решение: бюджетные средства использоваться не будут. Но, чтобы люди давали эти средства, нужно было провести в СМИ имиджевую кампанию по популяризации идеи (новорусский стиль. - Авт.). Негативное общественное мнение по мере того, как поднимались стены храма, переломилось» («Бриллиант в роскошной оправе», «Московская правда»).
Итак, народ вновь поверил и надеется, что его никто не будет обманывать, что называется, «на святом».
Поэтому сегодня, когда работы завершены, храм освящен, самое время (тем более что церковь отделена от государства юридически) передать храм под юрисдикцию Русской Православной Церкви, православным России.
Не принадлежит ведь хоральная синагога московскому правительству, равно как и главная мечеть. Эти здания отданы каждая своей конфессии, т. е. исповедующим соответственно иудаизм и ислам. Почему у русских должно быть не как у людей? Птичников ведь ясно указал - «бюджетные средства не привлекались», значит, правительство Москвы как государственная бюджетная организация здесь ни при чем. Народный храм, построенный на народные деньги, должен принадлежать народу! Казалось бы, что проще и правильнее! Да не тут-то было. По сбивчивым объяснениям официальных лиц, храм до сих пор не передан по причине того, что якобы Фонд (и.д. Птичников) имеет ряд задолженностей перед инвесторами. Но позвольте, из той же Регистрационной палаты (диск «Предприятия города Москвы») известно: «Задолженность AMI Bank (Азербайджан) перед коммерческим банком «Международный банк Храма Христа Спасителя» на 01.09.2001 г. составила 41000000 руб., а American Express Bank- 57 272 000)». Из чего видно, что ведется активная банковская деятельность, а задолженность перед инвесторами, получается, может подождать. И продолжаться такая история может бесконечно, потому что в этой области, как известно, даже нечистый ногу сломит (черная бухгалтерия, белая бухгалтерия и т. д.).
В декабре 1998 года произошла смена участников и всего руководства «Банка ХХС». Следует обратить внимание, именно тогда, когда здание было сдано в эксплуатацию. Что было причиной таких перемен, остается тайной.
Примерно в это же самое время происходит перерегистрация Фонда (15.06.99), и Фонд переходит под крыло другого банка, а именно АК «Московский муниципальный банк - Банк Москвы». Прежний «Международный банк Храма Христа Спасителя» был создан в 1991 году Московской Патриархией и рядом других церковных организаций РПЦ. Учредители, в народе «закоперщики», Банка Москвы общественности хорошо известны. Итак, если финансовые потоки образно называют кровью предприятия, то получается, что вместе с телом (строение) теперь уже и кровь течет по другим артериям.
Остался дух. По воле Творца человек «не хлебом единым», но жив лишь тогда, когда и тело, и кровь, и душа в нем едины. То же и с храмом происходит.
Идем далее. Одновременно у Фонда появляются «дочки» - дочерние предприятия, а именно «Филиал Фонда финансовой поддержки воссоздания Храма Христа Спасителя «Волхонка» (без образования юридического лица), ООО «Эксплуатационная служба ХХС - сервис» и партнерство «Общество информационной поддержки ХХС», где Игорь Маркович играет главенствующую роль. Нет здесь ничего предосудительного - хороший руководитель в состоянии управлять более разветвленной сетью предприятий. Но дело не в этом.
Опустим второстепенные сообщения комсомольского типа: «Так, начиная с 1999 года, у стен ХХС по благословению Святейшего Патриарха проходит посвящение в суворовцы воспитанников Московского суворовского военного училища. Свыше двухсот юношей получают благословение на ратную учебу»... Благословение, как и все остальное, что происходит с храмом, явится не менее действенным, если будет установлен должный порядок, определяющий собственность храма как достояние русского народа.
Основная причина нежелания передавать храм Русской Православной Церкви заключается, на наш взгляд, в последней строчке регистрационных данных: МРП 80039, место регистрации МРП. Организационно-правовая форма: Фонд. Основной вид деятельности: аккумуляция средств.
В Храм Христа Спасителя вся Русь несла ранее и несет сейчас свои трудовые сбережения. Нельзя допустить, чтобы главная святыня стала звеном в очередной схеме ограбления русского народа. Примеры, которые приведены ниже, не имеют никакого отношения к участникам сегодняшнего разговора, но могут предостеречь от губительных соблазнов, ведущих к беде.
В Польше во второй половине 17 века (1678 г.) ясновельможные панове отдавали русские православные храмы, стоящие на их земле и юридически за ними закрепленные, в аренду иудеям. Закончилось это погромами.
Но есть еще более древняя и предостерегающая история.
Это случилось в понедельник, в 33 году н. э., на следующий день после входа Господня в Иерусалим. Всетерпящий, Вселюбящий и Всемилостивый Господь не вытерпел, невзлюбил и не помиловал и, взяв в руки плеть, стал изгонять из храма менял. Это Евангелие. А вот что хранит устная традиция «вечного народа» (из нашего путешествия по Израилю). Эта история не отрицается ими, но, наоборот, раскрывается все в новых деталях. Что же так возмутило Спасителя, пришедшего спасти свой народ и весь мир?
Синедрион, мотивируя свою просьбу религиозными причинами, выпросил у прокуратора Иудеи Понтия Пилата разрешение пользоваться в храме Соломоновом - главном тогда народном храме, особой храмовой монетой, т. к. динарии, таланты и прочие римские монеты носили изображение Кесаря. Просьба эта, понятно, не могла быть причиной гнева Божия, а скорее наоборот - отображала ревностное желание служителей не осквернять храм Божий изображениями ненавистного Кесаря. Но что происходит далее? Усложняя и усложняя схемы обмена (на что менялы большие выдумщики и доныне), ловкачи довели норму прибыли от этих «валютных операций» до 300 процентов. Руда добывалась в Германии, чеканка монет производилась в Риме, а реализовывалось все в храме. Таким образом, главный народный храм стал «кормушкой», местом наживы оборотистой «лучшей части богоизбранных». Это было мистическим продолжением ритуального танца вокруг золотого тельца у подножия горы Синай в тот момент, когда пророк Моисей беседовал с Богом на вершине этой же горы. Тогда, спустившись, Моисей вознегодовал, увидев свой народ в «золотом бреду», здесь же Сам Творец и Создатель не мог допустить, чтобы между верующим человеком и Его святым престолом стоял меняла, по сути, идолопоклонник, жрец золотого тельца, и был вынужден взять в руки плеть. Интересно то, что ныне некоторые из потомков участников тех далеких событий, называя Господа лишь исторической личностью, не отрицают тех далеких событий, но дают им своеобразную оценку: «Если бы Христос не потревожил налаженного дела, коим был храмовый обмен валют, то Синедрион и не ходатайствовал бы перед Понтием Пилатом об аресте и распятии Спасителя». Фарисеев якобы не интересовали ни проповеди, ни чудеса, кои проявлял Господь, ни толпы последователей. Они понимали, что их финансовому могуществу приходит конец, и тогда смертельно раненый зверь посягнул на жизнь Господа. А через 37 лет, 29 июня 70 года н.э. не стало ни храма, ни всего Иерусалима. Гнев Божий был так силен, что город был буквально стерт с лица Святой земли, засыпан солью и известью. Лишь оставлена стена храма («Стена плача» - святыня для верующих иудеев) для покаяния.
Каким оно было, все знают, но каким будет, какие сделают выводы, что вынесет народ из горького опыта своей истории - покажет время.
Но вновь вернемся к храму русской боевой славы - Храму Христа Спасителя.
Последний штрих в этой заметке может показаться малозначительным и как бы не имеющим отношения к рассматриваемой теме. Но, на наш взгляд, он как раз и является той сакральной причиной всего, что происходило с Храмом Христа Спасителя вчера, происходит сегодня и, возможно, произойдет завтра.
Оператор Димитрий С., снимающий замечательные фильмы по православной тематике, работая как-то в закрытом Храме Христа Спасителя, обратил внимание на группу туристов из Израиля, которых почему-то допустили в храм во внеслужебное время.
Группа состояла из 30-35 человек, среди которых, судя по характерной одежде, были раввины. Вопрос появления группы туристов во внеурочное время не обсуждается - это внутренний режим храма. Обратило на себя внимание другое обстоятельство.
Группа, не задерживаясь долго в других приделах храма, собралась кучно недалеко от солеи, насколько это позволяли храмовые ограждения. Развернувшись спиной к алтарю и указывая друг другу на что-то под куполом, гости стали оживленно обсуждать увиденное. Было понятно, что они заранее знали, где искать то, что так их взволновало. После этого группа быстро удалилась. Было очевидно, что их не интересовали сюжеты Св. Писания, столь блестяще выполненные современными мастерами. Что же тогда привлекло внимание наших гостей? Заинтересовавшись такой своеобразной и странной реакцией группы на внутреннее убранство храма, Димитрий стал искать предмет их восторга.
И вот в объективе камеры при сильном увеличении он увидел странное начертание на западной стороне плафона главного купола (фото 2). Начертание, необычное для православного храма, - слово, написанное на иврите (фото 3). Оно было как бы затушевано, так что разглядеть его обычным посетителям, а тем более верующим, практически невозможно. К тому же, чтобы его прочесть, необходимо повернуться спиной к алтарю, что православному человеку недопустимо (!).
Что же оно обозначало? С этой загадкой оператор и обратился к нам. Начались поиски ответа.

Фото 2. Свод купола Храма Христа Спасителя. Стрелка сверху указывает на расположение начертания"
Нам пришлось обратиться за разъяснениями к богословам, которые сами были озадачены столь неожиданным открытием. Непонятным было расположение слов на церковнославянском языке СВЯТЪ, СВЯТЪ, СВЯТЪ, которые относятся, судя по фото 2, не к изображенной, как и положено, на восточной стороне плафона новозаветной Троице - Господу Саваофу, Иисусу Христу и Святому Духу, а исключительно к этому загадочному чужеземному слову, в их поле находящемуся - к нему они обращены и развернуты. Специалисты перевели это слово как «Элохим», т. е. боги во множественном числе.

Фото 3. Начертание на иврите"
Возникает вопрос. На Божественной литургии мы каждый день поем: «Свят, свят, свят Господь Саваоф». Нашей молитве не соответствует начертание на главном куполе - там мы читаем свят, свят, свят - кто? К тому же это прямое отрицание первозаповеди «Я Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов (элохим) перед лицом Моим».
Первое, о чем подумалось - самодеятельность новых мастеров: главного архитектора Михаила Посохина или координатора всех художественных работ художника ХХС Евгения Максимова.
Первые же дни, проведенные в библиотеках, архивах и музеях, сняли с мастеров «все обвинения». Они работали по макетам, фотографиям прошлых лет, не делая никаких добавлений от себя, и в точности скопировали планшеты № 8037/67 и № 8037/66 раздела 11 Государственного музея архитектуры им. Щусева (ГМА).
Но вот что еще обращает на себя внимание. Планшет под № 8037/67, Раздел 11 ГМА имеет такую подпись: «Свод главного купола (восточная сторона) Изображение господа Саваофа сочинил и писал проф. А. Т. Марков Фотография Шереръ, Набгольц и Ко бывш. А. Бергнера в Москве». Планшет под № 8037/66, Раздел 11 ГМА имеет более краткую подпись: «Свод главного купола (западная сторона) гл. арх. К. Тон живопись проф. Маркова Фотографы Его Императорского Величества Шереръ, Набгольц и Ко бывш А. Бергнера в Москве».
И все! Нет никакого указания, что же изображено на западной стороне. Ни в музее Истории города Москвы, ни в других архивах и библиотеках нам не удалось найти какие-либо свидетельства о написании и значении этого слова и времени его нанесения на главный купол. «Фотография Шереръ, Набгольц и Ко», основанная в 1909 году, мало что разъясняет. Формат статьи не позволяет опубликовать расширенное исследование происхождения слова «элохим». К тому же, как выяснилось, на эту тему достаточно было написано и сказано ранее богословами во всем мире. Неизменным в этих исследованиях прослеживается одно: использование этого слова соответствует смутному времени, является как бы символом разделения царства, разномыслия в народе и ослабления веры в Единого Творца.
Безусловно, проблема требует специального рассмотрения, вопрос о причинах расписывания центрального купола главного храма воинской доблести и памяти всех погибших за Отечество воинов словом на иврите (вряд ли даже самые просвещенные из них смогли бы его прочесть), тем более что читать его приходится, стоя спиной к престолу, освященному в честь Рождества Христова.
В православных храмах никогда ничего не писалось на иврите, так что для православного человека надпись непонятна и чужда. Приходя в Храм Христа Спасителя, люди восхищаются творением рук человеческих. Храм подтверждает, что душа православного человека ни при каких условиях не станет мертвой. Однако лукавый не оставляет своих козней. Поэтому понятно, что тайная цель неизвестных авторов сей надписи - желание поругания Святой Троицы. Но мы знаем, что Бог поругаем не бывает.
После освящения Храма Христа Спасителя полным чином в нем затеплилась жизнь и благодать Божия почила на нем, как бы злопыхатели ни старались очернить главный храм России - символ возрождения духовности в стране. Подтверждением сказанного могут служить многочисленные чудеса и исцеления, которые наблюдают прихожане и служители Храма Христа Спасителя. Господь говорит: не разглашать об этом, а сохранять все в сердце своем. Фактом является то, что все больше людей ходят в Храм Христа Спасителя благодаря тому, что священники, служащие здесь, кропотливо беседуют с каждым человеком и стараются облегчить души страждущих, ради чего мы вместе и трудимся.
Изложенные тревожные и трудно объяснимые факты позволяют нам представить публикацию как официальное обращение к Его Святейшеству Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II и Его Превосходительству Президенту Российской Федерации г-ну Владимиру Владимировичу Путину со следующими предложениями:
1. На основании указов Президента РФ передать строение 15 по ул. Волхонка под юрисдикцию Русской Православной Церкви (безвозмездно).
2. Финансовое обслуживание передать структурам и банкам, где учредителями будут являться Московская Патриархия или другие учреждения Русской Православной Церкви.
3. Изменить начертание на плафоне главного купола Храма Христа Спасителя с иврита на церковнославянское слово, соответствующее главному храму воинской славы России.
4. Восстановить памятник царю миротворцу Александру III, входившему ранее неотъемлемой частью в архитектурный ансамбль Храма Христа Спасителя.
Осуществление этих предложений позволит отказаться от мысли, что все, что происходило с храмом прежде и происходит ныне, - фрагменты подготовки какого-то зловещего чудовищного заговора против самой Святой Руси. Если главный храм Православия столь привлекателен раввинам и кассирам, то чем сама Москва хуже Иерусалима - и «стена плача» (только в Москве и Иерусалиме. Нигде больше «стены» нет, даже в США, где, казалось бы, она уместнее), и народ более покладист, нежели неугомонные палестинцы. Ханука в Кремле - пожалуйста, порубить публично иконы православные - тоже не наказуемо. Какие там «камикадзе» за веру и Отечество?! Тишь да гладь - для горя благодать. Засмирялись русские перед злом? Ой ли?!
С. БАГРЯНЦЕВ, В. ОРЛОВ. Москва 7.01.2002, Рождество Христово.
П.С. Пользуясь случаем, хотим обратиться к нашим читателям с просьбой помочь нам найти книгу св. праведного Иоанна Кронштадтского «Богословие символов». У нас есть все основания считать, что данный труд возглавляет список книг, наиболее ненавистных богоборческой власти, и поэтому подвергался и подвергается усиленным розыскам и уничтожению. Безотносительно к теме письма следует сказать, что зверь по сути своего происхождения не может не «метить». Поэтому оставляет свои свидетельства там, где имеет власть. Распознать эти свидетельства и символы призван указанный труд. Для примера: на листовках, брошюрах и книгах сатанинского «Белого братства» стоял символ - православный крест, заключенный в пентаграмму.
Обращает на себя внимание, что в напольных изображениях в Храме Христа Спасителя, в оформлении арочных проемов и купольных крестов используются шестиконечные звездочки. Но известно, что эта символика появилась в росписях и иконах православных храмов в конце 18 начале 19 века во время натиска масонского духа на Православие.

Кто стравливает мусульман и христиан?


Кто стравливает мусульман и христиан?


Государство ответило на тенденцию единства православных и мусульман к единству перед лицом наступающего безбожного либерализма — пока СМИ развернули атаку на патриарха, государственный суд запретил 65 хрестоматийных исламских произведения (ГИПЕРССЫЛКА У НАС), с демонстративным привлечением в качестве эксперта православного дьякона. Ответ Администрации президента на обращение верующих (ГИПЕРССЫЛКА У НАС) призывает их обжаловать решение суда, что невозможно по срокам. А Церковь отмалчивается и не дает оценок странной роли исламофобов в своих рядах.
Это, пожалуй, самый сильный удар по межконфессиональным отношениям в стране со времени истории с запретом строительства мечети в Текстильщиках. По хитрой логике медийного скандала, он способствует не единству верующих против наступающего на их права государства, а разводит мусульман и церковные структуры христиан в России, похоронив с собою ростки межконфессионального взаимопонимания, которые начали пробиваться в недавней, организованной секуляристами медиа-кампании против Русской православной церкви.
Пересказывать подробно всю эту историю не вижу смысла. Мало кто об этом еще не услышал. Только лишь набирающий силу скандал сотрясает межконфессиональное пространство страны. Столь массовый запрет литературы и беспрецедентное решение суда, замахнувшегося на самое святое для каждого мусульманина нашей страны имеет все шансы стать одной из крупных исторических ошибок государства в межконфессиональных отношениях.
Государство и прежде не раз запрещало базовую исламскую литературу, чем вызывало справедливый протест в рядах исламской общественности, поддержанный многими православными. Но сейчас история получила бурное развитие в связи с обстоятельством запрета второй фундаментальной основы исламского вероучения — хадисов Пророка, при участии в запрете дьякона Русской православной церкви.
Атака на патриарха и нравственная позиция мусульман
Массовая информационная компания против патриарха Кирилла держит в напряжении медийное пространство страны уже длительное время, то угасая, то получая новый импульс. В этом ряду особо тщательно препарированная в либеральных СМИ история с пылью в квартире родственницы патриарха. Это и история со скандальной панк-группой Pussy Riot, и с патетическими расследованиями марок часов, которые дарят патриарху, и запуск не подтвердившихся слухов «о захвате попами детских садов».
В этой ситуации мусульманская общественность выдерживала нейтралитет, не вмешиваясь и не пытаясь сводить счеты, хотя причин для этого было множество. Достаточно вспомнить многолетние нападки «православных» экстремистов и настоящие кампании, развязанные против мусульман особой немногочисленной сектой агрессивных исламофобов — покойного Даниила Сысоева, диаконов Андрея Кураева и Георгия Максимова, Еленой Чудиновой, Романом Силантьевым, Яной Амелиной и пр.
Мусульманское общество вышло из нейтралитета после истории с хамской выходкой извращенок из группы Pussy Riot, открыто озвучив свою позицию о недопустимости издевательств над чувствами верующих и осквернения их святынь, встав в этой истории на сторону православных.
Именно в этот период, время тяжелое для церкви, позиции православных и мусульман нашей страны очень сблизились. Мы все вместе ощутили общее зло для нашего общества исходящее от безумного секуляризма, крайностей и похабщины. Мусульмане заявили о своей солидарности с православными и поддержке их.
Волны искусственного нагнетания
Когда государству необходимо справиться с политическим кризисом или немного его ослабить, таким противовесом назначается в медийном пространстве Северный Кавказ и кавказцы. Черкесов, Мирзаев, последняя драка у Европейского, захват общежития ГК Маймонида, фабрикация уголовных дел с «избиением» безоружными студентами ОМОНа, репрессии, которые начинаются в Москве в отношении кавказцев, с последним захватом на Кутузовском группы чеченцев, маркированных в публичном пространстве под «банду разбойников и грабителей», хотя эти люди являются одними из самых богатых членов чеченской общины. Неужели таким образом Колокольцев и прочие силовые структуры пытаются выправить доверие к власти? Такие мысли неизбежно приходят в голову, ведь тема репрессий против кавказцев — это тема консенсуса определенной части правящей бюрократии и либеральной тусовки.
Похоже, что и околоцерковные политтехнологи стараются следовать тем же схемам. Как иначе объяснить, что в разгар непристойных нападок на Церковь вдруг, как из табакерки выскакивает Дагир Хасавов, верный соратник некоторых чиновников в администрации президента по борьбе с Советом муфтиев России. Первым, кто комментирует слова Хасавова, оказывается приближенный к некоторым бывшим сотрудникам АП по церковной линии руководитель правозащитного центра Русского народного собора Роман Силантьев.
Трудно отделаться от смешной мысли, что история с опереточным залитием Москвы кровью силами мусульман была смоделирована именно вышеупомянутыми деятелями. Потому и оценка ими высказываний Хасавова выглядела очень сдержанной, не в пример истерии, с которой они обрушились в недавнем прошлом на экс-муфтия РСО-Алания Али-хаджи Евтеева за гораздое меньшее «преступление», когда он высказался, что мечтает жить в исламском государстве.

В отличие от либеральных СМИ и пиращиков от православия, официальный спикер патриархии протоиерей Всеволод Чаплин отказался в скандальном тоне обсуждать шариатские нормы и в своем заявлении (ГИПЕРССЫЛКА у нас) постулировал единство верующих перед лицом наступающего на их общие права либерального порядка.
В ряду оскорблений веры была вытащена из небытия странная речь автомобильного журналиста Сергея Асланяна, внезапно наговорившего гадостей о Пророке Ислама, оскорбившего всех мусульман страны, а затем он, каким-то странным способом поцарапанный не то перочинным ножичком, не то гвоздем не найденным злодеем, оказался в реанимации со «множественными, непроникающими ранениями».
Кто может быть экспертом?
Политтехнология взаимного стравливания — это то, чем владеет любое государство, иногда даже неосознанно. Так, в конце марта, получивший уже печальную славу, оренбургский суд вынес решение о запрете 65 из 76 представленных на «экспертизу» настольных исламских произведения. Среди них: Хадисы и Сира Пророка Мухаммада (Жизнеописание и высказывания). Этот вопиющий случай антиконституционных судебных решений равнозначен, как отметил известный российский журналист Орхан Джемаль, как если бы православным объявили, что «Житие» и «Евангелие» теперь вне закона.
Решение буквально прятали от внешнего мира, хотя в виде директивы оно уже было спущено на места в центры «Э» при МВД. Апелляционные сроки вышли. Мусульманская общественность и вся умма страны просто взорвалась шквалом негодования и протеста. Решение, как повелось в провинции, принималось без представительства в суде от мусульман, от книгоиздателей и правообладателей запрещаемой литературы. Так, совершенно нагло и беззастенчиво, «в упор не видя» и даже не опасаясь никаких последствий было принято неправовое и антиконституционное решение.
Но самым вопиющим в этой истории стало то, что формальным основанием стала экспертиза преподавателя Московской Православной Духовной Академии, кандидата богословия, автора и создателя запрещенного за экстремизм сайта «Православие и Ислам», по совместительству ярого исламофоба — диакона Георгия (Юрия) Максимова. Причем, экспертизу он написал не на все киги и не для этого суда.
Ясно, что за 20 дней он не смог бы осилить 76 книг, некоторые из которых по 900 страниц. Татарского языка он тоже не знает.
Экспертиза «на глазок»

Согласно Постановления старшего следователя следственного отдела УФСБ России по Оренбургской области Дунаева Семена Александровича от 05 февраля 2010 года о назначении религиоведческой экспертизы по уголовному делу № 66/12-2009, перед «экспертом» была поставлена задача ответить на вопросы:
1. К какому религиозному движению принадлежит данная религиозная группа (община)?
2. Проповедь каких взглядов и правил общественного поведения характерна для данного религиозного движения? Какие цели?
3. Характерны ли положения данных печатных изданий (рукописей религиозного содержания) для вероучения, проповедуемого в данном религиозном движении?
Кроме того, что вопросы составлял бывший птушник с характерным комплексом интеллектуальной неполноценности, не совсем очевидна логическая связь между представленным на исследование перечнем литературы и мистической группой, выяснение «религиозной принадлежности» которой ставится задачей в первом вопросе.
Второй вопрос все также концентрирует внимание «эксперта» на некоем религиозном движении, о котором ничего не сказано в тексте вышеупомянутого «Постановления о назначении религиоведческой экспертизы» и начинает складываться впечатление, что данные вопросы были подготовлены для экспертизы по уголовному делу, никак не связанному с исследованием литературы. Кроме того, «правила общественного поведения» — это вообще не юридическая норма, нарушение которой могло бы повлечь правовые последствия.
Третий вопрос о «наших баранах», но из самой формулировки явно следует, что религиозная группа известна (т.к. используется прилагательное имеющее отношение к определенному существительному «ДАННОЕ религиозное движение»), а ее убеждения лишь необходимо обосновать, ответив на третий вопрос. Из этого следует, что сам вопрос явно был сформулирован после ответа. При этом следствие совершенно не интересовали другие вопросы, необходимые для проведения комплексных психолого-политолого-религиоведческо-лингвистических исследований, для выявления объективной стороны преступления, характеризующегося, в первую очередь, действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, во вторую — действиями, направленными на унижение достоинства человека, либо группы лиц, по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, как например:

— Имеются ли в представленных текстах слова, выражения или высказывания, содержащие негативные оценки в адрес какой-либо национальности или социальной группы?
— Имеются ли высказывания, содержащие негативную оценку или выраженное неприязненное, враждебное отношение к представителям иных конфессий?

— Имеются ли высказывания, содержащие пропаганду неполноценности граждан какой-либо национальности или конфессиональной группы по сравнению с другой?
— Имеются ли призывы к осуществлению каких-либо враждебных или насильственных действий по отношению к представителям какой-либо национальности или конфессии?
— Имеются ли высказывания об изначальной враждебности какой-либо нации или конфессии?
Эти и многие другие вопросы, связанные с уголовной статьей 282 (экстремизм), необходимы для определения объекта преступного посягательства, коим являются конституционные права и свободы граждан, а также их честь и достоинство — следствие не интересовали.
Без рассмотрения и ответа на все эти вопросы никакое литературное произведение не может быть признано экстремистским. Это аксиома.
Умение считать до трёх
Приведу любопытную, с точки зрения позиции, занятой «экспертом» после поднявшегося в СМИ скандала, цитату из проведенной экспертизы:
Так Максимов отмечает, что «…книга Ф. Гюлена „Сомнения, порожденные веком“, присутствует в изъятой библиотеке в количестве трёх экземпляров, что позволяет сделать вывод об особой значимости именно этой книги и именно этого автора для той религиозной группы, которой принадлежала изъятая литература». Такой вывод становится ещё более вероятным, если учесть, что ни одна другая книга в библиотеке не представлена таким количеством экземпляров — даже те книги, которые имеют непосредственное отношение к каноническим источникам ислама — Корану и Сунне, — представлены по одному экземпляру.
По поводу подсчетов количества книг и железобетонных выводов, относительно «особой значимости именно этой книги» — это, судя по всему единственное мыслительное усилие, которое было предпринято Максимовым при проведении данной «экспертизы». Иного объяснения тому, как дьякон Максимов, в промежутках между сном и бодрствованием, мог осилить прочтение столь объемных произведений, да еще и на татарском языке, — у меня лично нет.
Но, интересно иное обстоятельство в данной цитате, а именно осведомленность и понимание православного миссионера, что он имеет дело с трудами, которые имеют «непосредственное отношение к каноническим источникам Ислама — Корану и Сунне», а именно с Сирой (жизнеописанием Пророка) и хадисами (изречениями Пророка).
Максимов отнес к движению «Нурджулар» и автора четырех произведений, значащихся в списке исследуемой литературы — Вейсела Аккая — «Намаз согласно хадисам и в жизни», «Хадж согласно хадисам и в жизни», «Пост согласно хадисам и в жизни» и «Закят согласно хадисам и в жизни», лишь на том основании, что его произведения «анонсируются и рекомендуются на страницах турецкой газеты „Zaman“, подконтрольной „Нурджулар“ (см. вып. от 28.11.2005)»
Эти книги не имеют никакого отношения к идеологии, вопросам исламской политики, но являются пособиями по отправлению религиозного культа, обрядов (намаз, хадж, закят). Если для запрета автора достаточен лишь анонс его произведений в газете, якобы «подконтрольной» турецкой организации «Нурждулар», которой вообще не существует ни в Турции, ни в мире, то почему, следуя той же логике, этого не станет достаточным для запрещения исламских религиозных обрядов (намаза, хаджа и закята), описываемых в этих самых запрещенных книжках, тем более, что в них не говорится ни о чем, кроме намаза, хаджа и закята?
Православному дьякону безбожники милее мусульман?
Отвечая на вопрос о «взглядах и правилах общественного поведения» религиозной группы, которую дьякон Максимов определил, как пантюркистскую организацию «Нурджулар», эксперт пользовался материалами работ Н.Г. Киреева («Антитеррористическое законодательство и борьба с радикальным Исламизмом в Турции»); М.Н. Давыдова («Деятельность турецкой религиозной секты Нурджулар») и даже экспертным заключением, выпущенным Комитетом по делам религии при кабинете министров Республики Узбекистан. Максимов пользовался чем угодно, для обоснования радикальности и крайности в убеждениях группы «Нурджулар», но ни одной, из представленных на экспертизу, книг.
Среди идей и взглядов, характерных для «Нурджулар» дьякон Максимов обозначил следующие:
— Установка на исключительность ислама и мусульман, в сочетании с пропагандой исторической, социальной, умственной и моральной неполноценности всех немусульман;

— Особенно негативное отношение к людям, ведущим нерелигиозный образ жизни, к светскому государству в целом;
— Характерны идеи о постоянной борьбе верующих и неверующих, представление о враждебности окружающего мира. Коран и ислам приобретают своеобразное политическое значение, как символы противостояния другим цивилизациям;
— Допущение использования насильственных методов достижения цели;
— Наиболее вероятной конечной целью является получение тотального контроля над регионом распространения данного религиозного движения.
На вопрос: «Характерны ли положения данных печатных изданий (рукописей) религиозного содержания для вероучения, проповедуемого в данном религиозном движении?», — клирик РПЦ отвечает утвердительно: «Да, все указанные выше пункты находят подтверждение в представленной на экспертизу литературе».
Очевидно в «Крепости мусульманина», среди примеров молитв, с которыми верующий обращается к Всевышнему или в книгах на татарском языке, а может и в сборнике хадисов Ан-Навави «Сады Праведных» или в труде московского имама Шамиля Аляутдинова «Путь к вере и совершенству», «эксперт» Георгий (Юрий) Максимов обнаружил установки на «получение тотального контроля над регионом распространения движения „Нурджулар“.
К подобной „экспертизе“ добавить еще что-то представляется весьма сложным…
Можно ли заказать экспертизу экстремисту, одержимому фобиями?
Юрий Максимов сетует на то, что его экспертное заключение „не решало вопроса о том, содержит ли каждая из обнаруженных в библиотеке книг признаки экстремизма“. „Повторяю, такой вопрос передо мной не ставился, и в своем заключении я его не решал“, — заявляет он.
Здесь стоило бы спросить „эксперта“ по экстремизму, числящемуся в солидном минюстовском Совете, а что, собственно, входит в задачи вышеупомянутого Совета? С подсчетом количества книг Максимов неплохо справился. Может имеет смысл учредить какой-нибудь математический клуб при МВД специально для досуга дьякона Максимова?

Максимов отмечает: „Лично мне бы и в голову не пришло помещать хадисы в списки запрещенной литературы“. При этом в изобилии цитирует аяты и интерпретирует хадисы для обоснования воинственности Ислама и угрозы исходящей от этой религии и ее сторонников:
Цитата из экспертизы: „Из верующих, за исключении тех, у кого есть уважительная причина, остающиеся во время войны дома, не вынуждаясь к тому необходимостью, не равны воюющим на пути Господа, с пожертвованием своим имуществом и своею жизнью. Воюющих за веру, жертвуя своим имуществом и жизнью, Аллах поставит выше остающихся дома!“ (4:95)» (Сс.64-65). «В другом аяте сказано: „Так, Аллах выкупил у верующих жизнь их и имущества их, платя им за это раем; в битвах подвизаются они на пути Божьем, и убивают, и убиты бывают, сообразно обетованию об этом…“ (С. 68)»

«Дело пророка — самое чистое и святое пред АллахомСамая святая часть этого святого дела — джихад» (С. 66). «Когда Посланник Аллаха вернулся с джихада с мечом, омытым кровью врага, он сказал: «Ныне от джихада малого мы обращаемся к джихаду великому», — конец цитаты.
«Я не знаю, по какому принципу отбирают экспертов. Но в то время, когда я писал это заключение, я был обычным мирянином» — сообщает в интервью порталу Интерфакс-Религия Юрий Максимов. Действительно, в тексте самой экспертизы значится, что она проведена Максимовым Юрием Валерьевичем, кандидатом богословия, преподавателем Московской Православной Духовной Академии. Дьяконом он стал позже, после проведенной экспертизы.
О неприязненном отношении Юрия Максимова к Исламу и мусульманам, российской Умме известно давно. Во время скандала, развернувшегося в прошлом году, вокруг строительства мечети в Текстильщиках, Юрий Максимов предельно четко изложил отношение к Исламу «святыми отцами Церкви» и собственное отношение к мусульманам, которых необходимо христианизировать, а иначе Максимов просто не видит иных причин, для чего же они приехали в Москву.
Так, в статье, под заголовком «Зачем Москве шестая мечеть» диакон Георгий Максимов пишет: «С фактической стороной вопроса всё ясно. Но есть ещё и „идейная“ сторона. Не секрет, что святые отцы Церкви об исламе выражались довольно жёстко. Например, преподобный Феофан Исповедник называл мечеть „домом богохульства“. Конечно, в наше толерантное время так выражаться не принято, но, как ни смягчай выражения, а всё же очевидно, что с точки зрения христианина, ислам — это заблуждение, как и любые другие нехристианские религии, и, поскольку строительство культовых исламских сооружений очевидно направлено на укоренение в людях этого заблуждения, то поддерживать такие инициативы для православного христианина вряд ли уместно».

И если бы диакон Юрий Максимов был последователен в своих «экспертных» оценках, то не смог бы не разглядеть в собственной цитате пропаганду неполноценности «Ислама, как и любых других нехристианских религий» по сравнению с православной конфессией и исключительности последнего.
В этой же статье диакон Максимов недвусмысленно намекает на то, что Ислам — религия террора, а ее последователи сплошь террористы. Возрастающее в Москве количество терактов и преступлений, совершенных на бытовой почве он также увязывает именно с мусульманами. Этим он объясняет и резко неприязненное отношение москвичей к мусульманам: «…сложилась четкая ассоциация между выходцами из мусульманских регионов и высоким уровнем преступности в столице, а также терактами, совершаемыми на религиозной почве», — пишет Юрий Максимов.
В одном из интервью Максимов также пишет: «Это не может быть случайностью. Господь привел этих людей к нам для чего-то. Может быть, для того, чтобы они смогли узнать Православие…». И добавляет: «Но я, как христианин, не верю, что Он привел этих людей в Москву для того, чтобы они здесь ходили в мечеть — это они могли делать и у себя на родине».
Да, действительно, поразительная проницательность! Если речь о мигрантах из ближнего зарубежья, то они явно не для посещения или строительства московской мечети приехали, и уж тем более не для посещения церквей, а в поисках пропитания. И если, по Максимову, кульминацией христианства является посещение церкви, то у мусульман религия охватывает куда больше сфер жизнедеятельности человека, одной из которых является обязанность кормить семью.
А к вопросу о том, у кого веротерпимость стоит порядком выше, достаточно привести лишь примеры мусульманских республик на Кавказе, где церкви свободно строятся, а местные жители и руководство республик этому еще и содействуют. Как говорит русская народная мудрость: «Каков поп — таков и приход». Каков «эксперт» — таковы и заказчики.
Церковное молчание
Интернет-издание «Слово без границ» попыталось взять комментарии у официальных представителей РПЦ по поводу участия клирика МП РПЦ в антиисламской экспертизе, послужившей основой для запрета 65 настольных исламских произведения. Как сообщает издание: «На просьбы WordYou.Ru оценить действия своего единоверца представители Русской православной церкви или отказывались отвечать, или ограничивались размытыми формулировками».
К большому сожалению, вплоть до сегодняшнего дня не прозвучала официальная позиция Церкви по столь массовому запрету исламской литературы и прямом участии в этом процессе клирика РПЦ диакона Юрия Максимова. Подобная неопределенность лишь увеличивает домыслы в российском обществе и способствует охлаждению межконфессиональных отношений.
Издание так комментирует позицию председателя отдела по взаимодействию Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин: «комментирующий все — от протестных митингов до моды, на этот раз от объяснений отказался, предложив обратиться к самому «православному эксперту»: «О позиции отца Юрия Максимова лучше обращаться к нему самому, я не знаю точно, что именно он писал. Я считаю, что древние религиозные памятники, написанные 50, 100 и больше лет назад, наверное, вряд ли можно рассматривать под углом современных представлений об экстремизме и по этому поводу уже ведется диалог с целью возможного изменения законодательства», — сообщает WordYou.
Мусульманский ультиматум
На этой неделе исламская общественность обратилась к имамам мусульман России. В обращении на имя председателя СМР России, шейха Равиль-хазрата Гайнутдина, муфтия Духовного управления Азиатской части России — Нафигуллы Аширова, муфтия Саратовской области — Мукаддас-хазрата Бибарсова и муфтия Духовного управления Республики Дагестан — Ахмад-хаджи Абдуллаева говорится, что, общественность обращается к ним, как к авторитетным имамам российских мусульман, известным своей позицией по защите интересов Ислама в нашей стране.
«Вопиющее решение Оренбургского суда является последней каплей, переполнившей чашу долгого терпения российских мусульман в отношении проводимых репрессий против исламской литературы и просветительской деятельности в целом. Решение суда расценивается многими мусульманами как объявление войны со стороны государства Исламу, как таковому», — говорится в обращении.
Мусульманские активисты и общественники призывают объявить общенациональную компанию протеста мусульман России против политики государственной исламофобии и проведение в день празднования Ураза Байрам массовых митингов протеста. Также подписанты призывают провести встречи с высшим руководством страны с требованием от имени протестующих мусульман покончить с позорной политикой запрета религиозной литературы и религиозных организаций, не осуществляющих и не призывающих к насилию; с арестами религиозных деятелей и тщательному расследованию внесудебных расправ над ними.
Мусульманская общественность обращается и к руководству Московской патриархии РПЦ с просьбой поддержать справедливые требования мусульман и дать оценку деятельности ряда лиц, занимающих официальные должности в структурах МП РПЦ и связанных с ней структур, как то Всемирном Русском Народном Соборе, лиц, которые прямо провоцируют запреты и ограничения, направленные против мусульман и на эскалацию религиозной напряженности в стране.
У государства отмолчаться не получится
Понять сегодня грань между государственными и религиозными отношениями достаточно сложно. Декларируемая Конституцией основа светского устройства государства и отделения от церкви, сегодня, де-факто, отменена. И принцип «кесарю — кесарево, а Богу — Божье» озвучиваемый, как мантра, по случаю не редких встреч первых лиц государства с религиозными деятелями на практике не действует. Государство тесным образом переплетено во всех религиозных отношениях, является основным их модератором, спикером и очень часто ведет себя, как «слон в посудной лавке».
То же самое произошло и сегодня. Но, в данном случае, нарочито-показательно отстраняясь от серьезной проблемы, молчаливо указывая пальцем на пункт Конституции об отделении от религиозных институтов, о независимости судей, мы имеем печь, в которую загрузили пирожки с атомной начинкой, а что получим, все помнят из русской народной сказки. Наше государство, раздираемое отовсюду совсем не дружескими международными вызовами, слишком слабо, чтобы осилить еще одну, гражданскую войну, теперь уже на религиозной почве…
Автор: Магомед Туаев, журналист
Источникkavpolit.com

Московская Соборная мечеть на проспекте Мира



Сергей Митрохин о полицейском произволе: «Такие случаи надо придавать огласке»


http://www.yabloko.ru/regnews/Saratov/2012/06/27_0

Сергей Митрохин о полицейском произволе: «Такие случаи надо придавать огласке»

// Версия-Саратов,27.06.2012
Пообщаться с председателем партии «ЯБЛОКО» Сергеем Митрохиным мы успели до начала воскресной конференции демократических сил. Многое из того, что он сказал в нашей беседе, а затем и в своем публичном выступлении, вызвало недовольство у ряда союзников демократической коалиции. Что же на самом деле имел в виду господин Митрохин, говоря о сторонниках Прохорова, националистах и объединении? Об этом, а также о полицейском произволе, тусовках, твиттере, трех саратовских губернаторах и впечатлениях о городе мы поговорили в ходе интервью.
- В одном из интервью, обсуждая другие оппозиционные силы – сторонников Прохорова, эсеров и так далее, вы говорили о том, что они похожи на собак на поводках. Разница лишь в длине последних. В связи с тем, что демократическая коалиция в Саратове собирается объединяться в том числе и со сторонниками Прохорова, как вы можете прокомментировать нынешнюю ситуацию? Что-то изменилось?
- Вы знаете, это не совсем так. Я не очень понимаю, что такое "сторонники Прохорова". У него партии пока нет никакой. И кто является его сторонниками, кто не является… Это какая-то очень абстрактная величина. Тут нет четкого критерия – кто сторонник, кто не сторонник. Да, я считаю, что на выборах президента Прохоров сыграл именно такую роль – подыграл Путину. Он был срочно вызван в качестве кандидата для того, чтобы заменить Явлинского на либерально-демократическом поле. Его выступления и до выборов, и после показывают, что этот человек абсолютно лоялен и управляем.
Но если мы сейчас говорим о выборах в Саратовской области — это коалиция двух политических сил, которые четко обозначены: «ЯБЛОКО» и «Демвыбор России». И, увы, политической силы, которая связана с Прохоровым и возглавляется Прохоровым, не существует. И такая сила не будет участвовать в выборах в Саратовской области. Что касается отдельных людей, каких-то конкретных личностей, которые могут войти в список, ну… Они будут просто гражданами России, жителями Саратовской области. Кто-то им нравится или не нравится, это их личное дело. В данном случае они не являются представителями некой политической силы.
Кроме того, мы, конечно, будем изучать все кандидатуры, которые войдут в список. Если там есть люди с не очень хорошей репутацией, думаю, они в него не попадут. В данном случае мы будем судить не по тому, какие у человека симпатии или антипатии к тому или иному политику, а исходя из его личной биографии. Мы всегда, кстати, очень внимательно к этому подходим. Иногда бывают ситуации не очень приятные.
- Мне известно, что партия «ЯБЛОКО» не очень хорошо встретила предложение, связанное с тем, чтобы общий список на базе партии возглавил Аркадий Евстафьев.
- Он не будет возглавлять.
- То есть это уже однозначно решено?
- Не будет он возглавлять список, конечно, нет. А предварительные разговоры могли быть с кем угодно. Во-первых, я считаю совершенно неправильным, чтобы некий бизнесмен возглавлял список. Список должен возглавлять политик. Во-вторых, у нас процесс обсуждения продолжается. Могли быть какие-то предварительные слухи, чьи-то домыслы или какие-то консультации. Сейчас вопрос о том, что вы сказали, не стоит. Так же, как не стоит вопрос об объединении с виртуальной партией Прохорова, которая еще даже не создана.
- Как вы считаете, каким образом можно совмещать и можно ли вообще это делать – заниматься одновременно политикой и бизнесом?
- Если говорить об очень крупном бизнесе, например, о том же Прохорове, это можно делать в нашей стране. Но только с ведома, а чаще всего просто-напросто по заданию властей. Играть определенную роль, которая интересна властям. Например, отвлекать на себя часть протестного электората, как это сделал Прохоров на выборах, и интегрировать его в общие рамки лояльности режиму. Этим занимается, кстати, не только бизнес. Некоторые политики этим тоже занимаются. Например, КПРФ. Она аккумулирует протестные настроения на левом фланге, среди пожилых людей, и приводит эти настроения к общему знаменателю. То есть она предотвращает радикализацию этой части общества.
Бизнес, когда ему дают такие задания, нейтрализует совершенно другой слой. Это частично и сами бизнесмены, малые и средние, и молодежь, которую невозможно уловить, например, в сети КПРФ или ЛДПР. Но если бизнесмен берется выполнять такую задачу, ему будет открыта дорога в политику. Но он при этом, конечно, останется на поводке. Он может быть и коротким, и длинным. Но длинный поводок – там как? – щелкаешь, и он быстро превращается в короткий. А самостоятельно чтобы…
Пока сидит Ходорковский, сам вопрос о том, что бизнес может быть самостоятельным в политике, звучит смешно. Он как раз и попытался быть самостоятельным в политике. За это и сидит. Сидит в назидание другим, чтобы ни у кого из олигархов не возникло такой идеи.
- С другой стороны – понятно же, что политика – игра богатых людей. В политику приходят разными способами. В том числе из бизнеса. Для того, чтобы начать политическую активность, нужны некоторые финансовые ресурсы. Как недавно сказала в одном из интервью Любовь Слиска, место в Госдуме стоит 5 миллионов долларов. Эти ресурсы откуда-то ведь берутся.
- Это в «Единой России» практикуется продажа мандатов. «ЯБЛОКО» этим никогда не занималось, когда у нас была фракция. Но что касается «Единой России» и псевдооппозиционных фракций в нынешней ГД, - то, что говорит Слиска, – это правда. Сегодняшняя политика коррумпирована, поэтому она не может бороться с коррупцией в государстве. Все, что ты будешь делать, заранее согласовано. Если ты платишь деньги, ты не просто заплатил и свободен. Нет, конечно. Ты заплатил только за место, чтобы там сидеть и иметь неприкосновенность и статус. А попробуй-ка ты самостоятельно что-то сделать! Тебе сразу скажут, кто ты такой, и напомнят, как ты получил мандат. Или напомнят о том, что есть фракционная дисциплина, есть партийная дисциплина — той партии, которая тебе продала место. Она тебя так просто все равно не оставит. А у партии есть свои начальники — в Кремле сидят.
Это все касается тех псевдооппозиционных партий, которые сегодня представлены в Думе. Они все пронизаны коррупционными отношениями. В конечном счете, все они лояльны и управляемы, несмотря на оппозиционную риторику. Все они подыгрывают существующему режиму и Путину. Многие из них подыгрывают так изящно, что им удается создавать о себе впечатление как об оппозиционных партиях.
- А если вести разговор о менее масштабном бизнесе? Например, региональном? В соседнем от Саратова городе Энгельсе долгое время главой администрации был Михаил Лысенко, который в данный момент находится в СИЗО. За некоторое время до этого он отказался "отдать" город Вячеславу Володину.
- Вы как раз иллюстрируете то, о чем я вам сейчас говорил.
- Но, может быть, это просто некие российские реалии и по-другому невозможно? В нашей стране почти никто не считает, что госслужащий работает так же, как инженер, экономист, строитель. Госслужба воспринимается как некая возможность обогатиться, как доступ к финансовым ресурсам, да и не только финансовым. Может быть, нужно делать на это некую скидку?
- Это тактика бесконечных уступок, проигрышная в конечном счете. Если этим заниматься в масштабах страны, области, города, думая, что ладно, пусть они воруют, но при этом делятся с гражданами, с городом, с регионом, - на финише все равно будет проигрыш большинства. Все равно останутся те, кто на этом наварился — те же самые чиновники и проигравшее большинство, у которого будет украдено очень много ресурсов. Либо идти по принципиальному пути: да, чиновник должен получать хорошую зарплату, высокую зарплату, но при этом не должен воровать.
Должны работать соответствующие механизмы контроля за его расходами и доходами. Эта система у нас не выстроена, конечно, сознательно. Пока ее не будет, страна будет проигрывать. Жители Саратовской области будут проигрывать, жители Саратова, жители Энгельса. Хотя в некоторых случаях чиновникам удается показать, что в отдельном месте и в отдельное время они приносят кому-то какую-то пользу. Но суть дела от этого не изменится.
- Вы сказали о том, что нужно сделать высокую зарплату. Насколько высокой должна быть зарплата чиновника, чтобы ему не захотелось воровать?
- Полностью отбить желание воровать невозможно даже с зарплатой в миллион долларов в месяц. Если у человека есть эта потребность, он все равно будет использовать свое положение. Поэтому одной зарплатой ограничиваться нельзя. Механизмы контроля применяются во всем мире, во всех развитых странах. Да и во многих неразвитых странах они применяются, а у нас нет. Необходима система прозрачности. Декларации у нас, конечно, подаются, но их толком-то никто не проверяет.
Наши законы, к сожалению, не настолько совершенны, чтобы мы могли получить полную картину. Но даже по тем фрагментам, которые нам видны, мы ставим вопросы. «ЯБЛОКО» – единственная партия, которая воспользовалась правом задавать вопросы о доходах и имуществе чиновников. Депутаты и чиновники начинают волноваться, я превращаюсь в какой-то диспетчерский центр общения с депутатами Госдумы и членами Совета Федерации. Они мне звонят, возмущаются. (Смеется) Я говорю: "Извините, у меня ничего личного к вам нет. Но у вас вот "Майбах" появился. Если бы вы два года не ели, не пили, не платили за ЖКХ и съехали бы с квартиры в лес, у вас все равно таких денег не появилось бы". Один депутат попал в список Forbes, при этом в декларации у него значилась одна депутатская зарплата. Цель нашей партии — мирным бескровным путем ликвидировать эту систему.
- Давайте поговорим о чем-нибудь хорошем. А то темы не очень жизнеутверждающие пошли. Вы очень активный пользователь интернета. У вас и твиттер есть, и "живой журнал". Расскажите, чем они для вас являются? Это инструмент общения с избирателями или со своими же коллегами?
- Это просто общение с гражданами. Это очень хорошее средство обратной связи. Это не мои друзья, подавляющее большинство тех, кто общается со мной в твиттере, я не знаю. Это просто граждане. Конечно, они представляют собой определенную категорию — продвинутые пользователи. Я стараюсь иметь обратную связь в самых разных сегментах общества. Я общаюсь с людьми на улицах, мы проводим общественные инспекции. Но есть такая группа граждан, которую можно встретить только в интернете. Они не пойдут на встречу во двор, многие из них не придут на митинг. Я это использую, конечно, это очень полезно и ценно.
- Я задала этот вопрос в связи с тем, что у многих оппозиционеров, лидеров протестных движений, политиков твиттер превращается в некий междусобойчик, в политическую тусовку.
- Я вообще не люблю тусовки и тусовщиков не люблю. Особенно политических. Я люблю общаться с теми людьми, которых я не знаю. Потому что так лучше понимаешь, о чем думают люди и чем они живут. А если с одними и теми же, это действительно превратится в междусобойчик.
- Вы успели немного осмотреть город. Какие у вас остались впечатления от инфраструктуры? В целом от внешнего вида?
- Впечатления противоречивые. С одной стороны, центральные улицы выглядят неплохо, по ним приятно гулять. С другой стороны, чуть в сторону пройдешь и видишь ужасные разваленные тротуары, которые никто не собирается ремонтировать. Мусор... Все это показывает, что городская власть со своими функциями явно не справляется. Я часто езжу, как правило, каждую неделю бываю в каком-то новом городе. Но надо сказать, что далеко не везде такая ситуация. По состоянию улиц Саратов не на самом хорошем счету в России.
- Вы рассказывали, что в свое время общались с бывшим губернатором Дмитрием Аяцковым. Какие у вас были отношения?
- У меня с ним особых отношений не было. Наоборот, отношение к нему было очень критичное. Я критиковал политику, критиковал коррупцию и так далее. Я приезжал не по его приглашению, а по приглашению саратовского регионального отделения. Он, естественно, был оповещен и организовал мне торжественный прием. В частности, пригласил меня на заседание областной думы. Посадил в президиуме, представил всем депутатам. В этом смысле он был человеком достаточно мудрым политически. Несмотря на то, что я был его оппонентом, он оказывал определенные знаки внимания.
- Об отношениях с другим губернатором, который был после Аяцкова, с Павлом Ипатовым вы ни словом ни обмолвились. У вас не было никаких контактов?
- Нет, никаких не было. Он же уже был назначен или нет?
- Да.
- Это показывает разницу между назначенным и избранным губернатором. Назначенный всего боится. Он не является политиком и боится иметь дело с политиками из других партий, если это не санкционировано сверху. Такие визиты они предпочитают игнорировать. Это свойственно всем назначенцам.
- То же самое вы можете сказать и о нынешнем губернаторе Валерии Радаеве? С ним у вас тоже никакого взаимодействия не было?
- Абсолютно никакого.
- То есть никакого интереса региональная власть к таким контактам не проявляла?
- Может быть, она интерес и проявляет, но при этом боится сделать что-то лишнее, что может не понравиться вышестоящим инстанциям.
- Касательно вышестоящих инстанций: как известно, Вячеслав Володин родом из Хвалынского района Саратовской области, и губернатор Радаев оттуда же. Как вам кажется, есть какая-то связь между этими двумя фактами? Как вы смотрите на это?
- Я думаю, Володин не мог быть не причастным к такому назначению. Тем более, сейчас он контролирует эту сторону деятельности президента. Я уверен на 100 %, что это человек Володина.
- Как вы считаете, каким образом будет дальше развиваться правоохранительная система в России?
- Ничего не изменится. Нельзя выстроить отдельную, честную и прозрачную вертикаль, свободную от пороков в той среде, в которой мы сегодня живем. В таком государстве, с такими лидерами, с их интересами и привычками. Все почему-то прыгали от восторга, когда назначили Колокольцева. Да, он прилично выглядит, он такой благообразный. Он, может быть, сам даже не замешан в какой-то крупной коррупции. Но я же знаю, что в Москве происходило при Колокольцеве. До него был Пронин. Что, существенно что-то изменилось с его приходом?
Я же много раз бывал в этих кутузках. Полиция все время врет. Просто откровенно врет и все. Свежий пример: позавчера у меня был очередной суд. На него пришли свидетелями совершенно не те люди, которые меня задерживали.
Это абсолютно типичная ситуация. Будь там Пронин, Колокольцев, Нургалиев, кто угодно. Полиция все равно будет врать. Она будет беспредельничать при вашем задержании, при содержании в месте, куда вас доставили, и так далее. И это абсолютно не связано с тем, кто возглавляет структуру. Это вопрос системы. Один человек не может изменить ее. Но у людей есть привычка верить в лучшее, и, когда назначают кого-то нового, они думают: "Ура! Все изменится". Это очень выгодная для властей привычка.
- Не боитесь, что к вам с обысками придут?
- Боюсь. Вернее, не то, чтобы я боюсь... Я ничего уже не боюсь, иначе бы я политикой уже не занимался, но я не исключаю, что могут придти.
- Деньги уже спрятали?
- У меня особо и нечего прятать. У меня нет никаких коррупционных доходов. Мне здесь бояться нечего. Просто придут для того, чтобы попортить нервы, надавить. Это не исключено. Это, конечно, всегда неприятно. Это же еще и близких затрагивает.
- Как вы считаете, что стоит делать в регионах при столкновении с полицейским произволом? В Саратовской области идет преследование ряда предпринимателей, незаконное заключение людей под стражу. Та же история с предпринимательницей Мариной Шуляк. Статья, по которой ей собирались предъявлять обвинение, вообще не подразумевает предварительное заключение под стражу. Во время того, как ее допрашивал заместитель начальника областного управления МВД Сергей Полтанов, женщине стало плохо, к ней не пускали адвоката, медиков. Как действовать в такой ситуации? К кому обращаться?
- Тут нет другого выхода, кроме встраивания в какие-то общефедеральные структуры, которые бы помогли поддержать людей в таких ситуациях. Нужно распространять информацию об этих фактах. Оказывать определенную административную поддержку, подключать какие-то федеральные инстанции. Появился этот бизнес-омбудсмен Титов... Понятно, что из Саратова к нему пробиться очень сложно. Но если люди будут встроены в общероссийские структуры, им будет проще это сделать. Здесь наиболее эффективная структура — это партия. Так или иначе, надо включаться в партийную жизнь, каким-то образом к ней прикасаться и через это получать поддержку и помощь. Других путей я не вижу.
- А как быть с кадровыми назначениями в правоохранительных органах? Тот же Полтанов, который допрашивал Шуляк, ранее был снят с должности за то, что его подчиненные пытали, а затем заживо сожгли человека, который отказался свидетельствовать против себя. А потом Полтанова снова восстановили. Это вообще нормальная ситуация?
- Такие случаи надо придавать огласке, чтобы это было известно не только в Саратове. Как с этим можно бороться? Опять-таки только при помощи самостоятельной партийной структуры. Государство наше с этим бороться не будет, потому что оно само состоит из людей такого типа.
- А кто должен нести ответственность за такие действия? Ведь такими вопросами как раз государство и должно заниматься.
- У нас государство занимается кадровыми вопросами, обслуживая определенные интересы. Это не интересы граждан, в том числе пострадавших от произвола. Это интересы самих чиновников и того бизнеса, который с ними тесно связан. Требовать справедливости от этого государства... Нет, требовать, конечно, нужно, но вряд ли оно будет наказывать беспредельщиков. Наивно так считать. Государство, которое у нас существует, построено не для этого. Оно построено для того, чтобы люди определенного клана, круга как раз всем этим и занимались. Оно их обслуживает.
- Еще об одной ситуации хотела вам рассказать. Она связана уже не с полицейским произволом, а с чиновничьим. К нам в редакцию обратилась читательница. Она рассказала, что спикер Саратовской областной думы Марина Алешина якобы приходится ей соседкой по даче. Читательница сообщила, что Алешина планирует расширить свой участок, в связи с чем предлагает соседям продать ей свои участки. С таким предложением она обратилась и к этой женщине. Но та отказалась, и после этого ей перерезали трубопровод на участке, швырнули трубы через забор. То есть люди вели себя совершенно непонятным образом. Сама Марина Владимировна сообщила, что это провокация. Сейчас есть такая информация, что Алешина собирается подавать в суд на эту женщину. Как быть в такой ситуации? Какую поддержку можно оказать?
- Можно попробовать обратиться к нам. Похожая ситуация была в Волгоградской области. Один судья, заместитель председателя областного суда, тоже занимался такими земельными махинациями, приращивал свой земельный участок за счет соседей по дачному поселку. Мы предприняли ряд действий, в частности, изучили его декларацию. Подняли скандал с помощью СМИ. В результате судью отстранили от должности. После этого он ко мне приезжал и говорил, что он борец с коррупцией, а я его так несправедливо обидел. Предложил мне заняться другими судьями, которые его "гнобят".
- То есть существует вероятность того, что и в Саратове можно оказать какое-то сопротивление подобному беззаконию?
- Пусть жертвы произвола обращаются к нам. Нельзя на 100 % быть уверенными, что получится им помочь, но вообще да, можно попробовать. По крайней мере, приостановить какие-то совсем уж наглые вещи.