ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

вторник, 22 мая 2012 г.

Татары как медиаторы между исламом и японской культурой


Татары как медиаторы между исламом и японской 

культурой


Сливки татарской нации уехали из Российской империи и из СССР за рубеж. Их деятельность представляется весьма интересной для понимания настроений той эпохи, взаимодействия с другими культурами и нациями. Предлагаем вашему вниманию интервью с Ларисой Усмановой, доктором социологии, редким специалистом по татарам на Дальнем Востоке.
– Как Вы попали в такую экзотическую страну как Япония, к тому же на столь длительный срок?
Лариса Усманова
Лариса Усманова
– В 1997 году в Казани был создан татаро-японский центр «Сакура». Тогда я работала журналистом в «Казанских ведомостях». Директор центра Асия Садыкова пригласила меня помочь в информационном обеспечении работы центра. Мы начали сотрудничать с посольством Японии, приглашать в Казань их представителей. В 1998 году состоялся первый визит японского посла в Татарстан. Через некоторое время в посольстве предложили отправить одного из сотрудников центра на обучение в Японию, так получилось, что выбор пал на меня.
Честно говоря, я поехала туда не с целью обучения, у меня был журналистский интерес: хотела познакомиться с их культурой и не ставила себе целью изучать японский язык. Но по программе, по которой я поехала, можно было долго учиться, вплоть до получения докторской степени. К тому времени я уже защитила в России кандидатскую диссертацию по педагогике журналистики. После приезда в Японию, это было в октябре 1999 года, полтора года изучала язык, потом поступила в магистратуру к профессору Хакамада, брату Ирины Хакамады, который является специалистом по русско-японским отношениям.
Помимо этого меня попросили проконсультировать группу журналистов с главной государственной телекомпании NHK, которая работала над программой по Татарстану. Во время работы над этой программой я познакомилась с переводчиком с английского языка, татарином по фамилии Курбангалиев. Асад абы был сыном того самого Курбангалиева, который основал общество мусульман в Токио.
– Как Вы начали изучать историю татарской эмиграции в Японию?
– После магистратуры я поступила на докторский курс в только что созданный, новый университет в префектуре Симанэ Японии, в городе Хамада. После начала учебы мой профессор Иноуэ сообщил мне, что в архив университета поступили газеты на арабской графике, эти газеты были связаны с тюрко-татарской эмиграцией на Дальнем Востоке. Я смогла прочесть только название: «Милли байрак». Тогда я написалаНадиру Девлету, специалисту по татарской истории в Турции, от которого получила ответ, что оказывается его родители выпускали эту газету с 1935 по 1945 гг. Газета считалась утерянной, сохранились только отдельные экземпляры.
Я рассказал об этом своему руководству, на что они сказали, что это моя судьба! Так как на тысячу километров вокруг нет ни одного татарина. Но мне нужно было изучать арабскую графику, татарский язык, так как я хоть и татарка, но получила русскоязычное образование. Хотя с другой стороны, кто еще будет этим заниматься? В один момент я даже почувствовала, что это моя некая миссия перед собственным народом. Необходимо было хотя бы создать каталог газетных статей. Таким образом я начала изучать эти газеты. И тут выяснилось, что оказывается татарская эмиграция принесла ислам на Дальний Восток.
– До этого Дальний Восток не был знаком с исламом?
– Был, но очень мало, и только в районе Восточного Туркестана. Татарская эмиграция сыграла определенную роль в знакомстве Дальнего Востока с исламом, но эта тема была малоизученна. Я стала списываться с другими специалистами по этой теме, в том числе с турчанкой Сельчук Эсенбель, которая работала с другими источниками, в том числе американскими. Она также утверждала о значительной роли татарской эмиграции в распространении ислама на Дальнем Востоке. Японцы об этом тоже знали, но не углублялись в эту тему, так как в силу исторических причин им было неудобно заниматься изучением периода 30-40хх гг. Получалось так, что эта тема с одной стороны была на поверхности, с другой стороны никто ею никогда не занимался основательно.
Необходимо было найти ответы на следующие вопросы: каким образом татары попали в Японию, какую роль они сыграли в социальной и политической жизни этой страны. Я пришла к выводу, что татарская диаспора сыграла огромную культурную роль в жизни дальневосточного региона, например, за счет своей предпринимательской деятельности, а также в распространении ислама.
– Сохранились ли представители той диаспоры?
– Сейчас в Японии живет несколько татарских семей, но они входят в турецкое общество. После II Мировой войны многие переехали в Турцию, США, Австралию. Мусульманская община передала всю свою собственность Турции, сегодня дом-офис на территории Токийской мечети, в котором размещалась община, находится в турецкой собственности.
– По некоторым данным в первой половине XX века в Японию мигрировало около семи тысяч татар.
– Семь тысяч – это, скорее всего, на территории всего Дальнего Востока, в том числе и в Манчжурии, а в Японии было около двух тыс., это по самым приблизительным подсчетам. Многие из них регистрировались как мусульмане, или русские мусульмане, поэтому по документам невозможно обозначить, что это татары или кто-то другие.
– Вы сами поддерживаете отношения с представителями татарской диаспоры?
– Да, я общалась с руководителем турецкого общества Темимдаром Мухитом вплоть до его смерти в апреле 2009 года. Еще несколько семей живут в Токио, но их дети уехали и живут в Америке, Австралии.
– Сохранили ли представители татарской диаспоры свою национальную идентичность?
– Да, старшее поколение очень жестко придерживается своей культуры. Они изначально представляли основу мусульманской общины Японии. Уже после войны в Японию начали эмигрировать мусульмане из других стран, например из Индонезии, Пакистана, Бангладеша, которые начали вливаться в эту же общину. Последний татарский имам Токийской мечети Гайнан Сафа прослужил до 1984 г. До него в мечети также имамами были только татары. Это тоже признак того, что татары были основой мусульманской общины Японии.
– В Японии сегодня много мусульман?
– Не очень много, в основном они не японцы. Есть, конечно, какой-то небольшой процент японцев, но в большей части это приезжие. Сами японцы относятся к религии не столь трепетно, они довольно толерантны в этом плане, для японцев вера – личное дело каждого.
– Известно, что Абдурашит Ибрагим (татарский общественный деятель, долгое время проживший в Японии) обратил в ислам некоторых влиятельных японцев. Имело ли какое-то дальнейшее продолжение распространение ислама среди японцев?
– Да, конечно. Ибрагим повез в хадж некоторых крупных военных чиновников Японии. Многое тогда было завязано на военной стратегии Японии, поэтому первыми мусульманами-японцами были сотрудники спецслужб. Ибрагим хотел доказать, что ислам выгоден Японии с политической точки зрения. На мой взгляд, ему это удалось. Идея была подхвачена японскими националистами, и несколько человек целенаправленно пришли в ислам. Первый японский хаджи Ямаока писал, что они ставили себе целью с помощью ислама проводить императорскую политику во внешней политике Японии.
– Распространение ислама среди японцев ограничилось лишь узким кругом сотрудников спецслужб?
– Нет, после возвращения с хаджа Ямаока основал Мусульманскую ассоциацию Японии, которая и начала привлекать продвинутых японцев в ислам. Они готовили сотрудников для работы в Маньчжурии, которые смогли бы жить там в мусульманском анклаве и распространять влияние Японии.
– Сегодня японцы принимают ислам?
– Я бы не сказала, что это носит масштабный характер. Если женщины выходят замуж за приезжих мусульман, разумеется, они обращаются в ислам. Японцы в этом плане очень толерантны.
– Хотелось бы остановиться на личности Абдурашита Ибрагима. Это поистине легендарная личность, наследие которого изучают в Турции, Японии, но что парадоксально, у нас он малоизвестен.
– Да, именно. Чего только стоит книга, основанная на его путевых записях. Скажем, произведение Гончарова «Фрегат Паллада», в котором рассказывается о поездке писателя в составе российской делегации в Японию, мы используем как один из главных источников о Японии того периода. А Абдурашит Ибрагим в начале XX века поехал в Японию и встречался с вышестоящими лицами и все это подробно описал, но этого источника нет на русском языке.
– Есть современное издание «Алем-и Ислам» (двухтомник А. Ибрагима, рассказывающая о его путешествиях по мусульманским странам) на татарском языке?– По-моему нет. У нас была идея с Айратом Загидуллиным, руководителем отдела рукописей из Национальной библиотеки РТ, сделать перевод этой книги. Нужно найти оригинальные источники, купить книгу, она продается в книжных магазинах в Турции. Айрат готов собрать специалистов, которые будут переводить книгу на современный татарский и русский. Я готова сопроводить ее комментариями. Я сама читала эту книгу в японском переводе. Книга читается очень легко, это не научная монография, а очень интересное познавательное произведение о Японии периода Мейдзи. Поэтому сами японцы считают ее довольно интересным источником информации о своей стране того периода.
Недавно я перевела с японского статью Ибрагима о татарах, написанную в Японии в 1909 г., она будет опубликована в книге о Абдурашите Ибрагимове, которая готовится к изданию издательствами «Рухият» и «Жиен» в серии «Шэхеслэребез». В статье Ибрагим выражает надежду на независимость татар, статья была опубликована в дипломатическом вестнике – официальном журнале МИД Японии.
– Ведь после этого Ибрагим возвращался в Россию…
– Да, это очень удивительно. Есть информация, что в 1904 году, накануне Русско-японской войны он занимался антироссийской пропагандой в Японии. После этого он поехал в Турцию, а оттуда в Крым, где его арестовали и посадили в тюрьму. И вдруг через 2 недели он уезжает в Петербург, где встречается с министром внутренних дел, после чего буквально через неделю начинает заниматься организацией мусульманских съездов в России. Он был движим целью реализации своей идеи, стремился создать мусульманскую автономию в России.
А в 1907 году после отказа правительства от либеральных реформ и усиления реакционного режима он уехал в Японию. Думаю, он сделал вывод о том, что с Россией добиться своего не получается, и попытался реализовать свою идею в сотрудничестве с Японией.
– Почему именно в Японии?
– Не только в Японии, он и по Европе поездил. Почему с Японией? Это первая азиатская страна, которая победила европейский колониализм. Она вызывала огромное уважение у мусульман всего мира, тогда находившихся под колониальными режимами западных стран. К тому же у Японии были свои интересы в исламе, особенно это касалось экономических интересов во внешней политике.
В следующем году я хочу провести в Казани конференцию, посвященную мусульманскому фактору во внешнеполитических отношениях России и Японии, а также татарской эмиграции на Дальнем Востоке.
– Можете рассказать подробнее о конференции?
Конференция пройдет в июле следующего года в Казанском федеральном университете. Работа конференции будет состоять из трех секций: исторический аспект – исламский фактор внешнеполитических проектов России и Японии в первой половине 20 в.(20-40-е гг.), современное состояние татарстано-японских отношений, судьба российской мусульманской эмиграции в Японии и на Дальнем Востоке. В конференции примут участие ведущие ученые России, Японии, Турции и США по данной проблематике, СМИ Японии и представители японских компаний, имеющих представительства в России, а также Турецкого консульства. Вероятно участие представителей зарубежной татарской диаспоры.
Также хочу выступить с предложением создания музея татарской эмиграции в Казани или где-то еще. В Японии нам предлагали создать такой музей. В Токио на территории турецкого посольства находится здание мусульманской школы. На первом этаже здания живет сын Гайнана Сафы, последнего татарского имама,Рамазан Сафа, а второй этаж здания пустует. Рамазан абый на втором этаже предложил создать музей татарской эмиграции. Такой музей необходим и у нас в Казани. В Москве же смогли сделать музей русского зарубежья. Почему бы и нам это не сделать? У нас до сих пор этого нет, хотя обладаем огромной базой источников.
– Резюмируя, можете дать оценку влияния татарской эмиграции на Дальний Восток?
– Во-первых, присутствие татарской эмиграции способствовало изучению и продвижению тюркских языков, во-вторых, татары повлияли на распространение ислама, создали мусульманскую общину в Японии, в-третьих, многие татары работали переводчиками, например М. Курбангалиев принимал участие в создании русско-японского словаря. Таким образом, татары играли своеобразную роль медиаторов между западной и восточной культурами. При этом татарская община была очень организована, они подчинялись друг другу, например, Гаяз Исхакый очень жестко координировал деятельность общины. И ведь татарская община была не только в Японии, но и в Харбине, Корее и других регионах. Все они занимались пропагандой мусульманского образа жизни.


Искандер Набиуллин 

Фашисты празднуют "День народного единства"?


Фашисты празднуют "День народного единства"?


Фашисты празднуют "День народного единства"?
 На фото: фашисты 21 века
Исламофобы утверждают, что мусульмане призывают убивать немусульман, что фраза «убей неверного» принадлежит именно проповедникам ислама, что учение пророка Мухаммада, мир ему, призывает к войне со всеми несогласными. Так ли это?
Пророк Мухаммад, был описан, по словам Корана, как “милость мирам”:
“И Мы тебя послали не иначе, как милость (Нашу) мирам.” (Коран 17:107)
Адресовалось это не только к мусульманской общине, но распространялось также и на немусульман, хотя некоторые из них прилагали все их усилия, пробуя навредить Пророку и его миссии. Это милосердие и прощение ясно демонстрируются в факте, что Пророк, никогда никому не мстил по личным причинам и всегда прощал даже его злейшим врагам. Аиша рассказывала, что Пророк никогда никому не мстил из собственной защиты. Она также сказала, что он никогда не отвечал злом на зло, но прощал и извинял. Это, даст Бог, станет ясным после глубокого анализа следующих аспектов его жизни.
В ранний период его миссии Пророк отправился в Таиф, город, расположенный в горах неподалёку от Мекки, с целью проповедования Ислама. Лидеры Таифа, однако, были грубы и невоздержанны по отношению к Пророку. Не удовлетворившись наглым отношением к нему, они даже призвали кое-кого из городских хулиганов досаждать ему. Эта свора следовала за Пророком, крича и оскорбляя его, бросая в него камни, пока он не был вынужден найти убежище в саду. Таким образом, Пророк встретил в Таифе больше препятствий, чем в Мекке. Эти хулиганы, стоя по обеим сторонам дороги, бросили в него камни, пока не изранили ему ноги, которые покрылись кровью. Эти притеснения так печально удручили Пророка и погрузили его в такое состояние депрессии, что мольба, обращённая за помощью к Богу, свидетельствующая о его беспомощности и жалком состоянии, спонтанно слетела с его губ:
O Аллах, Тебе я жалуюсь на слабость моих сил и унижения перед людьми. Ты – Самый Милосердный, куда меня направишь? К далёкому, игнорирующему меня, или близкому, которому дана власть надо мной? Коль Ты не гневаешься на мня, то остальное мне не важно, ведь благодать Твоя ко мне обильна. Я прибегаю к Твоему лику, которым рассеивается тьма, и вершатся дела этого мира и иного, чтобы гнев Твой не постиг меня и не коснулось меня Твоё неудовольствие. Тебе – мольбы мои, пока не будешь мной доволен. Никто не мощен, кроме Тебя..”
Бог тогда послал ангела гор спросить у Пророка разрешения сокрушить город Таиф, соединив вместе два холма, между которыми он расположен. Из его великой терпимости и милосердия, Посланник Бога ответил:
“О нет, я молю Аллаха, чтоб вышли из чресел их те, кто молится лишь одному Господу, не приравния к Нему никого.” (Сахих Муслима)
Его милосердие и сострадание были так велики, что Сам Бог неоднократно сделал ему выговор ему за это. Одним из самых больших противников Ислама и личным врагом был Абдулла бен Убай, лидер лицемеров Медины. Внешне объявляя себя мусульманином, он тайно причинял большой вред мусульманам и миссии Пророка. Зная истину, пророк Мухаммад всё же молился за него на похоронах и молил Бога о его прощении. Коран упоминает этот инцидент в этих словах:
“И никогда за тех из них, кто умер, не молись, и на могилах их не стой: они не верили в Аллаха и Его пророка и умерли нечестивцами.” (Коран 9:84)
Абдулла бен Убай посвятил всю свою жизнь борьбе против Мухаммада и Ислама, и не останавливался ни перед чем, чтобы приносить его в дурную славу и пробовать нанести поражение его миссии. Он забрал триста своих сторонников в сражении при Ухуде, и таким образом почти сломал защиту мусульман одним ударом. Он участвовал в интригах и действиях враждебности против Пророка Ислама и мусульман. Именно он пробовал опозорить Пророка, ложно обвинив его жену Аишу в прелюбодеянии через своих союзников, чтобы дискредитировать его и его послание.
Милосердие Пророка простиралось даже на тех, кто жестоко убил и затем искалечил тело его дяди Хамзы, одного из наиболее близких к Пророку людей. Хамза был одним из самых ранних мусульман, и благодаря его мощи и положению в курейшитской иерархии отклонил большой вред от мусульман. Абиссинский раб жены Абу Суфьна, Хинд, нашёл и убил Хамзу в сражении при Ухуде. В ночь перед вхождением мусульман в Мекку Абу Суфьян принял Ислам, опасаясь мести Пророка. Последний простил ему и не искал никакого возмездия за все годы его вражды.
Когда раб убил Хамзу, жена Абу Суфьяна, Хинд, искалечила его тело, вспоров ему грудь и разорвав его печень и сердце на части. Когда она со смирением пришла к Пророку и приняла Ислам, он признал её, но ничего не сказал. Она была столь впечатлена его великодушием и высотой, что сказала, “O Посланник Аллаха, ничей дом не был столь ненавистен в моих глазах, как твой; но сегодня ничей дом так не привлекателен для меня, как твой.”
Икрима, сын Абу Джагля, был большим врагом Пророка и Ислама. Он убежал после победы в Мекке и отправился в Йемен. После того, как его жена приняла Ислам, она привела его к пророку Мухаммаду под своей защитой. Пророк был так рад встрече с ним, что приветствовал его словами:
“Приветствую странствующего всадника.”
Сафуан бен Умайа, один из предводителей Мекки, был также большой враг Мухаммада и Ислама. Он обещал награду Умайру бен Ваггабу, если он сумеет убить Мухаммада. Когда Мекка была завоёвана, Сафуан убежал в Джедду в надежде на обнаружение судна, на котором он мог бы переправиться в Йемен. Умайр ибн Ваггаб явился к Мухаммаду и сказал: “O Посланник Аллаха! Сафуан бен Умайа, предвоводитель своего племени, убежал, опасаясь, что ты можешь сделать ему, и угрожает бросить себя в море.” Пророк послал ему гарантию защиты и, когда он возвратился, он просил Мухаммада дать ему два месяца на раздумья. Ему было дано четыре месяца, спустя которые он стал мусульманином согласно его собственному желанию.
Хаббар ибн аль-Асвад был другим порочным врагом Мухаммада и Ислама. Он причинил серьёзную рану Зэйнаб, дочери благородного Пророка, когда она решила эмигрировать в Медину. Она была беременна, и когда выехала, многобожники Мекки попытались остановить её. Именно этот человек, Хаббар ибн аль-Асвад, выстрелил в неё из лука, отчего она, испугавшись, упала со своего верблюда. Её падение привело к выкидышу и сама она была сильно изранена. Он совершил также много других преступлений против мусульман, отчего хотел убежать в Персию, но, когда он решил явиться к Мухаммаду вместо этого, Пророк великодушно простил ему.
Племя курейшитов было заклятыми врагами Ислама и все тринадцать лет, что он проповедовал в Мекке, они упрекали Пророка, говорили колкости и дразнили его, били и оскорбляли, и физически и мысленно. Они положили верблюжью требуху на его спину в то время, когда он молился, и бойкотировали его и его племя, пока социальные санкции не стали невыносимыми. Они неоднократно подготаливали попытки убить его, и когда Пророк бежал в Медину, они сплотили большинство арабских племен и повели войну против него. И всё же, когда он победоносно вступил в Мекку во главе 10 000-ной армии, он никому не мстил. Пророк сказал курайшитам:
“O, люди Курайша! Как вы думаете, что я сделаю с вами?
Надеясь на снисхождение, они сказали: “Ты сделаешь добро. Ты – благородный брат, сын благородного брата.”
Тогда Пророк сказал:
“Тогда я говорю вам то, что сказал Иосиф своим братьям: ‘Нет никакой вины на Вас.’ Идите! Все вы свободны !”[1]
Редко в анналах истории можно встретить такой случай всепрощения. Даже его самый смертельный враг, Абу Суфьян, который вел так много сражений против Ислама, был прощен, как было с любым человеком, который остался в своём доме и не поднял оружия против мусульман.
Пророк, был всепрощающ и никакие количества преступлений или агрессия против него не были слишком велики, чтобы быть прощенными им. Он был полным примером прощения и доброты, как упомянуто в следующем аяте Корана:
“Будь снисходителен, зови к добру и удаляйся от невежд.” (Коран 7:199)
Он всегда отвечал добром на зло, на его взгляд, противоядие было лучше чем яд. Он верил и притворял в жизнь предписание, что любовь может мешать ненависти, и агрессия может быть выиграна прощением. Он преодолел невежество людей со знанием Ислама, и безумия и зло людей воздействием добра и прощения. Благодаря его милосердию он освободил людей от тяжести греха и преступления, а также сделал их большими друзьями Ислама. Он был воплощением аята Корана:
“Деянье доброе со злым не сравнится. Плати (за зло) добром – и тот, кто был тебе врагом, станет твоим горячим другом.” (Коран 41:34)
Footnotes:
[1] “Мухтасар сират ар-расуль”, Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб ибн Сулейман ибн Али ибн Мухаммад ибн Ахмад ибн Рашид Ат-Тамими
Автор: M. Абдусалям
ИсточникIslamReligion.com
Рейтинг стат

Адам и проблема «ветхого человечества»


Адам и проблема «ветхого человечества»


Согласно исламу, Адам, согрешивший ослушанием, был прощён Господом прежде чем был отправлен на землю. То есть, с точки зрения ислама, проблема первородного греха решена через прощение Милостивого, Милосердного. Однако, травма ослушания и раскаяние первого в цепи пророков открыло в нём, благодаря присутствию искры Духа Божьего, острое осознание возможности ошибки, различение (по-арабски «фуркан»). Это различение не только между «запретным» и «разрешённым», а фундаментальное различение между бытием как внеположенным сущим и противостоящему этому бытию сознанию, благодаря чему возникает напряжение смысла и этический вектор долженствования. Бытие и сознание не тождественны, как учат греки и другие язычники, а коренным образом противоположны и находятся в противоборстве, что и образует подоплёку метаисторической драмы.
Когда Адам стал проповедовать земным людям — неартикулированным беспроблемным тварям, находящимся в состоянии слияния, тождества с окружающей средой, своего рода «океанического блаженства» — его проповедь осуществила две вещи:
  1. Она активировала в телепатически развитых существах Золотого Века способность к слову (говорению), и, тем самым, сделала возможным виртуальное пробуждение в них частицы Духа Божьего (не вложенной, как в Адама, но усвоенной ими по духовной ассоциации, потому что язык оказывается «зеркалом», в котором сознание обнаруживает себя как смысл).
  2. Эта проповедь убила в архаическом проточеловечестве «океаническое блаженство», разорвав их бессознательное со средой. До этого рождение было не травмой, а продолжением блаженства зародыша в околоплодной жидкости. Существо попадало из матки матери в «матку природы», практически без переходов. Появление смысла через речь («интенцию говорения») проложило пропасть между говорящим и «не-Я», между субъектом и объектом.
С момента проповеди Адама человечество разделяется на две неравные половины: те, которые становятся его общиной и ориентированы на максимальную активизацию в себе виртуально открывшейся через следование Адаму частицы Духа Божьего; их очень мало. Другая, абсолютное большинство, — это люди, организовавшиеся в общество. Потому что как только исчезает слияние со средой, град начинает бить, дождь — мочить, огонь — жечь, и физическая жизнь превращается в страдание и крайне опасную авантюру. Те, кто не последовали за Адамом в общину (будущие кочевники) должны выстроить между смертным жалким индивидуумом и беспощадной природой демпфирующую защиту в виде организованного коллектива. Во главе этого коллектива оказываются те, кто несмотря на язык, сохраняют праязыковую память о блаженстве до Адама — о, собственно, подлинном Золотом Веке. Они превращают язык из инструмента поддержки смысла в инструмент реализации виртуального возврата в пра-время. Это жрецы. Для жрецов актуальна тема онтологической повреждённости человека. В этом концепте смешивается судьба земных тварей и судьба посланного к ним пророка Адама. Такое смешение одновременно есть и аберрация метафизической ретроспективы, которая неизбежно присутствует во всех традициях и сознательная подмена, которую жрецы также практикуют во всех традициях.
Мусульмане верят во второе пришествие Иисуса Христа, которого называют Иса-Массих, то есть Мессия Иисус. С точки зрения мусульман хазрат-Иса (святейший Иисус) является новым Адамом, согласно кораническому аяту, в котором говорится:
«Воистину, Иса для Аллаха таков же, как и Адам. Сотворил Он его из праха, потом сказал ему: „Возникни!“ — и тот возник» (Коран, 3:59).
Аллах создал его без посредства физического отца из субстанции… В арабском тексте употреблено словотураб — «земля», но «земля», «глина», и даже «огонь» в кораническом тексте являются названием различных модусов универсальной субстанции.
Что для нас это означает? Адам открывает цикл человеческой истории, внутри которой непосредственное следование жёсткому сюжету, провиденциальному сценарию. Это как постановка пьесы, написанной великим драматургом, которая реализована строгим режиссёром. Приход хазрата-Исы (мир ему) — нового и завершающего Адама — есть конец пьесы, конец строгой режиссёрской постановки, после которой актёры остаются на сцене предоставленные самим себе и начинают импровизировать, но поскольку их трупа — это не драматург и не режиссёр, а они — не творческие люди, а имитаторы, то они как могут воспроизводят обрывки отыгранной внутри адамического цикла пьесы по памяти в надежде, что в конце к ним явится кто-то, кто выставит им за импровизацию оценку: «единицу» или «пятёрку».
Нюанс в том, что после нового Адама — Иисуса Христа, закрывающего цикл, провидение посылает в мир последнего пророка, цель которого — последнее разделение на «козлищ и агнцев» (выражаясь библейским языком). Импровизирующие актёры предоставлены самим себе, но опять-таки их разделяет разнонаправленный вектор, который некоторых из них возвращает в общину, а большинство сгоняет в общество. Объективно община ждёт второго пришествия Иисуса Христа как подтверждения того, что виртуально открывшаяся в них от «первого Адама» частица Духа Божьего состоялась и стала подлинной. Общество же ждёт антихриста, который по фундаментальной интуиции жречества и следующих за ним пасомых, должен вернуть им Золотой Век, «океаническое блаженство» пра-времени.

Картина «Судный день» английского художника Джона Мартина, 1853 г.
Иисус возвращается в силе и славе как свидетель торжества Духа Божьего над субстанцией, что и было тайным подразумеванием метаисторической пьесы, в которой в качестве актёров играло человечество. Но рядом с ним выступает ожидаемый Махди (да ускорит Аллах его приход). Махди с арабского переводится как «ведомый»; он — потомок пророка Мухаммада (ﷺ), посланный Творцом как вождь верных людей в последней войне против антихриста, который направляется в каждом своём жесте и движении души и тела непосредственно Всевышним; после победы над антихристом Махди, который во время войны выступал рядом с хазрате-Исой (мир ему) возглавляет оставшихся в живых победителей (а среди них как мусульмане, так и христиане, не принявшие антихриста и не соблазнившиеся) и наполняет мир справедливостью, также как до этого он был наполнен злом и страданием. После этого периода торжества, в котором сами физические законы будут изменены, и которое в христианской традиции называется «хилиазмом» — тысячелетним царством — звучит труба архангела, и с этим звуком все умирают, а по второму гласу трубы — воскресают на Страшный Суд.
Гейдар Джемаль специально для Поистине.ком

300 мусульманок Нижнекамска требуют снять директора медресе


300 мусульманок Нижнекамска требуют снять директора медресе

300 мусульманок Нижнекамска требуют снять директора медресе
Как стало известно информационному агентству «Инфо-Ислам», 300 мусульманок Нижнекамска обратились с письмом к мэру города Айдару Метшину и Председателю ЦРО-ДУМ РТ Илдусу Файзову об отставке директора медресе Рафика Исламгалеева. Как отмечается в письме, с его приходом в мечети практически не осталось студентов, учителя были уволены и наступили «смутные» времена: «…на два студента, остались два преподавателя».

Судя из письма, прихожанки мечети, большинство из которых в зрелом возрасте, обижены на неуважительные отношения к ним со стороны назначенного директора и у них уже не остается терпения в сложившейся ситуации.

Стоит отметить, что Рафик Исламгалеев был назначен директором нижнекамского медресе в 2011 году. Одной из целей его назначения было повышения роли традиционного ислама среди населения города Нижнекамска.
Источникinfo-islam.ru

Холодное лето 2012-го


Холодное лето 2012-го
[info]irek_murtazin
Назначение Владимира Колокольцева министром внутренних дел России, думаю, надо расценивать как сигнал, что протестные выступления будут пресекаться решительно и беспощадно. Будут популярны  и откровенные  провокации, как это произошло 6 мая. И откровенный обман, как это случилось с разгоном протестующих на Чистых прудах (когда дали время до полудня, а ОМОН нагрянул на рассвете). Колокольцев на посту начальника ГУВД Москвы достойно сдал экзамен на решительность жесткость,  и пошел на повышение. Чтобы внедрить московский опыт по всей России?

В общем, похоже, что нас ждет холодное лето. Все силы будут брошены на борьбу с протестными настроениями. На откровенный криминал, видимо, не останется ни ресурсов, ни  сил,   да и желания. Бороться с криминалом – хлопотно. Зашвыривать в автозаки и набивать каталажки оппозиционерами и проще, и безопаснее. И как показывает назначение Колокольцева – целесообразнее.

Весна на “исламской улице”


Весна на “исламской улице”


Весна на “исламской улице”Недавно прошедшая с успехом в Тегеране международная конференция “Исламское пробуждение” продемонстрировала глубокую неоднозначность исторических событий, потрясших в течении последнего года арабский мир. Кроме того, эта конференция поставила в тупик различного рода “экспертов”, которые убеждали публику будто революции на Ближнем Востоке – дело рук западных спецслужб. Оказывается, такая безусловно антизападная страна как Иран крайне позитивно смотрит на снос в мусорную корзину истории фигур подобных Мубараку, Зейналабиддину и… о, ужас! – Каддафи…
Конференция была столь представительна и столь важна для ключевых фигур современного исламского мира, что туда приехали даже виднейшие деятели движения Талибан.
Это событие показало миру, что, во-первых, исламское пробуждение существует объективно, оно не спровоцировано извне и имеет корни в самой духовной почве Ислама; во-вторых, что за контроль над этим пробуждением ведут борьбу разные силы. Конечно, тут и Запад со своей повесткой дня, который пытается “влезть в тему” через реакционные монархические режимы Аравийского полуострова; но и Иран также рассматривает себя как независимого игрока в этом поле.
Данное обстоятельство, несомненно, возбудило ревность эрдогановской Турции. Трудно представить, чтобы такое явление как сбор самых разнородных исламских сил на “тегеранской площадке” оставил индифферентной Анкару, которая, как минимум последнее десятилетие активно занимается повышением своего статуса в исламском сообществе. И вот мы видим, что в Турции проходит съезды и совещания представителей различных политических течений в Исламе, в том числе, активно представлены кавказские организации, связанные с вооружённой оппозицией.
Современный исламский мир представляет собой живое и могучее пространство, полное небывалых возможностей. Процесс пробуждения, о котором мы говорим сегодня, насчитывает как минимум сто лет. Первые шаги в этом направлении были сделаны в Османском халифате молодыми интеллектуалами, стремившимися восстановить политическое первенство Ислама в мире, а также в Иране, где независимые оппозиционные аятоллы, собиравшие вокруг себя молодых перспективных учеников, бросали вызов британскому засилью и Каджарской династии, игравшей роль “смотрящих” от Лондона… Через насеровскую революцию, подготовленную Братьями-мусульманами, в первую очередь и пострадавшими от Гамаля Абдель Насера , через кипение политических страстей в Пакистане, через иранскую Исламскую революцию, через британский мусульманский парламент, через бесчисленные конференции от Хартума до Кейптауна, мусульмане шли к сегодняшнему дню, когда считавшиеся незыблемыми диктаторы падают как кегли. То, что казалось чудом вчера, сегодня становится фактом, который пугает ещё уцелевших тиранов и их западных покровителей.
Однако налицо факт отсутствия системной политической идеологии, которая связала бы разнородные течения воедино, дала бы всем мусульманам методику стратегического анализа, пути к постановки проблем. Достаточно посмотреть на конфликт между Братьями-мусульманами и салафитами в Египте. Последние, на протяжении всего оппозиционного действия поддерживавшие завязанного на Израиль и Соединённые Штаты тирана, выступавшие против политического Ислама, против площади Тахрир, быстро сориентировались как только Мубарак был арестован и оказался под судом. Они создали партию “ан-Нур”, получили 20% голосов на выборах в парламент и теперь критикуют Ихванов за то, что те “неправильные мусульмане”. Ясно, что при определённых обстоятельствах, они могут выступить стороной конфликта внутри египетской уммы и превратиться в ведущую контрреволюционную силу, к которой парадоксальным образом примкнут прозападные либералы и «демократическая интеллигенция»: для тех политический Ислам всяко страшнее пугала «ваххабизма».
Те же проблемы стоят и перед Кавказом. Исламское пробуждение пришло на Кавказ тогда, когда никакой “весной” в Египте ещё и не пахло. Но нет ясного понимания каким образом организован «мир неверия», что такое современное общество, чем от общества отличается государство, почему современное бюрократическое государство, даже если его трижды назвать шариатским, является врагом Ислама, каков характер системных противоречий между основными империалистическими игроками – США, Евросоюзом, Китаем, Индией, Россией, и т. д. Такой анализ может быть сделан только на базе цельной политической философии, но в радикальной среде само слово “философия” является синонимом “куфра”.
Поэтому так важно конструктивное общение исламских политических сил на самых разных площадках – иранской, турецкой, арабской, центрально-азиатской, и т. д. Потому что именно в ходе такого общения будет вызревать новое поколение “людей длинной воли”, которое завтра определит ведущую роль Ислама в мировом политическом процессе. И эта роль будет заключаться отнюдь не в службе мировому порядку!
Автор: Гейдар Джемаль
Источникkavpolit.com

Парк, посвященный Гарри Поттеру, откроется в Японии


Парк, посвященный Гарри Поттеру, откроется в Японии


Герои книг о Гарри Поттере популярны в Японии. // shoemoney.com Зона развлечений "Волшебный мир Гарри Поттера" (Wizarding World of Harry Potter) откроется на территории парка Universal Studios в Осаке. Здесь будет построена школа чародейства и волшебства Хогвардс, волшебная деревенька Хогсмит, гости найдут тут множество аттракционов и киоски с "тематической" едой и знаменитым сливочным пивом.
Фильмы о Гарри Поттере невероятно популярны в Японии. Они заработали здесь $893 миллиона, а посмотрели их свыше 78 миллионов человек.
Строительство начнется в течение ближайших недель, сообщает MSNBC. А открытие запланировано на конец 2014 года. Первый парк Wizarding World of Harry Potter открылся в Орландо в 2010 году. Планируется создание одноименного комплекса и в Лос-Анджелесе

Подробнее:http://www.travel.ru/news/2012/05/20/201092.html

Татарские предприниматели Тюмени создали ассоциацию


Татарские предприниматели Тюмени создали ассоциацию

Ассоциация содействия татарским предпринимателям Тюменской области начнет работу уже в мае 2012 года.
Организация будет содействовать в реализации бизнес-проектов и предпринимательских идей в сфере как малого, так и крупного бизнеса, консолидации татарских бизнесменов.
В Ассоциации будут рады всем, кто имеет предпринимательскую жилку и желание начать свое дело.
Для создания Ассоциации послужили данные исследований последних лет экономического и социального состояния жизни татарского населения области, приведенные в книге «Татары Тюменской области: история и современность».
Благосостояние большей части татарского населения области оставляет желать лучшего, в первую очередь из-за непреодолимых трудностей в открытии бизнеса.
Около 40 процентов опрошенных жителей-татар считают себя бедными, хотя почти 70 процентов респондентов – люди с высшим образованием» – сообщил Файзулла Камалов, председатель правления Ассоциации, член общественной организации «Конгресс татар Тюменской области».
Областная Ассоциация будет вести совместную работу со Всемирной Ассоциацией содействия татарским предпринимателям, а также Конгрессом татар Тюменской области.


По материалам издания "Всемирная ассоциация содействия татарским предпринимателям" 

Җыен, или Особенности национальной политики


Җыен, или Особенности национальной политики

Каждое лето в 20 км от Тобольска проходит Искер җыены. Мероприятие это очень похоже на татарстанский Изге Болгар җыены. Татары Тюменской области съезжаются на территорию бывшей столицы Сибирского ханства, чтобы почтить память своих предков, помолиться за них, вспомнить свою историю. В этом году җыен должен состояться в юбилейный пятый раз. От того, на каком уровне он пройдет, зависит многое: местные власти либо начнут считаться с мнением татар, либо же на татарских интересах можно будет ставить жирную точку. Или крест. Кому как нравится.
О том, как на глазах разрушается остров, где некогда стояла татарская столица, о борьбе нескольких татарских сел за улицу имени Хана Кучума и о вещих снах корреспонденту “еТатар” рассказала председатель Совета Региональной татарской общественной организации “Наследие” по Тюменской области   Луиза Шамсутдинова.

ВЕЩИЙ СОН, ИЛИ “ПЕТУХ-ТО НЕ НАСТОЯЩИЙ!”

Она родилась в кедровом лесу неподалеку от деревни Күбәк, что в Вагайском районе Тюменской области. Половину населения района составляют татары. Детство прошло в деревне, затем учеба в Тюменской сельскохозяйственной академии, работа экономистом, второе высшее образование – на сей раз юридическое… В общем, жизнь шла своим чередом: на рубеже тысячелетий ситуация в стране была тяжелой, и Луиза ханым ушла в бизнес.
- В 2000 году мы решили возвести дом в родной деревне. О татарских общественных делах я и не помышляла. Какое там! Семью нужно было кормить! В тот год раздавали участки для возведения домов на новой деревенской улице. И мне приснился сон. Будто стоят на моем участке хан Кучум и Ермак, и слышу я их разговор. Ермак говорит Кучуму: забыли твои предки тебя. А Кучум, смотря в мою сторону, отвечает ему: да нет, вот эта ханым не даст забыть. Утром, проснувшись, я поехала выбирать участок для дома, и что я вижу? Как раз распределяли тот самый клочок земли, который я видела во сне. Я тут же выхватила мерку и оформила свою территорию.
Начали поднимать дом. Возвели забор. Встал вопрос о названии улицы.
- Сыну тогда было 9 лет. Помню, он спросил меня: как мы назовем улицу? Ведь улица-то новая. А тот сон мне всё покоя не давал. Мы взяли дощечку и написали на ней “Улица Хана Кучума”, – вспоминает Луиза Шамсутдинова.
И тут началось. Один за другим приезжали сначала глава сельского поселения, затем сам глава района, требовали убрать табличку. Но Луиза ханым стояла на своем.
Фото с сайта www.suvenirograd.ru
Хан Кучум с женой Сүзге. Акварель М.С.Знаменского
-    А потом приехали представители казачества. Высадились на своих автобусах у нас в деревне и начали диктовать свои условия: мол, мы должны назвать эту улицу именем Ермака. Исторически так сложилось, что именно напротив этой новообразованной улицы – в 300 метрах – протекает Иртыш, а в середине Иртыша находится остров, на котором состоялась последняя битва Ермака с ханом Кучумом. Там Ермак и был убит.
Были и альтернативные названия: улица Придорожная, продолжение улицы Центральной… Но жители татарского села Күбәк не отступали.
- 4 раза мы собирали сход граждан! Все до единого голосовали именно за улицу Хана Кучума. 7 лет ушло на то, чтобы согласовать название с местными властями. Нам удалось это сделать лишь в 2007 году накануне парламентских выборов.
С этого инцидента и началась новая веха в жизни Луизы Шамсутдиновой.
- Я когда росла, и знать не знала, что на свете есть кто-то еще кроме татар. Помню, в 4 года дедушка повез меня в Тобольск на спектакль “Золотой гребешок”. Я, естественно, ничего не поняла, т.к. спектакль шел на русском языке, но одно усвоила совершенно точно: нам показывали какую-то сюрреальную жизнь. Я на весь зал кричала, что петух не настоящий, потому что знала, как выглядит деревенская птица. Ну, я взяла да и вырвала хвост у бедной куклы. А уже учась в техникуме, я впервые столкнулась с замечанием “Говорите по-русски!”. Всегда спорила со своими преподавателями, объясняя им, что я имею полное право изъясняться на родном языке. И всегда получала выговоры.

ИСКЕР – ТАТАРСКАЯ СТОЛИЦА

Искер – столица Сибирского ханства – сегодня представляет собой остров посередине Иртыша, возвышающийся на 80 метров: в длину – 100 метров, в ширину – 1,5 метра. Он находится в 20 км от Тобольска. Искер включен в список памятников федерального значения и должен охраняться государством. На деле же каждый год воды Иртыша смывают драгоценные пласты истории. Памятник не включен ни в одну целевую программу реконструкции и развития.
В 2004 году в Тобольск приезжал Владимир Путин. Город был официально признан  туристическим центром российского масштаба. Был образован Абалакский заповедник.
- Рядом с Искером находится село Абалак. Название деревни произошло от татарского слова “ябалак”, что означает “филин” или “сова”. Здесь когда-то жил князь, собиравший ясак и очень метко стрелявший. Вот его и прозвали – Ябалак. Затем сюда пришли русские войска Ивана Грозного, возвели монастырь. И ныне этот монастырь считается памятником регионального значения. Так вот сегодня памятник федерального значения Искер входит в Абалакский заповедник, название которому дал памятник регионального значения!
Всю жизнь Луиза ханым ездила из своего родного села Күбәк в город Тобольск и обратно и не знала, что проезжает мимо древней татарской столицы.
- Но народная тропа всё равно никогда не зарастала. Духовные лица постоянно приезжали туда помолиться за предков. И в разгар битвы за улицу Хана Кучума, когда казачество недалеко от нашего села возвело крест, в 2004 году мы впервые провели АШ в память о наших предках. А в 2005 году организовали первую конференцию “Историческая судьба Искера: проблемы, современность, история”. Я тогда осознала одну простую истину: в народной памяти история Сибирского ханства сохранилась в виде легенд о ханбике Сүзге, о битве хана Кучума с Ермаком, но конкретное местоположение города мало кто знал. Нужно было, что называется, популяризировать это место. И в 2008 году мы впервые провели Искер Җыены.
Фото с сайта www.tobolsk-expedition.ru
Вид на городище Искер со стороны реки Иртыш
Первый җыен собрал 100 человек. На второй год количество приехавших составило 500. В 2010 году в мероприятии приняло участие 5 тысяч человек. А в прошлом году шел проливной дождь, но 2 тысячи татар почтили память своих предков.
- Я до слез была растрогана. Они никуда не уехали, некоторые сидели в своих машинах, но основная масса осталась там под проливным дождем, – рассказывает Луиза Шамсутдинова.
В этом году Искер Җыены состоится 9 июня. Инициатива организации “Наследие” не дала покоя местным властям, и спустя 2 года после проведения первого җыена близ Тобольска было организовано так называемое “Абалакское поле”.
- Это мероприятие было проведено в тот же день, что и наш җыен. По мнению русских историков, именно битва на Чувашском мысу в 20 км от Искера решила судьбу Сибирского ханства. Организаторы до того разыгрались, что уже собирались было показывать, как русские войска били татар. Мы выступили решительно против, и они вынуждены были перенести место действа к Абалакскому монастырю, где ныне ежегодно устраиваются средневековые бои, которые с лихвой финансируются и из городского, и из областного бюджетов, тогда как на все мероприятия, которые “Наследие” организует в течение всего года, комитет по делам национальностей Тюменской области выделяет 60 тысяч рублей.
Искер Җыены состоит из двух частей: театрализованного представления и намаза. Гости праздника имеют уникальную возможность совершить путешествие в прошлое – в XVI век. Костюмированное шоу с лошадьми никого не оставляет равнодушным. Затем проходит коллективный намаз, читается дуа за наших предков. Понятно, что 60 тысяч рублей, выделяемые областью, покрывают мизерную часть расходов.
- Вы знаете, каждый год татары удивляют меня. То кто-то поможет с лошадьми. Кто-то даст свои личные 20-30 тысяч. Как-то раз приехали гости из Казани, а кормить нечем! Тут меня подозвал мулла села Боровое. “Кызым, говорит, чем кормить будешь?”. Я честно сказала, что просто не знаю, что делать. Он протянул мне деньги: “Это садака. Наши бабушки несли кто 200 рублей, кто 300 – для нужд мечети. Держи”. На эти 5600 рублей я смогла накормить всех гостей. Полагаюсь только на Всевышнего Аллаха.
Организаторы җыена обращались в самые разные инстанции. Письма были написаны всем: от губернатора Тюменской области до татарстанских министерств. Но ни финансирования Искер җыены, ни включения Искера в целевые программы развития Тюменского региона добиться так и не удалось.
За 7 лет, что проводится научная конференция, посвященная Искеру, и за 5 лет Искер җыены местное татарское население узнало много нового о своей истории. “Сегодня почти каждый татарин знает, где находится Искер”, – говорит Луиза Шамсутдинова. По итогам конференции была издана книга “Искер – столица Сибирского ханства” под редакцией З.А.Тычинских. А в 2005 году в область приезжала Фаузия Байрамова, которая вместе с Луизой Шамсутдиновой ездила по татарским деревням, проводила опросы, собирала материал, который вылился в труд под названием “Күчем хан”. К сожалению, из-за отсутствия финансирования эту книгу до сих пор не удалось перевести с татарского на русский. Буквально недавно в селе Карагай были найдены средневековые татарские рукописи. Казанский ученый Фарит Яхин расшифровал их: оказалось, это список шейхов, похороненных на сибирской земле.

ТАТАРСКИЙ ТОБОЛЬСК – ПРАВОСЛАВНЫЙ ЦЕНТР РОССИИ

Сегодня в городе Тобольск проживает 110 тысяч человек. По официальным данным, татары составляют 25% от населения города. По неофициальным данным их количество достигает 40%. Несмотря на это Русская православная церковь признает Тобольск одним из трех православных центров России наряду с Москвой и Санкт-Петербургом.
Фото с сайта www.otel-e.com
Тобольск
Несколько лет назад в Тюмени разгорелись страсти по поводу установки памятника Ермаку. Татарское население тогда выступило единым фронтом против этой инициативы, и памятник решили не ставить. В Тобольске же споры вокруг увековечивания личности Ермака на одной из городских площадей не утихают до сих пор.
- В городе разработана и принята областная программа “Создание туристического центра Западной Сибири на базе историко-культурного наследия г.Тобольска”. Объем финансирования этой программы в 2005-2007 годах составил 7121,3 млн. руб. Так вот первоочередной задачей в этой программе прописана установка памятника Ермаку. Когда мы об этом узнали, добились того, что проект поселка ханбике Сүзге также был включен в эту программу. Дело в том, что на территории современного Тобольска когда-то находилась Сузгун-гора. Это был городок ханбике Сүзге – жены хана Кучума. Этот курган просуществовал до 1960-х годов, когда по нему были проложены железнодорожные пути. Когда нам сказали, что в городе планируется установка памятника Ермаку, мы высказали свою позицию: сначала должен быть поставлен памятник Сүзге, а потом уже видно будет. Но самое интересное, что в Тобольске сейчас только и говорят о том, что памятник Ермаку уже готов и что он уже доставлен в город. Якобы его планируют разместить на бывшей Базарной площади. Татары, между тем, выступают не только против самого памятника, но против надписи, которую планируется сделать на монументе: “Покорителю Сибири”. Потому что сибирские татары покоренным народом себя не считают.

СТАТУС КОРЕННОГО НАРОДА НУЖЕН, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ

Говоря о татарах Сибири, естественно, вопрос о самоопределении сибирских татар нельзя было не задать. Луиза Шамсутдинова очень логично обосновала свою позицию.
- Если вы побываете в сибирскотатарских деревнях, сразу поймете, почему нам это нужно. Наш народ вел традиционный образ жизни: рыбачил, охотился, собирал клюкву. Всё было прекрасно. Но Советский Союз развалился, колхозы обанкротились, а среду обитания у них просто отобрали: рыбачить в своих озерах они не могут, охотиться в лесах тоже не могут, потому что статуса коренного народа у них нет. Летом в татарские села Заболотья вообще не проехать – можно только самолетом долететь. Люди сидят без пенсии, без трудовых книжек. Они вынуждены выживать. Сегодня у них нет никаких прав.
Работа по обоснованию статуса коренного народа была начата еще 20 лет назад на волне татарского национального движения. Булат Сулейманов, Анас Гаитов тогда активно вели работу в этом направлении.
- Все согласования уже были достигнуты. Булат Сулейманов должен был лететь в Москву. Но не улетел. Спустя месяц его нашли мертвым в собственной квартире…
Во время Всероссийской переписи населения 2002 года сибирскими татарами записалось 8900 человек. Детальные результаты переписи 2010 года до сих пор не известны.
- Недавно в Малом зале Правительства Тюменской области собирали Координационный совет общественных объединений Тюменской области. Когда я подняла вопрос о сохранении городища Искер, один из чиновников областного правительства совершенно открыто заявил, что мы – вайнахи и танцуем лезгинку – мол, какое отношение мы имеем к этому наследию, добавив затем: сначала докажите, что вы – коренные жители Сибири.
Пятый юбилейный фестиваль историко-культурного наследия сибирских татар Искер җыены состоится 9 июня. Луиза Шамсутдинова не скрывает, что от того, как пройдет это мероприятие, зависит многое.
- Если мы сможем провести его с размахом, местные власти поймут, что игнорировать татарские интересы никак нельзя. Я приглашаю всех к нам на җыен: сибирское гостеприимство и просторы непременно понравятся всем!


Роберт Болгарский