ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО
ﺑﺳﻡ ﺍﷲ ﺍﻟﺭﺣﻣﻥ ﺍﻟﺭﺣﻳﻡ
Аллах в переводе на русский - Бог, Господь, Всевышний

НДП ВАТАН tatar halyk firkasy. Rahim itegez!


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ ПУТИНУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКАМ КОРЕННЫХ НАРОДОВ РФ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ РФ https://irekle-syuz.blogspot.com/2015/05/blog-post_72.html

ХОРМЭТЛЕ МИЛЛЭТТЭШЛЭР ПОДДЕРЖИМ СВОЕГО ТАТАРСКОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ! ПЕРЕЧЕНЬ ТАТАРСКИХ ФИРМ. СПИСОК ОТКРЫТ!

l

УЯН ТАТАР! УЯН! стихотворение

http://irekle-syuz.blogspot.ru/2015/07/blog-post_79.html

зеркало сайта https://ireklesyuzweb.wordpress.com/

Азатлык Радиосы

вторник, 16 февраля 2010 г.

Договор - 2. Москва - Казань: ключевые вопросы

Договор - 2. Москва - Казань: ключевые вопросы

В отличие от Договора 1994 г., в котором нашел отражение почти весь тогдашний спектр взаимоотношений Москвы и Казани, Договор 2007 г. имеет более узкую сферу регулирования этих отношений. Поэтому вопрос о практическом выполнении данного договора оказался сегодня в череде других ключевых вопросов, существующих между федеральным центром и нашей республикой.
Речь идет о таких вопросах, как будущее политического лидерства в Татарстане, необходимость выработки сбалансированной национальной политики в рамках Российского государства, взаимодействие центральной и республиканской власти при реализации антикризисных мер по преодолению последствий мирового финансово-экономического кризиса, включая сюда перспективы топливно-энергетического и нефтехимического комплексов республики в условиях продолжающейся политики федерализации региональных системообразующих предприятий, выполнение Москвой всех взятых обязательств по стабильному и полному финансированию подготовки к Универсиаде в Казани в 2013 г. Однако договор не просто стоит в ряду этих вопросов как отдельная проблема, требующая своего самостоятельного решения в рамках отношений Москвы и Казани, но является и фактором, способным повлиять в той или иной степени на вышеуказанные ключевые вопросы.
Несомненно, сегодня на первое место выходит вопрос о будущем политического лидерства в Татарстане. Дело не только в истечении к марту 2010 г. полномочий нынешнего президента Татарстана Минтимера Шаймиева и его недавнем заявлении по этому поводу. Этот вопрос будет оставаться ключевым во взаимоотношениях между Москвой и Казанью столько, сколько будет существовать нынешняя форма утверждения руководителей регионов в нашей стране. Сколько бы в прошлом марксистское обществоведение не пыталось нам внушить приоритет объективных факторов над субъективными в общественных процессах, практика показывает, что в реальной политике субъективный фактор и прежде всего политическое лидерство во время исторических переломов играет часто решающую роль.
Общественные процессы никогда не бывают одномерными. Поэтому всегда в истории существовала проблема поиска и выбора оптимального пути общественного развития, решение которой и возлагается на политических лидеров. С Минтимером Шаймиевым не только в Татарстане, но в России и мире также ассоциируется определенный выбор общественного развития, сделанный нашей республикой под его руководством еще в начале 1990-х годов в условиях распада Советского Союза, названного впоследствии «геополитической катастрофой».
То, что наша республика вышла из этой геополитической катастрофы не просто с минимальными потерями, но и добилась весомого авторитета и уважения в стране и мире, преумножила свой экономический и культурный потенциал, а самое главное - сохранила межнациональный мир народов, проживающих на ее территории, и единство Российской Федерации, большая заслуга первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева, его ближайших соратников, таких как председатель татарстанского парламента Фарид Мухаметшин, другие политики. Данный стратегический курс должен и дальше определять развитие Татарстана. А это будет зависеть в немалой степени и от того, кто дальше будет возглавлять республику практически в новых условиях – в условиях борьбы с мировым финансово-экономическим кризисом.
Как видится эта проблема через призму Договора 2007 г.? Ранее уже отмечалось, что в рамках Договора 2007 г. федеральный центр взял на себя обязательства учитывать в отношениях с нашей республикой «исторические, культурные, экономические, экологические и иные особенности Республики Татарстан». Это должно учитываться им и при решении такого вопроса, как определение кандидатуры на должность руководителя республики. Прежде всего этот человек должен хорошо знать вышеуказанные особенности. А это возможно только в том случае, если человек не один десяток лет жил и работал в самой республике, знает не понаслышке проблемы живущих в ней людей, знаком с местными кадрами и поэтому способен обеспечить консенсус среди местной элиты. Требование знания особенностей республики не является при решении кадрового вопроса неким юридическим обязательством. Скорее это представляет собой политический императив, если центр хочет иметь стабильность и управляемость в регионе.
Федеральный центр и сам мог убедиться, что существующая ныне практика назначения глав регионов из числа так называемых «варягов», т.е. людей со стороны, дает сбои в тех случаях, когда «назначенцы» из Москвы начинают управлять вверенными им регионами без учета местных особенностей и условий. Отсюда возникают конфликты с местными элитами, что приводит к дезорганизации в системе управления регионами.
Более конкретно данная проблема в отношении Татарстана изложена в части 2 п. 5 ст. 2 Договора 2007 г., накладывающая как раз юридическое обязательство для кандидатов на должность руководителя республики. А именно, что «для кандидатур на замещение должности высшего должностного лица Республики Татарстан, вносимых в порядке, предусмотренном федеральным законом, устанавливается дополнительное требование, предусматривающее владение государственными языками Республики Татарстан». Это принципиальная норма в договоре, поскольку главным вопросом в нашей республике было и остается поддержание межнационального согласия за счет обеспечения баланса интересов основных этнических групп, т.е. татар и русских.
Приоритетность и в определенной степени остроту вопросу о будущем политического лидерства в Татарстане придает тот факт, что в стране на уровне политического класса, да и, можно сказать, общества в целом, отсутствует единство по следующим двум вопросам. По вопросу о желательной модели государственного устройства России мнение разделилось по линии федерализм или унитаризм. В вопросе о принципах национальной политики также есть две точки зрения – многонациональная или моноэтническая Россия. Все эти «шероховатости» федеральной политики в данных вопросах во многом смягчаются в национальных регионах страны как раз благодаря их руководителям.
Несомненно, перспективы национальной политики в стране являются второй ключевой проблемой сегодня в отношениях Москвы и Казани. Она важнее, чем экономика. Поскольку та же татарская нация – это не Татнефть, КамАЗ или Нижнекамскнефтехим. Это прежде всего родной татарский язык, тысячелетняя история народа, национальное образование, Сабантуй, поэзия Тукая, музыка Сайдашева. То же самое можно сказать и обо всех других нациях, только будут разными имена национальных героев и праздников. Мы же все видим, какая острая реакция возникает, когда пытаются как-то ущемить национальные права и интересы народов. Считаю, что в России в целом должна проводиться такая же сбалансированная национальная политика, как в Татарстане. Эта сбалансированность проявляет себя в языковой сфере, образовании, культуре, законодательстве, на организационном уровне, когда сосуществуют Съезд народов Татарстана и Всемирный конгресс татар. Первостепенность национальной политики для нашей республики находит выражение и в том, что Ассамблею народов Татарстана возглавил такой авторитетный политик, как председатель Государственного Совета РТ Фарид Мухаметшин.
Важность межнационального согласия в республике осознают и все представители проживающих на ее территории этносов.
В этой связи нельзя пройти мимо инициативы общественной группы, выдвинувшей президента нашей республики Минтимера Шаймиева на Нобелевскую премию мира. Важно видеть за этой инициативой не только заслуженное признание заслуг конкретного политического лидера, а поддержку ценностей и идей межнационального согласия. Я не думаю, что в данной инициативе присутствует желание угодить первому лицу республики. Если бы хотели угодить, то многие подписанты посоветовали бы президенту не соглашаться. Мол, неизвестно, как Москва отреагирует, или каков будет результат.
Конечно, если Нобелевскую премию мира присуждали целым регионам, народам или идеям вроде той же межнациональной толерантности, то это, может быть, было более правильно и не вызывало бы обвинений в чинопочитании. Но Нобелевскую премию мира дают людям, точнее, общественным и политическим деятелям, внесшим значительный вклад в дело укрепления дружбы между народами. Думаю, что наш многонациональный народ, республика достойны того, чтобы их лидер носил это почетное звание. Именно сегодня, когда мы видим примеры межнациональных распрей на Балканах, Кавказе, других частях земного шара, важны совершенно другие примеры для мирового сообщества, как народы могут решать свои проблемы без насилия и вражды. Наш Татарстан как раз представляет собой такой достойный пример.
Однако многонациональность Татарстана - лишь одна из ее важнейших особенностей, которая должна учитываться в отношениях Москвы и Казани. Другой важной особенностью является мощный экономический потенциал и те амбициозные экономические цели и задачи, которые поставил перед собой Татарстан. Сегодня экономическая составляющая отношений центра и Татарстана достаточно широка и предполагает не только межбюджетные отношения и разграничение собственности, но в условиях мирового финансово-экономического кризиса включает в себя еще взаимодействие в осуществлении антикризисных мер. Кабинет министров Татарстана во главе с премьер-министром Рустамом Миннихановым выстроил здесь в целом конструктивную и грамотную работу с федеральным правительством, отраслевыми министерствами и госкорпорациями. Это особенно важно в условиях нынешней финансово-бюджетной политики центра, когда наиболее важные налоги переданы ему, и завышенной процентной ставки, установленной отечественным банковским сектором, главным источником инвестиций в региональную экономику стал федеральный бюджет.
Я уже писал, что в связи с этим прилагаются усилия к тому, чтобы добиться широкого участия Татарстана как можно в большем числе федеральных инвестиционных программ. Тем более что федеральная власть продолжает политику по дальнейшей централизации налогов. Это следует из новой инициативы министра финансов России Алексея Кудрина по перечислению в федеральную казну целиком налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в сфере нефти и газа. Если это произойдет, то татарстанский бюджет недосчитается нескольких миллиардов рублей в следующем году. Хотя данное фискальное нововведение может коснуться свыше 30 субъектов Федерации, для нас это малое утешение. Некоторые эксперты уже отметили, что эта кудринская инициатива противоречит Конституции страны, которая использование недр, все, что добывается из них, относит к совместному ведению центра и регионов.
Кстати, в п. 2 ст. 2 Договора 2007 г. также указано: «Учитывая, что использование и охрана земли, недр, водных, лесных и других природных ресурсов на территории Республики Татарстан составляет основу жизни и деятельности ее многонационального народа, правительство Российской Федерации и Кабинет министров заключают соглашения, предусматривающие совместное решение вопросов, связанных с экономическими, экологическими (в результате длительного использования нефтяных месторождений с учетом горногеологических условий добычи углеводородов), культурными и иными особенностями Республики Татарстан». Как видим, у Татарстана есть в резерве политико-правовой инструмент для решения проблемы сужающейся налоговой базы. Даже если до сих пор по политическим мотивам не хотели использовать его, то сложная финансово-экономическая ситуация будет вынуждать нас смелее использовать данную возможность.
Собственно, одна из причин, почему п. 2.ст. 2 Договора 2007 г. не был задействован до сих пор, вызвана тем, с моей точки зрения, что есть проекты, которые по своей стоимости многократно превышают те преимущества, которые получил бы Татарстана, реализовав вышеуказанный договор. Конечно, как догадался, наверное, уважаемый читатель, речь идет об Универсиаде 2013 года. Как известно, только на спортивные объекты должно быть выделено из федерального бюджета около тридцати миллиардов рублей. Кроме того, республика пытается получить у Москвы еще порядка ста миллиардов рублей на модернизацию транспортной инфраструктуры. В принципе каких-либо проблем организационного характера в отношениях центра и нашей республики при подготовке проведения Универсиады не должны возникнуть. У них есть уже опыт совместной подготовки к мероприятиям подобного рода.
Речь идет прежде всего о праздновании тысячелетия Казани. Разница только в том, что подготовка к тысячелетию столицы Татарстана проходила в так называемые тучные годы, а к Универсиаде придется готовиться, соответственно, в «тощие» годы. Поэтому экономическая составляющая Универсиады в отношениях Казани и Москвы – это способность федерального бюджета выполнить все свои финансовые обязательства по проведению данного мероприятия в условиях набирающего силу системного кризиса российской экономики. В принципе на строительство спортивных объектов денег у центра должно хватить. Но вот сколько он готов выделить средств в первую очередь на развитие казанской транспортной инфраструктуры, остается под большим вопросом. Хотя очевидно, что транспортная проблема наряду с ситуацией в сфере ЖКХ является одной из острейших сегодня для Казани.
Но у Универсиады в разрезе отношений Москвы и Казани есть и политическая составляющая. Она представлена в виде вопроса: «Кто поведет Татарстан к Универсиаде?». Помнится, одной из тем «Казанской трибуны» был вопрос: чем отличается нынешний мэр Ильсур Метшин от прежнего Камиля Исхакова? Этот вопрос звучал до кризиса, и поэтому полного ответа на него не получилось тогда у участников «круглого стола». Только сейчас вырисовывается главное различие между ними. Исхаков со своей командой мог позволить себе полностью сосредоточиться на подготовке к тысячелетию Казани, решая остальные вопросы в текущем порядке, оставляя их кардинальное решение на потом. Поскольку у него был еще некий запас прочности и времени. Ильсуру Метшину же придется решать сразу три задачи без возможности какую-либо из них отложить на время. Кроме подготовки к Универсиаде, нужно одновременно бороться с кризисом и его последствиями в виде бюджетного дефицита и экономического спада с угрозой закрытия части крупных и средних предприятий. При том, что так называемые текущие вопросы в виде проблем ЖКХ, развития транспортной инфраструктуры и другие никто не отменял, и они требуют уже не временного, а кардинального решения.
В том, что молодая и энергичная команда казанского мэра сможет решить эти проблемы, сомнений нет. Но только при условии весомой поддержки со стороны руководства республики. А такую всестороннюю поддержку может обеспечить в условиях кризиса только один человек. Как и гарантировать федеральному центру, что подготовка к Универсиаде 2013 г. и ее проведение будут осуществлены вовремя и на высшем уровне. Думаю, что со мной многие согласятся, что Татарстан к Универсиаде 2013 г. должен вести президент Минтимер Шаймиев. Надеюсь, что именно это имел в виду и президент России Дмитрий Медведев, когда во время недавней встречи в Кремле с российскими участниками белградской Универсиады обратился к Минтимеру Шаймиеву с пожеланием провести казанскую Универсиаду с тем размахом, который полагается России как великой спортивной державе. Хотелось бы надеяться на то, что с этим согласен и другой участник властного тандема в стране – премьер-министр и лидер партии «Единая Россия» Владимир Путин.
Таким образом, можно утверждать, что, с одной стороны, главные политические и экономические вопросы в отношениях Москвы и Казани в современных условиях лежат вне Договора 2007 г. Но с другой стороны, этот договор может быть использован в решении данных вопросов в качестве идеологического и юридического обоснования или политико-правового механизма. Насколько это удастся сделать нам – вот главный вопрос, вытекающий из всего вышесказанного. Вместе с тем реализация самого Договора 2007 г., как было уже сказано выше, имеет самостоятельное политическое значение. Если до сих пор это выражалось в вопросе о готовности центра выполнять данный договор, то сегодня в связи с известным письмом председателя Конституционного суда РФ В. Зорькина этот документ проходит еще одно испытание на политическую дееспособность. А именно - на способность урегулировать проблему с конституционно-правовым статусом нашей республики.
Марат ХАЙРУЛЛИН, депутат ГС РТ, директор Фонда политических исследований и технологий.
(Окончание следует.)