ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

среда, 19 октября 2011 г.

Муса Мукожев: «Выйдя на Джихад, мы обрели настоящую свободу»

Муса Мукожев: «Выйдя на Джихад, мы обрели настоящую свободу»


Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного!

Хвала Аллаху Господу миров, мир Его и приветствие печати пророков и посланников господину нашему Мухаммаду, его семье и всем праведным его сподвижникам!


http://www.djamaattakbir.com/2010/09/blog-post_09.html
Миссией всех посланников Аллаха был призыв к единобожию (таухиду). Безбожники и язычники часто предлагали пророкам и посланникам блага мира этого взамен на уступки в религии. Они говорили: мы согласны принять единобожие частично. Но пророки всегда проявляли стойкость в своей вере и говорили: «Нет! Нет бога кроме Аллаха!».
 
За эти слова их убивали и преследовали, за эти слова верующие сражались и жертвовали собой. Призыв к таухиду обязательно приводил к противостоянию с неверными. Такова Сунна Аллаха в Его творениях.

Посланник Аллаха Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, призывал людей поклоняться только Одному Аллаху. Тот, кто принимал Ислам, становился его братом, а тот, кто отказывался — врагом.

Сегодня многие мусульмане утверждают, что если правильно призывать неверующих к Исламу, то можно избежать противостояния. И мы видим, как они мирно живут среди неверных, строят мечети, открывают исламские учебные заведения и т.д.



Как им удается избежать противостояния? Или неверные сегодня стали добрыми по отношению к мусульманам, или это современные мусульманские проповедники стали мудрее пророков и посланников? На самом деле — ни то и ни другое. Просто многие сегодняшние мусульмане забыли слова Аллаха «и не будут довольны тобой ни иудеи, ни христиане пока не отвратят тебя от твоей религии, если смогут…», и идут на компромисс, с неверными частично отказываясь от таухида в угоду кафирам и их законам. Они думают, что делают да'уа (призыв к Исламу), а на самом деле — вводят людей в заблуждение и сами пребывают в нем.



Сегодня по всему миру мы видим огромные толпы людей делающих намаз, соблюдающих пост, дающих садака (милостыню) и закат (шариатский налог). Многие знают наизусть Коран и много хадисов, но лишь единицы из них соблюдают таухьид. Потому что они живут под властью кафиров, и нет сегодня на земле такой власти, которая бы разрешала полностью проповедовать таухьид. Во всем мире за призыв к свидетельству, что нет бога кроме Аллаха, мусульман преследуют, сажают в тюрьмы и убивают. Это противостояние, этот Джихад всегда был и будет до Судного Дня, как предсказывал нам посланник Аллаха, Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует:



«Не перестанет группа из моей общины, которая сражается за истину, побеждать до Судного дня». (Муслим)



Сегодня обязанностью каждого мусульманина (фард 'айн) является выступить против тагутов и сражаться с кафирами, нападающими на мусульман. Сегодня Джихад является обязательным (фард 'айн) для каждого мусульманина потому как после падения Халифата не было такого момента, в который бы где-то на земле не шел Джихад. И всегда обязанностью каждого мусульманина было сражение и оказание помощи тем братьям, которые сражаются на пути Аллаха.



Фард 'айн означает личную обязанность. Т.е. с момента, когда человек становится мукалляфом (совершеннолетним и в здравом рассудке), он обязан принимать участие в Джихаде. Как только неверный принимает ислам, он обязан сражаться, как только мусульманин достигает совершеннолетия, он обязан сражаться, и не имеет права на отсрочку. Но когда мусульмане слышат призыв к Джихаду, они начинают придумывать себе множество причин чтобы не исполнять свой долг перед Аллахом. Они поддаются наущению шайтана подобно тем, кто, будучи мусульманином, никак не может начать делать намаз. Они тоже говорят что «еще не готовы», что «это так сложно».



Есть и те, кто утверждает, что делать намаз необязательно, «главное это то, что в душе», «это дело добровольное» и т.п. Так же дело обстоит и с Джихадом. Поэтому не надо удивляться тому, что многие мусульмане не понимают и не принимают эту обязанность.



Некоторые бессовестно лгут, говоря, что сегодня в мире якобы «новый мекканский период» и аяты Джихада сегодня не имеют силы. А Аллах, Свят Он и Велик, сказал в Священном Коране:



«Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение и пока религия целиком не будет посвящена Аллаху. Но если они прекратят, то враждовать следует только с беззаконниками». (Аль-Бакара, 2:193)



Сражайтесь с многобожниками всеми вместе, подобно тому, как они сражаются с вами всеми вместе. Знайте, что Аллах — с богобоязненными. (Ат-Тауба, 9:36)



Тем людям, которые утверждают, что делать Джихад сегодня невозможно, мы задаем тот же вопрос, который задаем тем, кто боится делать намаз: А вы пробовали его делать? Начните, и вы увидите, что в этом нет ничего невозможного. И что милость Аллаха к своим искренним рабам безмерна.



Фард 'айн это личная обязанность каждого, и это означает, что для выполнения этого вида Джихада не нужны условия, которые нужны при коллективной обязанности (фард кифая). Не нужен приказ правителя или разрешение родителей и кредиторов. И так как Джихад является обязанностью каждого, призыв к Джихаду также является фардом. Самым распространенным заблуждением является то, что человека надо сначала полностью научить Исламу, воспитать его в Исламе, и только потом можно рассказать ему о Джихаде. Сунна посланника Аллаха указывает на обратное — люди принимали Ислам и вступали в бой, не совершив даже одного намаза.



Каково положение мусульманина, который живет сегодня в кафирском государстве? Как ему правильно жить, что надо делать, чтобы не впасть в заблуждение или грех? Ответ только один — вступить в войну против куфра, выходить на Джихад, сражаясь с кафирами и мунафиками. Пусть каждый задумается о предстоящем ему Судном Дне, и определит для себя: воевать ему или не воевать. Третьего не дано. И не важно увидим победу мы или следующее поколение. Ведь Аллах Свят Он и Велик, сказал в Коране



«Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение и пока религия не будет полностью посвящена Аллаху». (Аль-Анфаль, 8:39)



Он также сказал:



«Сражайтесь на пути Аллаха против тех, кто сражается с вами и не преступайте предел дозволенного…». (Аль-Бакара, 2:190)



Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

 

«Если вы удовлетворитесь посевами, ухватитесь за хвосты коров и оставите Джихад, то Аллах непременно нашлет на вас унижение, которое не снимет с вас до тех пор, пока вы не вернетесь в лоно своей религии » . (Абу Дауд, Ибн Ади, ат-Табарани от Ибн Умара. Хадис достоверный. См. «Сахихуль-джами'» 423).



Некоторые братья соглашаются с тем, что надо делать Джихад, но они неправильно понимают, что такое фард 'айн. Основное заблуждение в том, что они привязаны к какой-то определенной территории или какому-то народу, за которые они считают себя ответственными.



Они считают, что Аллах возложил на мусульманина ответственность за возрождение Ислама именно в том месте, где он живет или в том народе, из которого он вышел. Поэтому, несмотря на то, что в разных местах мира идет война, и мусульмане нуждаются в помощи, эти братья «поднимают» Ислам у себя на родине. А когда их призывают поехать на Джихад, они говорят: «Как мы бросим наш народ в таком состоянии?! Если мы все уедем на Джихад и погибнем, здесь (у нас) никогда не будет Ислама».



Какое большое это заблуждение, считать, что быть религии Аллаха или нет, может зависеть от человека. Они забывают, что вся Умма, все мусульмане — один народ, одно тело, как говорил об этом посланник Аллаха:



«Ты видишь, что в своём милосердии, любви и сочувствии по отношению друг к другу верующие подобны (единому) телу: когда (одну из) частей его поражает болезнь, всё тело отзывается на это бессонницей и горячкой» . (Аль-Бухари, 74/6011)



Для того чтобы воплотить в жизнь свои искаженные убеждения, эти заблудшие придумывают какие-то новые, не соответствующие Исламу формы сосуществования с кафирами. К таким формам относится и создание легальных мусульманских общин (джамаатов) в кафирском государстве.



Мы часто слышим споры о том, можно ли мусульманам объединяться в джамааты и избирать амиров на территориях, подконтрольных кафирам. Противники этого говорят, что это — бид'а (нововведение), и приводят хадис Хузайфы. Сторонники «принципа джамаата» утверждают, что это уаджиб (обязанность), и приводят хадис об избрании амира в пути, а хадис Хузайфы толкуют по-своему.



Мы же считаем, что этот вопрос не имеет отношения к сегодняшней реальности и сама его постановка противоречит Шариату. Да, мусульмане не должны быть разрозненными. Да, они должны выбирать себе амира в пути, на войне и в каком-то временном предприятии или совместной работе. Но создавать исламские религиозные объединения под властью кафиров — это неправильно, по своей сути. И здесь не стоит вопрос, выбирать себе амира или не выбирать. Вопрос другой, каков статус, какой хукм (решение) у этого объединения? А статус у него такой: мирный исламский джамаат в государстве неверных, ситуация сама по себе просто невозможная.



Те же джамааты, которые существуют сегодня в кафирском обществе, нельзя назвать исламскими.



Во-первых: они утверждают, что призывают к единству. Но какое же это единство, когда часть мусульман сражается, защищаясь от нападающего врага, а другая в это время создает мирные джамааты, и вместо того, чтобы помочь своим братьям, доказывают врагам свою так называемую толерантность.



Во-вторых: они говорят, что цель их объединения — призыв к Исламу. Но давайте посмотрим, к какому Исламу они призывают. Они не имеют возможности открыто призывать к таухиду, т.к. по законам любой кафирской страны этот призыв считается уголовным преступлением.



Это касается признания единственности Аллаха, как законодателя — и расценивается кафирами, как «призыв к свержению власти и угроза конституционному строю».



Это касается также и принципа дружбы и непричастности, который в кафирских законах называется «разжиганием межрелигиозной розни» и «проповедью религиозной исключительности». И получается, что «мирные джамааты» призывают к половинчатому Исламу, к Исламу без таухьида и принципов. Разве этому учил Пророк, да благословит его Аллах и приветствует? И если обычный мусульманин еще может скрывать свои убеждения, то религиозный лидер такого права не имеет.



Что будет делать амир джамаата в России, если ему зададут вопрос о его отношении к Джихаду, который идет сейчас на Кавказе? Если он скажет правду, то ему придется уйти в подполье, сесть в тюрьму или уехать на Джихад. А если объявит о своей непричастности к братьям, он тут же превратится из исламского лидера в главу заблудшей секты. Промолчать он не может, ведь его подчиненные должны знать, во что верит их имам и куда он их ведет.



И, наконец, давайте зададим себе элементарный вопрос: каково положение мусульманина, живущего сегодня среди неверных и не принимающего участие в Джихаде? Ответ прост и очевиден: он — грешник, который не только не помогает мусульманам, но и поддерживает государство кафиров, уплачивая налоги и развивая их экономику. А если при этом он считает себя правым и стремится занять место в кафирском обществе, то это уже говорит о его неверии.

Вот пример из жизни посланника Аллаха и его сподвижников. Когда после битвы при Бадре дядя пророка Аббас попал в плен к мусульманам, он сказал Пророку (а.с.с), что его заставили выступить на стороне кафиров, на что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ответил:

«Что касается твоего явного (деяния), то оно было направлено против нас, а что касается того, что ты скрываешь, то это — на (суд) Аллаха» . (См. Ибн Таймийа, Маджму'-уль-фатауа, т. 28, с. 537)

С вопросами, перечисленными выше, мы знакомы не понаслышке. Мы знаем эту проблему изнутри, и, с одной стороны нам легко понять ее причины. Но с другой стороны, нам очень не просто говорить и писать на эту тему. Ведь все эти заблуждения мы сами  считали истиной, и нам нелегко было поменять свои убеждения.

Пришлось через многое пройти, прежде чем мы осознали, насколько тяжким был наш грех, и насколько далеки мы были от истины. Нашей целью было возрождение Ислама в Кабардино-Балкарии. Конечно, мы мечтали освободить Кавказ, Иерусалим, возвысить слово Аллаха во всем мире, но в первую очередь, как мы считали, надо было призвать к Исламу «свой народ».

Мы знали, что кафиры не оставят мусульман в покое и что нам не избежать войны. Не замечать тот факт, что рядом с нами, в Чечне, идет война, и делать вид, что мы не имеем к моджахедам отношения, мы не могли. Поэтому, когда у нас образовался джамаат, мы выбрали «золотую середину» и решили сочетать мирный призыв с Джихадом. На самом деле, это была не золотая середина, а попытка совместить несовместимые вещи — мир и войну.

В результате получилось, что мы отказывались от полного призыва к таухиду ради сохранения джамаата. Из нескольких тысяч мусульман, которые за нами шли, практически ни у кого, не было правильной 'акъиды (вероубеждения) и лишь немногие выполняли свой фард (делали Джихад).

Мы зависели от общественного мнения, публично заявляя, что надо показывать пример милосердия и терпимости к обществу, которое прямо или косвенно принимает участие в войне против наших братьев. Выступая в СМИ, мы все время пытались подчеркнуть, что мы не имеем отношения к моджахедам и не представляем угрозу для кафиров, а в это время кровь мусульман лилась рекой.



Оказалось, что единство членов общины, основанное на заблуждении, было искусственным и непрочным. Джихад показал истинное лицо каждого, и сегодня каждый мусульманин может увидеть эти лица без масок.

Еще вчера, когда кого-нибудь из них спрашивали:

«А почему ты не принимаешь участие в Джихаде?»

Он отвечал тоном, не допускающим возражений:

«У нас есть старшие (амиры). Мы им доверяем. Когда они нам прикажут, мы выступим в поход».

А когда лидеры джамаата покинули свои дома и призвали к Джихаду, эти люди заявили, что «амиры хотят погубить братьев», что «они подставили тех, кто им доверял».

Многие знают, что эти самые амиры на протяжении многих лет участвовали в войне против кафиров, организовывали тыловое обеспечение моджахедов, сами перевозили оружие, занимались лечением раненых и лично принимали участие в боевых операциях. Амиры предпочитали сами «подставляться», чем «подставлять» братьев. Все это делалось для того, чтобы у остальных братьев было время посещать уроки и просвещаться.

Серьезной ошибкой было то, что мы относились к Джихаду, как к коллективной обязанности, которую выполняет часть мусульман, а на остальных нет греха. Мы думали, что оберегаем братьев, даем им возможность подготовиться к Джихаду, а они вместо этого — занялись торговлей, купили машины, построили дома. Дальше так продолжаться не могло, и мы открыто призвали всех покориться Аллаху и выйти на Джихад. Но лишь немногие оказались искренними по отношению к Аллаху и к тем, кого считали своими амирами. Аллах Всевышний сказал:

«Среди верующих есть мужи, которые верны завету, который они заключили с Аллахом. Среди них есть такие, которые уже выполнили свои обязательства, и такие, которые еще ожидают, но никак не изменяют своему завету. Это происходит для того, чтобы Аллах воздал правдивым за их правдивость и наказал лицемеров, если Он пожелает этого, или принял их покаяния. Воистину, Аллах — Прощающий, Милосердный». (Аль-Ахзаб, 33:23,24)

Сегодня, джамаат Кабардино-Балкарии в том виде, в каком был раньше, уже не существует. Джамаат Кабардино-Балкарии по милости Аллаха вышел на Джихад против кафиров и мунафиков. Амиры джамаатов решением Шуры освобождены от своих полномочий, вместо них назначены военные командиры.

Выйдя на Джихад, мы обрели настоящую свободу. Мы можем, открыто призывать к Исламу без искажения. Взяв в руки оружие, мы обрели возможность наказывать врагов Аллаха и Ислама. Разве не это есть величие? Разве не это достойно настоящего мусульманина?

Вчера мы были близки к состоянию тех, о ком Аллах, Свят Он и Велик сказал: 

«Они (лицемеры) колеблются между этим (верой и неверием), но не принадлежат ни к тем, ни к другим. Для того, кого Аллах вводит в заблуждение, ты уже не найдешь дороги». (Ан-Ниса', 4:143)

Сегодня, по милости Аллаха, мы придерживаемся прямоты и не испытываем никаких сомнений. И пока мусульмане не освободят свое сознание от стереотипов, которые навязаны им неверными, они не избавятся от сомнений, и будут колебаться до самой смерти.

Мы ежедневно сталкиваемся с примерами искаженного понимания элементарных вещей. Идет война, а мусульмане заняты строительством мечетей. Вопрос: зачем нам сейчас мечети? Чтобы нашим врагам было удобно нас пересчитать и составить списки «ваххабитов»? Или чтобы они могли поставить в мечети своего имама, который будет вводить людей в заблуждение?

На войне нужны не мечети, а мечи!

Если сегодня я встречаю человека, который думает, идти ли ему в мечеть совершать молитву или делать Джихад, первое, что я ему говорю: нужно воевать. А разрешения на строительство мечетей дают враги Аллаха и иногда даже помогают строить для того, чтобы им было удобно вести войну против Аллаха и против мусульман! 

«Те, которые построили мечеть для нанесения вреда, поддержания неверия, внесения раскола в ряды мусульман и создания заставы для тех, кто издавна сражается против Аллаха и Его Посланника, непременно будут клясться: «Мы не хотели ничего, кроме добра». Аллах свидетельствует, что они являются лжецами. Строение, которое они построили, всегда будет порождать сомнения в их сердцах, пока их сердца не разорвутся. Аллах — Знающий, Мудрый». (Ат-Тауба, 9:107,110)

Некоторые братья спрашивают: Почему мы не слышали об этом раньше? Неужели все наши прошлые дела не будут приняты? Еще недавно наши лидеры и учителя были едины, а сегодня мы слышим столько разных мнений. За кем же нам теперь следовать? И какая гарантия, что вы и в этот раз не ошибаетесь?

Вот наш ответ:

Мы не осознавали правды, а как только осознали — последовали ей и каждый, кто ошибался, будучи искренним, получит свою награду, если будет на то воля Аллаха. Есть только одно условие: надо признать ошибки и покаяться в грехах. Мы, каемся пред Аллахом, просим простить наши грехи, и на Его милость уповаем.

На вопрос о том за кем следовать, мы отвечаем: НИ ЗА КЕМ, КРОМЕ ПОСЛАННИКА АЛЛАХА, да благословит его Аллах и приветствует.

Джихад сегодня это не вопрос фикха (правового решения), а вопрос 'акъиды (вероубеждения). Одно дело признавать, что Джихад — фард, и не делать его из-за боязни или привязанности к мирским благам. А другое — когда человек не считает запретным то, что запретил Аллах или не считает обязательным то, что Аллах вменил в обязанность каждому мусульманину и это уже не просто грех, это — куфр.

В том, что касается убеждений, нельзя слепо следовать за кем-то из людей, какими бы знающими и авторитетными они не были. Поэтому не надо следовать за нами — СЛЕДУЙТЕ ЗА ПРОРОКОМ (А.С.С), ЕСЛИ ВЫ ВЕРУЮЩИЕ!

Вы найдете ответы в ясных аятах и хадисах, понятных каждому. А если хотите в дополнение к этому узнать мнение ученых, то ни для кого не секрет, что много самых известных мировых ученых Ислама (в том числе Ибн Джибрин, Ибн Усеймин и Абдуль-Къадир Арнаут) не раз давали фатвы по Джихаду в Чечне, и ни кто из ученых не возразил им. Этот вопрос настолько ясен, что все попытки запутать его кажутся просто смешными.

Нет сегодня оправдания тем, кто отсиживается дома, надеясь на милость кафиров. Всемогущий Аллах сказал:

«Разве ты не видел тех, кому было сказано: «Уберите руки (не пытайтесь сражаться), совершайте намаз и выплачивайте закят». Когда же им было предписано сражаться, некоторые из них стали бояться людей так, как боятся Аллаха, или даже более того. Они сказали: «Господь наш! Зачем Ты предписал нам сражаться? Вот если бы Ты предоставил отсрочку на небольшой срок!» Скажи: «Мирские блага непродолжительны, а Последняя жизнь лучше для того, кто богобоязнен. Вы же не будете обижены даже на величину нити на финиковой косточки». (Ан-Ниса', 4:77)

45 тысяч убитых детей в Чечне, 60 тысяч мусульман в одном только городе Сребриница в Боснии,… Ирак, Палестина, Афганистан, Кашмир, Индонезия, где ежедневно убивают наших братьев и сестер. Все это происходит на наших глазах. Однако многие из называющих себя мусульманами цинично рассуждают о том, как моджахеды их «подставляют», нарушают их мир и покой, мешают делать да'уа (призыв к Исламу).

Многие мусульмане упорно не хотят замечать зверства кафиров, которые происходят вокруг них. Они занимаются своим благосостоянием, расходуют средства на строительство мечетей, на раздачу конфет, на многократные поездки в хадж. Миллиарды долларов собирают по всему миру в различные благотворительные фонды, тогда, как моджахеды, воюющие за Ислам, не могут купить себе одежду, медикаменты и оружие, а беженцы вынуждены просить милостыню у кафирских властей, чтобы не умерли с голоду их дети. Какой же это чудовищный цинизм и несправедливость!

Что важнее перед Аллахом, помочь мусульманину, который попал в беду, или построить мечеть и поехать в хадж? Люди сегодня идут на молитву и совершают паломничество, практически перешагивая через головы раненых, стонущих от боли и унижения братьев и сестер. Как же у них будет принято?!

Легко, сидя со своими женами на кухне обсуждать тяжелое положение мусульман и наглость кафиров, ничего не предпринимая. Потеряв всякий стыд, приводить недостойные мужчины отговорки, типа — «я должен кормить семью», или «мне надо воспитывать детей». Как они их воспитают, чему научат, отговоркам?

Что они скажут в Судный День, если их спросят — где они были и чем занимались, когда шла война верующих против неверных? Соблюдали нейтралитет?!

В Рай никто не попадет иначе, как по Милости Аллаха. И милость эту невозможно заслужить ни отговорками, ни лицемерием и ничем иным, кроме как искренней верой, и готовностью пожертвовать всем ради Аллаха.

«Пусть сражаются на пути Аллаха те, которые покупают (или продают) мирскую жизнь за Последнюю жизнь. Того, кто будет сражаться на пути Аллаха и будет убит или одержит победу, Мы одарим великой наградой.
Отчего вам не сражаться на пути Аллаха и ради слабых мужчин, женщин и детей, которые говорят: «Господь наш! Выведи нас из этого города, жители которого являются беззаконниками. Назначь нам от Себя покровителя и назначь нам от Себя помощника?»
Те, которые уверовали, сражаются на пути Аллаха, а те, которые не уверовали, сражаются на пути тагута. Посему сражайтесь с помощниками сатаны. Воистину, козни сатаны слабы» (Женщины 4: 74–76)



Муса Мукожев, Кавказский Фронт



КЦ

ДЕКЛАРАЦИЯ независимости Черкесии 1835 г. Не повторять тех же ошибок, а идти к Исламу

ДЕКЛАРАЦИЯ независимости Черкесии 1835 г. Не повторять тех же ошибок, а идти к Исламу

 http://www.djamaattakbir.com/2009/05/25-2009-1833-1835.html

В 1835 году, в связи с крайне тяжелыми обстоятельствами, сложившимися в ходе Русско-Кавказской войны, руководители адыгских племен объединились и выработали «Декларацию независимости», которую затем направили монархам Европы и Азии.
Декларация была опубликована в тот же год в различных зарубежных изданиях. Настоящий текст переведен с одного из изданий на английском языке и предлагается к публикации для того, чтобы современные потомки авторов той декларации не повторили тех же ошибок, и положились, наконец, не на Европу или Россию, не на «великие нации» или «исламских» правителей, не на политические ухищрения и интересы, а положились на Аллаха и пришли к Исламу — единственному спасению, и единственному пути, который приведет к подлинной независимости народов Кавказа.
***
«Жители Кавказа не являются подданными Росси и даже не состоят в мире с нею, но уже в течение многих лет втянуты в войну с нею.
Эту войну они ведут без посторонней помощи. Они никогда не получали помощи или поддержки ни от какого государства. В то время как султан, как духовный глава магометанства, осуществляет свое верховенство в этих областях, жители побережья Черного моря, исповедующие Ислам, предоставлены сами себе в своей защите, и за последнее время Порта неоднократно предавала их и оставляла их без помощи.
Один паша открыл ворота Анапы московитскому золоту, говоря черкесам, что русские пришли как друзья, чтобы поддержать султана против восставших вождей Арменистана. Другой паша снова предал их и бросил их страну за одну ночь.
С тех пор черкесы неоднократно посылали депутации к султану, выражая преданность и прося помощи, однако их встречали холодно. С таким же успехом они обращались к Персии и, наконец, к Мехмету Али, который принял их преданность, но отказал в помощи.
Во всех этих случаях депутатам от Черкесии поручалось сказать тем, кто, будучи на расстоянии, не знал, как тяжко давление России, как враждебна она к их обычаям, вере и счастью всех людей — иначе зачем бы черкесы так долго воевали против нее? — как вероломны были ее генералы и жестоки ее солдаты, — что это ни в чьих интересах, чтобы черкесы были уничтожены. Напротив, это в интересах всех — поддержать черкесов.
Сотни тысяч московитских войск заняты войной против, нас, карауля и блокируя нас, чтобы затем воевать с вами, сотни тысяч людей рассеяны по нашим -бесплодным землям и крутым скалам, которые воюют с нашими отважными горцами, чтобы затем заполнить ваши богатые равнины и поработить ваших подданных и вас самих.
Наши горы были оплотом Персии и Турции; без поддержки они могут стать воротами в обе эти страны, ибо сейчас они только прикрытие для них. Они являются дверью в дом, закрыв которую можно защитить только одно сердце.
Но, более того, наша кровь, черкесская кровь, течет по венам султана.
Его мать — черкешенка; его жены черкешенки; его рабы-черкесы; его министры и генералы — черкесы. Он вождь нашей веры, а также нашего народа; он владеет нашими сердцами, и мы предлагаем ему свою приверженность.
Всеми этими связями мы требуем у него сочувствия и поддержки, и если он не захочет или не сможет защитить своих детей и подданных, то пусть подумает о крымских ханах, потомки которых находятся среди нас.
Таковы были слова наших депутатов, как им было поручено говорить, но они не \'были услышаны. Но так не было бы, если бы султан знал, как много сердец и мечей он мог возглавить, если бы он перестал быть другом московитов.
Мы знаем, что Россия не единственное государство в мире. Мы знаем, что есть государства более великие, чем Россия, которые, будучи достаточно могущественными, настроены благожелательно, которые просвещают невежественных, которые защищают слабых, которые не дружат с Россией, но скорее враждуют с нею, и которые являются не врагами, а друзьями султана.
Мы знаем, что Англия и Франция являются первыми нациями на земном шаре и были великими, могущественными еще тогда, когда русские в маленьких лодках пришли к нам и попросили у нас разрешения ловить рыбу в Азовском море.
Мы думали, что Англия и Франция нисколько не интересуются таким простым и бедным народом, как мы, но мы не сомневаемся, что эти мудрые нации знают, что мы не русские и хотя мы плохо обучены и не имеем артиллерии, генералов, дисциплины,. кораблей или богатств, что мы честный и мирный народ, когда вас не трогают, но что мы по веской причине ненавидим русских и почти всегда бьем их.
Далее, мы с бесконечным оскорблением узнали, что наша страна отмечена на всех европейских картах как часть России; что договоры, о которых мы ничего не, знаем» подписаны Россией и Турцией, которая хочет передать русским этих воинов, от которых Россия трепещет, и эти горы, где никогда не ступала ее нога; что Россия говорит Западу о том, что черкесы являются ее рабами или дикими бандитами и дикарями, к которым не может быть проявлено снисхождение, и никакой закон не может их обуздать.
Мы торжественно выражаем протест пред небесами против таких бабьих хитростей и обманов.
Мы отвечаем словом на слово, и оно истинно против фальши. В течение 40 лет мы победно выступали против нападений с оружием в руках; эти чернила, как кровь, которую мы пролили, провозглашают нашу независимость; и здесь мы прилагаем печати людей, которые не знают ничего более высокого, чем решение их страны, людей, которые не понимают утонченных аргументов, но которые знают, как использовать свое оружие, когда русские приходят со своей протянутой рукой.
Какая сила может изгнать нас отсюда? Наша верность предложена султану, но, если он в мире с Россией, он не может принять ее, так как Черкесия воюет с нею. Наша верность — это добровольное чувство; он не может продать ее, потому что он не покупал ее.
Пусть такая великая нация, как Англия, к которой обращены наши взоры и простерты наши руки, не думает о нас вообще, если мы несправедливы. Пусть она не открывает свой слух хитростям русских, пока она не закрывает его от мольбы черкесов. Пусть она судит по делам о народе, который называют диким и варварским, и о его клеветниках.
Нас 4 миллиона, но, к несчастью, мы разделены на множество племен, языков и вер; у нас разные обычаи, традиции, интересы, союзы и раздоры. У нас также никогда не было единой цели, но мы имели подобие правительства и обычай подчинения и командования.
Вождь, избираемый каждым племенем во время войны, обладает всеми полномочиями, и наши князья и старшие управляют соответственно обычаям каждой местности с большим авторитетом, чем в великих государствах вокруг нас. Но поскольку у нас нет единого вождя, мы, правя на всем востоке, всегда набираем вождем чужеземца. Так мы добровольно подчинились господству крымских ханов, а затем султану Стамбула, как вождям нашей веры.
Россия, когда она захватила часть нашей территории и где-то одерживала верх, пыталась низвести нас на положение рабов, завербовать нас в свою армию, заставить нас проливать наш пот и нашу кровь для ее обогащения, воевать вместо нее, порабощать ей других, даже наших соотечественников и единоверцев. Поэтому между нами выросла ненависть и кровопролитие не прекращается, иначе мы уже давно были бы покорены московитским вождем.
Было бы печальной и долгой историей рассказывать вам о ее жестокости, нарушениях ею клятв и обещаний; как она окружила нашу страну со всех сторон, отрезав нас от предметов, необходимых для жизни; как она прервала нашу торговлю; как она предала ножу наемных убийц последние остатки наших домов и оставила нас без вождей, которым мы подчинялись; как она уничтожает целые племена и селения; как она подкупила вероломных агентов Порты; как она привела нас к нищете и загнала нас к ненависти и раздражению против всего мира ужасами, которые она допустила, в то время, как своей ложью она опозорила нас в глазах христианских наций Европы.
Мы потеряли племена, которые раньше могли собрать сотни тысяч воинов под своими знаменами, но мы наконец объединились все, как один, в ненависти к России; только 200 000 человек из нашего народа подчинены ею в этой долгой схватке; из оставшихся ни один не служит России добровольно.
Много детей было похищено, а дети знати были взяты заложниками, но при первой же возможности они бегут в свою страну.
Среди нас есть люди, которые пользовались благосклонностью, уважением и ласками императора, но которые предпочли этой благосклонности опасности их родной страны.
Среди нас есть тысячи русских, которые предпочли наше «варварство» «цивилизации» их страны.
Россия построила крепости на нашей земле, но они не обеспечивают безопасности дальше, чем достигают их ружья; 50 000 русских недавно вторглись к нам, и они были побиты.
Только оружием, а не словами, может быть захвачена эта страна. Если Россия покорит нас, то сделает она это не оружием, а пресечением наших коммуникаций и использованием Турции и Персии так, как будто они уже принадлежат ей; сделав море непереходимым, как будто оно уже принадлежит ей; блокадой нашего побережья; уничтожением не только наших судов, но и судов тех государств, которые приходят к нам; отвращением нас от рынка необходимой нам продукции; запрещением нам получать соль, порох и другие военные припасы, которые необходимы нам для жизни; лишением нас надежды.
Но мы независимы, мы воюем, мы побеждаем. Представитель русского императора, который представляет нас Европе как своих рабов, который отмечает на карте нашу страну как свою, недавно открыл коммуникации с черкесами, но не для прекращения восстания, а для того, чтобы вывести отсюда 20 000 человек, захваченных нашими людьми, и уговориться насчет обмена пленными».
Кбаадэ хасэ 1835г.
Отдел писем
КЦ